Образование в человеческом измерении



страница3/9
Дата10.02.2016
Размер1.86 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Что уж говорить о бедном обществе, в котором такой выбор практически невозможен! Здесь, очевидно, основное бремя расходов на образование ложится на государство.

Скептики, наверное, возразят: разве не очень богатое государство, вроде России, способно выступить в такой роли? Не лучше ли обратиться к обществу, его хозяйствующим субъектам, бизнес-структурам, которые в принципе способны обеспечить нормальное функционирование системы образования. Как это делается на Западе и за океаном.


Увы, Россия не Запад. По сведениям, как говорится, заслуживающих доверие источников, отечественные спонсоры готовы жертвовать средства на что угодно: нужды церкви, запросы спорта и туризма, проекты шоу-бизнеса. Но только не на развитие образования. И для того, чтобы убедиться в этом, не надо изучать материалы государственной статистики. Достаточно просто оглянуться вокруг. Там, где вас окружают здания, выстроенные по последней моде, где помещения отмечены современным дизайном и комфортом - там, можно смело предположить, расположены офисы банков, торгово-промышленных компаний, торгово-развлекательные центры, шоу-арены и дворцы спорта. И вы будете правы. Напротив, там, где окружение напоминает 70-80-е годы прошлого века, где эстетика интерьеров мало впечатляет ваше сознание, а удобства ограничиваются минимумом, наверняка утверждайте, что это учреждения образования (или здравоохранения, или куль туры).Вряд ли ошибетесь.

Поэтому, применительно к российским условиям, только государство может и должно оставаться гарантом бесплатного образования для молодежи. Но по мере увеличения платежеспособности населения постепенно придется переводить образование на возмездную основу.

В такой перспективе заложен глубокий смысл. Платность образования позволяет человеку отчетливо осознать его ценность, определить приоритетность в системе собственных целей и ценностей и, соответственно, накапливать финансово-материальные ресурсы для его обретения. Да, образовательные услуги недешевы. Но, согласно проницательному замечанию выдающегося деятеля образования, президента Гарвардского университета (США) Д. Вока, «если вы считаете, что образование слишком дорого, попробуйте, почем невежество»

ПРИМЕЧАНИЯ


1.Последствия такого рода дефундаментализации и дегуманитаризации образования будут обсуждены в очерках 4 и 7.

2.См. Фурсова В.В.Социология образования. Казань, 2006.с.54.



3. См. Покровский Н.Е. Побочный продукт глобализации: университеты перед лицом радикальных изменений// Общественные науки и современность, 2005, №4, с.153.

4. См. Павлова А.В. Образ человека и четыре парадигмы образования // Образование в системе институтов рыночного общества. Казань, 2004. с.76-80.

5.См. Майбуров И. Финансирование высшего образования: «национальные особенности» // Высшее образование в России, 2004, № 10, С.31-37.

Очерк 4. Гуманистические основания и гуманитарные идеалы образования



Образование, гуманизм, свобода. Гуманизация жизни и образование. Гуманизация образования. Метаморфозы гуманитарных знаний.
Специфика личностной ориентированности современного образования может быть осмыслена тем глубже, чем ближе оно сопоставляется с пониманием человека, особенностей его отношения к миру - природе, обществу, самому себе, вырастающим в контексте социально-культурных реалий нашего времени. Речь, иными словами, идет о современном типе гуманизма, его влиянии на образовательную парадигму.
Образование, Как было отмечено ранее, антропоцентрический гума-

гуманизм, низм Возрождения и Нового времени, питающий инте-

свобода нции новоевропейской педагогики, утвердил в сознании общества идеал личности, содержание которой измеряется масштабами и глубиной ее преобразующего вмешательства в мир природы, общества, духа. Это идеал гиперактивного человека – титана1.

Результаты такого способа самоутверждения личности хорошо известны: они обернулись необратимой деструкцией ее природного и социального окружения. Новоевропейский гуманизм в ХХ-м веке терпит кризис, его идеалы оборачиваются в свою противоположность - тоталитарные политические режимы, насилие, войны, разрушенная экология, кризис духовности и т.п. Всё острее ощущается необходимость новых гуманистических идеалов, которые бы отвечали системе отношений человека к миру в ХХ1-м столетии.

Каковыми бы ни были черты нового типа гуманизма, не подлежит сомнению, что его идейный пафос призван смягчать (а, возможно, и преодолевать) сложившуюся в лоне индустриальной цивилизации установку на доминантное значение миропреобразующей деятельности как главного способа бытия человека.

Что из этого вытекает применительно к образованию? Не отрицая значения деятельности вообще в качестве одной из основ человеческого существования, образование будущего должно стимулировать людей на поиск более приемлемых - в первую очередь, с экологической точки зрения - вариантов своего обустройства в природном универсуме. В этом аспекте образование противостоит безоглядной технологизации и прагматизации человеческого познания, чреватым в конечном итоге экологическим Апокалипсисом все землянам.

Под воздействием новых гуманистических идей претерпевает качественные изменения и такая неотъемлемая черта бытия личности, как свобода. Суть ее современного переосмысления заключается в том, что свобода начинает пониматься не как способ овладения внешними обстоятельствами и контроля за их состоянием, а как инструмент установления равноправно-партнерских отношений с ними - природой, другими людьми, социальным окружением, ценностями и нормами культуры, феноменами индивидуального и общественного сознания. Свобода понимается отныне как гармония. Смысл и результат свободной деятельности в условиях общества ХХ1 века это не только и не столько создание некоего продукта, сколько установление связей. Речь, таким образом, идет не о действии, а о взаимодействии; не об активности, а об интерактивности.

Как все это соотносится с целями образования? Образование в самом широком смысле этого слова, то есть развитие личности, становится связанным с постижением ею собственной идентичности, движением к собственному внутреннему Я. Это процесс самоопределения индивида за счет свободного выбора им своей траектории жизнедеятельности, самоактуализации, высвобождения собственной внутренней природы.

Цель образования отныне заключается в обнаружении индивидом его принадлежности роду, развертывании в любом индивиде общечеловеческой сущности. Не порывая со своей ангажированностью общественными целями и ценностями, свободное образование все более приобретает черты освобождающего образования. От чего? От невежества и интеллектуального высокомерия, жизненной утилитарности и общественных предрассудков. Свободное - значит очеловечивающее, устремляющее индивида духовно ввысь и вширь, преодолевающее любые ограничения его личностного самостояния, пайдетическое, как говорили античные мудрецы.
Гуманизация В публикациях прошлых лет, посвященных уни-

жизни верситетскому образованию, авторы книги вместе

и образование с коллегами старались оказать, что гуманистическая ориентированность образования находится в неоднозначных, зачастую противоречивых отношениях с окружающим систему образования обществом2. Почему?

С одной стороны, образовательные учреждения, как объекты общественной деятельности, наряду с другими социальными институтами подпадают под действие общесоциологических тенденций. Степень их влияния определяется факторами «внешнего» по отношению к образованию порядка: уровнем социально-культурного развития общества, его политической организацией, историческими традициями, национальными особенностями, духовной атмосферой и т.п. Эти тенденции, вообще говоря, могут как обладать, так и не обладать гуманистической направленностью. В зависимости от этого складывается характер взаимоотношений образования и его общественного окружения.

Так, рыночный тип социальности чужд гуманизма, здесь человек не живет, а «человека живут», по меткому замечанию русского мыслителя Г.Федотова. В этом обстоятельстве - драма современного образования. Оно стоит перед выбором: либо полностью подчиниться общественному запросу, то есть стать профессиональным научением и в этом смысле перестать быть человечным, либо все-таки продолжать отстаивать традиционные ценности, включая развитие полновесной человеческой личности

С другой стороны, учреждения высшего образования как особые учебные, исследовательские и культур­ные центры одновременно выступают не только объек­тами, но и субъектами гуманизации общественной жизни, в том числе и собственно системы образования.

Сначала о гуманизации общественной жизни. В самом широком смысле она означает развитие человека как личности в единстве с обеспечением адекватных условий этого развития. Принято считать, что гуманизация осуществляется как результат социализации индивида, т.е. всемерного вовлечения его в систему самых разнообразных общественных отношений, в которой он постоянно осваивает (присваивает, усваивает и продуцирует) культурные условия своего существования и в конечном счете формируется и развивается как личность.

Если под этим углом зрения посмотреть на современное образование, то можно констатировать, что институционально оно пытается сохранять свою роль в качестве одного из немногих центров гуманизации общественных отношений.

В чем это проявляется? Укажем лишь на две особенности.
Во-первых, общепризнанно, что атмосфера образовательного процесса - с его культурной аурой, духом и ценностными предпочтениями - традиционно несет в себе человекообразующее начало. Питаясь творческим потенциалом научной мысли и животворящей силой культуры, образование возвращает в непрерывно циркулирующий процесс общественного развития главное социальное приобретение людей - творческие силы отдельного индивида, обогащенные всеобщностью человеческого опыта и умноженные на способности остальных людей.

В этом свете, к чести современного образования, можно отметить, что, несмотря на неблагоприятные «внешние» условия, оно все же старается, насколько это возможно, следовать идеалу воспроизводства полноценной личности, а не частичного индивида - функционера. По крайней мере, такая ориентированность свойственна деятельности классического университета, в стенах которого еще не «выветрился» дух человечности.

Во-вторых, в силу своего предназначения образование чем дальше, тем больше становится гарантом сохранения культурной традиции, непременным условием бытия культуры вообще. Известно, что для сверхдинамичного инновационного развития современного общества характерна тенденция обрекать на забвение, сдавать в «лавку древностей» достигнутый культурный опыт гораздо раньше, чем он исчерпает свой созидательный потенциал в настоящем. Образование, оставаясь по своей сущности каналом межпоколенческой трансляции накопленного человечеством опыта, напротив, инициирует людей на его освоение и использование в настоящем, репрезентирует прошлый опыт в настоящем.

Тем самым образование в конечном счете фундирует непрерывность культурно-исторического процесса, обеспечивает преемственность развития человека и общества в социально-историческом времени, препятствует разрыву «связи времен». Системе образования, что называется, на роду написано оставаться одним из главных звеньев в цепи времен «прошлое - настоящее - будущее». Образование в этом свете перестает быть просто эстафетным процессом передачи накопленного опыта от одного поколения к другому - оно становится фактором содержательной наполненности настоящего, формой производства социальности и человечности.

В той мере, в какой образование сохраняет человекообразующее начало, оно противостоит дегуманизирующим тенденциям, порождаемым рыночной организацией современного общества: социальному отчуждению, фрагментации личности, угрозе распада целостности человеческого сознания3. Именно благодаря этому началу образование, в отличие от подавляющего числа институтов рыночного общества, способно перманентно воспроизводить живые деятельные силы и способности индивида, обеспечивать сохранение и рост главного общественного богатства - творческой личности - не в узкой, товарно-денежной, а принципиально иной, универсальной, человекообразующей форме.

В самом деле, много ли найдется в современном обществе институтов, помимо образования, которые бы занимались воспроизводством человечности? Отнюдь, их можно пересчитать по пальцам: семья, церковь, учреждения социальной защиты, культуры (но не шоу-бизнеса), здравоохранения. Для всех остальных человек не более чем носитель товарных стоимостей, пусть особый, но все же товар в мировом рыночном универсуме…


Гуманизация Теперь о гуманизации в аспекте образовательного

образования процесса. Она в предельно широком содержании представляет собой систему взаимоорганизованных ценностей, вписанных в образовательный процесс и обеспечивающих нравственное развитие учащихся, формирование у них социально значимых ориентации и установок, осознание ими своего личностного достоинства, свободы и ответственности за поступки и результаты собственной деятельности.

Гуманизация образовательного процесса выступает как исторически необходимая тенденция, требующая вполне определенных способов включения человека в научно-педагогические механизмы освоения знаний, выверенного соотношения в этих знаниях специальных и фундаментальных компонент, информации и культуры, рационально-логических и чувственно-конкретных форм освоения действительности и целого ряда других научно-социальных констант и переменных.

Гуманизация образования, таким образом, это не только и не столько освоение учащимися некой суммы различных знаний через учебные дисциплины. Суть гуманизации значительно шире: это сложный процесс, имеющий различные направления и многообразные способы и формы реализации как непосредственно в самом образовании, так и в пограничных с ним сферах идейно-психологического и нравственно-воспитательного воздействия на человека. В высшей школе к ним, в частности, относят: гуманистическую организацию образовательного процесса; демократизацию и очеловечивание внутривузовских отношений; изменение форм и стилей преподавательской деятель­ности, введение педагогики сотрудничества; формирование гуманистических ориентаций студентов и преподавателей, утверждение ценностей гуманистической культуры, приобщение к общечеловеческим ценностям.; индиви­дуализацию образования; достижение открытости индивидуально-личностного развития и целостности личности; создание условий для развития высоких отраслей духовности во внеучебной сфере; участие в деятельности общественных организаций гуманистической направленности.

По большому счету гуманизация образования должна пронизывать все механизмы, все направления, виды и «закоулки» образовательного процесса, не оставляя в стороне его нравственные, культурные, человеко- и смыслообразующие зоны. Почему должна? Ведь многим людям гуманизирующие стороны образования кажутся самоочевидными и естественными, существующими как бы сами по себе и не требующим для своего поддержания каких-либо значительных усилий.

Увы, это не так. Взять, к примеру, сферу внутривузовских отношений. Традиционно морально-нравственная регуляция внутривузовской жизни, как правило, доминировала над формально-административной. Это особенно характерно для университетского сообщества4.Однако, по мере усложнения деятельности университетского организма, нарастания его внутренней противоречивости эффективность моральной регуляции стала заметно снижаться, уступая место формально-правовым регламентам. В наши дни они стали ведущими правилами университетской жизни. А это означает, что человеческое начало внутривузовских отношений вытесняется началом бюрократическим, противостоять которому ряд ли возможно, в том числе и по объективным причинам.

Далее. Если иметь в виду собственно познавательную сторону образования, то здесь гуманизация проявляется через гуманитаризацию преподаваемых знаний. Она определяется статусом гуманитарных наук в образовательных программах, ведь именно они в наибольшей степени концентрируют в себе наибольшие «заряды» человековедения. Гуманитаризация считается важнейшим направлением его очеловечивания, поэтому есть смысл поразмышлять о ней специально.


Метаморфозы Известно, что выпускники вуза, помимо профессио-

гуманитарных сиональной компетентности, должны обладать ка-

знаний чествами субъекта общественной гражданской деятельности. Диалектика современных отношений «человек-общество» ставит острый запрос на развитую в коммуникативном и психологическом плане личность. Развитие этих качеств вряд ли возможно без добротной гуманитарной подготовки учащихся.

Здесь и далее под гуманитарными будут подразумеваться отрасли знания, изучающие человека как субъекта деятельности, а также продукты этой деятельности - историю, общество, культуру.

Современные исследования роли и значения гуманитарных знаний в структуре человеческой жизнедеятельности обнаруживают их благотворное влияние как на профессиональные, так и на личностные качества выпускников. Гуманитарные знания активизируют творческие потенции сознания, гармонизируют взаимоотношение его интеллектуальной и эмоциональной сторон; улучшают профессиональную и межличностную коммуникацию; облагораживают мотивацию деятельности в направлении следования гражданским и нравственным ценностям; способствуют морально-психологической защищенности человека, создавая благоприятную атмосферу для действия механизмов психологической разгрузки и компенсации; приближают человека к познанию конкретной логики «живых» реальных человеческих действий и поступков; обогащают его сознание универсальным культурно-историческим опытом человечества; помогают разрешению смысложизненных проблем, обоснованию и распространению общечеловеческих идеалов и ценностей.

Гуманитарная образованность человека - один из ключевых факторов формирования и развития гуманитарной культуры специалиста как личности, интеллигента. В этом заключается пафос всей гуманитаризации образования. Гуманитарная культура имеет не только общественное значение, обеспечивая сохранение и выживание человека как субъекта культурно-исторического процесса, но и обладает исключительным индивидуально-личностным предзначением. Каково оно?

Через гуманитарную деятельность индивид себе самореализует, самоутверждает, проявляет духовную свободу и творчество, изменяет социально-культурную среду. В гуманитарной культуре он находит гуманистические и эстетические образцы, эталоны и нормы этики, поведенческие паттерны. Ценности гуманитарной знания и культуры отличаются высшей духовностью: они утверждают самоценность человеческой жизни, кристаллизуют духовные достижения человеческого рода, чаяния и идеалы людей, образцы жизнедеятельности, должное и желаемое. «Без этих ценностей, - отмечал известный священник А.Мень, - развитие человека превратится в тяжелую деградацию»5.

Между тем отношение к гуманитарному знанию и, соответственно, гуманитарному образованию в условиях рынка весьма неоднозначно.

Если обращаться к профессиональному гуманитарному образованию, то с точки зрения утилитарно-прагматического подхода к предмету - доминирующего принципа рыночной деятельности - инвестируются преимущественно те направления и отрасли гуманитарного познания и образования, которые имеют прикладное значение, а именно:

либо непосредственно связаны с решением текущих сиюминутных задач (экономическая теория, юриспруденция, менеджмент, иностранные языки, прикладная социология, практическая психология и т.п.);

либо используются в технологиях манипулирования сознанием людей (психология, искусствознание, рекламное дело, связь с общественностью и т.п.);

либо приносят быструю прибыль на вложенный капитал (арт-бизнес, шоу-бизнес, дизайн и т.п.).

В этих направлениях гуманитарного образования во всем мире, равно как и в России, последние годы наблюдается настоящий бум.

Что касается большинства остальных – в первую очередь фундаментальных - отраслей социо-гуманитарного познания, то элементарный экономический расчет показывает их, как минимум, бесприбыльность, если не сказать убыточность, затратность, то есть экономическую неэффективность. Следовательно, эти отрасли, равно как и соответствующее им гуманитарное образование, неинтересны с точки зрения инвесторов. Многие исследователи склонны даже констатировать его кризисное состояние. По мнению известного специалиста, директора Национального центра гуманитарных наук (США) Дж. Г. Харфэма, этот кризис характеризуется уменьшением количества гуманитарных учебных заведений и основных предметов гуманитарной специализации в вузах и колледжах, сокращением спецкурсов, снижением заработной платы ученых-гуманитариев6. И это при том, что ХХ1-е столетие решением ЮНЕСКО было объявлено веком гуманитарных наук!

Еще сложнее обстоит дело с общегуманитарной подготовкой тех, кто обучается по негуманитарным направлениям (специальностям). В рыночных условиях она все больше рассматривается как совершенно излишний «довесок» к профессиональной образовательной программе, который лишь удорожает ее реализацию.

С философско-антропологической точки зрения, такой подход иначе, как близоруким, не назовешь. Он недальновиден во всех отношениях: познавательном – поскольку обедняет индивида в плане общекультурной эрудиции; профессиональном – потому что недооценивает упомянутую роль гуманитарных знаний в инициации творческих потенций мышления будущего специалиста; воспитательном - коль скоро лишает учащегося возможности рефлексии идеалов и норм гражданственности и морали; коммуникативном – из-за того, отгораживает сознание молодого человека от постижения логики «живого» общения людей; эстетическом – так как исключает возможность ознакомления обучающегося с художественно-эстетическим опытом человечества, формирования его эстетического вкуса.

Рыночная среда, однако, не единственный фактор, влияющий на состояние гуманитарного образования. Оно продолжает испытывать на себе воздействие и другого обстоятельства – сохраняющегося размежевания между гуманитарными и естественными наукам, доходящего до их противостояния. Отмеченное противостояние имеет историческое происхождение и достаточно прочно укоренилось в сознании представителей как тех, так и других наук. При этом если первые (гуманитарии) признают значимость естествознания не менее, чем гуманитаристики, то вторые в подавляющем большинстве уверены в первосортности природоведческого знания, отводя гуманитарным наукам в лучшем случае второ- или третьестепенной место в структуре науки. А в худшем – отказывая гуманитарному знанию в научности вообще.

Между тем, к концу ХХ столетия стало ясно, что характер проблем, стоящих перед современной наукой, даже судя по их формулировкам: «биосфера и человек», «техносфера и человек», «информация и человек », «космос и человек», «геосреда и человек» и т.п. - требует междисциплинарного подхода, явного учета социально-ценностной позиции субъекта познания и действия, сближения естественнонаучной, техниковедческой и гуманитарной методологии. А именно, гуманитарные науки становятся все более ответственными за определение генеральных целей человеческой деятельности, естествоведческие дисциплины - за выявление объективных условий и возможных результатов этой деятельности, а технические отрасли - за проектирование адекватных этим условиям средств достижения целей.

Основой указанного сближения доселе достаточно автономных предметных циклов знания выступает Человек. Отсюда, с одной стороны, - требование «человеческого измерения» естественных и технических наук, гуманитаризация соответствующих типов образования. Она призвана преодолеть обособление и противопоставление его естественнонаучной, технической и гуманитарной компонент, культ техницистского и функционалистского мышления, компенсировать потерю его субъектами гуманистической матрицы своей деятельности.

С другой стороны, современное изучение человека далеко выходит за рамки традиционной гуманитаристики: он рассматривается в качестве комплексного природно-витального, социально-культурного и психо-ментального феномена, знание о котором образует содержательный фокус и одновременно системообразующее начало образования в ХХ1-м веке.

Прав был известный мыслитель прошлого, предсказывая полтораста лет тому назад, что в будущем не будет двух отдельных наук - о природе и человеке, их место займет одна, человеческая наука. Поэтому сближение традиционных предметных циклов науки и образования - это стремление развернуть все отрасли научного познания лицом к Человеку, интегрировать их в новый тип рациональности.

В российском образовании первыми обнадеживающими шагами в направлении сближения природо- и человековедческого знания стали дисциплины «Концепции современного естествознания» для студентов гуманитарных специальностей (введена со середины 90-х годов прошлого века) и «История и философия науки» для аспирантов и соискателей кандидатских диссертаций (введена с 2005 г.). Первая преследует цель «естественнизации» гуманитарного, вторая – гуманитаризации естественнонаучного образования.

Заметим в этой связи, что необходимость изучения истории естествознания и техники трудно переоценить вообще, поскольку внимание к ней оказалось к настоящему времени незаслуженно ослабленным. Действительно, история общества в сознании большинства людей свелась к истории политики, войн, религии, искусства, духовной культуры. Уместно напомнить, что природная среда и мир рукотворных вещей, с которыми непосредственно связано развитие естествознания и техники, играют в жизни людей не меньшую роль, чем политические идеи, религиозные верования или художественные произведения, а, значит, достойны исторической памяти.

К сожалению, тенденция к междисциплинарному синтезу с большим трудом пробивает себе дорогу среди представителей частных наук. Как следствие, система образования продолжает воспроизводить узких профессионалов, которые, подобно героям известной крыловской басни, тянут свою повозку в разные стороны. Дабы не быть голословным, воспользуемся авторитетным мнением.

Упомянутый Дж. Г. Харфэм, подводя итоги обсуждения своей статьи «Ниже и позади кризиса гуманитарного знания», опубликованной в журнале «New literary history»7 и получившей широкий резонанс в гуманитарном сообществе, отмечал:«Меня поразил тот факт, что многие из участников этого форума противопоставляют гуманитарное знание естественным наукам, тогда как настоящая проблема состоит в том, что следует улучшить качество профессионального университетского образования...Одинаковые требования можно предъявить представителям как гуманитарных, так и естественных наук. Отказ от таких требований грозит деформированием…системы образования»8. Золотые слова!

ПРИМЕЧАНИЯ

1.См. очерк 1 «Образование как социально-культурный и исторический феномен».

2.См.: Садыков М.Б., Серебряков Ф.Ф., Щелкунов М.Д., Петров А.В. Университет. Общество. Человек. Казань, 2003. 76 с.

3. См. очерк 3 «Образование и рынок».

4. См.: Вышленкова Е.А., Малышева С.Ю., Сальникова А.А. Terra Universitas: Два века университетской культуры в Казани. Казань, 2005, с.83-168.

5. Мень А. Радостная весть. М., 1991, с.55.

6 Harpham G.G. Beneath and beyond the «Crisis in humaities» // New literary history. -2005.- V.36, №1 - р.22.

7. См.: Ibid.p.21-36

8.Harpham G.G. Response // New literary history. -2005.- V.36, №1 - p.109.

Очерк 5. Образование в информационно-компьютерной среде

Информатизация образования: конец человечности? Интерактивность в современном образовании. Личность в виртуальной среде: проблема социализации
Важнейшим фактором развития образования в ХХ1-м веке становится его информатизация, заключающаяся в широком применении компьютерных и других электронно-технических средств обработки, кодирования, хранения, трансляции и тиражирования знания, использовании новых информационных технологий, включая дистанционные и даже виртуальные формы образования.

Новая информационная среда невиданно расширяет границы традиционного образовательного пространства, фундирует совершенно новую конфигурацию составляющих его компонентов, обусловливает становление новых качеств у субъектов образовательной деятельности. Из совокупности этих качеств уже начинает складываться, на наш взгляд, облик нового типа рациональности, которая своим креативным началом имеет системное мышление.

1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница