Образование


ПЕРВЫЙ КРИЗИС СОЦИАЛИЗАЦИИ



Скачать 10,44 Mb.
страница12/442
Дата12.06.2022
Размер10,44 Mb.
#185915
ТипКнига
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   442
Связанные:
Добреньков В.И. — Фундаментальная социология.Т. 8. Социализация и образование
Этнографическое письмо Е. Р. Ярская-Смирнова, Стратегия кейс стади в исследовании социальных служб, КЛЕЙБЕРГ Ю.А. СОЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫ И ОТКЛОНЕНИЯ. КЕМЕРОВО,1994. 140 С., LibramsRU Тамерлан Эпоха Личность Деяния
ПЕРВЫЙ КРИЗИС СОЦИАЛИЗАЦИИ
Школьник, окончив 11 классов, понимает, что должен выбрать новую стартовую площадку, совершить качественный переход к тому уровню зна­ний, который дает вуз. Однако вуз дает лишь ограниченный набор знаний и не для всех профессий. В вузе происходит углубление знаний, но в более ограниченном спектре — только для профессий преимущественно умствен­ного труда. Между вузом и школой существует система специального обра­зования: ПТУ, техникумы. Они достраивают школьное образование, повы­шают квалификацию в области преимущественно физического труда.
29
Первая кризисная точка 16—18 лет является переломной, поскольку раз­рушается модель несамостоятельного образа жизни (под опекой родителей), зависимого от родителей, а новая модель (самостоятельное поведение) еше не сложилась. Человек перестал быть ребенком, но не успел еше стать взрос­лым. Он уже понимает, что необходимо выбрать профессиональную карье­ру и начинать трудовую деятельность, но еще не знает, какую именно сфе­ру деятельности предпочесть. Формально в этот период человек становит­ся трудоактивным. Как глубоко протекает в это время кризис, зависит от индивидуальных особенностей человека и от семейной ситуации.

Первый кризис социализации
Социологи установили, что начало трудовой жизни зависит от двух глав­ных факторов: 1) типа общества (доиндустриальное, индустриальное, пост­индустриальное); 2) культурных традиций страны, обычаев и ценностных ориентации.
В доиндустриальном и индустриальном обществах подростки начинали трудиться на заводе, в поле, на шахте в 14—16 лет, зарабатывая на жизнь самостоятельно. Часто они уже отъезжали от родителей, устраивались в ра­бочее общежитие, высылая часть денег в помощь домашним.
30
В постиндустриальном обществе, требующем более продолжительного обучения, социальная и экономическая зависимость повзрослевших детей продолжается до 22—24 лет. Они обучаются в вузе, и только часть из них од­новременно с учебой работают в фирме или на предприятии. Но в том и дру­гом случае студенческая молодежь продолжает жить в одном доме с родите­лями. Исключение представляют иногородние, которым вуз предоставляет общежитие. Но и они существуют за счет денежной помощи родителей на удовлетворение первичных жизненных потребностей. Подработки чаще
всего идут на удовлетворение вторич­ных потребностей (духовных, куль­турных, развлекательных).
Окончание средней школы также связано с негативной мотивацией, но последняя возникает потому, что юно­ши и девушки не желают покидать школу: за долгие годы у них выработался свод привычек, сложился круг дру­зей и знакомых, режим и ритм труда, образ жизни. В школе у них было оп­ределенное экономическое положение: родители обеспечивали их средства­ми к жизни и детям оставалось тратить время на учебу и досуг, а не на поиск работы или каждодневный труд. Молодые люди утомляются от 11-летнего пребывания в школе психологически, но социально они чаще всего рады задержать свое беззаботное детство. Переломный момент, неизвестность перед изменением жизненной траектории, ностальгия по школе и друзьям вызывают всплеск негативной мотивации.
Такая мотивация возникает на любом жизненном или общественном пе­реломе. Она характеризует отдельных индивидов так же, как и целые обще­ства. Когда в середине 1990-х гг. в России провалились демократические ре­формы и жить стало много труднее, большинство россиян начало испыты­вать ностальгию по советскому времени. К тому моменту первоначальная
эйфория, связанная с первыми годами установления нового строя, прошла, на смену позитивной мотивации при­шла негативная. Позитивная мотива­ция, связанная с недовольством ста­рым строем и ожиданием крупных пе­ ремен, может сопровождать человека и общество в целом в последние годы перед кризисом. Десятиклассники могут с трепетным восторгом ждать по­следнего звонка, радуясь и горюя по поводу наступающего окончания шко­лы. Советские люди в середине и конце 1980-х гг. ожидали крушения ком­мунистического строя, наступления демократии, хотя в глубине перемен еще и боялись потерять нечто привычное и стабильное, что сформирова­лось при старом строе.
Итак, в 16 (±2) лет еще незрелая личность должна решить свою судьбу, выбрать будущую профессию. Появляются советчики, которые компенсиру­ют недостаток жизненной мудрости (родственники, родители), они — аген­ты социализации.
Выбор профессии после окончания средней школы всегда или чаще все­го происходит при покровительстве старших членов семьи, старших по воз-
31
расту родственников или знакомых. Именно они, полагаясь на собственный жизненный опыт, советуют выбрать одну специальность и отговаривают от других. Соединяясь, юноши и старики компенсируют недостатки друг дру­га. Юные получают совет от пожилых и стараются сделать правильный вы­бор. Пожилые, наставляя на путь истинный, выполняют функцию агентов социализации. Возможно, сами они в свое время выбрали не ту специальность и стараются в лице молодого поколения как бы исправить свои ошибки. Стар­шие социализаторы объясняют недостатки своей профессии, ориентируя молодежь на более оплачиваемую и престижную работу. Либо напротив, пе­редают удачный опыт своей социализации, рекомендуя молодому человеку идти по своим стопам, агитируя его за выбор той же самой профессии. Проблемная ситуация в т. А обостряется при следующих обстоятельствах:

  • юноша долгое время не может выбрать подходящую профессию;

  • в его окружении отсутствуют нужные ему агенты социализации, спо­собные дать оптимальный совет;

• у него отсутствует мотивация на достижение, например на поступление
в вуз, и он «плывет по течению»;
• перед ним остро стоит проблема выбора между учебой, к которой он
стремится, и работой, которую ему приходится предпочесть ради помо­
щи семье;
• у семьи отсутствуют деньги на обучение ребенка в вузе.
Соответствующая постиндустриальному обществу модель пролонгиро­ванного обучения (средняя школа — вуз — аспирантура — защита диссерта­ции) вынуждает большинство людей, независимо от материального достат­ка и социального происхождения, тратить гораздо больше времени и денег на обучение, чем это происходило в доиндустриальном и индустриальном обществах. Ныне стареющим родителям приходится ожидать своего кор­мильца гораздо дольше, чем раньше. В 23 года он только еще оканчивает вуз, в 26 лет выходит на защиту диссертации.
Если первое место работы он находит после получения ученой степени, то первые годы этот уже не очень молодой человек тратит на формирование карьеры, часто начиная ее с непрестижной и малооплачиваемой работы. К этому времени у него образуется собственная семья, а затем рождаются
дети. В результате родители, так и не дождавшись материальной отдачи от повзрослевших детей, сами вынужде­ны помогать молодой семье.
Если они откладывали деньги на образование детей, отказывая себе в удовлетворении вторичных (а порой, если говорить о нижнем слое средне­го класса, и первичных) потребностей, то этот процесс продолжается и с на­ступлением активного трудового возраста детей. Помогая молодой семье, •родители продолжают отказывать себе, ожидая, что по-настоящему отдох­нуть и попутешествовать по миру они смогут тогда, когда выйдут на пен­сию. Но и пенсия в России — не выход из ситуации. Сокращение продол­жительности жизни для большинства населения, крайне низкая пенсия не позволяют осуществиться мечтам.
Критическим возраст 16 лет является еще и потому, что в это время че­ловек все воспринимает в штыки. Он хочет быть самостоятельным, форми-
32
рует свое «Я» и во весь голос заявляет его миру. А взрослые суются со свои­ми советами и наставлениями. Он романтик, они — прагматики. Столкну­лись два разных мира и им трудно понять друг друга. Романтики восприни­мают советы прагматиков как чужеродное тело. Они отторгают его. Ценно­сти отцов расходятся с ценностями детей. Последние упрямы и несговорчивы, они хотят наделать собственных ошибок и не слушают тех, кто стремится оградить их от ошибочных шагов. Кстати сказать, они совер­шенно правы. В период с 16 до 23 лет, когда ты не обзавелся собственной семьей и живешь у мамочки на шее, только и надо совершать ошибки. При­чем как можно больше. В будущем за них придется платить дороже и, как правило, самому. Все следует делать в свое время.
Принятие чужого жизненного опыта в 16-летнем возрасте влечет за со­бой реакцию отторжения, поскольку вам навязывают чужую модель образа жизни. Отторжение — здоровая реакция здорового организма, но собствен­ного жизненного опыта еще нет. И в это же время происходит построение идеальной (мысленной) траектории жизненных планов.
Если в 12-летнем возрасте родители провели с ребенком «разъяснитель­ную работу», то реакции отторжения может и вовсе не быть. Если же нет за­ранее проведенной агитации, то реакция отторжения будет сильной, высо­кой. Родители понимают, что базовым должно стать высшее образование. Но нынешний уровень знаний, который дает школа, резко отличается от требо­ваний, предъявляемых вузом. Возникает разрыв, который сейчас стал ката­строфическим. Появляются посредники: репетиторы, подготовительные курсы.

Скачать 10,44 Mb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   442




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница