Осколки детских травм. Почему мы болеем и как это остановить «Эксмо» 2015 ббк 616 Наказава Д. Д


Негативный детский опыт и аутоиммунные болезни



страница37/98
Дата11.12.2022
Размер2,61 Mb.
#196498
ТипРеферат
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   ...   98
Связанные:
oskolki detskikh travm

Негативный детский опыт и аутоиммунные болезни

В детстве тело и мозг девочки реагирует на факторы стресса иначе, чем мозг и тело мальчика. Чтобы получить больше информации по этому вопросу, я обратилась к ДеЛизе Фэйруэз, доктору наук, адъюнкт-профессору токсикологии «Мэйо Клиник» и Блумбергской школы


общественного здравоохранения, одному из ведущих современных экспертов по аутоиммунным расстройствам.
Просматривая материалы исследований Винсента Феличчи и Роберта Энды, доктор Фэйруэз акцентировала особое внимание на взаимосвязи между негативным детским опытом и
аутоиммунными заболеваниями у женщин.
В детстве тело и мозг девочки реагирует на факторы стресса
иначе, чем мозг и тело мальчика.
Мы встретились в ресторане делового центра города Балтимор, чтобы поговорить о ее
открытиях. Я увидела эффектную брюнетку, модно одетую и с красивым макияжем. Никогда
бы не подумала, что передо мной настоящий фанат науки. ДеЛиза проводит в лаборатории
одиннадцать часов в день и часто работает без выходных.
Она говорит мне, что в связи с негативным опытом детства рассмотрела 21 случай самых
распространенных аутоиммунных нарушений, включая красную волчанку, ревматоидный артрит и тиреоидит. Результаты шокировали.
– Взаимосвязь была столь очевидной, что мы боялись, никто не поверит нашим цифрам.
Но повторная проверка данных подтвердила выводы. Мы выявили, что больше 90 % лиц, переживших травмы в детстве, потом попадали в больницу с аутоиммунными проблемами, причем
в основном это были женщины: 82 % от общего числа. Чем больше у женщины было негатива
в детстве, тем больше у нее было шансов оказаться в больнице в какой-то момент взрослой
жизни. И с каждым баллом по анкете ACE риск возрастал на 20 %. Например, у женщин, три-жды ответивших «да», аутоиммунные заболевания диагностировались в 60 %. У мужчин каждый балл приносил 10 % риска – тоже немало, но не настолько удручающе.
Стресс меняет соотношение гормонов и их воздействие на организм, поэтому именно
аутоиммунные заболевания выходят на первое место. При аутоиммунных заболеваниях запускается программа саморазрушения, но правильнее было бы сказать, что это программа была
запущена гораздо раньше – как только проблемы в семье становятся очевидными.
– Чтобы увидеть взаимосвязь между баллами ACE и другими хроническими заболеваниями, – продолжает ДеЛиза Фэйруэз, – отсчет следует начинать от пяти баллов, но в случае с
аутоиммунными заболеваниями, особенно у женщин, достаточно двух баллов. Когда мы это
установили, мы правда растерялись – о такой взаимосвязи еще никто не писал в научной литературе.Возьмем, к примеру, Кенделл с ее шестью баллами по ACE. Согласно исследованию
доктора Фэйруэз, шанс на развитие аутоиммунного заболевания во взрослом возрасте у этой
милой женщины, дочери «Кена и Барби», был на 120 % выше, чем у тех, кто рос в стерильных
условиях, без негативного опыта. Как вы уже знаете, у Кенделл выявили три аутоиммунных
заболевания, что тоже закономерно: если у вас выявлено хотя бы одно аутоиммунное заболевание, вы в три раза больше рискуете стать жертвой других аутоиммунных болезней.
67
Д. Д. Наказава. «Осколки детских травм. Почему мы болеем и как это остановить»
Связь между ранним травмирующим опытом и развитием серьезных аутоиммунных
заболеваний напоминает взаимосвязь между курением и развитием рака легкого, вождения в
пьяном виде и авариями, незащищенным сексом и беременностью.
Доктор Фэйруэз и ее коллеги выяснили, что каждый третий взрослый, переживший травмирующий опыт до восемнадцати лет, спустя годы поступал в больницу с рассеянным скле-розом, ревматоидным артритом, васкулитом, красной волчанкой и другими аутоиммунными
проблемами. Восемьдесят процентов из них женщины.
Потрясающую связь между детскими травмами и аутоиммунными заболеваниями подтвердили исследования, проводимые в разных частях света. Было также выявлено, что женщины в десять раз чаще, чем мужчины, страдают болезнью Хашимото, поражающей щито-видную железу. По волчанке речь идет о соотношении 9:1. Почти такое же соотношение по
ревматоидному артриту, антифосфолипидному синдрому, вызывающему образование тром-бов, а в период беременности провоцирующему выкидыши и мертворождение, по первичному
биллиарному циррозу. Аутоиммунные заболевания входят в десятку лидирующих заболеваний с летальным исходом среди женщин старше шестидесяти пяти лет.
И в этом тоже нет ничего удивительного. Когда ребенок переживает стресс, организм
дает ему команду защищаться, но, когда состояние защиты становится перманентным, клетки
начинают пожирать сами себя.


* * *

Чтобы лучше понять открытия доктора Фэйруэз, нам понадобится вспомнить основные


физиологические различия между мужчинами и женщинами. Впрочем… различий не так уж
и много, даже половые органы у нас имеют некоторое сходство: и у клитора, и у пениса есть
ствол, головка, складка кожи, закрывающая головку, и крайняя плоть. Однако мужчина не
может выносить ребенка, а женщина может. При этом женщины, как правило, миниатюрнее
мужчин, их сердце, их легкие имеют гораздо меньший размер и объем.
– Наши меньшие по размеру органы, – говорит ДеЛиза Фэйруэз, – все равно в состоянии
выполнять то же самое, что выполняют органы мужчин: они точно так же разгоняют кровь и
накачивают кислород. Когда женщина беременеет, нагрузка на ее организм увеличивается, но
она с ней справляется – вынашивает ребенка до такого состояния, чтобы он смог выжить за
пределами матки.
Благодаря эстрогенам, стероидным гормонам, обеспечивающим нормальную работу
организма (они вырабатываются в основном яичниками, в меньшем количестве – надпочечниками), женщины живут дольше, потому что эстрогены защищают их кровеносные сосуды, а когда сосуды защищены, снижается риск инфаркта и инсульта. Также эстрогены помогают
иммунной системе вырабатывать антитела – «воинов», нападающих на вирусы или бактерии.
Также у женщин более высокий уровень глюкокортикоидов, куда входит стероидный
гормон кортизол. Глюкокортикоиды ( GC) усиливают способность регулировать воспалительные процессы – по крайней мере когда наша система защиты от стресса («борьба или бегство») функционирует в обычном режиме. Например, если мы внезапно получаем физическую травму (ломаем руку) или подхватываем инфекцию, глюкокортикоиды, подавляя синтез
простогландинов, помогают уменьшить воспаление. Дополнительная помощь со стороны GC
заключается в том, что они оберегают беременную женщину от выкидыша: природа позаботилась о том, чтобы ребенок был выношен, даже если мать травмирована или болеет.
– Когда у женщины грипп или когда ей сделали прививку, – говорит Фэйруэз, – у нее
отмечается более сильная реакция иммунной системы на инфицирование: антитела реагируют
быстрее и эффективнее. Казалось бы, все прекрасно, но во всех этих реакциях есть и оборотная
сторона. Эстрогены также могут увеличить количество аутоантител у женщин. А аутоантитела
68
Д. Д. Наказава. «Осколки детских травм. Почему мы болеем и как это остановить»
– это антитела, которые атакуют наше тело, даже когда в этом нет никакой нужды. Атакуют – и
раздирают организм при помощи всех известных аутоиммунных заболеваний.
Хронические стрессовые состояния ведут к изменениям в развивающемся мозге, что
нарушает реакцию на воспаление, позволяя воспалению медленно нарастать.
– Тот факт, что у женщин базовый уровень глюкокортикоидов выше, усложняет дело, –
продолжает Фэйруэз. – Вот смотрите: у мужчин изначально более низкий уровень кортизола.
Когда происходят стрессовые события, уровень кортизола у них мгновенно подскакивает, чтобы помочь справиться с вызванным стрессом воспалением. А у женщин картина совсем
другая. Когда женщины, а особенно девочки, сталкиваются со стрессовыми событиями, происходит нечто такое, чего не происходит у мужчин: высокий уровень GC падает. Таким образом, их организм становится гораздо менее способными к регулированию воспаления.
По мере приближения к пубертатному периоду, в возрасте примерно десяти лет, у девочек начинается повышаться уровень эстрогена – соответственно повышается и количество
антител/аутоантител. Это означает, что, когда девочка постоянно испытывает стресс, ее глюкокортикоиды прекращают надлежащим образом регулировать воспаление. При высоком уровне
эстрогена аутоантитела могут выйти из-под контроля.
– Большое количество аутоантител в условиях стресса, – говорит Фэйруэз, – намного
увеличивает вероятность того, что впоследствии у девочки разовьется аутоиммунное заболевание, особенно такое, как волчанка или Шегрен.
Для наглядности она рисует мне картинку. Глюкокортикоиды – GC – подобны воро-там замка, которые опускаются, чтобы спасти жизнь обитателям этого замка; они пропускают
внутрь нужное количество солдат (антитела) и не впускают негодяев-наемников (аутоантитела). За счет эстрогена «наемников» появляется все больше, и когда девочка сталкивается с
хроническим стрессом, ее защитники, GC, уже не в состоянии выполнять свою задачу должным образом. Ворота замка начинают пропускать внутрь разрушительные аутоантитела, которые наносят массированный удар.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   ...   98




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2023
обратиться к администрации

    Главная страница