Осколки детских травм. Почему мы болеем и как это остановить «Эксмо» 2015 ббк 616 Наказава Д. Д



страница5/98
Дата11.12.2022
Размер2,61 Mb.
#196498
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   98
Связанные:
oskolki detskikh travm

Винсент Дж. Феличчи,
врач,
директор
и
основатель
Калифорнийского
института
профилактической медицины
Посвящается Кристиану и Клэр
10
Д. Д. Наказава. «Осколки детских травм. Почему мы болеем и как это остановить»


Введение

В данной книге исследуется, каким образом детство превращает нас в тех взрослых, которыми мы становимся. Хочу опровергнуть известную истину: не обязательно то, что не убивает


нас, делает нас сильнее. Гораздо чаще мы встречаемся с противоположностью: пережитые в
детском возрасте стрессы формируют нашу биологию, или, иными словами, предопределяют
наше здоровье во взрослом возрасте. Ранние стрессы объясняют склонность к развитию болезней, меняющих нашу жизнь отнюдь не к лучшему. Пережитый стресс часто становится фоном
нашего отношения к другим людям, неуспеха в любовных отношениях, качества воспитания
наших детей.
Интерес к исследованию взаимосвязи между негативным детским опытом и физическим
здоровьем во взрослой жизни появился и окреп у меня после того, как я свыше десяти лет пыталась справиться с ограничивающим жизненную активность аутоиммунным заболеванием; при
этом я воспитывала маленьких детей и работала журналистом. В свои сорок лет я была дважды
парализована вследствие синдрома Гийена – Барре. Я страдала мышечной слабостью, у меня
немели конечности; из-за перебоев в работе сердца у меня часто были обмороки; количество
лейкоцитов и эритроцитов в крови было настолько мало, что мой врач заподозрил проблемы
с костным мозгом; и к тому же у меня стало развиваться заболевание щитовидной железы.
Но я четко осознавала: мне здорово повезло, что я вообще жива, и я была намерена прожить свою жизнь максимально полноценно. Если мышцы моих рук не слушались, я сжимала
в кулаке большой карандаш, заставляя себя писать. Если я не могла подняться по лестнице
– ноги не шли, – я садилась на полпути и отдыхала. Я протискивалась сквозь вереницу дней, сражаясь с усталостью, и отталкивала от себя страхи о том, что может случиться с моим телом
спустя еще какое-то время; я притворялась, что все хорошо, я делала рабочие телефонные
звонки, лежа ничком на полу, но при этом я сохраняла остатки энергии для своих детей и
мужа. Если в двух словах, я делала вид, что «нормально» – это тоже ко мне относится. Так
должно было быть – нормально, – альтернативы я не видела.
Более того, как журналист, занимающийся научной проблематикой, я сочла своим дол-гом посвятить себя помощи женщинам, страдающим хроническими заболеваниями; я пишу
о взаимосвязи между нейробиологией, нашей иммунной системой и простыми движениями
человеческих сердец. Я исследовала многие пусковые механизмы заболеваний и писала в своих
статьях о загрязнении окружающей среды, о неправильном питании, о генетике и о том, что
наше здоровье чаще всего подрывает стресс. Но я писала и о том, что охрана окружающей
среды, употребление здоровой пищи и такие практики, как психофизическая медитация, помогают восстановить силы и здоровье. На конференциях по здоровью я часто читала лекции, в
том числе врачам и ученым. Моей миссией стало сделать все возможное, чтобы помочь людям, которые попали в замкнутый круг страданий или боли, стать здоровее, улучшить качество
своей жизни.
В разгар выполнения этой задачи, в 2012 году, я наткнулась на инновационные исследования о негативном детском опыте ( Adverse Childhood Experiences Study, ACE). В них ясно
показана связь между разнообразными видами негативного детского опыта и приобретением
физических заболеваний или психических расстройств. Сюда входят вербальное подавление и
унижение; эмоциональное или физическое игнорирование; физическое или сексуальное насилие; проживание с депрессивным родителем, родителем с психическим заболеванием или
родителем, увлекающимся алкоголем/наркотиками; присутствие при насилии над матерью; потеря родителя вследствие развода. Исследования ACE описывают десять видов негативного
детского опыта, но есть и другие детские травмы, например смерть родителя, присутствие
при насилии над братом или сестрой, жестокость в социуме, детство в нищете, травля со сто-11
Д. Д. Наказава. «Осколки детских травм. Почему мы болеем и как это остановить»
роны одноклассников или учителей. Все перечисленное также имеет отсроченные негативные
последствия.
Хронический негативный опыт меняет архитектуру мозга ребенка, искажая экспрессию
генов, которые контролируют выброс гормонов стресса. Запускается гиперактивная стрессовая реакция на жизнь, которая обуславливает предрасположенность к заболеваниям во взрослом возрасте. Исследования ACE показывают, что 64 % взрослых сталкивались с негативным
детским опытом, а 40 % сталкивались с двумя или более видами из перечисленных травмирующих ситуаций.
Мой личный врач призналась однажды: она подозревала, что, принимая во внимание
хронический стресс, с которым я столкнулась в детстве, мои тело и мозг всю жизнь марино-вались в ядовитых химикалиях, формируя предрасположенность к болезням, с которыми я
столкнулась позже.
Моя история представляет собой историю потери. Когда я была девочкой, мой отец внезапно умер. Семья боролась с трудностями, и родным было не до меня и моих переживаний.
Мы с отцом были очень близки, в нем я всегда искала ощущение безопасности, благополучия
и значимости в этом мире. На всех семейных фото я улыбалась в его объятьях. Когда он умер, мое детство внезапно закончилось, буквально на следующий день. Если быть честной с собой, оглядываясь назад, я не могу вспомнить ни одного «счастливого момента» своего детства с тех
пор. Никто в этом не виноват – просто это было так. И я над этим никогда особо не рассуждала.
По моему мнению, люди, которые рассуждают о своем прошлом, а особенно о своем детстве, эмоционально неустойчивы.
Жизнь толкала меня вперед, и я училась преодолевать трудности. Казалось бы, все скла-дывалось неплохо: я работала научным журналистом и чувствовала себя полезной, я вышла
замуж за очень хорошего человека и воспитывала детей, которых обожала, – хотя бы только
ради них я изо всех сил старалась выжить. Но мне больше приходилось бороться с болью, чем
наслаждаться прелестями семейной жизни, завоеванной с таким трудом, или обществом близких друзей. Мое тело никогда не позволяло мне забыть про ту детскую утрату. Я чувствовала
себя «не такой, как другие люди».
Подобно многим другим, я была удивлена и даже предалась сомнениям, когда впервые
узнала об исследованиях ACE и услышала, что многое в нашей взрослой жизни неразрывно
связано с опытом нашего детства. Я не считала себя человеком, пострадавшим от негативного
детского опыта. Но, когда я взяла анкету ACE и увидела свой результат по баллам, моя история
стала для меня гораздо более значимой. Такой подход был абсолютно новым, но в то же время
он поддерживал старые идеи, которые давно уже приняты за истину: «Ребенок – творец человека». Важно и то, что исследования ACE сказали мне: мы не одиноки в своих страданиях.
Сто тридцать три миллиона американцев страдают хроническими заболеваниями, 116
миллионов страдают от хронической боли. Выявление связи между детским негативным опытом и болезнями, которые возникают позднее, дает нам шанс исцелиться. Обладая опреде-ленными сведениями, терапевты, практикующие врачи, психологи и психиатры могут лучше
понять своих пациентов и оказать им помощь. Кроме того, зная о возможных последствиях, мы
постараемся уберечь своих детей от негативного опыта. По крайней мере, хочется верить в это.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   98




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2023
обратиться к администрации

    Главная страница