Оружие хаоса Фантастические романы Колин Капп Оружие хаоса Глава 1



страница1/33
Дата20.04.2016
Размер6,02 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33
Оружие хаоса

Фантастические романы
Колин Капп

Оружие хаоса
Глава 1

Под оливковым небом, раскинувшимся над планетой Монаи, царило несчастье. Вот уже полгода безостановочно шел снег. Изменилась форма гор, возвышающихся над столицей Эйдель. Миллионы тонн мерзлой, белой массы ждали неуловимого сигнала, чтобы объединиться во всесокрушающую лавину. Скованный льдом город, притулившийся к подножию гор, со страхом следил за вершинами гор, ожидая катастрофы.

С востока, двигаясь по руслу замерзшей Спринг-Ривер, пробивал себе дорогу в сторону Эйделя небольшой вездеход. Сидящий за рулем Асбель внимательно следил за дорогой. Он и его товарищ ехали уже очень долго, а управление вездеходом было сложным и довольно нелегким занятием. В кабине царила удушливая атмосфера гари и вони. Кроме того, крупное тело Асбеля покоилось на маленьком для его тела сиденье, а рулевая колонка во время движения больно била его по мускулистым ногам.

Сидящий сзади в машине Джегун, не отрываясь, смотрел на снег, который нависал над Эйделем. Это был человек немного ниже Асбеля, на лице которого постоянно царило выражение, вызванное мучительными размышлениями. В темных умных глазах, как в зеркале, отражались тайные страхи и странные чувства. В рисунке очертаний возвышающихся гор он прочел послание, которое для его товарища было пока что непонятным. Он хранил это в себе до тех пор, пока окончательно не пришел к выводу о правильности своего умозаключения.

— Асбель, мы едем в ловушку.

— Ты уверен? — Водитель даже не вздрогнул, однако вызванная усталостью слабость в его теле слетела, как сброшенный с тела плащ. В одно мгновение он стал настороженным зверем — зверем, в которого его превратили тренировки и многолетний опыт.

— Да, я уверен. Посмотри, как дрожит иней на ветвях деревьев.

— Я ничего не вижу.

— На острых иглах кустов появилась легкая двойная дифракция. Во Вселенной возникло напряжение.

— У тебя, должно быть, более зоркое зрение, чем у меня.

— Ты не чувствуешь, как нарастает напряжение? Здесь, в этом месте, изменилась причинно-следственная связь. Катастрофа, которая должна была уже произойти, была отложена к нашему приезду. Если мы въедем в этот город — ловушка захлопнется.

— Оружие Хаоса? — невозмутимо спросил Асбель.

— А что может быть еще? Ведь мы вторгаемся в главный центр. И должны были ужо догадаться, что рано или поздно они испробуют это на нас.

— До сих пор мы побеждали. Посмотрим, удастся ли на этот раз.

Не доезжая двух миль до города, Асбель свернул с русла и направил вездеход в скальную нишу берегового откоса. Там он выключил двигатель и придвинулся к Джегуну.

— Как я понимаю, один из нас должен пойти в Эйдель, чтобы встретиться с Касдеем. У нас имеются причинно-следственные цепи. Первая цепь, в которую вплетен Эйдель, уже исключается. Вторая приведет одного из нас к нужной точке. Только один из нас может попасть в город и выжить. У второго нет никакого шанса.

— Возникает вопрос, — заметил Джегун, — кто из нас является причиной грозящей Эйделю катастрофы. Короче говоря, что нас привело сюда?

— Касдей. Он просил нас забрать его отсюда. Я пилотировал корабль, но ты устанавливал время. Может быть, мы оба замешаны в этом.

— Никогда в жизни! Можно рассчитать направление двух причинно-следственных цепей и так изменить реальность, что она с гарантией пересечет место катастрофы. Однако оперирование тремя или большим количеств вой цепей невозможно. Эти события должны быть запланированы по отношению к одному из нас, только одному. Но у нас нет информации, к кому именно.

— А если допустить, что ни один из нас не войдет в Эйдель?

— Тогда, без сомнения, погибнет Касдей. Оружие Хаоса делает все, чтобы задержать большую катастрофу в природе, — Говоря это, Джегун пробежал взглядом по контурам окружающих их скал, замечая, как напряженно изменяет полоски света, играющего на гранях снежинок. Вверху грозно нависала масса снега. — Они используют эту молодую звезду, всю ее энергию, для этой операции. Если вскоре не наступит согласие, что-то лопнет. Когда это произойдет, вся энергия высвободится в виде супергигантского взрыва, который разрушит этот мир дотла.

— Что же ты предлагаешь?

— Я уже говорил тебе. Я выйду здесь, возьму с собой баллон, а ты отъедешь на несколько миль вглубь равнины. До тех пор, пока ты не доберешься до места, я постараюсь не провоцировать Хаос. А потом попытаюсь добраться до Касдея. Когда ЭТО начнется, быстро двигай назад и забирай нас.

— А что будет, если Оружие Хаоса направлено на тебя?

— Не волнуйся! Я не в первый раз обвожу Хаос вокруг пальца. Пока происходит выравнивание энтропии, нельзя достичь точного попадания. И если уж настанет такая необходимость, — то смерть кого-нибудь другого заменит мою.

Однако существовали еще и другие наблюдатели, о которых не знали пассажиры вездехода. Они находились в Обсерватории Глубокого Галактического Пространства, расположенной на продуваемом всеми ветрами плоскогорье. Возле обсерваторного комплекса, нацеленного своими шпилями в космос, стояли два космических корабля, чьи экипажи составляли сеть наблюдения, разбросанную по горам, возвышающихся над городом, заваленным снегом. Размещение наблюдательных постов позволяло уловить грозящую Эйделю опасность. До сих пор балансирование в состоянии сомнительного равновесия снега не давало повода к мрачным размышлениям, возникавшим из прогноза компьютера. Графики, вычеркиваемые по всей ширине компьютерных лент, говорили о том, что должна высвободиться энергия более мощная, чем таили в себе снежные лавины. Прогноз привел к тому, что юркие корабли с Земли теперь отдыхали здесь, на широком скальном плоскогорье Монаи.

Они ожидали чего-нибудь необычного, но ничего такого пока не происходило. Единственным достойным внимания событием было неожиданное появление на экране теледетектора маленького снегохода. На палубе корабля-лаборатории «Гейзенберг» субинспектор пространства Гесс Ховер захотел более подробно рассмотреть вездеход, и приборы послушно приблизили к нему изображение. Ховер, нахмурившись, увидел отличительные знаки на темном корпусе машины.

— Местный?

Капитан Руттер покачал головой.

— Все говорит о том, что нет. Видимо, он откуда-то из района Нью-Сарка. Наверняка они пожалеют, что совершили это путешествие. Если выброс Хаоса вероятен, то здесь разразится пекло через совсем немного времени. Они даже не успеют въехать в город.

— Что там происходит? — поинтересовался кто-то сзади. Говоривший был высоким бородатым мужчиной в черном плаще, так сильно натянутым на плечах, что эта связь с одеждой была похожа на симбиоз. — Ты можешь еще раз проверить время?

— Конечно! — Руттер помахал рукой двум техникам. — Что ты имеешь в виду, Сарайя?

— Я не терплю тайн! — резко ответил мужчина в черном, — Особенно в этом деле. Пока что мы исследовали эти снега над городом и рассчитали самый худший случай высвобождения энергии. Он составляет наименьшую часть изменений энтропии выравнивания Хаоса. Здесь должен существовать еще какой-то компонент.

— Готово, капитан. — Один из техников подал Руттеру узкую ленту. — Если этот снегоход будет продолжать двигаться в прежнем направлении с такой же скоростью, его путь пройдет через пункт Омега Хаоса точно в центре Эйделя.

— И это должно означать нечто большее, чем согласие. — Мужчина в черном провел рукой по бороде. — Направьте на снегоход аппаратуру и попробуйте установить, откуда он и кто в нем приехал.

— Насколько я понимаю, — начал Ховер, — эта машина имеет несколько термоядерных зарядов, способных выравнять энтропию.

— Сомневаюсь, чтобы это было так просто, — возразил Сарайя. — Руттер, как прореагировали власти города на прогноз внезапного уничтожения?

— С недоверчивым смехом. Однако они привели в готовность все свои силы, хотя и считают это пустым делом.

— Будем считать, что, на их счастье, дело именно так и повернется. Если так окажется на самом деле, то впервые предсказания Хаоса окажутся беспочвенными.

— Я всегда считал угрозу Хаоса реальной, — зловеще заметил Ховер, пытаясь отрегулировать четкость изображения.

— К прогнозированию привлечено очень много лиц, которые не имеют ни знаний, ни средств, поэтому-то так и получается. Даже в Центре Хаоса еще не утвердилась наука. Если бы я лично имел какие-либо сомнения, то уже само существование этого снегохода, направляющегося к Омеге Хаоса, склонило бы меня к размышлениям.

— В таком случае, мне жаль, что вынужден разочаровывать вас, но машина сошла с курса и остановилась.

— Дьявольщина! — Мужчина в черном склонился над экранами. Затем он отошел назад и начал листать какие-то бумаги. Глаза капитана Руттера и Ховера встретились, и они обменялись взглядами, полными сомнений и неверия. Затем вычисления данных Хаоса захватили все их внимание.

Вскоре на корабле-лаборатории в помещении с аппаратурой единственным звуком, который можно было услышать, был шум климатической установки. Любопытство, вызванное появлением вездехода, переросло в спокойное наблюдение за пультом и экранами мониторов. Одновременно датчик Хаоса начал отсчет до теоретического начала катастрофы.

Омега минус десять…

Ховер вынужден был беспрерывно регулировать резкость теледетектора, который упорно не желал давать четкое изображение.

У других техников были такие же проблемы.

Омега минус восемь…

Темная фигура в плаще быстро листала страницы записей, напоминая скупого, который считает свои богатства.

Омега минус шесть…

Выражение лица техника, наблюдавшего с помощью монитора за снегом над Эйделем, ничего не говорило о том, что в поле его зрения произошли какие-то значительные изменения.

Омега минус четыре…

Капитану Руттеру мешали сконцентрироваться повторяющиеся помехи в изображении, которое он мог заметить краем глаза, и еще потому что в помещении прекратилось всякое движение. Он забеспокоился, так как готов был присягнуть, что что-то замигало над левым плечом субинспектора Ховера.

Омега минус два…

Пантограф самопишущего устройства начал прыгать как сумасшедший, со все большей точностью вырисовывая фигуру в форме большого глаза. Когда компьютеры Хаоса подтвердили грозящую катастрофу, перекрещивающиеся линии в центре графика данных совпали точно в центре пересечения большой и малой оси глаза. Рисунок заполнил экран. Сам центр невидимого зрачка находился в…

Омега Хаоса!!!

Полное отсутствие мгновенной реакции вызвало очень сильный психический шок. Наблюдатели застыли, как каменные. Их внимание сосредоточилось на приборах на тот случай, если бы они сообщили им что-нибудь важное в неизменяемых сигналах общих данных. В это время вездеход развернулся и двинулся в ту сторону, откуда прибыл.

Мужчина в черном, с лицом, выражавшим сильное недоверие, бросил записную книжку на пол и подошел к пульту с самописцами, чтобы внимательно разглядеть нарисованный глаз. Это никоим образом не повлияло на разрешение загадки.

— Что будем делать? — спросил Руттер. — Мне кажется, что единственным событием, которое случится, будет то, что все вернутся по домам, ощущая себя так, словно нас забросали тухлыми яйцами.

Это замечание разрядило атмосферу в помещении. Техники расслабились и развалились в креслах. Они о облегчением улыбались из-за того, что ничего не произошло. Только Хопер, сидящий за пультом, манипулировал верньерами, пытаясь отрегулировать резкость изображения.

— Удерживайте это! — Внезапная команда субинспектора подействовала на присутствующих как удар током. — Кто-то вышел из вездехода и движется сюда!

— Ты уверен? — Сарайя недоверчиво посмотрел на субинспектора. — Ты уверен в этом, Гесс?

— Посмотри сам. — Ховер подошел к одному из главных мониторов, которые давали точное изображение необходимого места. Несколько черных точек на белом снежном фоне обозначали след идущего мужчины, который тащил что-то за собой на шнуре.

— Зачем это он идет? — удивился Руттер. — Машина ведь отправилась назад.

Он посмотрел на Сарайя, ожидая ответа, и тотчас пожалел об этом. Странные изменения на лице мужчины в черном были жуткими.

— Я скажу тебе, зачем! — почти выкрикнул Сарайя, — Все кусочки собираются в единое целое! Я думаю, что этот человек каким-то образом ориентируется в прогнозе Хаоса. И хочет преодолеть это препятствие.

— Объясни попроще, — попросил Руттер.

Мужчина пододвинулся ближе к монитору, и его голос задрожал от эмоций.

— Прогнозы Хаоса позволяют анализировать причинно-следственные цепи при помощи прочтения узоров энтропийного изменения для расходящихся цепей. События энтропии можно сравнить с четками, где осью является совпадение причины и следствия. При соответствующем количестве информации цепь можно прочитать или впереди, или сзади времени.

— Я же просил проще! — произнес Руттер жалобным тоном.

Сарайя не обратил на эту просьбу никакого внимания, его глаза продолжали гореть небывалым огнем.

— Представьте себе шнур, лежащий на столе. Шнур, с нанизанными на нем бусинками. Потом представьте себе второй шнур, лежащий по отношению к первому под прямым углом и в то же время пересекающий первый. Бусинки должны будут принадлежать как первому, так и второму шнуру, представьте себе.

— Представляю, однако не очень.

— Согласен. Причина рождает следствие и следствие идет за причиной. Не понимаешь, к чему я клоню?

— Не совсем.

— В случае бусинки, общей для обеих шнуров, наступление причины и следствия должно быть выполнено до конца, иначе энтропийное событие не произойдет. С точки зрения философии и практики невозможно, чтобы было следствие без причины либо существовала причина, не связанная непосредственно со следствием.

— Если ты хочешь рассказать мне об этом, то должен заметить, что моя голова уже не вмещает такие идеи.

— Так вот, мой военный дружище, правящая судьбой города цепь причин и следствий в какой-то точке совпадает с цепью вон того типа. При такой скорости движения этого человека пройдет час, пока он доберется до Омеги Хаоса. Имея такой талант, можно изменить всю Вселенную.

— Это означает, что Омега Хаоса не существует?

— Не в этом дело. Энтропия превалирует, и это говорит о том, что события являются частью зарегистрированного Хаоса. Уже утром это будет историей. Ничто не может изменить факта, который должен произойти.

— Но кто-то опередил это, — рассудительно заметил Руттер.

— Но какой ценой? Такие задержки могут привести к напряжению структуры Вселенной. Я содрогаюсь от мысли, сколько энергии поглощено при этом. Поскольку нам известно, что Вселенная пластична, это конкретное количество энергии будет высвобождено в тот момент, когда… точка совпадения будет достигнута.

— И это могло бы объяснить разницу между потенциалом энергии, накопленной в Эйделе, и энергией, необходимой для выравнивания Хаоса, — подытожил подошедший Ховер.

— Знаешь, Гесс, ты попал в десятку. К дьяволу! Я должен был подумать об этом раньше. Этот тип не может иметь доступа к такой большой энергии. Этим должен руководить кто-то — или что-то, — обладающий фантастической властью над техникой Хаоса.

— Ага, вот результаты проверки машины, — произнес Руттер, просмотрев врученные ему записи. — Как я и допускал, вездеход из Нью-Сарка. Был нанят двумя тинами, которые прибыли из пространства несколько часов назад. Их зовут Джегун и Асбель.

— Гм…м, — буркнул мужчина в черном. — Что известно еще?

— Полиция Нью-Сарка проверила их по личному галактическому реестру. Установлено, что планета, с которой прибыли эти люди, формально не существует, так же, впрочем, как и они сами. Корабль прилетел издалека, и работники космодрома не смогли описать даже его двигатель.

— Ясно, что не смогли, — Эти слова Сарайя пробормотал про себя. — Капитан Руттер, передайте полиции приказ, чтобы она арестовала человека, который вернется в снегоходе в Нью-Сарк. Арестовали во что бы то ни стало, поскольку при задержании могут произойти разные непредвиденные инциденты. Субинспектор Ховер, вы видите этого человека? Он должен быть доставлен в Центр Хаоса на Землю, целый и невредимый! Без ограничения средств и методов для достижения этой цели. Я должен быть уверен, что он будет у меня. Для этого я предоставляю вам все полномочия.

— В самом деле, он такой важный тип?

— Я уверен в этом. В нашей Галактике нет более важного и более потенциально опасного человека. Он единственный в своем роде: в том месте, откуда он прибыл, и должно находиться оружие Хаоса.

— Оружие Хаоса? А что это такое?

— Я сам бы хотел это знать.

— Мы задержим его, — твердо произнес Ховер. — Приготовьте турболет.

— Я полечу с тобой, — попросился Руттер.

— Нет! — Мужчина в черном был решительно против, — Этот тип уже давно будет в Эйделе, пока субинспектор сумеет добраться до него. Несмотря на то, что Хаос ждет, Эйдель все же погибнет. Если прогнозы интерпретированы правильно, уцелеют очень немногие. Ховер получил специальную подготовку, чтобы выжить в таких условиях, а ты — нет!

Капитан с завистью посмотрел на Ховера, готовящегося к вылету. Руттер мог бы присягнуть, что над плечом субинспектора мигало что-то косматое. Он ясно видел это на фоне темной дверцы шкафчика. Однако присмотревшись пристальнее, он ничего не увидел. Заинтригованный, он проверил радиосвязь с Ховером, а затем уставился на одинокую фигуру, двигающуюся к городу. Когда она исчезла, он осмотрел окраины города. В атмосфере происходило что-то странное — изображение раздваивалось…



Глава 2

Движение человека через снег наблюдалось всеми с большим беспокойством, след его прослеживался на всех мониторах в виде очень четкого изображения. Домыслы о содержимом сетки, которую мужчина тащил за собой, были всевозможными. Тем временем человек подошел к городу и ступил на его окраину. Одновременно из-за строений показался турболет субинспектора. Поднимая клубы снега, машина приземлилась, из нее выскочил Ховер и бросился догонять свою жертву.

Если человек и видел турболет, то не придал этому значения или же не подал вида. Все его внимание было сосредоточено на том, чтобы тащить груз по более ровной дороге. Создавалось впечатление, что он постоянно наблюдает за нависшими над городом массами снега. Руттер включил все телекамеры и вел запись происходящего. Мощные телеобъективы приблизили фигуру человека, который так странно кидал вызов судьбе.

Было ясно, что действия человека целенаправленны. Хотя строения города были расположены хаотично, человек уверенно двигался к центру города, отлично ориентируясь в хитросплетении улиц.

— Найдите мне план города, — сказал вдруг человек в темном. — Мы все время говорим об Омеге Хаоса, но никому не пришло в голову посмотреть, что же делается в это время в центре.

Руттер достал план и положил его на пульт. Это был город с типовыми постройками, каких было много заложено на разных планетах после Большого Исхода с Земли. Центр города представлял собой раскинувшийся и густо застроенный административный комплекс местных властей и Совета Федерации Пространства. В точке Омега свою вторую молодость переживали старые дома правительства Монаи, перестроенные в межзвездный торговый центр.

Когда Руттер вновь стал наблюдать за человеком, двигавшимся вперед, у него вдруг перехватило дыхание. Невдалеке от точки Омега Хаоса он повернул обратно и бросился к грузу, который тащил за собой. Какое-то мгновение он смотрел, казалось, прямо в объективы замаскированных телекамер, и, хотя мешковатая теплая одежда скрывала его фигуру, было ясно, что он напряжен.

— Что это? — крикнул Сарайя. — Он знает что-то, о чем мы не догадываемся. — Он схватил трубку радиотелефона и закричал в микрофон:

— Субинспектор! Будьте внимательны, сейчас что-то произойдет. Наш приятель выглядит так, словно заглянул в ад.

— Я вижу его. Однако ничего такого не происходит…

Мужчина начал энергично дергать груз. Внезапно что-то появилось рядом с ним. Это выглядело как белый надувной мячик. Изображение стало подергиваться, по экрану пошли полосы помех, и последняя стадия происходящего в городе была ужо невидима — одно большое смазанное пятно на экранах.

Глаза всех присутствующих на корабле-лаборатории были устремлены на мониторы, выдающие физические параметры — параметры, сигнализировавшие о начало катастрофы. Но не приборы, а человеческий разум раскрыл наконец правду. Вместе с ударом подземных сил вся долина подверглась сильнейшей встряске, даже стабилизаторы корабля с трудом восстановили равновесие. Один из техников невольно вскрикнул, представив себе размеры катастрофы. Сперва вся долина забурлила, как море, поднялась высоко вверх, а потом рухнула вниз, оставив вместо себя бездну, которая протянулась с востока на запад вдоль всего русла Спринг-Ривер.

После первого толчка помехи исчезли с экранов. Перед глазами наблюдателей проплывали волны, корежившие поверхность планеты. Казалось, что вся местность покрылась гигантскими подземными каменными волнами. Казалось, что это огромное море, испещрённое волнами, бесцельно разбивавшимися о подножие плоскогорья, на котором располагался город. Затем эти волны все же захлестнули скальный выступ и «омыли» окраины города. Та его часть, которая не исчезла в первый момент в раскаленных глубинах, была разорвана рушащимися скалами. Незыблемость земли, на которой человек осмелился возвести строения, стала теперь мифом. Земля превратилась теперь в нечто колышущееся, вздымающееся вверх и стремительно падающее вниз, целью которого было сравнять все в единую плоскость, присыпанную пылью и обломками.

Но это был еще не конец. Люди с ужасом, наблюдали, как к городу по склонам гор несётся гигантская лавина. Горы были разорваны. Огромные куски скал откалывались и стремительно падали вниз, образовывая огромный, смертельно опасный вал, который внезапно сдвинулся и стремительно покатился на город, стирая его с лица земли.

— Хуод эрам демонстрандум! — провозгласил Сарайя после долгого молчания. Он старался своим голосом не выдать обуревавших его чувств. — Руттер, у тебя есть связь с субинспектором?

— В центре всей этой заварухи? — вопросом на вопрос ответил капитан и недоуменно уставился на спросившего. Потом он отвернулся и с горечью посмотрел на экраны монитора, показывающие изменившийся ландшафт, над которым висели тучи пыли.

— Ты должен попытаться связаться с ним. Или ты установишь с ним связь, или будешь твердо знать, что он погиб. Но прежде всего я хотел бы, чтобы ты установил точное местонахождение человека, которого пытался арестовать субинспектор. Несмотря на то, что происходит, существует большая вероятность того, что он остался жив. Если он тот, за кого мы его принимаем, то он должен быть неплохо подготовлен для этой работы. Он должен быть у нас, капитан! Нужно узнать его планы: они могут оказаться существенным условием для дальнейшего выживания человеческой расы. Хоть это тебе ясно?

— Нет! — отрезал Руттер. — Однако это не мешает мне выполнить приказ. Пообедаем и отправимся на корабле в город. Если там еще остались человеческие останки, их нужно похоронить по обычаю предков.

— Смотрите! Снегоход возвращается! — доложил техник, обращаясь прямо к Сарайя. На экране монитора был виден снегоход, идущий прежним курсом. — Он, видимо, находился вне зоны толчков.

— Это означает, что водитель надеется отыскать того человека, которого мы стараемся заполучить себе, — сказал мужчина, плотнее запахивая плащ.

Ховер ясно видел мужчину впереди себя за несколько секунд перед началом катастрофы. Мужчина дергал свой сверток, стягивая белую от снега сетку, которая скрывала содержимое в форме обтекаемого стручка. Сам аппарат был неизвестен субинспектору, но зато его предназначение тотчас же стало понятным. Когда первый подземный толчок сдвинул землю и она закачалась, как палуба корабля в шторм, мужчина раскрыл стручок. Он достал из него нечто, превратившееся в большой белый цветок. Мужчина отклонил один из гигантских лепестков и залез внутрь. Цветок сомкнул свои лепестки, превратившись в твердый сплошной кокон, который начал пухнуть на глазах, превращаясь в шар с диаметром метров в пять.

Субинспектор понял — снаряжение представляло собой хотя и странное, но несомненно спасательное устройство типа космической капсулы. Мужчина теперь находился в коконе из нескольких суперпрочных оболочек. И пробить их могли только специальные поля невероятных напряжений. Одновременно кокон предохранял и от землетрясения. Мягкость позволяла ему подпрыгивать на поверхности, амортизируя толчки и тряску.

Субинспектор заметался в поисках безопасного места. Едва он успел добежать до поворота улицы, как земля внезапно выгнулась под его ногами, вознося куда-то вверх. Тротуар разлетелся на мелкие кусочки, рассечённый сотнями трещин, которые открывались и закрывались, словно голодные пасти какого-то неведомого многоголового чудовища. Ховера бросило на землю, и в дюйме от его головы откололся кусок стены. Он перевернулся, пытаясь оценить величину опасности, и увидел, что следующая волна катит на него остатки домов.

— Помоги мне, Таллотх! Я в опасности! — Он взывал к чему-то нематериальному, что витало над его плечом.

— Ты веришь в меня?

— Ты выбрал дьявольски удобный момент, чтобы задавать вопросы. Разве ты не разделяешь свое существование с моим? Чего ты еще хочешь? Крови?

Земля поднялась и резко ухнула вниз. Ховер на мгновение повис в воздухе. Почва разошлась, и Ховер начал падать вглубь пропасти.

— Таллотх!

Заклинившись между стопками трещины, он остановил падение, однако в этот момент стенки стали сходиться. Наверху рухнул целый квартал, погребая под собой то место, где субинспектор был зажат в смертельной ловушке.

— Талл…


Время остановилось.

Казалось, что чья-то мощная лапа ухватила Вселенную и остановила всякое движение. Падающие с неба куски стен и перекрытий остановились в полете, стенки трещины прекратили свое зловещее смыкание. Из всего, что находилось вокруг, только Ховер мог двигаться. Он с трудом выполз из трещины, хватаясь за висящие в воздухе куски стен, не шевелящиеся под его весом, словно впаянные в воздух.

Потом Таллотх — жуткое существо, живущее на плече Ховера, — ослабил свою хватку, которой задержал бег времени. Казалось, что несколько этих слишком долгих секунд многократно убыстрили темп катастрофы — трещины росли и ширились, с неба сыпались уже по стены, а куски домов, земля дыбилась, словно необъезженный мустанг, подбрасывая субинспектора в воздух. Затем все кончилось.

Ховер сел прямо на землю и стал озираться. Ландшафт полностью изменился. Эйдель был стерт с лица земли, высокий хребет исчез с горизонта. Развалины города были засыпаны снегом, перемешанным с камнями.

Ховер, немного придя в себя после пережитого, попробовал оценить ситуацию. Он был немного помят, и у него сильно болела правая нога. Однако кость была цела. Снаряжение, которым был увешан его комбинезон, было на месте. Но когда он увидел, что передатчик расплющен в лепешку, то понял, что Таллотх спас его буквально за секунду до гибели.

— Спасибо тебе, — прошептал он чему-то нематериальному, висевшему над его плечом. — Ты ждал до последнего.

— Если ты чем-то недоволен, — произнес Таллотх, — я могу возвратить тебя в тот же отрезок времени и оставить там.

— Забудем об этом! — Ховер разглядывал развалины, пытаясь отыскать белый шар, в котором скрывался этот загадочный тип. Ничего не обнаружив, он пришел к выводу, что его защитный кокон каким-то образом оказался погребенным под массой снега и горной породы.

Побродив еще немного, он наткнулся на белый купол, едва видневшийся из-под черного снега, перемешанного с пылью и камнями. Тронув его, он понял, что капсула пуста и человека в ней нет.

Однако рядом лежали чьи-то останки. Было похоже, что кто-то разбил бедняге голову. Это был не тот, кого искал субинспектор, Ситуация становилась все запутаннее. Собственно, способа, с помощью которого он смог бы среди уцелевших после катастрофы распознать человека, которого искал, не было. Единственным выходом, как сейчас казалось, было добраться до Омеги Хаоса. Существовала надежда, что там он сможет установить цель, ради которой у стен города появился пришелец.

Строения Федерации Пространства Монаи возвышались на огромной искусственной платформе. Сами здания, на первый взгляд, почти не пострадали. Но при более внимательном рассмотрении оказалось, что все стены треснули и держались только за счет пронизывающей их стальной арматуры.

По лежащей на земле табличке Ховер сориентировался, что именно здесь находился межзвездный торговый центр. Во внезапном проблеске интуиции он вдруг понял, что теперь нужно искать двух человек, а не одного.

Он вернулся, пробуя пройти по той же дороге, по которой вошел в город. Однако ее уже не было. Она была рассечена трещинами, завалена кучами мусора и грязного снега. Помня о приказе Сарайя, он вынужден был не обращать внимания на крики людей о помощи и просьбы тех, которые пытались спасти умирающих. Ему было очень трудно сохранять спокойствие, когда вслед ему летели проклятия. Но чрезвычайность миссии, которую он выполнял, не оставляла ему выбора.

Наконец, он выбрался за город, на равнину. И здесь все неузнаваемо изменилось. На всем пространстве равнины некогда плоская поверхность была спрессована и разорвана, словно огромное чудовище рвало землю гигантскими когтями, разгребая ее в бессмысленной ярости уничтожения. Ховер ждал. Он был наготове. Он наблюдал за каждой тенью, возникающей вдалеке. Один из кораблей, взревев двигателями, легко оторвался от земли и, описывая широкую траекторию, пролетел над его головой, направляясь к центру города. Он отметил этот факт без особого интереса. Допустим, подумал он, что мужчина, которого он искал, прибыл в город за кем-то. Однако, несмотря на то, удалось ли ему выполнить свою миссию или нет, этот человек должен возвращаться назад по той же дороге. Ховер пришел к выводу, что его можно встретить здесь и перехватить.

Вскоре события подтвердили правильность его домыслов. Хотя он ничего не увидел, зато услышал рычание двигающегося вездехода, пробивающегося через завалы. Машина направлялась к цели, забирая немного влево по отношению к месту, где находился он. Быстро бросившись вперед, Ховер постарался перехватить вездеход. На бегу он достал оружие. На ощупь отыскал обойму и вогнал ее в магазин, и тут заметил контуры двигавшейся машины. Склонившись на колено, Ховер прицелился и выстрелил. Огненная полоса ударила в лобовую плиту машины. Ховер отвернулся и зажал уши. Тотчас же в спину его мягко толкнула ударная волна, в воздухе послышался звук лопнувшего шарика. Мягкая, рыхлая земля приглушила звуки, и было маловероятным, чтобы шум был услышан на большом расстоянии. Машина клюнула носом и замедлила ход, по мере того как водитель терял власть над управлением. Ховер подбежал к снегоходу, рванул на себя дверцу и быстро забрался внутрь. Он достал из кармана наркотический пластырь и прилепил его за ухом потерявшего сознание водителя. Это увеличит его обморок на какое-то время. Потом он включил фары, подавая сигнал, и выскочил из машины, прячась в темноте.

Сделав большой круг, чтобы оказаться в стороне от конусов света, он привалился к большому сугробу и стал ждать. Прошло немного времени. Вскоре из темноты возникла человеческая фигура и направилась к машине. То, как она двигалась, говорило о том, что человек не знал, что произошло некоторое время назад в машине. Мужчина смело залез внутрь, и Ховер тут же выстрелил газовым зарядом в открытую дверцу. Медленно посчитав до двадцати, чтобы парализующий газ оказал свое действие и растворился в воздухе, он достал наркотический пластырь и не спеша двинулся к снегоходу.

И тут он допустил ошибку. Из темноты выскочил человек и несколькими молниеносными ударами, которые пробили даже теплую одежду Ховера, обездвижил его. Не потеряв сознания, однако не способный двинуть ни рукой, ни ногой, субинспектор валялся в снегу. Нападавший перекатил его к свету фар и наклонился, чтобы рассмотреть.

— О, кого я вижу. Субинспектор пространства собственной персоной! Эта игра даже тебе не по зубам. И не пытайся играть в нее, пока не узнаешь, в чем она заключается, и не уяснишь ее правила. Расскажи об этом Сарайя и передай ему привет от Касдея.

Человек удалился, и спустя какое-то время взревел двигатель снегохода. Машина развернулась и двинулась к лежащему Ховеру. Он был страшно рад, что ноги его были парализованы и не чувствовали боли, когда правая гусеница снегохода размозжила их. Над плечом замигал Таллотх. Он бы так и проспал все, если бы рапы, нанесенные субинспектору, не показались ему смертельными. Это-то и разбудило его.


Каталог: books -> download -> rtf
rtf -> Елена Петровна Гора учебное пособие
rtf -> Игорь Иванович Кальной, Юрий Аскольдович Сандулов Философия для аспирантов
rtf -> Руководство по профилактике душевных расстройств Клиническая характерология Посвящается участникам моих психотерапевтических групп
rtf -> Александр Никонов Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека Александр Никонов
rtf -> Алена Либина Психология современной женщины: и умная, и красивая, и счастливая… Алена Либина
rtf -> Панарин а с православная цивилизация а с панарин
rtf -> Шамбаров Валерий Евгеньевич Государство и революции Аннотация издательства: книга
rtf -> Анатолий Иванович Уткин Забытая трагедия. Россия в первой мировой войне Анатолий Уткин


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница