Осколки детских травм. Почему мы болеем и как это остановить «Эксмо» 2015 ббк 616 Наказава Д. Д


Когда дети чувствуют опасность или попадают в беду, им больше



страница76/98
Дата11.12.2022
Размер2,61 Mb.
#196498
ТипРеферат
1   ...   72   73   74   75   76   77   78   79   ...   98
Связанные:
oskolki detskikh travm

Когда дети чувствуют опасность или попадают в беду, им больше
всего нужно знать, что рядом есть человек, на которого можно
положиться.
По мнению Дэна Зигеля, надежные отношения возглавляют список факторов, влияющих
на способность противостоять стрессу. Такие отношения могут быть как внутри семьи, с кем-то из ее членов, так и вне ее.
Особенно важны надежные отношения во время переходного возраста. На протяжении
всей истории человечества, отмечает Зигель, «люди держались вместе, жили кланово, и становление подростков происходило на фоне взаимодействий со старейшими взрослыми». В
наши дни «нити, связывающие поколения, истончились, однако детям по-прежнему нужна
поддержка значимых для них взрослых, не обязательно родителей».
Когда ребенок еще мал, надежный взрослый служит «жилеткой», в которую можно
поплакаться, от него можно получить важный совет, найти утешение и с его помощью обрести
веру в себя.
133
Д. Д. Наказава. «Осколки детских травм. Почему мы болеем и как это остановить»
В Америке налаживание отношений с другими взрослыми является частью программы
работы с подростками из неблагополучных семей. Предполагается, что поддержка других
взрослых (не родителей) помогает подросткам раскрыться и поверить в себя. Такие отношения
не заменяют отношений «родитель – ребенок», но порой способны оттащить ребенка от края
пропасти.
Берни Зигель рассказывает историю о том, как помогал девушке-подростку, подвержен-ной суицидальным настроениям. «Однажды она пришла ко мне и сказала: “Вы для меня
как отец”. Вот такое влияние мы оказываем на страдающего юного человека, когда даем ему
понять, что с нами безопасно и что мы его любим».
Когда я опрашивала разных людей, чтобы собрать материалы для этой книги, многие
сказали, что в их жизни был человек, который вступился за них, обеспечив безопасную среду.
Такого человека я бы назвала эмоциональным благодетелем. В самом деле, разве это не благо-деяние – дать силы, вселить уверенность в себе?
Для Мэри эмоциональными благодетелями в какой-то степени стали родители ее подруги
Андреа.
– Андреа знала, что мой отец почти не просыхал и бил нас, она видела эти ужасные кар-тинки из «Плейбоя» на стенах, но она все равно любила меня, – говорит Мэри. – Андреа запретили ходить ко мне в гости, но нам не запретили дружить. У нее дома меня всегда привечали, и ее мама могла со мной поговорить.
Синди рассказывает похожую историю:
– У нас были соседи, и они были добры ко мне. Они видели, что дома у нас все рушится, и всегда приглашали меня к себе. Я много лет ходила к ним каждый день. Я даже ездила с
ними на каникулы! Глядя на свое прошлое, я осознаю, что они сыграли огромную роль в моем
детстве. Они никогда от меня не отворачивались.
Кенделл рассказывает о подруге, немного старше ее, которая видела, как тяжело жилось
Кенделл в детстве, и которая уговорила ее пройти терапию.
Для Джона значимым взрослым была бабушка со стороны матери.
– Бабушка оказала огромное влияние на мою жизнь, – говорит он. – Она всегда давала
мне знать, что бесконечно любит меня, использовала любую возможность, чтобы сказать мне
об этом. И я любил ее всем сердцем. Она научила меня видеть красоту этого мира. Мы выгу-ливали ее собаку, из-за туч выходила луна, бабушка держала меня за руку и разговаривала с
луной. «О, привет, Луна», – говорила она. Я думаю, она меня спасла. Теперь, когда я выхожу
на улицу, чтобы выбросить мусор, и вижу луну, я вспоминаю бабушку. Я думаю, ее любовь
была единственно ценным в моем детстве.
Кэт тоже считает, что ее жизнь спасла любовь бабушки, хотя она прожила с ней не так
уж и долго.
– Мы были только вдвоем, и нам было хорошо. Бабушка никогда не срывалась на меня, неважно, была ли я угрюмая, молчаливая или непослушная. Если я хотела куда-то пойти или
поехать, мы с ней либо вместе ходили, либо она спокойно отпускала меня. Бабушка готовила
для меня большой ланч-пакет и подписывала мое имя черным маркером. Когда я болела, она
бросала все дела и сидела со мной дома, чтобы заботиться обо мне. Она варила для меня
домашний суп с цыпленком. Я называла ее Джи-Ma, сокращая Grand Mother. Ее любовь ко
мне сыграла в моей жизни огромную роль, хотя тогда я этого не понимала.
Когда Кэт начала преподавать, Джи-Ма отправила ей открытку: « Кэт, твоя мама горди-лась бы тобой». Каждое слово она подчеркнула три раза.
– Получив эту открытку, я чувствовала себя так, будто медаль получила. Мне впервые
в жизни сказали, что гордятся мной. Бабушка вложила этим слова в уста моей мамы. Она
признавала, что я очень скучаю по маме, – говорит Кэт.
Вскоре после этого ее бабушка умерла.
134
Д. Д. Наказава. «Осколки детских травм. Почему мы болеем и как это остановить»
– Я не думаю, что смогла бы найти в себе хоть крупицу надежды на выздоровление, если
бы у меня не было того периода, который я прожила со своей бабушкой, если бы она не любила
меня, – подводит итог Кэт.
14. Ментальные практики в школе
Школа, где дети проводят так много времени, может оказаться травматичной средой, особенно если ребенку дается установка на стремление к высоким результатам. Подогревают
стресс социальное неравенство и издевательства, если ребенок «не вписывается».
Согласно исследованиям, в течение академического года американские подростки показывают уровень стресса, равный шести баллам по десятибалльной шкале, но летом уровень
стресса падает. На мой взгляд, это серьезный повод, чтобы задать себе вопрос: стоит ли так
перегружать подростков всякими «сверхважными» амбициозными начинаниями?
Важно, что сдвиги в этом направлении есть, и сдвиги в лучшую сторону. Еще в 2014
году, выступая на ежегодной конференции «Внимательность в образовании» ( Mindfulness inEducation Conference), Джек Корнфилд отметил, что учителя начинают понимать: «Когда вы
пытаетесь научить ребенка чему-то, а у него дома самый разгар развода родителей, вряд ли
этот ребенок сможет спокойно сидеть за партой и впитывать в себя знания».
Задача педагога – оценить уровень стресса, испытываемого ребенком дома и в школе, и
сделать все, чтобы снизить его, даже если «показатели успеваемости» при этом упадут.
Уровень стресса у старшеклассников снижают медитации. Одно исследование показало, что выпускники, прошедшие курс медитации осознанности, меньше подвержены стрессу во
время экзаменов, и их результат, как правило, на десять баллов выше, чем у неподготовленных
подростков. Практикующие медитацию не только значительно лучше справляются со стандарт-ными тестами, но и по жизни ощущают себя благополучными. Они реже испытывают депрессию, у них меньше неврозов. Заметить изменения в своем самочувствии и мироощущении
можно даже через три месяца практики. Кристина Бетхелл, профессор Блумбергской школы
общественного здравоохранения при Университете Джона Хопкинса, выявила, что подростки
с довольно высокими баллами по ACE, занимавшиеся медитацией, сумели выработать у себя
некоторые аспекты стрессоустойчивости, в том числе способность сохранять самоконтроль в
трудной ситуации. Они в полтора с лишним раза активнее вовлекались в классную работу в
сравнении с теми, у кого были аналогичные баллы по ACE, но ничего не предпринимавшими, чтобы противостоять негативу.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   72   73   74   75   76   77   78   79   ...   98




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2023
обратиться к администрации

    Главная страница