Образование в человеческом измерении



страница5/9
Дата10.02.2016
Размер1.86 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Классический Тенденции современной жизни кардинально меня-

университет ют принципы функционирования образовательных

перед выбором институтов, вовлекая их в мало похожие на привычные, традиционные, условия. Особенно неоднозначно, зачастую болезненно, они отражаются на таких образовательных центрах, как классические университеты.

Классический университет - замечательное детище европейской культуры, у него за плечами почти тысячелетняя история. Наименование «классический» ко многому обязывает. Дело вовсе не в почтенном возрасте и традициях, хотя их не стоит сбрасывать со счетов. И даже не в особенностях университетского образования или масштабах научных исследований. Суть в другом - приверженности великой цели, которую когда-то испанский философ Х.Ортега-и-Гассет назвал Миссией университета. Она означает быть силой, удерживающей человека и общество в поле культуры, духовности, образованности. Всеми направлениями своей деятельности классический университет всегда стремился быть на высоте этой Миссии.



Большинство проблем, которые стоят перед классическим университетом, сводятся к одной главной: как совместить классическое предназначение университета с реалиями рыночного высокотехнологичного общества, как оставаться центром классической образованности, фундаментальной науки, высокой культуры в радикально изменившихся социальных условиях? С этой проблемой сталкиваются не только российские, но и западные университеты. Без всякого преувеличения можно сказать, что от ее решения зависит выживаемость университета в сегодняшнем и завтрашнем мире.

С одной стороны, очевидна и неоспорима стимулирующая роль рынка для развития научных исследований, подготовки специалистов, улучшения материальной базы образовательных учреждений. Не стоит забывать и о благотворном социально-культурном значении платности образовательных услуг2. С другой, не менее явственно обозначаются негативные последствия рыночной организации науки и образования. Это развитие утилитарных исследований, нацеленных на ближайший и непосредственный результат, в ущерб фундаментальным и нерыночным; вынужденная финансовая зависимость образования от инвесторов и их интересов, часто далеких о науки, равнодушных к насущным общечеловеческим проблемам; выдвижение на первый план критерия прибыльности, понимаемой в узко экономическом смысле и не всегда адекватной глубинному смыслу, конечным целям и фундаментальным ценностям науки и культуры. Классическое образование, просвещение, воспитание высокой духовности, не прибыльные по своей природе в узко экономическом понимании, оказываются в нелегких материальных условиях.

Если продолжать, невзирая ни на что, сосредоточиваться только на классических направлениях, то университетское сообщество неизбежно сталкивается с проблемой их финансирования. Бюджетных средств, как правило, не хватает, грантовая поддержка не всегда регулярна. Если ориентироваться лишь на потребности рынка, то университет очень скоро потеряет и классические специальности, и большинство фундаментальных исследований, да и культурная миссия начнет увядать. В итоге университет трансформируется в высшую школу узкопрофессионального тренинга.

Таким образом, перед университетом встает дилемма: или рыночно прагматичный, технологичный и богатый, или чисто классический, но бедный.

Этот факт неоднократно зафиксирован в философско-социологической литературе. Так, известный западный мыслитель З.Бауман отмечает, что главные центры классического образования - классические университеты - были идеально приспособлены к миру, в котором они возникли, но этот мир уходит, и быстрота его исчезновения намного превосходит выработанную университетами способность перестраиваться. Мир более не нуждается в традиционных услугах университетов и все с большим подозрением смотрит на те ценности, которые они отстаивают, устанавливая взамен новые критерии престижности и влиятельности3

Со впечатляющей откровенностью об изменениях в отношении западного общества к университетам и вытекающих из них переменах для всей системы университетского образования пишет социолог Н.М.Покровский, обобщая практику работы университетов США. В чем суть этих перемен?

Государство и общество априори подозревают университеты в неправедной и незаконной трате общественных средств, в недолжном обучении студентов и воспитании их в недолжной системе норм и ценностей. Предлагается снять с университетов особый статус и приравнять их к субъектам рыночных отношений по принципу: то, что не продается, просто не производится.

Университет преобразуется из академической в экономическую корпорацию, которая управляется как предприятие по производству и распространению знаний. В ходу термины «корпоратизация», «академическое предпринимательство», «студенты-клиенты». Бюджетное регулирование превращается в главный рычаг управления университетской структурой. Внутренний финансовый контроль и аудит становятся повседневностью. Внутриуниверситетские структуры (факультеты, кафедры, лаборатории) рассматриваются в первую очередь сквозь призму «доходоприносящих» студентов, внесения в общую копилку внешних грантов и дотаций, вклады в бренд университета на рынке образовательных услуг. Ссылки на то, что образование – это форма деятельности, где не все определяется экономической выгодой, в расчет не принимаются.

Бесспорными лидерами университетского сообщества становятся те преподаватели, кто любыми, часто далекими от академических, способами привлекает массы студентов, частных спонсоров, совершенствует личный бренд на внешнем рынке, включая шумные публикации и пиар.

Как и всякая экономическая корпорация, университет становится как никогда зависимым от своих клиентов: «Покупатель всегда прав!».А поскольку отношение студентов к университетскому образованию становится все более потребительским, то и сам учебный процесс подразумевает новые качества: полуразвлекательный характер, создание у клиентов чувства полноты полученного знания, упакованность в красивые формы. Большое значение приобретают широко известный бренд, респектабельный каталог, хорошая реклама, наличие современного Интернет-сайта. Университет обязан быть удобным, с хорошим сервисом; должны быть обеспечены легкая усвояемость предметов, сквозная ясность образовательного продукта, полное соответствие рынку труда и даже «праздничность», необременительность университетской жизни. Принцип «цена-качество» превращается в ведущий при выборе учебного заведения

Ни один традиционный предмет преподавания в чистом виде студентов не утраивает. В большом количестве востребованы новые составные образовательные продукты-гибриды, которые в любой комбинации будут содержать компонент бизнес-образования и менеджмента. Фундаментальные знания приобретают экзотический характер, ими занимаются немногочисленные профессора и столь же немногочисленные студенты, не вписавшиеся в поток корпоративной деятельности.

Университетское образование все более виртуализируется, большой вес приобретают программы дистанционного образования, теклеконференции, Интернет-образование. Трансформируются традиционные формы преподавания: на смену поточным лекциям приходят дискуссии типа «ток-шоу», семинары для публики, консультирование фирм4.

Многие, прочитав эти строки, наверняка окажутся в недоумении: не спутал ли их автор высшее образовательное учреждение с цирком, молодежным клубом или домом отдыха? Нет, не спутал. Более того, отмеченные тенденции развития университетов наших дней, по мнению Н.М. Покровского, не нуждаются в оценке по принципу «хорошо-плохо», «нравится - не нравится», они объективны и обозначают путь, которым пойдет вся система высшего образования в современном мире5.

Что можно заключить на этот счет? К сожалению, ход развития российской высшей школы демонстрирует, хотя и с привычным опозданием по сравнению с Западом, симптомы аналогичных тенденций. И если исследователь прав, то от такой будущности университетского образования становится не по себе.

Вместе с тем хочется задать вопрос уважаемому социологу, столь симпатизирующему высшей школе США. Если американское образование столь оперативно и эффективно откликается на потребности потребителей образовательных услуг, то чем объяснить общеизвестный факт постоянной покупки Соединенными Штатами «мозгов» за рубежом, в том числе из России? А где же собственные заокеанские Ньютоны и Эйнштейны?

Секрет прост: Соединенным Штатам, с их политико-экономическим могуществом, гораздо дешевле приобретать высокообразованных профессионалов за границей, чем выращивать их собственными усилиями. России, к счастью, последнее удается, и не в последнюю очередь силами классических университетов. Пока. Но не случится ли так, что, встав на путь американизации отечественного образования, наше государство утратит эту способность. Что тогда? Покупать кадры за рубежом у России нет возможности – она не США. Остается, очевидно, сползание по пути деинтеллектуализации, культурной деградации, варваризации общественной жизни. Прямо скажем, перспектива не самая радужная…


Судьбы Философия на протяжении веков занимала особое,

философского привилегированное (в хорошем смысле этого слова)

образования место в системе высшей школы, по-праву именуясь «душой университетского образования» В данном факте сказывалось влияние в первую очередь европейской культурной традиции, берущей начало еще в античности.

Российские университеты не стали в этом плане исключением – «царица наук» была представлена в их стенах достойно. Правды ради стоит сделать оговорку: в Х1Х –м веке правительством Николая Первого была предпринята попытка запретить преподавание философских дисциплин в отечественных университетах6. Впрочем, как и ожидалось, попытка не увенчалась успехом - после смерти императора-обскуранта высочайшим указом нового самодержца права университетской философии были восстановлены.

Но, как говаривал Гераклит, все течет, все изменяется. Двадцать первый век – не девятнадцатое столетие. Современное состояние философии парадоксально.

С одной стороны, институционально она как будто бы не понесла серьезных потерь на протяжении последнего времени. Философия остается обязательной дисциплиной в системе высшей школы. Она является специальностью (направлением) высшего профессионального образования, по которой готовятся кадры на философских факультетах (отделениях) российских университетов. Успешно функционирует аспирантура и продолжается защита диссертаций по философским специальностям, работают специализированные философские исследовательские учреждения. В значительном количестве издается - причем, в замечательном полиграфическом исполнении - философская литература, выходит в свет философская периодика – журналы, альманахи, и даже появилась «Философская газета». Существуют многочисленные общественные философские объединения: так, Российское философское общество – одно из крупнейших общественно-профессиональных объединений в стране.

В то же время философия по существу вытеснена из более или менее значимых предметов общественного интереса. Крупнейшие социальные институты: государственная власть, бизнес, средства массовой информации, учреждения массовой культуры - функционируют так, как если бы философии в общественном сознании не существовало.

Естественно, эти реалии не лучшим образом влияют на ситуацию с профессиональным философским образованием и общефилософской подготовкой учащихся нефилософских специальностей (направлений). Начнем с последней.

В условиях «безусильственного», потребительского стиля жизни и мысли овладение таким фундаментальным знанием, как философия, для большинства молодых людей становится делом малоинтересным. Мало того, что философия сложна - она непрактична в житейском смысле, неприбыльна с экономической точки зрения. Если бы, на худой конец, философия могла хотя бы увлекать, точнее, развлекать и была представлена в расписании дисциплинами вроде «Философии секса», «Метафизики наслаждения», «Занимательной этики (эстетики, религиоведения и т.п.). Но и этого у нее нет! А поскольку постигать основы философии все-таки приходится в обязательном порядке, то выход большинство учащихся ищут на пути профанации: как бы изучают.

Как бы – это когда освоению первоисточников философской мысли предпочитают беглое знакомство с книжками типа « Кант (Гегель, Ницше и т.д.) – за 30 минут!», «История философия в комиксах».

Как бы - это когда вдумчивую кропотливую работу по написанию рефератов подменяют «скачиванием» готовых опусов из Интернета, иногда даже не удосуживаясь прочитать «скачанный» продукт.

Как бы – это значит, что вместо планомерной работы с учебниками зубрят в экспресс-режиме шпаргалки под названием «Философия в вопросах и ответах».

Как бы – это когда вместо подготовки связных ответов-размышлений на экзамене «натаскиваются» к аттестации по тестам, состоящим из вопросов «В каком городе жил Сократ?», «Какой раздел философии исследует Спиноза?», «Как называл свою систему Гегель?» и т.п.7

Что все это, как не насмешка или, если угодно, издевательство над философией?

Если теперь обратиться к профессиональному философскому образованию, то оно как будто бы сохраняет достигнутые позиции. Но и здесь наблюдается тенденция: все больше абитуриентов выбирают философский факультет для получения высшего образования вообще, не связывая свой выбор с профессиональной деятельностью на поприще философии. При этом, естественно, сохраняется доля молодых людей, одаренных способностями к философствованию и видящих в нем свое жизненное, в том числе профессиональное призвание Ничего предосудительного в отмеченной тенденции, вообще говоря, нет – для рыночного общества это становится скорее правилом, чем исключением. Тем не менее, факт остается фактом.

Таким образом, положение как самой философии, так и философского образования, выглядит весьма незавидным. Без преувеличения можно констатировать, что культивировать философию в наше время, значит, быть на обочине жизни. Как с грустью вопросил на этот счет наш коллега известный специалист в области логики проф. В.А.Бажанов: «Философия красит жизнь. Верно ли обратное?»

Возможно ли вообще тогда профессиональное философствование в современных условиях? Не близко ли философское образование к исчерпанию? Вопросы отнюдь не риторические. Об их актуальности красноречиво свидетельствует хотя бы тот факт, что основная тема предстоящего в 2008 г. очередного ХХШ-го Всемирного философского конгресса – высшего форума мирового сообщества философов - имеет формулировку «Переосмысливая философию сегодня».

В философском и образовательном сообществе постоянно ведутся дискуссии о сегодняшнем предназначении философии, ее месте и роли в системе образования. Звучат разные мнения8. Авторы данной книги придерживаются твердого убеждения, что главным плацдармом философии была, есть и будет оставаться сфера образования, никакие другие формы не обеспечат ее эффективного функционирования в современном обществе.

Со своей стороны философский компонент обеспечивает те черты образования, без которых оно много потеряло бы как культурная сила.

Во-первых, наличие в образовательной программе философских дисциплин, с их традиционной ориентацией на постижение Истины, Добра и Красоты, гарантирует сохранение духовно- и личностнообразующего характера образования. А это так необходимо в наше не очень-то благоволящее человеку время!

Во-вторых, пребывание философии в качестве компонента образовании равнозначно поддержке научно-рационалистического пафоса образовательной деятельности в условиях активизации иррациональных направлений в познании и постижении мира. Очевиден факт, что в настоящее время девиантное знание, представленное различными формами паранаучного типа, переживает очередной ренессанс. Между тем при всей неоднозначности взаимоотношений между представителями частных наук, с одной стороны, и философии – с другой, в конечном счете они остаются союзниками в отстаивании ценностей рационального познания мира.

Об этом нелишне напомнить тем ученым, которые высказываются за ограничение философского влияния на науку, в том числе в стенах образовательных учреждений. Противники философии из научной среды, образно говоря, пилят сук, на котором сами сидят. Умалять значение философии – значит ослаблять силы науки в противодействии иррациональным способам освоения мира.

В-третьих, наличие философской подготовки в образовании – это одна из гарантий сохранения светского характера образования. Не секрет, что, несмотря на конституционные положения об отделении в нашем государстве школы от церкви, не прекращаются попытки определенных сил размыть границу, проведенную Основным законом между государственным образованием и церковью. Это, в частности, введение в государственный классификатор специальности «теология» (?) и открытие факультетов теологии в некоторых государственных университетах; приглашение богослужителей на преподавательские должности в вузы; введение идей религиозного содержания в качестве альтернативы научным концепциям в учебные пособия (креационистская версия происхождения жизни на Земле), использование в качестве учебников литературы околорелигиозного характера (учебник по «Основам православной культуры» для средней школы); открытие культовых учреждений на территории образовательных учреждений и т.п. Философия, начиная с эпохи Возрождения, отдавала приоритет ценностям светского образа жизни, мысли, действия. Отступаться от философии – значит предавать эти идеалы, выстраданные европейской культурой последних пятисот лет.

Перспективы Что касается поставленных выше вопросов о перспе-

философии ктивах философии и философского образования, то на них можно ответить следующим образом.

До тех пор пока существует человечество, оно будет испытывать потребность в философствовании. История наглядно свидетельствует, что все попытки подменить, вытеснить из сознания человека эту потребность другими способами освоения мира – художественным, религиозным, научным, мистическим – не увенчались успехом. Философия в этом свете демонстрирует завидную устойчивость от покушений на ее идентичность со стороны других форм культуры.

Что касается «большой», профессиональной философии, то в разные времена она привлекала людей разными сторонами, и общественный интерес к ней был различным. При этом «большая» философия никогда не стремилась следовать общественной конъюнктуре или моде. Поэтому она, как это убедительно демонстрирует история мировой и отечественной мысли, редко когда была в фаворе у общества. Ее в лучшем случае терпели, часто подвергали гонениям и уж совсем редко возносили на пьедестал.

В этом смысле сегодняшнее положение философии не является исключением. Ниша ее носителей достаточно стабильна и мало зависит от колебаний экономических, политических или демографических факторов. Человек, присягнувший философии, редко способен освободиться от ее объятий. Профессиональное философское образование традиционно занимает весьма скромную, но одновременно весьма стабильную нишу в системе высшей школы. Философское образование отличается «штучным», а не массовым характером подготовки учащихся и слабо кореллирует с общественной конъюнктурой.

И все же кого философия может заинтересовать в наше время?

Если отвечать совсем кратко, то философия интересна молодым людям, разделяющим веру в разум человека, способности последнего к рациональному действию, поведению на основе рационального познания мира.

Философия привлекательна для людей-«почемучек», склонных к вопрошанию, поиску последних причин всего и вся: «Я философ, это значит, что у меня есть вопрос на любой ответ» (Р.Зенд).

Философское познание по душе личностям креативным, независимо от того, идет ли речь об интеллектуальном или художественном творчестве.

Философское освоение мира притягательно для людей, не могущих относиться к человеку только как к вещи, объекту, винтику, не разочаровавшихся в человеке и человечности, разделяющих гуманистические ценности, озабоченных судьбами человечества.

Наконец, философия в вузе хороша уже тем, что дает возможность учащимся, постоянно окруженным атмосферой позитивной частнонаучной мысли, познакомиться с необычным для них, философским типом мышления. Увидеть, что такое мышление не просто возможно, но и в ряде случаев необходимо, что оно по-своему эффективно. И дело совсем не в каких-то знаниях, которые они приобретут в ходе освоения философской дисциплины. « Философия не дает бесценных результатов - бесценные результаты дает изучение философии» (Т.Котарбиньский, польский философ).

Что касается исчерпания жизненных ресурсов философии и соответственно философского образования, то умирает не философия, а тот способ философствования, который вдохновлялся культурой и наукой Нового времени, историей индустриальной эпохи. Обширные системы в духе Спинозы или Лейбница, энциклопедические учения в стиле Канта или Гегеля, рафинированные метафизические дискурсы в манере Хайдеггера или Гуссерля вряд ли возможны в философии ХХ1-го столетия.

Бесспорно, философское творчество невозможно без элементов трансцендирования и предельного абстрагирования, анализа языка и других специфических инструментов философского дискурса. Но, думается, все же обращенность философской рефлексии к реальным злободневным проблемам нынешнего состояния человечества представляется куда более значимой, чем интерес к самым изысканным, но далеким от жизни самоцельным метафизическим построениям.

В этом, по нашему убеждению, заключается практическое значение философии Известно, что процессы экономического, политического и социо-культурного развития современного общества отмечены сложностью, неоднозначностью, противоречивостью, переходностью. Используемые в конкретных видах деятельности оценки, критерии, стандарты анализа сложившегося положения неизбежно несут на себе печать ситуационной ограниченности. Философский подход позволяет лучше и глубже связать происходящие процессы в системное целое, обнаружить самые глубинные тенденции их развития и предвидеть отдаленные последствия. Полученная картина выступает теоретико-методологической основой совершенствования деятельности общества и государства по управлению социально-экономическими, политическими, культурными и духовными процессами.

Новая культура диктует новые способы и формы философствования. Образы философа–идеолога, философа-наставника, философа–рафинированного метафизика, как символы эпохи модерна, уходят в прошлое. Да, философ сегодня не так публичен, как, скажем, политик или управленец, не столь демонстративен, как журналист или деятель шоу-бизнеса. Он остается как бы за жизненным кадром. Но от этого его миссия не исчезает.

Философ выступает сегодня как бы в своем инобытии – в обличье носителя других способов деятельности, в которых философская рефлексия играет роль теоретико-методологической основы, систематизирующего начала, универсализирующего контекста, принципиально неустранимых без ущерба для данных видов деятельности.

Так, без философии невозможно представить современную аналитику, глобалистику, деятельность по связи с общественностью (так называемый пиар), теоретическую журналистику, арт-бизнес. Резко усиливается востребованность философов в осмыслении религиоведческих проблем, последовательно развивается диалог философов с теологами и богословами. Профессиональный философ продолжает оставаться желанным гостем в кругу психологов и педагогов, историков и социологов, политологов и культурологов, лингвистов и искусствоведов.

Наверное, в таком инобытийном модусе философия способна идти в ногу со временем, продолжать свое воздействие на общественное сознание, расширять доступ к массовой аудитории. А это и есть условия выживаемости философии в нашу эпоху , а, значит, и условие развития профессионального философского образования.

ПРИМЕЧАНИЯ


1.См.: Имакаев В. Учитель и ученик: сотворчество образовательной реальности. //Высшее образование в России, 2006, №1, с. 113-120; 116-117.

2.См.: очерк 3 «Образование и рынок».

3.См.: Бауман.З. Индивидуализированное общество. М., 2002, с.172.

4.См.: Покровский Н.Е. Побочный продукт глобализации: университеты перед лицом радикальных изменений// Общественные науки и современность, 2005, №4, с.148-154.

5. См.: там же, с.154

6. До сих пор философское и образовательное сообщество с грустной усмешкой вспоминает знаменитую резолюцию императора на тексте докладной записки тогдашнего министра просвещения: «Польза от философии не доказана, а вред очевиден. Николай».

7. Как бы – словесный символ профанации, симуляции деятельности – отличительный знак современного постмодернового состояния культуры – культуры копий без оригиналов. Вино без алкоголя (как бы вино), кофе без кофеина (как бы кофе), секс без партнера (как бы любовь), улучшители вкуса, делающие яблоки еще «яблочнее», искусственные цветы, которые красивее естественных, бетонная стена «под мрамор», пластмассовый стол «под дерево», соевая колбаса «под мясо», певцы с «фабрики» под чей-то проект (см. Кутырев В.А. Философия постмодерна. Н.Новгород, 2005, с.26).

8..См. « Вестник РФО» за 2004 -2006 гг.

Очерк 7. Фундаментальное и ситуативно-прикладное в современном образовании



Фундаментальное образование и реалии современной жизни. Ситуативное знание. Ситуативность и проективная деятельность. Новый характер образования.
Фундаментальное образование, традиционно нацеленное на культивирование в индивиду суверенного, системного, высокорефлексивного, креативного мышления на основе глубоких научных знаний вкупе с ориентацией на нравственные и духовные ценности, востребовано в той мере, в какой общественная жизнь поощряет в человеке стремление к такому типу мышления. Только в этом случае фундаментальное образование обретает импульсы своего развития.
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница