Образовательное учреждение высшего


Индивидуально-психологические особенности подростков- участников буллинга



страница4/12
Дата26.10.2021
Размер0,53 Mb.
#174117
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Связанные:
Референс (1)

Индивидуально-психологические особенности подростков- участников буллинга

Подростковый возраст — это совершенно особый динамичный период развития человека, и от того, как именно он будет развиваться, в дальнейшем будет во многом построено развитие следующего возрастного этапа. Именно поэтому этот период считается переломным, переходным, сенситивным и критическим [16].

Это настолько важный этап в развитии, что определяется часто как

«второе рождение» — рождение социальной личности, готовой вступить в

жИзНь.

Подростковый возраст обладает особыми характеристиками, описывающими этот этап развития. Это возраст физических и личностных, а также психических и социальных изменений [45].



У подростка происходит значительное увеличение физических возможностей, начинается половое созревание, и как результат изменения гормонального статуса — меняется поведение, внешность и т.п. На основе новых физических возможностей возникают также и новые потребности, которые выступают также источником смены ведущей деятельности, и соответственно, влекут за собой смену социальных отношений со

сверстниками и окружающими людьми. По внешним признакам подросток становится похож на взрослого, но при этом все еще не является им [48].

Такие изменения в развитии подростка приводят к стремлению отделиться социально и материально от значимых взрослых, что, прежде всего, порождает мотив противопоставления себя взрослым, быть независимым, но при этом все еще нуждаться в помощи взрослых, в их защите и поддержке.

Стремление подростка, приобрести лучшее положение среди сверстников связано с комформностью к групповым ценностям и нормам, это время бурного и плодотворного развития познавательной сферы [16].

Центральное личностное новообразование этого периода - становление нового уровня самосознания, Я-концепции, стремление понять себя, свои возможности и особенности, свое сходство с другими людьми и свое отличие


  • уникальность и неповторимость. Источниками возникновения ощущения взрослости являются сдвиги физического развития, начало полового дозревания и социальные источники, а также их осознание самим подростком [53].

В эпигенетической концепции, например, по мнению Э. Эриксона, главная задача подросткового периода — формирование чувства личной идентичности и избежание опасности возникновения ролевой неопределенности.

По Э. Эриксону, задачами развития у индивида для достижения идентичности, являются:



    • обретение чувства времени и непрерывности жизни;

    • развитие уверенности в себе;

    • принятие соответствующей своему полу роли;

    • экспериментирование с различными ролями;

    • выбор профессии;

    • формирование личной системы ценностей и приоритетов;

    • поиск своей идеологии [46].

Хэвигхерст указывает на другие задачи развития:

  1. принятие своей внешности и умение эффективно владеть своим телом;

  2. формирование новых и более зрелых отношений со сверстниками обоего пола;

  3. принятие мужской и женской социально-сексуальной роли;

  4. достижение эмоциональной независимости от родителей и других взрослых;

  5. подготовка к трудовой деятельности, которая могла бы обеспечить экономическую независимость;

  6. подготовка к вступлению в брак и семейной жизни;

  7. появление желания нести социальную ответственность и развитие соответствующего поведения;

  8. обретение системы ценностей и этических принципов, которыми можно руководствоваться в жизни, т.е. формирование собственной идеологии [46].

В подростковом возрасте формируется нравственное мировоззрение, и это приводит к качественным сдвигам во всей системе потребностей и стремлений, когда ведущее место начинают занимать нравственные мотивы. [45]

К важнейшим конфликтам у подростков относятся следующие [38]:

  • Диффузия идентичности: кратковременная или длительная неспособность Я-системы сформировать идентичность

  • Диффузия времени: нарушение чувства времени, нередко с диффузией связаны страх или желание смерти.

  • Застой в работе: нарушение естественной работоспособности, в большинстве случаев сопровождающееся диффузией идентичности.

  • Отрицательная идентичность проявляется, прежде всего, в отрицании всех свойств и ролей, которые в норме способствуют формированию

идентичности (семейные роли и привычки, полоролевые стереотипы и т. д.).

  • Конфликтные отношения подростков основываются на борьбе за лидерство.

Подростки склонны разрешать конфликтные ситуации в форме обвинений, агрессии и требований. В основе применяемых подростками копинг-стратегий в ситуации буллинга такие механизмы, как: психологическая защита, эмоциональное и агрессивное реагирование, физическое восстановление, рефлексия. Доминирующими формами насилия у подростков признаны психологическое (эмоциональное) и физическое насилие [27].

Л. Брайзендайн отмечает, что у подростков есть, с одной стороны, всплеск гормональных изменений, с другой — проблемы социальной адаптации при переходе во взрослую жизнь. У мальчиков и девочек ответ на эти вызовы не одинаков. Для мальчиков — это чаще развитие самоуважения благодаря независимости от окружающих, в то время как у девочек этот ответ находится через установление социальных связей [8].

У мальчиков - развивается дух соперничества, повышается уровень агрессии, самоуверенности, самоутверждения и желание проводить больше времени за самостоятельными занятиями и за компьютером, дающим возможность путем проб и ошибок найти способ заявить о себе при достаточно виртуальной ответственности за неудачи [8]..

У девочек - более значимой становится эмоциональная жизнь, просыпается потребность в экспериментах с внешним миром, общении и привязанностях, сплетнях, обменах секретами. Близкие, социальные связи положительно влияют на восприятие ими окружающего мира, а любая потеря подобных взаимоотношений обостряет чувство одиночества или потери. Так, средством установления новых контактов или средством снятия стресса может явиться длительное общение по телефону [33].

У подростков с вариативной гендерной ролью могут проявляться измененные поведенческие признаки. Например, у девочек с повышенным уровнем мужских гормонов возможно агрессивное поведение и стремление к власти над группой своих подруг, либо над мальчиками [33].

Большинство исследований [Жуйкова, 2014; Сухарева, Зуйкина, 2013], направленных на изучение гендерных различий при агрессивном поведении подростков, указывают на преобладание физической и косвенной агрессии у мальчиков и вербальной агрессии, подозрительности, раздражения, негативизма и враждебности у девочек. Девочки-подростки выражают свою агрессию чаще в скрытой форме, а мальчики — в открытой. Предполагается, что это связано с общественным одобрением агрессивного поведения мальчиков и осуждением подобного поведения девочек. В целом, исследователи сходятся во мнении, что мальчики больше склонны к агрессивному поведению и насилию, чем девочки [33].

Несмотря на распространенное мнение, что агрессивность мальчиков выше, чем у девочек, многие практические психологи утверждают, что девочки в подростковом возрасте отличаются большей агрессивностью, чем мальчики. А. Маслоу и Э. Эриксон считают, что повышенная агрессивность девочек-подростков является своеобразным «бунтом» против уготованной для них роли матери и хозяйки [52].

Е.А. Иванова в своем исследовании указывает на негативные изменения в различных сферах психического развития высокоагрессивных девочек-

ПОД]ЗОGТКОВ:


  • в поведенческой сфере: нестабильность отношений с окружающими, преимущественно однотипный способ реагирования на фрустрацию и трудности (агрессивные реакции), склонность к обвинениям, эгоцентризм, избегание самостоятельного решения проблем. При общении с семьей характерна трактовка родительской строгости как враждебности;

  • в аффективной сфере: низкая фрустрационная толерантность и быстрое возникновение негативных эмоций, сильная раздражительность, нестабильная самооценка, преувеличение негативных последствий происходящих событий;

  • в мотивационно-потребностной сфере: «протест» против традиционных стереотипов женственности и уготованной для них гендерной роли матери и хозяйки, ориентированность не на совместные, а на собственные достижения (что, по мнению специалистов, является маскулинной характеристикой) [52].

Результаты исследований В.Р. Петросянц [42] показывают, что виктимное поведение также в большей степени проявляется у девочек. Этот факт связывается с феминными чертами характера, процессом становления гендерной идентичности и спецификой самосознания. Девочки более самокритичны и склонны анализировать различные аспекты своего «Я», в то время как у мальчиков структура «Я» упрощена.

Мальчики могут стать булли по разнообразным причинам, которые толкают их на агрессивное поведение против более слабого члена группы. К одной из таких причин относится комплекс неполноценности, который возникает одновременно со стремлением к признанию и может привести к выработке потребности добиваться поставленной цели за счет подавления окружающих [42].

Мальчики-булли более склонны к физической агрессии, физической расправе над «жертвой», а клички и высмеивание только сопутствуют травле. Мнение исследователей о личностных особенностях мальчиков-булли расходятся. Одни считают, что мальчикам-булли присуще наличие страхов, опасений и тревог, стандартность, банальность, конформность суждений и установок при принятии решений, замкнутость, закрытость их внутреннего мира, тенденция к скрытости, недовольство собой, сомнение в собственной правоте, сожаление о сделанном, сказанном и тенденция к самоутверждению

[52].


Другие характеризуют мальчиков-булли как импульсивных, с различным стилем семейного воспитания. Нельзя отрицать вероятность научения агрессивному поведению у родителей, особенно, если в семье практикуется физические наказание и насилие, а ее члены эмоционально разобщены [52].

Причинами, по которым девочки практикуют поведение булли, могут быть: гормональный сбой; авторитарный отец или отсутствие матери; приверженность феминистским ценностям и взглядам, «бунт» против уготованной для них гендерной роли; желание быть лидером в группе сверстников; защитная реакция после пережитого насилия; занятия мужскими видами спорта (например, борьбой) с присущими мужчинам способами достижения победы [33].

Для девочек-булли характерны такие личностные черты, как эгоцентризм, тревожность, демонстративность, стремление обращать на себя внимание, инфантильность и эмоциональная незрелость. Обычно у них наблюдаются нестабильные отношения с окружающими, быстрое возникновение негативных эмоций, склонность к обвинениям, агрессивные реакции на фрустрацию, нестабильная самооценка [33].

Девочки более склонны к высмеиваниям, интригам против «жертвы», наклеиванию ярлыков и присвоению кличек, распространению сплетен и слухов. Могут присутствовать и физические проявления буллинга, особенно у девочек, имеющих маскулинные черты [33].

У мальчиков с возрастом наблюдается спад агрессивного поведения, а у девочек увеличение предрасположенности к агрессии (агрессивному поведению) [33].

В целом, общая агрессия подростков проявляется враждебностью, словесной бранью, наглостью, непокорностью и негативизмом, ложью, вандализмом. Такие подростки не скрывают антисоциальное поведение, в форме хулиганства, а в некоторых особых моментах возникает

дезорганизация поведения, воровство и физическое насилие к сверстникам [i8]

Для агрессивных подростков характерна низкая самооценка, избегание ситуаций, когда нужно защищать других людей, даже если это выгодно, они эгоцентричны, готовы манипулировать людьми для своей пользы. При этом они подвержены фрустрации, имеют гипертрофированную потребность в зависимости, не подчиняются дисциплине, у них также не развито сексуальное торможение [18].

Помимо агрессивного одиночного типа И.А. Фурманов отмечает еще групповой тип, с групповым агрессивным поведением в компании сверстников вне дома. В него включаются прогулы, акты вандализма, физическое насилие или выпады против других, воровство, незначительные правонарушения и антисоциальные поступки [15].

Для подростков характерны пять типов реакций на буллинг [52]:



  1. Активное сопротивление — проявляется как стремление к поддержке и попытка самостоятельно договориться с агрессорами. Подростки адекватно пользуются помощью людей, которые им доступны, и помощи предшествует их активная деятельность по установлению конструктивных взаимоотношений с обидчиками. Все негативные эмоции, преходящи и носят инструментальный характер.

  2. Пассивное сопротивление — подростки с таким типом реакций не могут и не умеют активно сопротивляться, но у них возникает широкий спектр способов пассивного сопротивления: от плача и истерики с попытками самозащиты: усиление заикания, невротические тики, энурез, энкопрез и т.д. Им свойственны реакции по типу смещения личных отрицательных переживаний на младших, слабых и близких людей. При насилии они теряются, теряют самообладание, импульсивно ищут поддержку. Если они ее сразу же не находят, теряются еще больше и перестают доверять своей прежней «команде поддержки».

  3. Отказ от сопротивления — такая реакция предусматривает две стратегии поведения:

- преимущественно фиксированный на проблеме тип реагирования.

Отказ от борьбы наступает на ранних этапах насилия. У данной категории подростков преобладает: низкая самооценка, недостаточно структурированная и дифференцированная «Я-концепция», они пессимистически воспринимают окружающих, тревожны, ощущают себя беспомощными. Подростки с таким типом реакций считают безнадежными попытки защититься от насилия. Именно эти подростки чаще всего подвержены суициду, перенося на себя вину за агрессию других людей.

отрицание жестокого обращения — такой тип реакций возникает у подростков, когда они отрицают наличие персонализированной для них агрессии, через ряд механизмов психологической защиты: отрицания, вытеснения и рационализации. Насилие по отношению к себе они переводят в шутку, в недоразумение, отрицая проблему перед сверстниками, и взрослыми [52].


  1. Бегство от жестокого обращения - эта часть подростков старается избегать любых контактов с агрессорами, включая полный отказ посещения мест, связанных с жестоким обращением или с ним ассоциированных. Эти подростки отличаются особенно незрелой «Я-концепцией», крайне низкой самооценкой, высоким уровнем тревожности, низким или отрицательным статусом в сообществе учеников, поэтому они категорически отрицают саму возможность любой поддержки, от кого бы она ни исходила. Они подвержены наибольшему риску перехода избегающего поведения в поведение аддиктивное: от ухода и бродяжничества до развития нехимических и химических зависимостей [52].

  2. Псевдоактивное сопротивление — дети данного типа активным сопротивлением усугубляют ситуацию. Они конфликтны со сверстниками и родителями, борются с насилием через проекцию, проявляемую в

сверхценном отношении ко всем агрессорам, при этом «образ врага» аффективно «заряжен» и является источником ответной агрессии [52].

Исследования показали, что подростки — жертвы буллинга, склонны скрывать происходящую в их отношении агрессию, чувствуют себя беззащитными, ощущают постоянную опасность, страх перед всем, неуверенность, в итоге утрачивая уважение к себе и веру в свои силы.



Можно обобщить все эффекты влияния насилия на развитие личности подростков — жертв [3]:

  1. Самое серьезное воздействие, насилие оказывает на самосознание ребенка: самосознание становится неопределенным, размытым, а порой противоречивым и разорванным во времени; отмечается гипервыраженное представление о себе как о жертве, преувеличенное (или преуменьшенное, практически исключенное) представление о тех частях своего тела, которые были в центре событий; самооценка становится низкой; ребенок постоянно переживает чувство вины, стыда, собственной неполноценности.

  2. В результате насилия происходит неконструктивная трансформация мировоззренческой и мотивационно-смысловой сферы ребенка. Если при нормальном развитии для ребенка характерны высокий познавательный интерес, жизнелюбие и открытость внешнему миру, то ребенок, пострадавший от насильственных действий, характеризуется боязливостью, замкнутостью. Это влияет на формирующуюся картину мира ребенка, который окружающую действительность начинает рассматривать не как интересную неинтересную, красивую — некрасивую, а как опасную безопасную. Смещение смыслового вектора в сторону поисков наиболее безопасных способов жизни перестраивает направление и выражение активности ребенка: появляется тенденция амотивированности в поведении, в учебной и игровой деятельности («ничего не хочу»), исчезает инициатива, снижается собственная ответственность за выбор и совершенные поступки.

  3. Установки, формирующиеся у ребенка в результате насилия, часто имеют деструктивный характер. Так, ребенок, которого бьют, укрепляется во

мнении о допустимости и даже необходимости наказаний в такой форме, о праве физически сильного человека на неограниченную власть и контроль, о физическом насилии как наиболее действенном способе достижения цели.

  1. Особое место в поведении пострадавших детей занимают случаи проявления эмоциональной усталости и глухоты при столкновениях с ситуациями чужого горя, боли, беды. Дети все чаще скорее с любопытством, чем страхом или возмущением, наблюдают сцены страданий другого человека или животных в реальной или виртуальной жизни.

Психологи отмечают, что такое нарушение эмоционального развития связано с непониманием тех чувств, которые переживает другой человек, с неразвитостью и эмоциональной инфантильностью ребенка.

  1. Серьезными, являются нарушения во взаимодействии и общении детей. Бескорыстие и взаимопомощь дружбы у пострадавшего ребенка может подменяться комфортом в общении с другим человеком, а также его полезностью и перспективностью для достижения целей.

Таким образом, подростки — участники буллинга, могут демонстрировать такие типы поведения, как: агрессивное, защитное; ситуативное, и нормативное поведение, пассивное, творческое.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница