Глава 5. Боевые пловцы \n\n§ 5.1 История морского спецназа



страница6/17
Дата07.06.2016
Размер2 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Глава 5. Боевые пловцы



§ 5.1 История морского спецназа




Боевые пловцы появились одновременно с первыми морскими баталиями, которые разразились между персами и греками в 480 году до нашей эры. Согласно дошедшему до наших дней свидетельству Геродота, эллин Скилл и его дочь Гидна с острова Скион, жители которого славились как искусные пловцы, донырнули до вражеских кораблей и перерезали якорные канаты. Случившаяся ночью ужасная буря разбила о прибрежные скалы несколько десятков боевых судов персов. Таким образом, подвиг Скилла можно считать первой успешно проведенной боевыми пловцами диверсионной операцией в истории человечества.

В последующем боевое применение ныряльщиков продолжало расширяться. Особенно эффективно их использовали в военном флоте Древнего Рима. Там даже существовало специальное подразделение («уринаторес»), в задачи которого помимо разведки и диверсий во вражеских портах входило также подводное обследование и ремонт собственных кораблей. Совершенствовались и тактические приемы водолазов: суда противника римляне пускали ко дну, проделывая сверлами отверстия в бортах, незаметно для спящей команды отбуксировывали их в свои порты, брали на абордаж, неожиданно появляясь прямо из под воды.

Следует отметить, что в истории мало освещаются морские походы казаков. Вместе с тем, донцы и запорожцы были великолепными мореходами. Кавалерийская история казаков XVIII – первой четверти XX в., блистательных конных воинов, составлявших лучшую легкую кавалерию Европы, заслонила в обычных представлениях предшествовавший период истории казачества. Источники же недвусмысленно говорят о том, что он был но преимуществу морским.

В конце ХУ1 ХУШ в. главными, наиболее значительными казачьими походами были не сухопутные, а морские. Казаки нападали с моря на Темрюк, Керчь и Тамань, черноморские порты Крыма, Очаков и Килию, Варну, малоазиатские крепости Синоп, Трабзон и Ризе, турецкие крепости Кавказского побережья, населенные пункты Босфора и несколько раз на самый Стамбул – столицу великой азиатско европейско африканской Османской империи. На громадном протяжении Азово Черноморского побережья не было ни одного сколько нибудь значительного поселения, на которое в XVII в. не обрушивались бы с моря донцы и запорожцы.

Казаки спланировали, подготовили и провели множество блестящих военно морских операций, в особенности по захвату османских военно морских баз, портов, приморских крепостей и городов. Казачье искусство морского десантирования стояло па очень большой высоте, а тактика содержала многие приемы и уловки; в ход шли изобретения технического плана вроде судна с двумя рулями (на носу и корме), понтона для перевозки тяжелых орудий, транспортного буера и др.(8) Считается, что российская морская пехота родилась при Петре I, но первыми российскими морскими пехотинцами фактически являлись казаки.

Своеобразной была казачья тактика в сражениях с турецкими кораблями, описанная французом Г. Бопланом. Захваты вражеских кораблей с куда более многочисленными командами, чем на казачьих судах, не могли осуществляться без очень умелого, жестокого абордажного боя, непрерывного руководства абордажем, использования орудий (фальконетов) и, естественно, без мастерского применения абордажного оружия. Один из современников свидетельствовал, что в использовании оружия казаки были «тако искусны, яко наилучший польский гусарин и немецкий рейтарин примерен к ним быть не может».

Казачья военно морская культура не погибла полностью в результате петровского запрещения Войску Донскому самостоятельно выходить в море. В обломках она продолжала существовать и далее. Царские власти иногда и в XVIII в. использовали казаков в отдельных военно морских операциях. Морские традиции сохраняли и развивали нижнедонские рыбаки, промышлявшие не только в низовьях Дона, но и на Азовском море, и казаки, занимавшиеся торговым мореплаванием. Во второй половине XIX в. активным сторонником возрождения казачьей военно морской службы и создания казачьей легкой военной флотилии выступал Генерального штаба генерал лейтенант Н. И. Краснов. При сыне последнего донском атамане П. Н. Краснове, в гражданскую войну, были созданы казачьи Донская и Азовская военные

флотилии; командовал ими донской казак контр адмирал И. А. Кононов.

В Европе с наступлением Средневековья искусство античных боевых ныряльщиков было практически забыто. Немногочисленные сведения о водолазах той мрачной эпохи связаны в основном с арабскими и турецкими завоевательными войнами. Так, имеются сведения, что во время сражения за испанскую крепость Анделис в 1203 году арабские пловцы взорвали одну из ее стен благодаря заложенной в подводной части фундамента бочке с порохом. Турки, осаждавшие в 1565 году бастион рыцарей иоанитов на Мальте, также уничтожали береговые батареи христиан пороховыми минами, которые устанавливали водолазы.

Вместе с тактикой действий пловцов ныряльщиков постоянно совершенствовалось и их техническое оснащение. В начале XVI века гениальный итальянец Леонардо да Винчи создал революционный для своего времени дыхательный аппарат на основе баллонов со сжатым воздухом и прообраз скафандра для перемещения на глубине. О том, что изобретение предназначалось исключительно для военных нужд, красноречиво свидетельствуют пояснительные записи, сделанные рукой самого инженера ученого: «Закрепи галеру хозяев и остальные потопи, а после этого дай огонь в основание бомбарды… Все дело под водой, весь цикл». Великий сын Италии, намного опередивший эпоху, словно предопределил будущие успехи своих соплеменников. В первой половине XX столетия именно итальянцы вдохнули в покрывшуюся многовековой пылью теорию «подводных действий» новую жизнь.

Новая тактика ведения морской войны возникла на Апеннинах еще в ходе Первой мировой войны. Летом 1918 года военными инженерами итальянского флота на базе обычной торпеды был сконструирован транспортировщик, предназначенный для скрытной доставки диверсантов к предполагаемой цели. Это примитивная полуподводная мини лодка была способна развивать скорость лишь немногим больше двух узлов (3,74 километров в час). Управлял машиной экипаж из двух человек, которые сидели на торпеде верхом, а их головы и плечи при передвижении выступали над водой. Несмотря на всю топорность аппарата с технической точки зрения в боевых условиях «ноу хау» себя полностью оправдало. В ночь с 1 на 2 ноября два итальянских офицера сумели незаметно подобраться к австрийскому линкору «Вирибус Унитис» и установить на подводной части борта мины с часовым механизмом. В результате мощного взрыва военный корабль водоизмещением 21 тысяча тонн затонул.

С приходом к власти Муссолини Италия начала активные приготовления в предстоящей войне. Одним из основных препятствий на пути к осуществлению амбициозных планов дуче по возрождению Римской империи в границах эпохи Октавиана Августа являлся господствовавший в Средиземном море британский флот. В поисках средств эффективной борьбы с более сильным противником итальянское командование сделало ставку, в том числе и на боевых пловцов. В марте 1941 года была сформирована 10 я легкая флотилия MAS, подводными подразделениями которой руководил капитан 2 ранга Королевского итальянского флота князь Юнио Валерио Боргезе, более известный как Черный князь. Подводные подразделения включали училище для экипажей управляемых торпед и подводных лодок их транспортирующих, а также школу подводных диверсантов в Сан Леапольдо вблизи Ливорно. Здесь курсанты проходили тщательную теоретическую и практическую подготовку, их учили пользоваться кислородными приборами, совершать дальние заплывы, подолгу находиться под водой, преодолевать заграждения и устанавливать взрывные устройства. В качестве тренировки инструкторы любили устраивать подопечным двухкилометровые марши по морскому дну. Школа диверсантов представляла собой замкнутый мир, существование которого держалось в строжайшей тайне. Добровольцы, желающие стать боевыми пловцами, в обязательном порядке проходили медицинское обследование и тесты на психологическую устойчивость.

Наиболее успешной операцией подчиненных князя Боргезе стало уничтожение зимой 1941 года в Александрийской гавани двух последних английских дредноутов на Средиземноморье. Итальянские пловцы одержали одну из самых блестящих побед в истории морских войн: 6 человек, пробравшись в строго охраняемый порт, взорвали линкоры «Вэлиент» и «Куин Элизабет», а также потопили танкер. Линейные корабли британцев получили настолько серьезные повреждения, что фактически до капитуляции Италии в сентябре 1943 года так и не вернулись в строй.

Существовали боевые пловцы и в Германском Третьем рейхе. Такими нестандартными способами ведения войны на море государства фашистской «оси» стремились хоть как то компенсировать слабость своих флотов. В марте 1944 года командование германских ВМС сформировало диверсионно штурмовое соединение «К» (сокращение от слова «kleinkampfverband», буквально – «соединение малого боя»), в состав которого вошли отряды человеко управляемых торпед, взрывающихся катеров, боевых пловцов одиночек и подлодок малюток.

Методы боевой подготовки подводных диверсантов в нацистской Германии были, мягко говоря, весьма необычными, что подтверждают сохранившиеся воспоминания бойцов соединения. «Наша группа держала так называемый «небольшой экзамен мужества» по методу Опладена, – говорится в одном из таких свидетельств.

Нас, человек восемь десять, выводят на открытую местность и приказывают лечь на землю головой к центру воображаемого круга диаметром 4 метра. Затем в центре устанавливается ручная граната, из которой выдергивается предохранительная чека. Мы считаем секунды. Раздается взрыв, и осколки летят над нами». Кстати, в официальном учебном плане подобные трюки носили весьма прозаическое название: воспитание личной инициативы.

Соединение «К» провело немало успешных операций, наиболее значительными среди которых можно назвать разрушение шлюза в Антверпенском порту, подрывы мостов через реки Орн и Ваал в Голландии и Одер в Восточной Германии. Именно немцы впервые использовали легких водолазов для осуществления речных диверсий, а также уничтожения важных военных объектов на побережье.

Представители этой уникальной военной специальности в иерархии любого силового ведомства всегда стоят особняком. Водолазы разведчики, подводные диверсанты, «люди лягушки», «живые торпеды», «морские дьяволы»… Их называли по разному в зависимости от исторического периода, места действия или характера выполняемых задач. Но во все времена этих людей, по праву считающихся лучшими из лучших, элитой сил специального назначения любого уважающего себя государства, отличали высочайший профессионализм и непроницаемая завеса тайны, которой окутана их тяжелая мужская работа. Частенько забываемые в мирные годы, в критический момент именно подразделения боевых пловцов становятся последним доводом королей и надеждой полководцев, секретным оружием возмездия и козырным тузом, способным переломить ход даже самой безнадежной игры.






§ 5.2 Морской спецназ в составе ВМФ СССР

В Советском Союзе мысль о создании подразделений водолазов разведчиков была впервые высказана еще накануне войны с Финляндией. Спустя полтора месяца после начала Великой Отечественной войны 11 августа 1941 года нарком ВМФ подписал приказ № 72 о формировании при разведотделе штаба Краснознаменного Балтфлота роты особого назначения (РОН) в составе 146 штатных единиц. Местом базирования подразделения стал остров Голодай. По рекомендации Крылова командиром первой в нашей стране части боевых пловцов был назначен опытный водолаз, выпускник ВМУ им. М.В. Фрунзе лейтенант Иван Прохватилов.

Как и любым первопроходцам, водолазам разведчикам приходилось изобретать велосипед и учиться на собственных ошибках. За годы войны водолазы из РОН осуществили целый ряд успешных и уникальных в своем роде операций. Подчиненные Прохватилова забросали гранатами переброшенные в район Стрельны итальянские быстроходные катера из состава легендарной 10 й флотилии MAS, которые представляли для наших кораблей большую угрозу. Благодаря морским разведчикам были обнаружены и уничтожены с воздуха стартовые площадки для обстрела блокадного Ленинграда ракетами ФАУ 1, которые немцы строили под Лугой. В сентябре 1944 года водолазы участвовали в обследовании потопленной северо западнее острова Руонти немецкой подводной лодки U 250. Помимо секретных документов и шифровальной машинки со дна были подняты образцы секретного оружия рейха – самонаводящиеся по акустическому каналу торпеды. Образец взрывателя передали англичанам, и вскоре корабли союзников стали таскать на буксире плоты с ревущими моторами, которые и принимали удары новых немецких торпед.

По словам доживших до наших дней ветеранов РОН, для пионеров отечественного подводного спецназа не существовало безвыходных ситуаций и невыполнимых задач. Но, несмотря на это осенью 1945 года командование главного штаба ВМФ приняло решение расформировать роту «за ненадобностью в мирное время». Почти на десятилетие уникальный опыт РОН был в буквальном смысле слова предан забвению. В послевоенные годы офицеры энтузиасты, болеющие за дело душой, неоднократно обращались к командованию ВМФ с инициативой воссоздания частей специального назначения на флотах, но все их предложения были отклонены. Лишь в конце 1952 года обращение контр адмирала Л. Бекренева, где он ссылается на опыт создания частей спецназа за рубежом и в отечественных Сухопутных войсках, все же возымел действие. На состоявшемся в начале 1953 года совещании с начальниками управлений ГРУ МГШ военно морской министр вице адмирал Н. Кузнецов подтвердил свое решение о создании на флотах отдельных морских разведывательных дивизионов, в первую очередь на Черном море и Балтике.

После учений, окончательно подтвердивших эффективность применения водолазов разведчиков, в июне 1953 года директивой ГШ ВМС был открыт 6 й морской разведывательный пункт (МРП) со штатом в семьдесят три человека. Командиром пункта был назначен капитан 1 ранга Евгений Яковлев. Спустя год был создан 4 й МРП на Балтике, командиром которого стал полковник Георгий Потехин. Затем, в 1955 и 1957 годах соответственно, морские разведывательные пункты появились на Тихоокеанском и Северном флотах. Все без исключения пункты комплектовались призывниками, а опытных инструкторов, способных научить матросов срочников мастерству подводной разведки явно не хватало. В сложившихся обстоятельствах черноморское подразделение, как первое и наиболее опытное, стало настоящей кузницей кадров для морского спецназа.

Несмотря на все объективные трудности к началу 1960 х процесс боевого сколачивания в советских частях водолазов разведчиков в основном был завершен. Но работа по совершенствованию организационно штатной структуры и материально технической базы продолжалась. Спецтехника, которой пользовались водолазы разведчики, разрабатывалась и доводилась до ума в созданной 15 июня 1953 года научной лаборатории специальных водолазных снаряжений в институте № 11 ВМФ. Следует сразу сказать, что в лабораторных испытаниях водолазного снаряжения и техники, а также средств доставки и транспортировки принимали участие бойцы подводного спецназа, многие из которых были отмечены за это наградами Родины.

В середине шестидесятых 6 МРП был преобразован в 17 ю бригаду специального назначения, что стало очередной вехой развития отечественной военно морской разведки.

В СССР перед морским спецназом стояло несколько задач, основными среди которых были ведение разведки на приморских направлениях, уничтожение мобильных пусковых установок, командных пунктов, средств ПВО, гидротехнических сооружений и кораблей противника. Параллельно с этими подразделениями на каждом из четырех флотов существовали так называемые отряды подводных противодиверсионных сил и средств (ППДСС), созданные для охраны наших военно морских баз от вражеских пловцов. Кстати, именно в системе формирований ППДСС возникли специальные станции дрессуры животных. Дельфинов, белух, сивучей, котиков обучали многому из того, что должен знать и уметь подводный диверсант или боевой пловец. Животных заставляли отыскивать на дне моря различные предметы, вести подводную съемку, находить и уничтожать вражеских водолазов разведчиков. Наконец, животных самих использовали в качестве подводных диверсантов: к их спине прикрепляли мину, которую они должны были доставить к днищу корабля или подводной лодки и там привести в действие, уничтожив корабль, а вместе с ним и себя.



Система подготовки спецназа и антидиверсионных групп ВМФ разительно отличалась от методик, применявшихся в других силовых ведомствах. Начиналось все с жесткого отбора кандидатов в «люди амфибии». В течение полугода имевших до армии навыки подводного плавания и спортивные разряды призывников обучали по спецпрограмме, где физическая и психологическая нагрузка были близки к предельным. По свидетельствам бывших боевых пловцов, одним из испытаний был ночной марш бросок без указания дистанции и времени бега. И когда под утро наступало полное физическое истощение, начинала проявляться психологическая устойчивость.

После перевода из учебного в боевое подразделение срочники приступали к теоретическим и практическим занятиям. Обязательный курс включал в себя водолазную, воздушно десантную, навигационно топографическую, горную специальную, морскую, физическую подготовку, минно подрывное дело, рукопашный бой, выживание в любых условиях, изучение иностранных армий и театров военных действий, радиодело и многое другое, необходимое в современной войне. Поскольку специфика службы предусматривала ведение боя, в том числе и под водой, то помимо обычного стрелкового оружия спецназовцы использовали подводные пистолеты СПП 1, и не имеющие зарубежных аналогов автоматы АПС.

Доставка боевых пловцов к объектам могла осуществляться наземным, морским и воздушным способами. Десантирование производилось со сверхмалых высот, что существенно увеличивало риск.

Универсальность, способность спецназа ВМФ выполнять задачи в любой из трех стихий была востребована. Боевые пловцы охраняли советские суда во время молодежного фестиваля на Кубе в 1978 году, подводным эскортом сопровождали Президента СССР Горбачева во время зарубежных визитов в Рейкьявик и на Мальту. В течение трех суток 16 спецназовцев, сменяя друг друга, несли боевое дежурство под водой, имея приказ стрелять в любую движущуюся цель в радиусе двухсот метров от охраняемого объекта. Приходилось пловцам решать и не совсем «профильные» задачи, такие, как обезвреживание неразорвавшихся боеприпасов, поиск во взаимодействии с МВД опасных преступников в горно лесистой местности, ликвидация последствий техногенных катастроф. Несколько раз в год подразделения флотского спецназа привлекались для так называемых проверок «на бдительность» как военных, так и гражданских объектов внутри страны: «минировали» стратегические автомобильные и железнодорожные мосты, скрытно проникали на территорию секретных баз ВМФ и атомные электростанции.

В других силовых ведомствах нашей страны собственные подразделения боевых пловцов появились несколько позже, чем в Министерстве обороны. Хотя, допустим, история подготовки подобных специалистов в органах безопасности началась еще с отдельной бригады особого назначения (ОБОН). Подразделения эти были кадрированными, и пловцы проходили переподготовку один раз в год под Очаковом и на острове Русском, где располагалась военно морская база ВМФ. На особый период у обоновцев имелись специальное вооружение, техника и даже дыхательные аппараты с замкнутым циклом, то есть не выпускавшие способных демаскировать диверсанта разведчика пузырей.

Продолжателями традиций первых спецводолазов КГБ стали сотрудники группы «Вымпел». В иерархии элитного подразделения эти специалисты занимали верхнюю ступеньку, так как наряду с общей для всех вымпеловцев подготовкой они становились квалифицированными боевыми пловцами. Задачи, стоявшие перед ними, носили в основном разведывательный характер. Как, например, отработка каналов переброски нелегалов и групп специального назначения, работа с прибрежной агентурой, закладка крупногабаритных тайников. Основным объектом, где по нескольку раз в год проходили подготовку вымпеловцы, была база «Посейдон» на Каспийском море.

Существующие в структуре внутренних войск МВД морские части также располагают отрядами водолазов противодиверсионной службы. Таких уникальных частей в России всего две: мурманский полк, охраняющий атомные ледоколы и ремонтно технологическое предприятие «Атомфлот», которое занимается перезарядкой атомных реакторов, сбором и хранением радиоактивных отходов, и отдельный батальон, бойцы которого выполняют аналогичные задачи на Дальнем Востоке. Кроме того, отдельные роты и взводы дислоцируются во всех промышленных центрах, расположенных вблизи крупных водоемов. Существуют боевые пловцы и в структуре Федеральной службы охраны. В обязанности этих прошедших спецподготовку офицеров входит проверка Москвы реки вокруг Кремля, охрана со стороны воды всех президентских резиденций, а также выполнение функций обычных охранников первого лица государства.

§ 5.3 Части специального назначения ВМС США SEAL

Считается, что SEAL – самые подготовленные и отважные воины в составе американских вооруженных сил. Они предназначены для выполнения целого ряда разведывательных, (диверсионных или штурмовых акций в приморских зонах глубоко в тылу врага, а также для осуществления других специальных и специфических акций. В частности, в составе частей SEAL имеется специальное подразделение «отряд № 6», предназначенное специально для борьбы с терроризмом на море.

Свою историю американские «тюлени» ведут от подводных диверсантов второй мировой войны, «людей лягушек», которые готовили и обеспечивали высадку морской пехоты в морских десантных операциях. В начале 60 х годов отряды подводных диверсантов были преобразованы в части специального назначения ВМС США SEAL.

«Тюлени» получили боевое крещение во Вьетнаме, где наводили панику на северо вьетнамских бойцов и партизан юга страны. В пятнистом камуфляже, с раскрашенными зелеными красками лицами, они появлялись в ночи в самых непроходимых джунглях. «Зеленолицые», как прозвали их вьетнамские партизаны, за проявленное во Вьетнаме мужество удостоились множества боевых наград.

SEAL вместе с другими частями войск специального назначения различных видов вооруженных сил США и ведомств (ЦРУ, ФБР) активно действовали во всех последующих войнах и конфликтах, в которых принимали участие американские войска. Не обошлось без жертв и здесь. Из за плохой организации и недостатков в планировании в операциях по вторжению в Гренаду и Панаму отряды SEAL потеряли 8 бойцов.

Напротив, когда операции готовились тщательно, как это имело место в ходе операции «Буря в пустыне», SEAL избежали потерь и успешно выполнили поставленные перед ними задачи. Кстати, именно им в той операции отводилась одна из сложнейших функций – имитация подготовки морской десантной операции на побережье Кувейта с целью введения в заблуждение Ирака относительно реальных военных планов США и их союзников.

По ночам, в кишащих минами прибрежных водах, «тюлени» выходили на задания к берегам Кувейта и Ирака, осуществляли разведывательно диверсионные акции и возвращались на своих резиновых плотах на базу.

Подготовка «тюленей» – длительный и интенсивный курс физических, психологических и моральных нагрузок, имеющих целью тщательный отбор наиболее достойных и крепких молодых воинов и их комплексную, интенсивную тренировку. Трудно стать солдатом войск специального назначения, но во много раз сложнее стать настоящим «тюленем».

Отбор кандидатов ведется из числа добровольно изъявивших желание вступить в ряды SEAL матросов и младших офицеров флота. Кандидаты, удовлетворяющие всем формальным требованиям, направляются в Военно морской центр специальной войны в городе Коронадо, в Калифорнии.

Подготовка бойца SEAL

Общий курс подготовки бойца SEAL занимает более года. Весь этот период времени будущие морские «спецназовцы» подвергаются мощнейшей физической и психологической «обкатке».

Прежде всего, все курсанты проходят 7 недельный курс общей физической подготовки и плавания. Его цель – подготовить тело к тем физическим нагрузкам, которые являются типичными для настоящего «тюленя».

По окончании этого подготовительного этапа наступает первый период реальных тренировок, который длится 9 недель. Курсанты подвергаются интенсивным физическим нагрузкам, которые становятся от недели к неделе более тяжелыми, достигая своего пика к шестой неделе, которая получила название «адской недели». Это – ядро всей подготовки «морского тюленя». Если кандидат выдерживает по истине адские физические и морально психологические «пытки» этой недели, он имеет реальные шансы стать настоящим морским спецназовцем. Именно шансы, потому что впереди его ждут еще большие испытания.

Вслед за этим курсанты подвергаются 10 дополнительным неделям интенсивной физической подготовки и занятиям подводным плаванием. Затем – очередной этап подготовки «тюленей»: 9 недель тактических занятий по программе пехоты и войск специального назначения.

Последним этапом подготовки является направление молодых «тюленей» в сухопутные войска для парашютной подготовки и занятий в школе рейнджеров.

Этим заканчивается процесс подготовки, но не становления бойцов SEAL. После успешного завершения всех тренировочных курсов молодых воинов направляют на шестимесячный испытательный срок в оперативные группы частей специального назначения флота для окончательной проверки их профессиональных и морально психологических качеств.

Только лишь после этого испытательного срока молодые воины официально принимаются в состав частей SEAL и получают почетное право носить эмблему этого рода войск: хищного орла, держащего в когтях трезубец и пистолет на фоне морского якоря.

§ 5.4 Психологическая подготовка воина SEALº

Содержание занятий «Адская неделя»

Инструктор просвистел один раз. Строй молодых воинов в пятнистом камуфляже мгновенно рухнул лицом в жидкую черную грязь, руки накрыли затылок, рты раскрыты, ноги скрещены. Именно так должны лечь солдаты, попавшие под артиллерийский налет. Инструктор просвистел два раза – солдаты начали ползти в грязи в его сторону. Раздался трехкратный свист – бойцы вскочили. И вновь – свист один раз, три, один, два, три… Час, два, три…

Это – самая легкая разминка для курсантов, мечтающих стать SEAL. Ее дополняют многочасовые приседания и отжимания: «Вверх, вниз! Вверх, вниз! Сесть, встать! Сесть, встать!» В сознании испытуемых теряется контроль над временем. Выдерживают только те, кто умеет полностью абстрагироваться. Однако это еще только разминки, реальные физические и психологические нагрузки еще впереди.

Пять суток длится «адская неделя». За это время курсанты имеют возможность спать только 4 часа, то есть менее одного часа в сутки. Когда спать, сколько и в каком месте – решают инструкторы. 23 часа в сутки непрестанных физических упражнений в воде или на берегу с небольшими перерывами для приема пищи.

Интенсивность занятий возрастает по мере приближения конца «адской недели». Недаром тренировками денно и нощно по 8 часов к ряду руководят три смены инструкторов.

Физическая нагрузка, обрушивающаяся на курсантов с первой минуты «адской недели», поистине на грани человеческих возможностей. Именно поэтому в составе каждой смены инструкторов имеются врачи, которые следят за индивидуальным состоянием каждого воина на всех тренировках. Нередко врачи, даже вопреки воле испытуемых, запрещают им продолжать тренировки. В этом случае курсант или покидает ряды своих товарищей, или направляется на лечение и получает шанс вновь начать тренировки, но с самого начального этапа.

Большинство тренировок будущих SEAL проводится в воде или на морском берегу в любую погоду круглый год. Курсантов приучают подолгу находиться в воде: в будущем им придется часами плыть в холодных водах морей и океанов и не терять при этом своей боеспособности. Главная опасность, подстерегающая курсантов в ходе морских «процедур» – гипотермия, переохлаждение организма. При температуре тела ниже 34 градусов С человек испытывает амнезию (потерю памяти), его речь становится невнятной. При 33 градусах он становится апатичным и малоподвижным. При температуре тела 32 градуса наступает оцепенение. Дальнейшее понижение температуры до 31 градуса приводит к тому, что человек перестает дрожать, и его сердце может в любой момент остановиться. Именно по этим симптомам врачи следят за состоянием бойцов.

По существующим у американских морских «спецназовцев» нормативам, курсанты могут находиться в воде при температуре 15 градусов и ниже – 10 минут, 15–18 градусов – 15 минут, 18 градусов и выше – 20 минут.

Одним из наиболее распространенных видов морских тренировок курсантов является так называемая «пытка волнами». По команде инструктора группа молодых воинов марширует в бурлящий океан, останавливается в нескольких метрах от берега и находится под шквалом волн, накрывающих их с головой, столько времени, сколько им отводит инструкция. 15 минут в холодных волнах Тихого океана, 5 минут на пронизывающем ветре на берегу – и вновь 15 минут в океане с головой. Цикл за циклом, «пытка волнами» может длиться часами. В перерывах врач осматривает курсантов, проводит простенькие тесты на проверку памяти, измеряет пульс. Все нормально – вперед в воду по очередной команде инструктора.

«Водные процедуры» инструкторы сочетают с бегом или марш бросками по песку, преодолением полосы препятствий. Норматив на 4 мильную дистанцию бега по пляжу – 15 минут. За «ленивое» выполнение упражнений – наказания: отжимания индивидуальные или групповые («цепочкой»), когда курсанты выстраиваются в колонну по одному, кладут ноги на плечи товарища, находящегося в положении «упор лежа» сзади. В результате вес тел всех курсантов полностью переносится на их руки. Вверх, вниз! Один тянет за собой всю «цепочку». Как наказание – «пытка волнами». И так до бесконечности несколько суток…

Упражнения на суше также имеют свою специфику. Прежде всего, все передвижения по суше курсанты проделывают в строю группами по 6–8 человек, неся на своих головах или вытянутых вверх руках огромные 70 килограммовые надувные лодки – главное коллективное средство передвижения «тюленей» на большие расстояния. В кромешной ночной темноте, натыкаясь друг на друга, неся на головах неустойчивые, складывающиеся гармошкой резиновые лодки, курсанты обязаны в указанный инструктором срок достичь назначенной им точки. За опоздание – опять наказания.

Такие упражнения дополняются еще рядом «интеллектуальных» задач: командиру группы инструктор нашептывает длинную фразу пароль, которую тот должен повторить через несколько часов после достижения указанного группе объекта. Это необходимо будущим «тюленям», которые не должны терять способности трезво мыслить и все запоминать в любой самой сложной обстановке.

Инструктор может не указать точный объект или его координаты, а дать лишь ключевое слово, намек, своего рода шифр, который будущие «тюлени» должны на бегу разгадать и вовремя достичь зашифрованного объекта. За ошибку – наказания, и вновь инструктор дает лишь намек.

Вперед! И все это в темноте ночи, в мокрой от морской воды, пота и мочи одежде, с помутненным от нескольких бессонных ночей сознанием, с ноющим от физической перегрузки телом, воспаленными и незаживающими ранами, ссадинами, синяками.

В ходе всех тренировок и «пыток» будущих бойцов SEAL приучают действовать вместе в группе. Выполнение норматива определяется временем не первого, а последнего курсанта в группе. Инструкторы даже применяют такие формы, как незаметная «нейтрализация» на марше одного из курсантов. Если группа и ее командир не заметили «пропажу» бойца, не остановились и не бросились на помощь отставшему – наказание неизбежно. Не сдаваться врагу и не оставлять ему тела раненых или погибших товарищей – кодекс чести бойцов SEAL.

Венцом подготовки курсантов в ходе «адской недели» является практическое учение по высадке со штатных резиновых лодок на скалистое побережье в ночное время. Как уцелеть, не разбиться о камни в бурлящих волнах прибоя, не захлебнуться в воде, подвести лодку как можно ближе к берегу – все здесь зависит от автоматических навыков курсантов, их закалки, именно это достигается длительными и изнуряющими тренировками в воде и на берегу. День и ночь. Всю «адскую неделю»…

«Эффект иллюминатор»

Важнейший, если не решающий компонент подготовки SEAL – «психологические пытки». Многочасовые физические нагрузки, предельное переохлаждение тела в соленой морской воде, многосуточное бодрствование, боли во все теле притупляют волю курсантов, их психологическую готовность выдержать испытания.

Инструкторы «разлагают» молодых воинов: соблазняют их теплым душем, чашкой горячего какао, сном и отдыхом в тепле и уюте. Вальяжно стоя перед измотанными, замерзшими, находящимися на грани человеческих возможностей курсантами, инструкторы увещевают их: «Если хотя бы один из вас откажется от дальнейших тренировок – я прекращу «пытку волнами». На кой черт вам эта служба среди «тюленей»? На вашем месте я бы плюнул на все и вернулся к спокойной службе в «теплом» местечке!» Задача инструкторов – психологически «разоружить» курсантов, и нередко им это удается.

Каждый курсант имеет право в любой момент отказаться от тренировок и действительно получить все, что обещают инструкторы. Но, и это самое главное, «отказники» подлежат немедленному отчислению и направляются в прежние части. Никакие оправдания малодушия в расчет не принимаются. По статистике, количество «отказников» за весь долгий период подготовки составляет от 50 до 70 %. Лишь каждый третий молодой матрос или офицер, изъявивший желание стать бойцом SEAL, после года изнурительных тренировок в конце концов становится настоящим «тюленем».

Как считают американские специалисты, причины такого большого отсева кандидатов не физические нагрузки, а психологическая капитуляция, страх.



Главный объект тренировок – не тело, а воля и сознание молодых воинов. На жаргоне «тюленей» это называется «эффектом иллюминатора». Воин «спецназовец» должен достичь глубин самопознания. Он должен прочувствовать, что его тело – лишь оболочка, в которую помещены его сознание и воля. Он должен научиться абстрагироваться от физической боли своего тела – оболочки, уйти вглубь себя и смотреть на окружающий мир, на враждебную среду как бы через иллюминатор. Только тогда «тюлень» сможет выполнить любую боевую и оперативную задачу в океанских водах или джунглях. Он должен быть в состоянии проплыть несколько часов в океанских волнах с полной боевой выкладкой и специальным грузом, много часов, а то и суток скрываться в прибрежных волнах и камнях, дожидаясь времени «Ч», молниеносно выполнить задачу и уйти назад в открытое море. Такое под силу, действительно, только избранным.

Примерный распорядок дня курсантов в период «адской недели» Воскресенье:

21.00 – начало тренировок

24.00 – смена инструкторов

Понедельник: 6.00 – завтрак (*) (первый прием пищи с начала тренировок)

8.00 – смена инструкторов

12.00 – обед

16.00 – смена инструкторов, первый раз предоставляется возможность переодеться в сухую форму

17.00 – ужин

18.15 – первый медицинский осмотр

24.00 – ночное питание, смена инструкторов

Вторник: 6.00 – завтрак

8.00 – смена инструкторов

11.00–12.00 – первый отдых (сон)

12.00 – обед

16.00 – смена инструкторов

17.00 – ужин

24.00 – ночное питание, смена инструкторов

Среда: 6.00 – завтрак

8.00 – смена инструкторов

12.00 – обед

13.15–15.00 – второй отдых (сон)

16.00 – смена инструкторов

17.00 – ужин

18.15 – второй медицинский осмотр

24.00 – ночное питание, смена инструкторов

Четверг: 4.30 6.00 – третий отдых

6.00 – завтрак

8.00 – смена инструкторов

12.00 – обед

16.00 – смена инструкторов

17.00 – ужин

18.15 – третий заключительный медицинский осмотр

24.00 – ночное питание (сухой паек), смена инструкторов

Пятница: 6.00 – завтрак (сухой паек)

8.00 – смена инструкторов

12.00 обед

16.00 – смена инструкторов

К исходу дня – окончание тренировок.

* На все приемы пищи отводится 15–60 минут.

§ 5.5 Боевые пловцы ВМС Германии

В 1959 году высшее руководство Министерства обороны ФРГ приняло решение о необходимости создания в составе военно морского флота специального подразделения, которое могло бы проводить операции под водой.

После того, как в 1991 году Германия была воссоединена, у боевых пловцов появились новые задачи. Поскольку на мировой арене ситуация выглядела по новому, то команда была присоединена к батальону, который входил в структуру флотилии противоминной войны немецких военно морских сил. В составе батальона существовали три компонента: водолазы подрывники, учебная группа и специалисты подводного разминирования.

На сегодняшний день боевые пловцы проходят курсы специальной подготовки для проведения действий как на воде и в прибрежной зоне, так и под водой. Кроме того, они принимают активное участие в спецоперациях и миссиях НАТО и ООН. Кроме того в круг задач KSK входит осуществление захватов судов противника как в открытом море, так и в портах, разрушение портов и мостов, проведение разведки для дальнейших операций и разминирование акватории.

На данный момент группа боевых пловцов входит в состав в группу SEKM (группа морских пехотинцев и специалистов по подводным операциям немецких военно морских сил), которая была сформирована в 2003 году. Непосредственно сама группа KSK на настоящее время насчитывает 48 человек, по 16 человек в трех отрядах. Кроме того, существуют также тыловые и тактические группы, сотрудники которых квалифицируются как подводные диверсанты. До момента создания SEKM численность оперативных групп KSK не превышала 12 военнослужащих.

Требования к кандидатам предъявляются непростые. В первую очередь, кандидат в боевые пловцы должен иметь хотя бы два года выслуги в национальных военно морских силах, офицеры – 8 лет выслуги. Но есть также и гражданские кандидаты, которые должны пройти базовую подготовку. Кроме того, у претендентов обязательно должно быть гражданство Германии, возраст от 17 до 25 лет, полное среднее образование. Также большое внимание уделяется физической форме кандидатов. Так, к примеру, они должны суметь преодолеть 1 километр не более чем за 23 минуты, проплыть 30 метров под водой без какого либо снаряжения, задерживать дыхание на одну минуту под водой.

Всех кандидатов в первую очередь отправляют в специальный институт, где подвергают строжайшему медицинскому осмотру, уделяя особое внимание органам дыхания, глазам, горлу, носу. Помимо этого, они проходят и всевозможные психологические тесты.

После прохождения всех испытаний и зачисления в состав группы, боец заключает контракт на 4 года службы в подразделении.

Затем начинается процесс обучения. Курс длится пять месяцев, проводится в Экернфорде и состоит из двух этапов: «сухого» и «мокрого». В ходе первого пловцы овладевают навыками работы с взрывчатыми веществами на суше. Они принимают участие в работе школы рейнджеров на протяжении месяца, затем такой же период времени проходят подготовку на базе парашютной школы. Окончание «сухого» этапа – курс выживания, в ходе которого бойцов учат, как оказать сопротивление или совершить побег.

Во время второго – работают в бассейне и учатся подводному плаванию. Курс ведут пять инструкторов. На данном этапе курсантам предоставляется возможность обучиться дайвингу и изучить снаряжение водолазов. Также они проходят медицинскую подготовку и улучшают свои физически данные.

По окончании первого курса курсантам присваивается звание дайвера. После этого их направляют непосредственно в подразделение боевых пловцов, где начинается второй, четырехмесячный этап обучения. Этот этап – практический. Бойцы получают знания, как на практике организовать подводные подрывные работы, разминировать акваторию, проводить диверсии против вражеских судов. В это же время они также обучаются различным способам перемещения к месту выполнения задачи. Необходимо отметить, что занятия эти могут проводиться как днем, так и в ночное время, причем и летом, и зимой. После успешного завершения курса подготовки новичкам вручают значки «Рыба» (символ боевых пловцов).

Общий курс обучения боевых пловцов, таким образом, составляет один год плюс около полугода различных курсов. Но настоящими профессионалами новички становятся только спустя 3–4 года после начала службы. (Источник:



http://bratishka.ru/archiv/2010/3/2010_3_12.php) Литература

1. Боплан Г. Описание Украины от пределов Московии до границ Трансилъвании // Ляскоронский В. Г. Гильом Левассер де Боплан и его историко географические труды относительно Южной России. Киев, 1901. С. 27–28.

2. Королев В.: Казачья морская культура: традиции и инновации.

http://dikoepole.com/2010/02/17/korolev_morskaya_kultura/

3. Королев В. II. Казачьи подводные лодки: миф или реальность //Очерки истории Азова. Азов, 1992. Вып. 1. С. 16.

4. Краснов II. О привлечении донских низовых казаков к службе во флоте // Русский инвалид. 1879. № 193.

5. Краснов Н. Казачий флот. (По поводу привлечения донских низовых казаков к морской службе) // Военный сборник. 1885. № 10–12;

6. Краснов Н. О привлечении донских казаков низовых станиц к службе во флоте // Донские областные ведомости. 1879. № 37;



§ 5.6. «Психологические и психиатрические реакции в плавание и в подводной войне»

Это название статьи, написанной Бенке и опубликованной в 1945 году в американском журнале психологии (Цит. Б. di Capodieci). В 2002 году Capodieci основал Интернет сайт «Psychodive» (www.psychodive.it), который, помимо деятельности и статьями, связанными с подводной психологией, даёт рекомендации по тестированию тревоги и паники. В психиатрической литературе существует несколько описаний патологии декомпрессии (DP) с изменениями личности, депрессией, синдромом Мюнхгаузена и других синдромов. В последнее время исследования становятся все более и более сложными, а некоторые исследователи изучили соотношение между подводной деятельности, мозгом и поведением. В одном из этих исследований Швейцарские исследователи изучали связь между церебральным кровяным потоком (CHF) и когнитивными функциями у 215 водолазов. Исследователи пришли к выводу, что дайверы могут получить долгосрочные нервно функциональные последствия при погружении в экстремальных условиях (в основном в холодных водах), если они имеют на своем счету более 100 погружений на более чем 40 метров в год (Slosman, De Ribaupierre, Chicherio и соавт., 2004). Кроме того, более поздние исследования подчеркнули риски, связанные с дайвингом, и рекомендовали помимо того, что помимо хорошей физической формых дайвер должен быть психологически подготовлен (Кеммера, 2004).



Выводы о психологии дайвинга Если в 1945 году, статья Бенке ознаменовало начало научный интерес для психологии подводной деятельности, мы можем констатировать, что после 60 лет этой области исследований все еще остается в пионерской фазе. При размещении на границе между подводной медициной, психологией и спортивной медициной, психиатрией и психотерапией, эта новая дисциплина должна ознаменоваться более глубокими исследованиями. Несмотря на важный вклад некоторых исследователей, у нас еще недостаточно знаний о физиологических и психологических механизмах, ведущих к паническим атакам во время погружения; рекреационным аспектам личности дайвера, а также психодинамической основе этой деятельности и ее корреляции с другими экстремальными видами спорта и профессиональной деятельности.
Библиография

Бенке, А. Р. (1945). Психологические и психиатрические реакции в плавание и в подводной войне. Американский журнал психология, 101: 720–725.

Biersner, RJ, et al. (1974). Прогнозирование производительности подводного обучения. Журнал прикладной психологии, 59, 519 21.

Biersner, RJ, et al. (1983). Личностные особенности водолазов военно морского флота США. Журнал психологии профессионального дайвинга, 56 (4), 329–334.

http://www.psychodive.it/modules.php7name

Gargiulo, ML (2002). Мотивационная динамика в подводное плавание. Diver, III, 18–21.

Gargiulo, ML (2003). Страх. Что это такое? Diver, IV, 15–19.

Gargiulo, ML (2003b). Психика и дайвинг. Diver, II, 2003, 18–21.

Гриффитс, Т. (1979). Отношения между тревогой и производительностью в подводном плавание. Восприятия и моторных навыков, 48, 1009–1010.

Grouios, G. (1992). Влияние психики на практику дайвинга. Международный журнал спортивной психологии, 23 (1), 60–69.

Хопкинс, R.O. (2001). Острый психоз, связанный с дайвингом. Подводная и гипербарическая медицина, 28 (3), 145 8.

Хант, JC (1996). Дайвинг: риски и травмы в спорте подводного плавания. Психоаналитический ежеквартальный обзор, LXV, 591–622.

Knapp R.J. (1976). Стресс в глубине: изучение подводных водолазов в контролируемых опасных ситуаций. Журнал прикладной психологии, 61 (4), 507–512.

Lues V.J., Baddeley A.D. (1981). Когнитивные способности, качество сна и настроение во время глубоководного погружения. Эргономика, 24, 773–793.

Longo М. (2002). Психика и дайвинг. Psycho media. (http://www.psychomedia.it/pm cong/2002/psicimm.htm).

Longo М. (2003). Психика и дайвинг. Psychomedia. (http://www.psychomedia.it/pm cong/2003/diving.htm).

Longo М. (2004). Под морем и на дно души. Psychomedia, (http://www.psychomedia. it/pm cong/2004/sportepsiche.htm)

Мире, JD, и Клири, PJ (1980). Тревожность как фактор в подводном исполнении. Эргономика, 23, 549 57.

Морган, WP (1987). Психологические особенности женщин дайверов. В WP Morgan WP (1983b). Гипервентиляционный синдром: обзор. Association Journal, 44, 685 9.

Spigolon, L., и Dell\'Oro, (1985). Аутогенная тренировка боевых пловцов. Международный журнал спортивной психологии, 16 (4), 312–320.




Каталог: book -> medical psychology
medical psychology -> Учебное пособие «Психические и поведенческие расстройства при вич-инфекции и спиде: учебное пособие»
medical psychology -> Ббк56. 14 ■ с 34 Научный консультант серии- а. Б. Хавин
medical psychology -> Зейгарник Б. В., Братусь Б. С
medical psychology -> Принципы построения патопсихологического исследования
medical psychology -> Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины
medical psychology -> Киев «Здоров'я» 1986
medical psychology -> Научной рефлексии
medical psychology -> Клиническая психотерапия
medical psychology -> Психосоциальная аддиктология
medical psychology -> Ф., Боков С. Н. Медицинская психология: основы патопсихологии и психопатологии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница