Олег Геннадьевич Сыропятов Медико психологическое сопровождение специальных операций


Глава 2. Медико психологическая подготовка военнослужащих для ведения боевых действий



страница3/17
Дата07.06.2016
Размер2 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Глава 2. Медико психологическая подготовка военнослужащих для ведения боевых действий




Во время войны СССР в Афганистане психологическая подготовка войск проводилась политическими органами без должной связи со специалистами военно медицинской службы. Медицинское обеспечение Разведгрупп СпН в открытых источниках описывается следующим образом: «В Афганистане военные медики блестяще справлялись с возложенными на медицинскую службу задачами. Жизнь раненного завесила не только от медиков, но и от знаний, умений и практического опыта всех военнослужащих в оказании доврачебной помощи. Разведорганы «спецназа» обеспечивались всеми необходимыми средствами оказания первой медицинской помощи. В состав разведгрупп и отрядов включался санинструктор роты, имеющий специальную медицинскую подготовку или (и) специалисты медицинской службы отряда. В бою первую медицинскую помощь раненым оказывал «доктор» (санинструктор роты или медицинского пункта, фельдшер или врачи отряда). В медицинской службе отряда имелся врач хирург, врач анестезиолог и другие специалисты, а также все необходимое для оказания раненым первой врачебной помощи».

Организация медицинского обеспечения (медицинский пункт в ППД) в орг. структуре СпН (1986): 1. Начальник О МП – начальник мед. службы отряда – капитан.

2. Хирург – старший лейтенант.

3. Анестезиолог – старший лейтенант.

4. Начальник аптеки – фельдшер.

5. Старший санинструктор.

6. Водитель санитар.

7.  Водитель санитар.



8. ГАЗ 66 (АП 66).

9. УАЗ 3962 санитарный («таблетка»).

10. МТ ЛБ.

Опыт военных конфликтов последнего десятилетия свидетельствует о необходимости не только «психологического», но и «медико психологического» обеспечения военных действий вообще, но и специальных операций в частности. Подготовка врачей в составе специальных подразделений должна на сегодняшний день включать широкий круг дисциплин: военно полевая хирургия, военно полевая терапия, анестезиология, токсикология, народная/альтернативная медицина, психиатрия, медицинская психология и психотерапия. Важное значение имеет морально психологическая подготовка. Во все времена солдату приходится мириться не только с ужасами войны, но и с возможной смертью. При этом он всегда должен помнить о поставленной задаче и проявлять стойкость в боевых условиях. Солдаты, овладевшие нужными психологическими навыками, получают неоспоримое преимущество.



§ 2.1 Значение национальных архетипов в психологической подготовке

С незапамятных времён представители элитных воинских подразделений воспитывались на примерах «идеальных воинов» отечественной истории – исторических архетипах. Архетипы отражаются в устном народном творчестве. «И один в поле воин: коли по русски скроен» гласит русская пословица. Положительное действие архетипа в том, что он способствует организованности и управляемости людей. Недостаток возникает при отсутствии гибкости, а это лишает активности и самостоятельности. Архетип кумира или идола – покровителя и защитника оказало сильнейшее влияние на формировании монархической власти в России. От архетипа матери произошёл культ почитания Богоматери и трансформация в образы Родины – матери России и Украины. Понятие Родины для русских и украинцев имеет женское начало. Мать – это забота, доброта, поддержка роста и плодородия. Влияние архетипа всегда давало нам силы к возрождению после войн и потрясений. А в самих войнах служило побудительным мотивом для защиты Родины.

Для русских характерна полярность чувств, негативно влияющая на историю нашего Отечества. Н. Бердяев писал, что русские – это «поляризованный народ», он есть «совмещение противоположностей». В «национальном характере русских имеется черта, замеченная давно, и она составляет несчастье русских. Суть её в том чтобы во всём доходить до крайности; до пределов возможного». Действительно, у русских людей под воздействием внешних обстоятельств взгляды и действия меняются на противоположные. Происходят внезапные и мгновенные переходы от «любви к ненависти», что отражается и в народном творчестве – в известной песне о Степане Разине, бросившего княжну за борт в «набежавшую волну» из за ропота соратников. Это оказывает разрушительное и дестабилизирующее влияние на отношения между людьми и делает нас восприимчивыми к манипуляции. Языческое и христианское двоеверие, восточный менталитет и стремление к Европе приводит к психической амбивалентности, но и способствует развитию уникальной русской цивилизации (Данилевский Н.Я.).

Архетип «Духовного Старца» – это архетип «высшего учителя и мастера». Он представляет скрытый в хаотичности жизни глубокий смысл. Мудрецы, обладающие знанием и передающие их ученикам, всегда пользовались почётом и уважением. В народном творчестве этот архетип отражён в «Песне о Вещем Олеге». В отечественной истории – это благословление Св. игуменом Сергием Радонежским Св. князя Дмитрия Донского на Куликовскую битву. Современная присказка «отцы командиры» появилась под влиянием этого архетипа.

Архетип «защитника» также сформировался достаточно давно в связи с условиями создания Русского государства. Это мы видим в былинах о богатырях – Св. Илье Муромце, Добрыне Никитиче, Алёше Поповиче, Микуле Селяниновиче. В этих образах отражён разнообразный социальный состав «героев». В последующем это исторические личности – мещанин Минин и князь Пожарский, казаки Запорожской Сечи, Дона, Кубани, Терека, Урала, Семиречья и Сибири.

Наша судьба – это игра сознательных и стихийных сил. Разрушение, воспитание или поддержание свойственных этносу архетипов влияет на жизнестойкость народа. Воспитание бойца – это сложный и деликатный процесс в который вовлечены не только душевные сознательные и бессознательные ресурсы, телесные физиологические возможности, но и духовность человека.

Вот что писал журнал накануне I Мировой войны (Журнал «Разведчик», № 1009, 1910 г): «Прогресс техники из года в год растет, чуть ли не по дням; армии европейских государств растрачивают громадные средства, чтобы не отстать друг от друга по всем отделам своего технического устройства…

Обращено большое внимание повсюду на физическое развитие нижних чинов; спорт различных видов процветает успешно… Таким образом, везде принимаются особые меры, чтобы все материальное поставлено было на степени наибольшего совершенствования, ибо считается, что тогда все данные к победоносной войне…

Так ли это? Давала ли когда либо в прошлом успех лишь одна материя? Не была ли в прошлом сильна наша армия своим духом, своими нравственными устоями, имевшими в основе религиозную почву! Не глубокая ли вера в Бога и беспредельная преданность Царю давали нам победы?

Усиленно занимаясь ныне в войсках лишь одной материей, не готовим ли мы в будущем много горького для армии?

Правда, в здоровом теле здоровый дух! Но этот дух надо признавать… Надо верить, что у всякого человека есть частица Божества – душа… Все чаще и чаще в темном нашем народе приходится слышать: «души нет, а есть тело; а после смерти – остается от человека одна лишь падаль»…

В нашей же интеллигенции атеизм и материализм начинают преобладать, а она пример массе в армии…

В программу обучения наших войск входят духовно нравственные беседы полкового священника с нижними чинами, которые производятся не особенно часто, не представляют интереса начальнику части и офицерам и потому в войсках имеют совершенно второстепенное значение.

Россия недавно пережила стихийное, бессмысленное анархическое движение; темный народ был сбит со своего жизненного пути; все, во что он верил, было загрязнено, затоптано, а нового ничего не дано… Все религиозные и нравственные устои в нашем народе пошатнулись; в нем проявились звериные инстинкты и если зверские порывы были остановлены силою, то это не значит, что они исчезли совсем; они остались и теплятся…

Из этой народной массы идет ежегодное пополнение армии, и потому святая обязанность начальников, руководителей и учителей погасить в солдате тлеющую искру безбожия, вернуть его к прежним верованиям и поднять в нем нравственность. Дело это нелегкое, ибо одними поучениями, объяснениями и рассказами ныне повлиять на солдата нельзя… Нужен личный пример, необходимо, чтобы среди начальников и офицеров было побольше убежденных и верующих, чтобы у каждого из них не было обоготворение своего «я», а было подчинение своей воли воле Божией.

Нельзя закрывать глаза на то, что религиозное воздействие в нашей армии чисто формальное, которое не может оказывать влияния на массу нижних чинов и потому не уничтожит в душах их ядовитые семена, посеянные там во времена лихолетия.

Командный состав и офицерство есть интеллигенция нашей армии и в зависимости от принципов, какими они руководствуются, понятиях о добре и зле, какие кладутся ими в основу этих руководящих принципов, от того, кому и чему они поклоняются, то и будущность армии находится в зависимости от того, во что верит, чему поклоняется эта интеллигенция.

Надо отметить, в общем, что люди поклоняются или Богу, или себе. Поклонение Богу, такое, какое указано нам Господом нашим Иисусом Христом, сопряжено с подчинением своей воли воле Божьей, а это многим кажется очень трудным. Гораздо легче для нас обоготворение своего «я», культ своих страстей, признание высшим благом удовлетворение всех своих желаний, хотя бы это и было сопряжено с гибелью ближних.

Принесенный с Запада атеизм стал проникать в наше образованное общество еще с конца восемнадцатого века, а во второй половине прошлого столетия заполонил почти всю нашу интеллигенцию; о Боге перестали думать, кощунственно утверждая, что наука похоронила Его, и даже стыдились заводить в обществе разговор о религии. И на таких идеях воспиталось много поколений; воспитывается на них и теперь наша учащаяся молодежь. Правда, поклонение своему «я» не было прежде так резко, так заметно: оно сглаживалось сознанием долга перед законом и стремлением к общественному благу.

Безразличие к религии, как дух времени, сказался и на интеллигенции армии; выразился он в недостаточном уважении начальника к подчиненному и обратно; проявился он в несоблюдении закона; в тех громадных хищениях, имевших место во время японской войны… А сколько было случаев за последние десять лет проступков, в которых ясно обнаруживалось отсутствие сознания долга…

Наша армия именовалась и именуется христолюбивым воинством, и это наименование должно быть поддержано, закреплено на далекое будущее…

Отрицание Бога, безверие породило так называемое революционное движение, вполне бессмысленное, и принесло много бедствий и позора нашей родине…

Но, как всякое напряжение, доведенное до известного предела, вызывает реакцию, так и крайности самообоготворения вызвали религиозное движение среди нашей интеллигенции. Много образованных людей, студентов, курсисток, людей пожилых и седовласых старцев истомились от пустоты безверия и стали искать неведомого им Бога…

Начавшееся религиозное движение среди нашей интеллигенции составляет такое историческое событие, которое, несомненно, сыграет важную и благотворную роль в будущей судьбе России, и армия наша, в лице всего командного и офицерского состава, должна принять самое горячее участие в этом движении.

Почти все наши войсковые части имеют свои храмы, которые посещаются в дни богослужений иногда исключительно только нижними чинами… Духовными собеседованиями офицеры не интересуются и таковых даже для офицеров не существует…

Повторяем еще раз, что ныне на нижних чинов можно действовать только примером, и потому духовно нравственный подъем нашей армии возможен лишь при условии, когда, заботясь о физическом развитии тела, не забудут и душу солдата, и дадут возможность ей проявиться под влиянием возрождения веры в Бога и в Господа нашего Иисуса Христа у лиц, утративших ее, у сомневающихся, колеблющихся и относящихся равнодушно к религии или вовсе отрицающих ее, но по своему служебному положению поставленных начальниками, руководителями и учителями в нашей доблестной армии».




Проявлением воинского долга с ярко выраженными архетипическими признаками служит описание подвига донского казака Кузьмы Крючкова во время I Мировой войны. Вот как описывается этот подвиг: «Вместе со своими тремя товарищами он заметил немецкий разъезд в 27 всадников. Выждав время, Крючков гиком бросился на неприятеля и, сидя на хорошем, резвом коне, раньше всех врезался в гущу немецких кавалеристов. Вертясь волчком среди врагов, он первым ударом свалил начальника разъезда, а затем, несмотря на полученные раны, продолжал рубить направо и налево. Когда у него, уже слабевшего от ран, выбили шашку, он выбил у кого то пику и, то защищаясь, то нанося удары, продолжал этот неравный бой. Подоспевшие товарищи быстрым натиском обрушились на многочисленного противника и после непродолжительного боя обратили оставшихся в бегство…


Несмотря, на то, что Крючков был ранен, он получил 16 ран, рука его разрублена шашкой, зато он один уложил 11 немцев, и до конца славного боя оставался в строю»… Примечательно, что «среди своих хуторян вся семья Крючковых пользуется заслуженной репутацией домовитых и религиозных людей».

Таким образом, одним из основополагающих компонентов этнокультурного организма является этническая картина Мира. Казачество, составляя пограничный оплот русской земли, созданный усилиями самого народа, удовлетворяло стремлению народных масс построить свою жизнь на излюбленных началах равенства и самоуправления, не нашедших себе осуществления в общих государственных порядках (конфликт этнической картины Мира, как выражения традиционной культуры, и искажений, что выливалось в инверсии). Казачество можно и необходимо рассматривать как часть русского (украинского) суперэтноса, наиболее яркого носителя этнической картины мира, этнических констант и доминант, а значит традиционной культуры. Казак как носитель Высшего Закона – носитель порядка, идеи внутренней и внешней целостности государства. Архетипическое чувство и понимание Закона для казаков имело ярко выраженный традиционно русский характер необходимости восстановления справедливости как воли Божьей. Примером может служить следующее описание событий Русско японской войны. В феврале 1905 г., во время Мукденского сражения некоторые русские части были окружены японцами. Масса людей и обозов сбилась в овраге, выходы из которого были перекрыты врагом. Разрозненные попытки вырваться из этой ловушки успеха не имели. «Люди совершенно пали духом и лежали безучастно, укрываясь скатами оврага от пуль». Никакие убеждения и команды офицеров не действовали. Но вот какой то унтер офицер выскочил быстро наверх, в руках его мелькал большой крест. «Откуда взялся этот крест, трудно сказать. Вероятно, он принадлежал походной церкви. Унтер офицер этот кричал: «Братцы, пойдем за крестом! За знаменем!» Кто то крикнул: «Знамя! Выручай! Знамя пропадает!» И случилось что то необычное: множество людей сняли папахи и, перекрестясь, быстро ринулись наверх, увлекая всех за собою. Без криков ура, молча, масса кинулась на заборы и валы, занятые японцами. Слышен был лишь топот бегущей толпы да ее тяжелое дыхание. Японцы оторопели и, прекратив стрельбу, бросились назад. Говорили, что наши в исступлении изломали пулеметы голыми руками».



§ 2.2 Основные понятия психологической подготовки военнослужащих

•  Содержание общей, целевой и специальной психологической подготовки.

•  Организация психологической подготовки.

•  Направления психологической подготовки, принципы ее организации.

•  Роль и место психолога в проведении психологической подготовки.

Психологическая модель современного боя.

•  Задачи психологической подготовки (форма и способы их реализации при обучении вождению боевых машин и в ходе тактической подготовки).



Психологическая подготовка военнослужащих это система целенаправленных воздействий, имеющая целью формирование и закрепление у воинов психологической готовности и устойчивости, преимущественно на основе самосовершенствования личностных и развития профессионально важных качеств, приобретения опыта успешных действий в моделируемых экстремальных условиях боевой обстановки. Более доступное понимание сущности психологической подготовки было, на наш взгляд, сформулировано известным русским физиологом И. П. Павловым: «Дело тут не только в силе взаимодействующих раздражителей, сколько в их новизне… Главная реакция пассивно оборонительного рефлекса имеется не на силу, а на новизну».

Почему в приведенной цитате на наш взгляд изложена сущность психологической подготовки? О чем идет речь? В ходе обучения и воспитания любого специалиста военнослужащего предусмотрено формирование широкого спектра необходимых для выполнения профессиональной деятельности качеств. И в целом задача решается успешно. Однако опыт боевых действий показывает, что не каждое качество ранее сформированное может проявиться у военнослужащего при изменении условий деятельности (погоды, рельефа местности, видимости, огневого воздействия и др.), особенно при переходе к ведению реального боя. Есть очень много примеров, когда воин успешно поражает мишень на учебных занятиях и далеко не лучшим образом ведет стрельбу при изменении условий боя, когда пассивно оборонительные рефлексы фактически способствуют неадекватному обстановке поведению воина и снижает результативность боевой деятельности.

То есть фактор новизны порой играет решающую роль в проявлении у человека ранее сформированных качеств, а значит в выполнении упражнения. И задача состоит в том, чтобы еще в мирное время, в ходе обучения и воспитания, предусмотреть и поставить обучаемого в такие условия, в которых будут выработаны необходимые для выполнения боевой задачи психологические качества. Другими словами, в ходе повседневной учебно боевой подготовки до минимума сократить все то новое, неизвестное, с чем человек может встретиться в бою.

Каковы психологические механизмы психологической подготовки? За счет каких внутренних и внешних воздействий на психику военнослужащего осуществляется ее влияние? На эти и другие вопросы можно получить ответ, если подойти к пониманию основной теоретической и практической задачи психологической подготовки это целенаправленное формирование и закрепление у военнослужащих психических образов модели их предстоящих или будущих действий. И логика здесь должна быть такова чем большее количество предстоящих психических образов максимально соответствующих боевой обстановке мы сформируем у военнослужащего, тем меньше вероятность его попадания в ситуацию неопределенности, неизвестности, которая как правило влечет за собой срабатывание у человека пассивно оборонительного рефлекса, а следовательно неадекватные действия.

Для большего понимания этого вопроса, рассмотрим, что по существу представляет собой психический образ действия?

Психический образ, или другими словами, что человек увидел, услышал, пережил и т. д. представляет собой не что иное как психологическую модель действия (боя) в сознании воина. Это не снимок на котором запечатлена какая либо ситуация, а значительно большее. Это достаточно сложный во времени процесс отражения не только объективной действительности, но и воссоздание ранее пережитых, увиденных и т. д. образов, с целью построения будущей деятельности воина, адекватной реально сложившейся ситуации. Регулятором такой деятельности выступают мотивы и потребности военнослужащего, его установка, а операциональной структурой – профессиональные действия. То есть методологически будет верным, если мы в ходе всей повседневной деятельности по организации психологической подготовки свои условия будем направлять на формирование как понятийной, так и образной основ модели предстоящих действий.

При этом очень важно учитывать, что образ выполнения того или иного действия определяется как его предметным содержанием (куда, как, с кем идти, что взять с собой), так и его значимостью для военнослужащего (а надо ли туда идти). Можно прекрасно быть подготовленным в профессиональном отношении с точки зрения умения водить, летать, осуществлять походы и т. д., иметь достаточно развитые профессиональные качества, но если не будут развита понятийная основа модели предстоящих действий, являющаяся первоосновой смысловой установки на поведение в бою, с большой достоверностью можно утверждать, что с должной эффективностью задание выполнено не будет.

В этой связи при организации психологической подготовки важно исходить из принципа опережающего формирование понятийной основы модели боевых действий по отношению к образной. Это значит, что любой замысел в реализации психологической подготовки должен получать свое начало посредством активизации убеждений в необходимости и важности поставленных задач, закреплении мотивационных установок, накопления представлений об условиях боя и т. д. В этих целях может широко применяться оправдавшие себя методы психологической подготовки связанные в основном со словесным, устным воздействием командиров, других специалистов на психику личного состава – убеждение, внушение и т. д.

Однако одной только установки для решения задач психологической подготовки крайне недостаточно. Успешность действий воина во многом зависит от того, насколько сформированные у него психические образы соответствуют реальной действительности. Для этого воин должен чувственно наполнить психический образ модели боевой работы: выполнять практически действия в ходе тренировок, учений, стрельб, пусков ракет днем и ночью. В этих условиях можно широко использовать методы позволяющие закрепить образную основу модели боя посредством закалки необходимых профессионально важных качеств. Они могут включать в себя: упражнения и тренировки на специальных тренажерах, имитаторах, учебных полях, на аэродромах; физические и спортивные упражнения по преодолению специальных полос препятствий, заграждений, завалов, водных рубежей; специальные спортивные игры и состязания; психологические упражнения для целенаправленного развития познавательных, эмоциональных и волевых качеств; психологический тренинг по сколачиванию коллектива, формированию совместимости, коллективизма, взаимозаменяемости и др.

В науке сформировалось значительное число различных подходов к пониманию организации и проведению психологической подготовки. Не ставя задачу их анализа, мы исходили из того, что психологическая подготовка осуществляется в ходе воспитания (воспитательными структурами), обучения (органами боевой подготовки) и при проведении мероприятий собственно психологической подготовки. Учитывая то обстоятельство, что обучение, воспитание и собственно психологическая подготовка тесно между собой взаимосвязаны и взаимообусловлены, очень важно рассмотреть, каковы же качества, свойства, психические процессы и состояния формируются в каждой из перечисленных областей.

Осуществляя самый общий анализ, мы можем констатировать, что в процессе воспитания у военнослужащих вырабатываются навыки и привычки поведения в различных условиях, а, следовательно, развиваются волевые качества; осуществляется развитие эмоционально волевой сферы личности и ее адаптации к новым условиям; военнослужащие целенаправленно ориентируются на преодоление возможных трудностей в боевых условиях, им прививается стойкость, отвага, храбрость, мужество, убежденность в правоте своих действий и др.

В процессе обучения формируются и закаляются необходимые для успешной защиты Отечества морально боевые качества и чувства (то же мужество, стойкость, смелость, решительность, инициативность, готовность к бою, чувство коллективизма), активизируются мотивационные установки; посредством накопления соответствующих знаний, формируются представления о современном бое, а закрепление навыков и умений способствует развитию психологической готовности, устойчивости и др.

Однако сводить психологическую подготовку только к обучению и воспитанию было бы неверным. Обучение и воспитание гораздо шире по решаемым задачам, чем психологическая подготовка. Существует целый ряд таких задач, особенно по формированию, развитию и закалке необходимых для выполнения боя психологических и специальных качеств, которые могут быть решены только в процессе психологической подготовки. Например, закрепление и развитие навыков и умений, необходимых для выполнения конкретной задачи; активизация черт познавательных процессов, мотивов, способностей, характерных для того или иного военного специалиста, или таких специальных качеств бойца как осмотрительность, глазомер, мышление, координация движений, устойчивость к перегрузке и др.

То есть, наряду с обучением и воспитанием, в процессе которых частично осуществляется психологическая подготовка, решается ряд задач, позволяющих нам сделать вывод, что она является самостоятельной, имеет свои пути, средства, формы и методы (аутотренинг, накопление представлений о ситуациях боя и адаптация к ним, психокоррекция, психореабилитация и др.). Именно данное обстоятельство зачастую вносит некоторую неопределенность в вопросы, касающиеся организации психологической подготовки.

В этой связи очень четко важно различать содержание общей, специальной и целевой психологической подготовки. Так, в ходе общей психологической подготовки, которая осуществляется в процессе обучения и воспитания, формируются необходимые для боя профессионально важные качества (мужество, героизм, храбрость и др.), которые должны соответствовать общим целевым установкам и требованиям, предъявляемым к личному составу.



Специальная психологическая подготовка менее связана с обучением и воспитанием и более приближена к самостоятельной психологической подготовке к выполнению поставленной задачи. Ей в большей мере присущи специфические методы (тренажи, идеомоторные тренировки, изучение основных признаков целей и др.). В ходе специальной психологической подготовки решаются вопросы по осознанию боевой задачи, убеждению воинов в необходимости беспрекословного ее выполнения, активизации в этих целях готовности и других, специфических профессионально важных качеств. Именно в ходе специальной психологической подготовки в наибольшей мере решаются вопросы по снижению элементов неизвестности в общей системе предстоящих действий, формируются и активизируются специфические качества необходимые именно для выполнения данной задачи.

Целевая психологическая подготовка проводится к конкретному бою, к конкретному полету, походу, пуску и т. д. Она наименее связана с обучением и направлена на подъем активности личного состава, мобилизацию его психики на выполнение поставленной задачи.

§ 2.3 Организация общевойсковой психологической подготовки

Основными направлениями психологической подготовки военнослужащих являются: формирование у воинов научно обоснованных знаний о боевых действиях, представлений о будущей войне, убеждений, готовности к подвигу, совершению самоотверженных поступков во имя победы над врагом; повышение уровня психологической устойчивости и выносливости военнослужащих, выработка непритязательности, неприхотливости, умеренности в желаниях и потребностях; привитие доверия к командирам и начальникам, установки на беспрекословное повиновение и послушание, благонадежности и лояльности к политике государства; снижение психических травм, повышение уровня профессиональных и боевых навыков и умений, физиологической и психологической выносливости военнослужащих.

Эффективность проводимой работы будет во многом зависеть от того, насколько пунктуально будут соблюдаться принципы психологического моделирования противоборства с противником; профессионально тактической обусловленности содержания психологической подготовки решаемым задачам в различных видах Вооруженных Сил и родах войск, обеспечения безопасности действий в ходе выполнения упражнений и тренировок. Кроме того очень важно соблюдать психологическое соответствие учебных и боевых задач; проблемность создаваемых учебно боевых ситуаций; психологическое противоборство моделирующее адекватность психических состояний и действий условиям боя.

Невольно возникает вопрос – кто и где будет осуществлять подобную содержательную работу по организации психологической подготовки? В существующих ныне нормативно правовых документах регламентирующих проведение психологической подготовки подчеркивается, что ее организация возложена как на психологов находящихся в структурах боевой подготовки, так и на психологов воспитательных структур.

Накопленный опыт работы показывает, что результативность деятельности офицеров психологов органов боевой подготовки выше там, где основное их внимание сосредотачивается на осуществлении психологического анализа видов боевой деятельности; выработке рекомендаций по формированию необходимых профессионально важных качеств в процессе боевой учебы; разработке психологических моделей занятий, учений, маневров и выработке предложений командирам по созданию оптимальных уровней психической напряженности личного состава средствами имитации психологических факторов боя, созданию в частях учебно материальной базы психологической подготовки – тренажеров, учебных мест, полигонов, стрельбищ и др. Изложенный опыт работы позволяет целенаправленно и эффективно решать задачи психологической подготовки.

Что же касается офицеров психологов воспитательных структур, то свою работу в области психологической подготовки фактически строят в тесном взаимодействии с органами боевой подготовки, руководствуясь при этом функциональными обязанностями, в частности положением «… принимать участие в психологической подготовке личного состава и ведению боя, решению учебно боевых и других задач, осуществлять мероприятия по поддержанию их психологической устойчивости». При этом важно отметить, что в основном звене, где осуществляется психологическая подготовка, в батальоне (полку), вся работа по ее организации и проведению возложена на психолога батальона (полка).

Учитывая важность и недостаточную разработанность подходов к организации психологической подготовки в полковом звене есть необходимость более подробно изложить методику ее проведения, уделив особое внимание вопросу внедрения психологических элементов в процессе боевой подготовки.

Передовой опыт в войсках показывает, что психологическая модель современного боя создается путем:

• Использования различных средств имитации (учебные ВВ, имитаторы ядерного взрыва, учебные рецептуры ОВ, имитационные гранаты и фугасы, взрывпакеты, дымовые шашки, ракеты (сигнальные), огнесмеси, холостые патроны и т. д.).

• Трансляции записей шумовых эффектов боя (выстрелы танков, орудий, разрывы снарядов, мин, звуков низко летающих самолетов и т. д.).

• Создание пожаров, макетов поврежденной техники, всевозможных инженерных заграждений и препятствий, применяемых внезапно (имитационные минные поля, проволочные и мало заметные ограждения, рвы, ловушки, завалы, баррикады, разрушенные участки дорог и мостов).

• Организация реального противодействия противника (подготовленная группа личного состава, двухсторонняя игра силами двух взводов и др.).

Осуществляя различные композиции вышеперечисленных средств, в зависимости от решаемых задач, вида вооружения и рода войск, психолог, совместно с офицерами органов боевой подготовки, командирами и штабами может осознанно вводить в процесс учебно боевой деятельности различные психологические факторы, способные вызывать как позитивную активность воина, так и отрицательные психические явления. Так создание угрозы для жизни личного состава сопровождается действием фактора опасности, реальное огневое воздействие – внезапности, дефицит информации – неопределенности, осуществление незапланированных действий – новизной обстановки и др. Умелое продуманное введение в учебный процесс указанных факторов позволяет реально смоделировать отдельные элементы современного боя, а следовательно решать задачи психологической подготовки.

Для убедительности и практического закрепления изложенных теоретических посылок рассмотрим процесс психологической подготовки личного состава на примере проведения занятий по вождению боевых машин и в ходе тактической подготовки.

Основными задачами психологической подготовки личного состава при обучении вождению боевых машин являются:

• преодоление отрицательного воздействия длительного пребывания в специфических условиях движущейся машины на сохранение внимательности и быстроты реакции при управлении машиной;

• формирование волевых качеств, необходимых для успешного вождения боевых машин в условиях местности и обстановки, а также для смелого преодоления различных препятствий и заграждений;

• преодоления у личного состава «водобоязни» при вождении боевых машин через водные преграды.

Успешное решение этих задач опосредовано точным выполнением требований наставления по правилам вождения боевых машин, Курса вождения, Руководства по обучению преодолению водных преград; целеустремленными и настойчивыми действиями обучаемых, созданием на занятиях по вождению сложной обстановки, приближенной к условиям реальной боевой действительности; увеличением времени непрерывного пребывания обучаемых в движущейся машине; выполнением упражнений после получения большой физической нагрузки; выбором участков и маршрутов, требующих большого напряжения по управлению машиной; постановкой специальных задач по наблюдению в движении, а также постоянным совершенствованием приобретенных навыков и качеств в ходе тактических занятий, учений, стрельб и других выходов в поле.

Психологическая подготовка личного состава в процессе повседневной боевой учебы осуществляется посредством отработки на каждом занятии определенных элементов психологической закалки воинов. Их развитие в обязательном порядке включается в план проведения занятий. Так, например, для формирования понятийной основы модели предстоящих действий (боя) в ходе занятий по тактической подготовке целесообразно поставить следующие цели:

• в процессе обучения: ознакомление личного состава с боевой техникой части;

• наглядный показ превосходства нашей техники над техникой противника, возможностей вооружения и боевой техники по защите от оружия массового поражения.

На данном занятии цели психологической подготовки можно достичь путем: оформления стенда сравнительных ТТХ нашей техники и вооружения и аналогичной техники противника; реальными действиями подготовленных экипажей, расчетов и личного состава в условиях применения учебных рецептур; показными стрельбами из штатного вооружения: выполнением индивидуальной стрельбы, стрельбы в составе отделения и взвода.

Аналогично продумывают элементы психологической закалки личного состава на каждом занятии по всем учебным дисциплинам.

Основная тяжесть решения задач психологической подготовки, в частности по формированию образной основы модели боя, ложится на занятия по тактической и огневой подготовке (для механиков водителей – на занятиях по вождению). В ходе боевой учебы в план проведения занятий необходимо включать отработку элементов психологической закалки личного состава, посредством формирования понятийной и образной основы модели. В качестве модели рассмотрим тематику и цели психологической закалки в ходе тактической подготовки.

Занятия 1–2. «Действия при подъеме по тревоге». На занятии важно разъяснить сущность психологических требований к воину при данном виде действий; провести тренировку личного состава по внезапному подъему по боевой тревоге и объявлению сбора во внеурочное время (через 1–1,5 часа после отбоя, среди ночи, за 1–1, 5 часа до подъема, в ходе выполнения других задач в течение дневного времени).

Занятия 3. «Действия солдата (мотострелка) в бою». Ознакомить личный состав с психологическими качествами, необходимыми в современном бою, раскрыть сущность психологической подготовки отделения, расчета, экипажа, ее содержание.

Занятия 4. Организовать: наличие реального, активно противодействующего противника (группа личного состава); создать модель современного боя с помощью имитационных средств, шумовых, звуковых и световых эффектов; выполнить упражнение по атаке реального противника, рукопашному бою в траншее; отработать действия, предусмотренные планом занятия после физической нагрузки (марш бросок от места постоянной дислокации до учебного поля).

Занятия 5. Выполнить: действия в условиях применения учебных рецептур ОВ; имитацию ядерно го взрыва и действия при нем: рукопашный бой с реальным противником, тренировку в борьбе с зажигательными средствами, тушение реальных очагов пожара на макетах боевой техники и местности.

В процессе отработки темы «Борьба с танками, бронемашинами и ПТС вероятного противника» осуществить:



Занятие 1. Акцентирование внимания на уязвимых местах техники противника, на непоражаемых участках при стрельбе из пушки и пулемета (специально подготовленные плакаты).

Занятие 2. Демонстрационный показ уязвимых мест бронетехники и непоражаемых участков при стрельбе из нее на реальных объектах (макетах); отработку и показ упражнения по овладению методами и приемами борьбы с бронетехникой при реальной обкатке личного состава; имитацию огневого воздействия противника с помощью имитационных средств (взрывпакеты, огнесмесь).

В процессе полевого выхода отработать комплексное использование всех средств психологической закалки, применяемых на предыдущих занятиях (создание модели современного боя, наличие реального активно противодействующего противника; использование учебных рецептур СВ; создание очагов пожаров и т. д.). В частности, в ходе наступления:

1) с личным составом подразделений отработать действия:

• в условиях активной имитации противника (взрывы, стрельба холостыми патронами);

• при наличии реального противника (часть личного состава), противодействующего наступающим;

• при преодолении имитационных полей (минных);

• в условиях применения учебных рецептур ОВ;

• стрельбу холостыми выстрелами, снарядами из БМП через голову наступающих;

• в средствах индивидуальной защиты.

На очередном занятии – действия при наличии реально противодействующего противника; имитацию ночного боя с помощью шумовых, звуковых, световых эффектов;

2) для танковых подразделений:

• упражнение в преодолении имитационных минных полей, минно взрывных заграждений;

• организовать наличие реального активно обороняющегося противника;

• создать модель современного наступательного боя с помощью имитационных средств;

• выполнить действия в средствах защиты с применением учебных рецептур ОВ.

При отработке темы «Отделение (танк, БМП) в обороне» на первых двух занятиях целесообразно: разъяснить личному составу психологические особенности ведения оборонительного боя; раскрыть сущность психологических качеств, необходимых воину в обороне, довести до него особенности действия вероятного противника в наступательном бою, его сильные и слабые стороны. Причем:

а) для мотострелковых подразделений  

• организовать действия в условиях реального применения учебных рецептур ОВ, средств имитации ядерного взрыва, с обозначением противника (частью личного состава, муляжами, имитаций);

• выполнить активные действия наступающего противника (вариант двухсторонней игры) с реальным инженерным оборудованием огневой позиции отделения.

На последующих занятиях создать модель ночного боя с реальным противником при использовании шумовых, звуковых и световых эффектов; выполнить упражнения по отработке способов борьбы с зажигательными средствами, тушением очагов пожаров ночью;

б) для танковых подразделений  

• создать модель оборонительного боя с помощью имитационных средств, шумовых, звуковых и световых эффектов,

• имитировать наличие реального наступающего противника (часть личного состава или другой взвод роты),

• нанесение удара и выполнение боевых задач в средствах защиты,

• борьбу с очагами пожаров на местах техники и на местности ночью, а также имитацию потерь в живой силе (муляжи убитых, раненых), извлечение раненых из танка, оказание им помощи.

При отработке темы «Отделение (танк. БМП) в походном охранении и на марше» необходимо разъяснять сущность психологических качеств, необходимых личному составу для успешного выполнения боевых задач в походном охранении и на марше; выполнить упражнение в реальных действиях по преодолению заграждений и зон заражения учебными рецептурами ОВ; организовать действия реального противника в виде диверсионных групп; отработать навыки проведения дозиметрического контроля и частичной специальной обработки при встрече и ведении боя с реально противодействующим противником в условиях: действий при преодолении учебных минных полей, минно взрывных заграждений; борьбы с зажигательными средствами, тушения очагов пожаров на макетах техники; стрельбы холостыми выстрелами через голову наступающего личного состава; преодоления водных преград.

Таковы элементы психологической подготовки военнослужащих в процессе практических занятий по тактике. Аналогичным образом можно было бы представить перечень мероприятий и рекомендаций внедрения элементов психологической подготовки при проведении других видов занятий. В каждом виде Вооруженных Сил, роде войск, а, в конечном счете, и в каждой части, подразделении имеются свои специфические особенности организации и проведении психологической подготовки. Рецептов на каждый отдельный случай предусмотреть очень трудно, а фактически невозможно. В этом смысле очень большое поле деятельности, раскрывается перед психологами батальонов (полков). Только инициатива, творчество, большая компетентность и знание решаемых личным составом задач позволяет успешно организовать и проводить работу по психологической подготовке личного состава.

При этом, психологу, совместно с командирами и офицерами, отвечающими за организацию боевой подготовки, необходимо постоянно помнить, что практическая реализация принципов психологической подготовки достигается, если будут обеспечены: высокий темп действий днем и ночью в сложных погодных условиях (дождь, туман, снегопад, гололед, песчаные бури); быстрая и резкая смена тактической обстановки в ходе занятий; стрельба из всех видов стрелкового оружия; обкатка танками и БМП, форсирование водных преград, преодоление зон заражений, борьба с пожарами; длительное пребывание в средствах защиты от ОМП; ведение борьбы с танками, с низколетающими воздушными целями, с десантами и диверсионными группами противника.

Изложенный подход к организации и проведению психологической подготовки военнослужащих является это лишь моделью. Могут быть различные методические приемы, которые существенно обогатят содержание проводимой работы по подготовке психики воина к бою.

Большинство современных методик психологической подготовки рассчитаны на воспитание вдумчивых и сообразительных воинов, чья способность к адаптации сочеталась бы с высоким интеллектом и личной отвагой.

За последние годы солдатам в ходе миротворческих и гуманитарных операций приходилось сталкиваться с парадоксальной и психологически тяжёлой ситуацией, когда нет возможности использовать оружие по прямому назначению, даже в тех случаях, когда представители гражданского населения совершают тяжкие преступления.


Каталог: book -> medical psychology
medical psychology -> Учебное пособие «Психические и поведенческие расстройства при вич-инфекции и спиде: учебное пособие»
medical psychology -> Ббк56. 14 ■ с 34 Научный консультант серии- а. Б. Хавин
medical psychology -> Зейгарник Б. В., Братусь Б. С
medical psychology -> Принципы построения патопсихологического исследования
medical psychology -> Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины
medical psychology -> Киев «Здоров'я» 1986
medical psychology -> Научной рефлексии
medical psychology -> Клиническая психотерапия
medical psychology -> Психосоциальная аддиктология
medical psychology -> Ф., Боков С. Н. Медицинская психология: основы патопсихологии и психопатологии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница