Необходимая обязанность моя Подготовка к Благотворительной акции «Рига – город мой»



Скачать 332.54 Kb.
Дата27.05.2016
Размер332.54 Kb.

Пасторские встречи А. Ледяев, Необходимая обязанность моя (Дмитрий Макаренко), 27.08.08



Необходимая обязанность моя
Подготовка к Благотворительной акции «Рига – город мой» (палаточные служения в центре Риги 28 и 29 августа 2008г.) и открытию новой церкви «Новое поколение – Центр»



  • Мы рассчитываем на успех.

  • «Царство Божье придет на землю только через благовествование.

  • Евангелизм как образ жизни.

  • Цена христианства.

  • У благословения Божьего есть своя цель.

Надо выработать у народа привычку к праведност

и
Мы назвали этот проект «Рига – город мой».

Мы очень серьезно готовимся к осуществлению этого проекта. У нас был день поста и молитвы, были проведены ночные молитвы, был открыт специальный фонд.

И на сегодняшний день у нас сформировалась достаточно серьезная команда евангелистов. 200 человек, которые будут работать в течение трех дней.


Мы рассчитываем на успех
И мы рассчитываем на то, что все-таки максимум мы должны взять.

При максимальной мобилизации наших ресурсов, при учете того, что вчера нам Дмитрий подсказал – очень классную идею насчет того, чтобы в субботу с утреца позвонить по всем телефонам и поехать по всем адресам, которые мы после покаяния людей имеем в своем банке данных.

Мы соберем сюда машин 30-40 и за один день всех их объедем. Как мы на Пасху 150 адресов обслужили и развезли подарочные пакеты. Это реально и осуществимо.

В субботу с утра и до трех объедем все эти адреса покаявшихся людей, предварительно позвонив им, и привезем их на служение. Я думаю, мы можем уже рассчитывать на какой-то успех.

И все это реально и ощутимо. При условии, конечно, осознания того, что этого, во-первых, Бог хочет.

Что это не просто какие-то наши амбиции, а это Божья любовь к погибающим людям в действии.

И главной движущей силой всех наших усилий является именно это понимание, что мы не просто церкви открываем или палаточные евангелизации проводим, но мы осуществляем Великое Поручение, которое нам дал Бог.

Мы в данном случае делаем дуплет- проект: палаточную евангелизацию и открытие церкви.

Обычно это делается с небольшим разрывом во времени, пока там устаканится, пока осядет пыль.

Мы здесь решили сделать сразу. Поэтому это сложно. Но не невыполнимо.

Поэтому мы серьезно смиряемся перед Богом и просим: «Бог, помоги нам открыть эту церковь в центре города».

Вчера мы здесь встречались с командой попечителей. На попечителях лежит главная ответственность за сохранность покаявшихся людей.

И от того, насколько попечители способны будут удержать этих людей в церкви, настолько будет зависеть успех уже самой церкви, которая будет функционировать в этом зале.

Мы вчера имели очень прекрасное время с попечителями. Очень серьезное и вдохновляющее слово сказал Дмитрий.

Я думаю, что сейчас он еще чем-то поделится с нами.

• Друзья, церковь должна благовествовать, церковь должна работать и за церковными стенами.

Потому что плоды для Царства Божьего мы приносим не на церковной территории, а за ее пределами.

Плоды на церковной территории – это самообслуживание. Мы здесь очищаемся, освящаемся, исцеляемся. Мы здесь познаем истину и т.д.

А плоды для Царства Божьего мы приносим там, за церковными стенами.

Мне бы очень хотелось, чтобы евангелизм вернулся к нам в полной мере в таком свежем, огненном виде.

И слава Богу, что есть такие огненные парни, которые могут этот огонь принести и «коксу подкинуть».


«Царство Божье придет на землю только через благовествование
Дмитрий Макаренко:

Уже много сказано на тему евангелизации. По всем вопросам евангелизирования.

И мы понимаем, что это одна из важнейших структур, которая должна быть в церкви.

И если нет евангелизации, то нет «строительного материала», а значит, не из чего строить.

Перед большим строительством всегда завозят материалы, а потом уже говорят о том, что из него будут строить. А если материала нет, то и стройки нет.

И в строительстве церкви это одна из важных вещей.

И я думаю, что для того, чтобы вся церковь начала евангелизировать, во-первых, пасторы должны понять важность этого момента.

Я знаю, что есть такая проблема вообще в христианстве, когда пасторы обвиняют евангелистов, а евангелисты обвиняют пасторов. Но я этого не делаю, потому что я обвиняю в бездействии и евангелистов, и пасторов.

Я могу с любой позиции смотреть на этот вопрос. Как пастор могу смотреть, и как человек, уже несколько лет, занимающийся евангелизациями. Пастором служу и где-то лет семь-восемь евангелизационную палатку по городам вожу. И вижу результаты, вижу работу.

Я раньше только со стороны евангелиста мог на все это посмотреть. А теперь я могу видеть проблему с другой стороны. То есть видеть с точки зрения пастора.

Я могу определенно сказать, что если пастор не будет заинтересован в евангелизационной работе, то церковь тем более.

Если пастор не имеет этого видения, этого духа, если сам пастор не является евангелистом, то и члены церкви не будут евангелистами.

Вам нужно понимать, что спасение человечества…

Как написано, Иисус сказал, что до Иоанна Крестителя был закон и пророки, и все на этом держалось. Закон и пророки.

Но с началом служения Иисуса Христа, «с этого момента Царство Божье благовествуется».

То есть раньше не надо было благовествовать. Был закон и пророки.



«Закон» – это были основополагающие истины, на которых могли строить законодательство и мораль в государстве.
А пророки приносили свежие откровения, помазание, чудеса и подтверждали, что Бог действительно среди народа.

Но то время прошло.

Иисус уже начал говорить, что это раньше было. Но с началом Его служения Царство Небесное благовествуется.

Друзья. Ничего не поменялось!

Если мы хотим, чтобы Царство Божье приходило на эту землю, мы должны понимать, что оно придет только через благовествование.

Даже в Своем первом обращении к рыбакам Иисус сказал: «Идите за Мной, и Я сделаю вас ловцами человеков».

То есть ловля – это была их основная профессия. А уже потом они стали апостолами.

Это потом Иаков стал пастором, Иоанн стал пророком, Петр стал столпом Церкви.

Первоначальное, что человек должен получить от Иисуса, – это понимание: «Я – ловец человеков».

Я помню то время, когда мы только покаялись. Это было 10 лет назад. Тогда нам об евангелизации никто не говорил. Никто не говорил: «Идите и евангелизируйте». Никто нас не посылал.

Просто само прикосновение к Богу начало нас толкать идти к людям и благовествовать им.

А мы тогда только-только свой бизнес открыли, и на базаре у нас было несколько точек.

И был у нас там такой ящик огромный с трактатами из Германии.

В те времена у нас не было никакой своей печатной продукции. Никто тогда даже не думал пригласительные в церковь делать.

И мы написали письмо в миссию в Германии, и нам прислали целый короб трактатов. И мы целый день…

Может быть, к прохожему на улице трудно подойти, да еще с пустыми руками.

Но если ты, скажем, продавец, а он покупатель, то у тебя уже есть с ним отношения. И ты в этих отношениях можешь начать ему проповедовать.

А самое лучшее – продавцам проповедовать. Потому что они никуда не сбегут.

А еще лучше – идти в супермаркет евангелизировать, потому что там продавцы никуда не могут убежать – место рабочее ведь не оставишь.

Или ты на своей работе. Там у тебя есть отношения с твоими сотрудниками.

Или, допустим, тебя милиционер остановил. И у тебя отношения с милиционером возникают. И ты можешь начать проповедовать в любом случае.

А вот на улице есть просто прохожие. Когда у тебя нет отношений, как ты сможешь проповедовать?

Тогда мы поняли, что чтобы с людьми появились взаимоотношения, вот эти трактатики нам и помогут. И бумажки эти мы использовали только лишь как повод начать разговор с людьми. Только лишь как повод.


Евангелизм как образ жизни
Когда церковь делает рекламные брошюрки, то она надеется, что эти бумажки сработают.

А на самом деле реальность такова, что срабатывает всего одна бумажка из тысячи. Вот, к примеру, вы 100 тысяч пригласительных раздадите, тогда 100 человек придет. Хотя это «арифметика» украинская. В Латвии еще меньше придет. В России, может быть, два-три придут из тысячи.


Поэтому сам вопрос не в том, чтобы мы рекламировали церковь: «Вот, приходите в церковь, приходите в церковь…»

И даже эта палатка, когда мы снаряжаем такое количество людей, которые будут евангелизировать. И вопрос не в том, чтобы просто раздать пригласительные.

Вопрос не в том, чтобы каждый евангелист просто отдал трактат и сказал: «Ну, приходи к нам в палатку…» На такое приглашение человек не придет.

Надо искать возможность не просто раздать свои буклеты побыстрее: «Вот, я, слава Богу, исполнил свой долг…» Лучше тогда их просто в мусор выкинуть. Будет тот же самый результат, но с меньшими затратами усилий.

Нет. Вопрос в том, что нам надо к человеку подойти и найти с ним общий язык. Это работает на 100%.

Да, есть евангелизации просто как информация. Просто рекламная акция.

А есть евангелизация как образ жизни.

И палатка – это как толчок.

Даже я хочу сказать: привозите своих людей на служение в эту палатку, на молитву привозите. Люди возродятся и начнут делать то, чего они никогда не делали.

Я первую конференцию сделал в прошлом году в Харькове. А в этом году уже восемь палаточных евангелистов катается из нашего служения.

Они никогда до этого ничего подобного не делали в плане евангелизации. Им просто понравилось наше служение, они просто захотели делать то, что я делаю.

Приехали, посмотрели: «Оказывается, это реально…»

Потом мы собрались, изыскали средства, начали сотрудничать с одним министром, у которого в хозяйстве эти палатки просто на складах лежали. И все это мы запустили, и уже кто-то работает.

И это уже слава Богу, что кто-то включился. И кто-то этот огонь понес в каждую церковь.

Запускается палаточное служение. Люди реально осознают, что надо проповедовать Евангелие, чтобы увидеть чудеса.

Даже чтобы больных притащить на служение, им надо сначала попроповедовать, как-то заинтересовать их.

И я вижу на протяжении нескольких лет этого палаточного служения, что церкви загораются реально. Загораются служители. Даже те, кто потух давно.

Когда они видят, как вообще все легко происходит. Даже само присутствие в палатке зажигает.

Если вы никогда не были на палаточном служении, я хочу вам сказать, что это очень сильно отличается от церковного служения.

Я ничего не имею против церкви. В церкви пастор присутствует.

Но в палатке – это особенное присутствие Божье. Там по-особенному Бог действует, там атмосфера особенная, там по-особенному исцеления происходят.

Мы практически на улице. Туда, бывает, пьяные заходят, заходят всякие хулиганы.

Мы в этом году делали палатку. На служение освобождения пацаны пришли просто поржать. Зашли в палатку, чтобы поржать с того, как мы там молимся. И вдруг из одного из них начали бесы выходить. Он пришел поржать, а тут… И товарищи смотрят на него: «Что с тобой происходит?!» А он упал, дрыгается весь…

Бандиты там приехали какие-то: «Мы православные…», и давай там базар разводить…

Или милиция однажды приехала, и начали нас закрывать или открывать… Приехали из ФСБ, из миграционной службы. Они говорили, что я – иностранная рабочая сила. Что я проповедую, значит, работаю.

Слава Богу за брата Толика, который как раз приехал туда. Он им сказал: «А он не проповедует».

– «А что же он делает?!»

– «Он свидетельствует… А свидетель, по словарю Даля, – это человек, который был очевидцем каких-либо событий. Вы, когда за границу едете, тоже рассказываете о том, что вы переживали в своей жизни…»

Когда они приехали к нам в палатку, у них уже досье на меня было: где я, откуда, кто я. Уже папку открывают, где все написано про меня. «Мы уже так сработали, все узнали…»

И тут бац! – такой расклад, и вот она, ушла добыча… Уже ничего не предъявишь, не арестуешь, штраф не наложишь, не прикроешь. Даже замечания не сделаешь, что я как иностранный гражданин нарушил режим пребывания в России.

И так раз, раз, и все так получилось, что они ничего не получили.

И все это складывается один к одному, один к одному, и получается целая жизнь. Получается то, о чем можно рассказывать, можно свидетельствовать.

И каждый пастор должен сам понять важность этого служения.

Я вам серьезно говорю, вдохновите своих лидеров, вдохновите служителей ехать к нам на эти дни. Оставить работу, оставить какие-то свои интересы, чтобы загореться для Бога и побежать вместе с Богом, начать служить Богу.

Потому что я знаю, что наши церкви имеют успех по одной простой причине – у нас все церкви «Новое поколение» были евангелизационные. Мы все всегда проповедовали, мы все всегда евангелизировали.

Даже не нужно было каких-то мотивационных слов, это в самом присутствии все висело, что если ты спасен, тебе об этом надо кому-то рассказать.

Когда я покаялся, я еще не читал Библию, я не знал, что в Библии написано. Я не мог человека даже к покаянию привести. Я не мог ему сказать: «Давай я помолюсь с тобой, и ты будешь спасен». Я даже не знал молитвы покаяния.

Но мы проповедовали, и человек говорил: «А что мне делать, чтобы спастись?»

– «Сейчас мы тебя отведем, и с тобой все нужное сделают…»

И мы вели его к лидеру домашней группы и говорили: «Вот человек, давай веди его к покаянию, пусть помолится…»

И его приводили тогда к покаянию.

Но само понятие где-то внутри было, где-то на уровне сердца. Даже не на уровне разума. Это потом, когда я Библию стал читать, я понял, что это вообще одна из главных идей христианства – распространение Евангелия, то есть евангелизирование.



Деян. 5:42

И всякий день в храме и по домам не переставали учить и благовествовать об Иисусе Христе.

Знаете, когда церковь перестает расти?

Когда она перестает благовествовать.

Даже самому неграмотному новообращенному человеку будет понятно, что если фирма никак себя не рекламирует, если она перекрыла вложения в рекламу, то фирма, в конце концов, засохнет. Даже если эта фирма «Мерседес», даже если это «Microsoft». Любая фирма, если она в рекламу ничего не вкладывает, – эта фирма загнется. Даже если она самая лучшая.

Китай всех задавит своими подделками, своим ширпотребом.

То же будет, если церковь не делает рекламы Царству Божьему.

Что такое палаточное служение?

Это рекламная акция.

Когда в магазине телевизоров хотят привлечь покупателей, они в один день решают сделать рекламную акцию, и продавать телевизоры в два раза дешевле. И они по всем телеканалам и через буклеты: «Приходите, приходите! Телевизоры в два раза дешевле! Бонусы, скидки, подарки!..»

Вот палаточные служения – это такая же рекламная акция.

И очень классно, когда в эту работу все включаются для того, чтобы сказать: «Приходите, будут бонусы от Бога. Исцеления, чудеса будут, освобождения…»

Если это будет каждый день в собрании церковном, это перестанет быть интересным.

Такого не может быть, чтобы каждый день какая-то фирма, какой-то магазин делал акцию. Он ее делает, допустим, раз в полгода, раз в два или три месяца, раз в два месяца или раз в неделю. Но если он каждый день будет акции делать, уже никто не будет туда ходить: «Ай, у них каждый день акции…»

Поэтому евангелизация – это такое событие, особенно палаточное, что мы должны его прорекламировать как просто сильнейшее излияние Святого Духа. Особенное пробуждение, особенные служения, особенные чудеса произойдут.

И написано, что они «не переставали учить и благовествовать об Иисусе Христе».

Деян. 6:1

В эти дни, когда умножились ученики…

То есть когда они не переставали проповедовать. Они не остановились на достигнутом. Они продолжали, продолжали и продолжали проповедовать. И ученики начали умножаться, умножаться, умножаться.

И я как руководитель церкви сегодня заинтересован, чтобы все прихожане моей церкви проповедовали.

Что мне делать?

Мне надо их как-то вдохновить.

А как я их вдохновлю, если я сам этого никогда не делаю?

Я не смогу. Я могу сказать правильные слова, я могу сказать: «Надо пойти к соседям…»

Но если я сам этого никогда не делал и не делаю, то я не смогу никого вдохновить. Потому что люди на уровне сердца где-то понимают, что это только слова.

Поэтому я сам иногда иду проповедовать. Сам себя ловлю на том, кому-то благовествую я вообще или нет? Или я просто стал такой уже проповедник церковный?

И когда ты понимаешь, что без проповеди Евангелия просто жить нельзя…

Это вообще должно быть нашей жизнью: проповедовать Евангелие, проповедовать Евангелие, проповедовать Евангелие.

Мы встречаемся с людьми, мы имеем с ними отношения каждый день. На заправке, в милиции, в магазине или еще где-то мы имеем взаимоотношения. И вот в этих взаимоотношениях мы можем принести людям Благую Весть…

Как написано: «спасение, во-первых, иудею, а потом язычнику, потом варвару».

И, во-первых, это спасение к нам приходит. Когда мы начинаем проповедовать, то первое, что мы понимаем, это что в нас колодец живой воды открывается, который раньше был засыпан и закупорен.

Я вам серьезно говорю. Вот люди, которые в церковь давно ходят. И я им говорю: «Поехали с нами в палатку. Послужите, обеды будете раздавать…» И едут люди, чтобы обеды раздавать, помогать, в группе порядка что-то делать… А уезжают из палатки они совершенно другими. Они потом мне рассказывают о том, что они за неделю пережили. Говорят: «Я никогда такого раньше не переживал».

Когда человек окунается в эту среду, когда целый день идет евангелизация, люди приходят в палатку днем, вечером, в обед. Разные люди. То пьяный зашел, то милиция пришла, то санэпидемстанция пришла, то пожарники пришли… И всем надо проповедовать.

И мы всем проповедуем.

Менты пришли, чтобы нас напрягать, а мы им: «Хорошо, мы сейчас…» – и дальше проповедь Евангелия. И они уже забыли, зачем пришли: «Все-все, нам некогда, мы пошли…»

Или дамы из санэпидемстанции: «Так вы кормите бомжей? Где сертификат столовой? Что вообще вы тут устроили?»

Так они потом тикали от нас. Санэпидемстанция убегала. Служители начали рассказывать им о бомжах: «А вы идите и с мусорников поспрашивайте эти сертификаты… Или давайте замки повесим на каждый мусорник и печать глиняную, чтобы никто не вскрыл и чего-либо не поел оттуда. Вы же не смотрите, когда люди едят из бачков…»

Санинспекторы уже и не рады, что пришли: «Да мы пойдем уже…»

У нас был случай в прошлом году в Севастополе. Пожарники приехали. Они приехали электричество отключать, а у нас свой генератор. Мы ни к кому не подключались. Залили бензин, включили – и свет у нас, и музыка.

Они думали-думали, как же нас закрыть, и взяли, и все розетки заклеили, и печать поставили. Понятые, протоколы, все подписали: «Так, если вы сорвете пломбы, не дай Бог, то это уже криминальная ответственность, и мы вас посадим в тюрьму…»

Наши парни взяли и новые розетки прикрутили. Пломбочки висят целенькие, и все нормально…

Приходится по-разному отбиваться и сражаться.

В Днепропетровске, например, нам запретили проводить в мае палаточное служение.

Но есть Закон Украины, есть Конституция Украины, в которой черным по белому написано, что каждый человек, каждая организация имеет право на мирные собрания, на мирные митинги, на демонстрации, на марши, на шествия. Единственное условие: надо уведомить власти об этом. И отказать в этом праве может только суд.

И я думаю, что в латвийском кодексе тоже есть много вещей, с которыми вы сталкивались тоже…

Вот вы, допустим, приходите в горисполком с проектом, чтобы служить городу.

Что такое палатка?

Это служение городу. Представьте, мы за неделю от 500 до 1000 человек кормим и переодеваем в чистую одежду. Это же нормально. Бомжей подстригают, дают чистую одежду, и они хоть какое-то время потом еще людьми себя чувствуют. Или бы они воняли, разлагались…

Если мы можем, мы даже какую-то медицинскую помощь им оказываем, какие-то небольшие процедуры.

Представьте, бомжа однажды притащили. Такой вонючий он был, что люди начали уходить со служения. Так он вонял…

И представьте, сейчас у него семья, работа, он в церковь ходит. Нормальный и чистый человек. А был он засаленный и вонючий…

Что это такое? Это малость маленькая. Представьте, он был бомжом. Он бы ел этот мусор всю жизнь, пока не умер бы. А так он стал одним из человеков города, который платит налоги, который строит общество.

И когда мы все это понимаем, мы идем к местным властям и говорим: «Разрешите…»

А они: «Пошли вон отсюда!»

Так в России пять городов нам отказали в этом году.

Они говорят: «Собирайтесь в специально отведенных для этого местах».

Вы знаете, какое в России положение. И никто с ними не захотел судиться.

А я, например, подал в суд и выиграл дело. Вот так взял и подал в суд на горисполком, выиграл суд и в августе все равно поставил палатку.

Они сейчас написали в апелляционный, потому что увидели: это же опасно вообще – там люди спасаются, исцеляются.


Сразу телевидение поприсылали снимать там всех. Это дело получило огласку. Там людей искали специально, которые были бы недовольны, которые ходят по улице и бурчат. И они к ним: «Скажите, пожалуйста, в интервью, как вам это мероприятие…»

И люди: «Ой, это секта… Такая музыка громкая, страшная…»

Тогда наши ребята пошли к репортерам, типа прохожие: «А можно я скажу…» И начинают… Правда, их не показали.

Сейчас наше дело в апелляционный суд подали. Мы и апелляционный выиграем. И тогда уже на следующий год вообще вопросов не возникнет, можно ли. Мы сразу с решением суда придем и скажем: «Вот видите решение суда?»

Если в Верховный суд, то мы еще и решение Верховного суда будем иметь. Решение суда о том, что мы имеем право на собрания, и никто нам не может запретить.

Привыкли в наших постсоветских странах говорить: «Пошел вон!» - и все побежали…

– «Не разрешу тебе!»

А кто такой мэр?

Это слуга народа. Он должен служить тебе, а не приказывать: «Сядь там!» или: «Сядь здесь!»

И вот в России пока эта тема существует. Вот так пасторы там себя ведут.

Я говорю: «Вы идите и в суд иск подавайте. У вас есть Конституция, у вас есть права, у вас есть обязанности перед государством. Вы обязаны проповедовать Евангелие, вы должны людям нести спасение.

Ведь в уставе каждой церкви написано, что церковь является организацией, которая несет христианскую идеологию в массы. Правильно же написано.

А если церковь не несет христианскую идеологию, значит, она теряет свои свойства даже в глазах государства, даже в глазах правительства.

Если у нас в уставе написано, что мы должны распространять христианскую идеологию в тюрьмах, в больницах, – везде, где разрешена эта работа, а мы этого не делаем, то мы даже в глазах государства бездельники!

Почему гонения возникают?

Потому что церковь закрывается сама в себе. Церковь перестает благовествовать.

И мы этот дух…

Сейчас книжки мои будут продаваться. В них все, о чем я несколько лет проповедовал, все, чем я несколько лет жил. И вот я все это в одну книжечку собрал.

Интересно или не интересно, я не знаю. Но все, кто читал, говорят, что очень интересно, и начинают сами проповедовать. Зажигается дух.

Представьте, первая глава: «Накорми голодных…»

Весь мир голодный!

Помните, Бог сказал через пророка Амоса, кажется, что будет голод не по хлебу, но по слову Божьему. Будет голод.

И мы думаем, что он когда-то будет.

А он уже есть. Он уже давно есть!

Просто люди вместо того, чтобы кушать хлеб Божий, знаете, что едят?

Мусор! Телевизор включил, мусора наелся. Романчик бульварный открыл, мусора наелся. В Интернет залез, мусора наелся. Поэтому такой вид, как будто бы он сытый. А на самом деле он просто мусора наелся.

Почему молодежь такая?

Потому что они наполнились мусором и превратились сами в мусор. Поэтому у них такая философия. Поэтому у них такая стратегия жизни: вот бандитом стать, наркоманом стать, готтом стать…

Почему? Они этим питаются, питаются, питаются.
И знаете что?

Церковь призвана кормить народ.

Иисус притчу рассказал о том, что Господин ушел, а слуге повелел: «Корми людей. Раздавай хлеб, раздавай хлеб…»

А потом вернулся и нашел: он не раздает хлеб! Он вместо этого бьет рабов.

Вот так иногда церковь: «Вот вы грешники, язычники, проклятые! Вы пойдете все в ад!»

Конечно, в ад пойдут. Это 100%.

Но мы с вами призваны раздавать хлеб жизни.

И когда мы раздаем этот хлеб, то это не простой хлеб. Он имеет целительные свойства.

Даже когда он попадает в мусор, который внутри сердец этих людей, он начинает исцелять их. И когда мы начнем кормить людей, эти люди исцелятся, эти люди изменятся.

Ведь раньше и у меня была другая философия. У всех моих друзей, которые сегодня спасены и которые уже пасторы сейчас, у них тоже была другая философия. У них была философия смерти, философия насилия, философия наркомании, алкоголизма, прелюбодеяния и всего-всего прочего. Мы так и жили по этим понятиям и принципам.

Но когда мы начали сеять слово, проповедовать, эти семена падали, этот хлебушек падал среди всего этого мусора.

И, казалось бы, разве можно жемчуг перед свиньями кидать?!

Мы все так понимаем, что если человек грешник, то ему не надо рассказывать ничего о Боге.

Но наоборот, друзья, именно ему и надо рассказывать!

Написано, что слово Божье нельзя перед свиньями метать.

Это говорится о том, что нельзя свою жизнь кидать под ноги свиньям. То есть под ноги греху, который разрушает.

Но люди берут свои драгоценные годы, драгоценные минуты жизни, берут свои эмоции, берут свой интеллект и бросают все это под ноги греху, под ноги свиньям…

А свинья в Библии – это прообраз греха. И люди сжигают свою жизнь в грехе, в грехе, в грехе.

А когда мы руководствуемся этим местом из Писания, что свиньям нельзя кидать жемчуг, против евангелизации, это неправильно.

Мы должны даже «свиней» спасать. Мы должны им тоже проповедовать. Потому что откуда мы знаем, в кого эта «свинья» может потом превратиться.

Поэтому надо эту философию схватить. Этот огонь схватить.

Потому что евангелизация – это такое состояние огненное.

Я вот, когда приезжаю в некоторые города, и там у людей сильная жажда по Богу…

Я вчера почувствовал, что здесь тоже сильная жажда.

Так вот, при сильной жажде у меня самого начинает все бурлить внутри, у меня самого начинают моторы включаться, и начинает все работать.

А бывает, приезжаешь в церковь, рассказываешь вроде бы то же самое, те же самые проповеди, точно так же молишься – и ни чудес тебе, и никаких проявлений Божьих. И думаешь: «Не понимаю, может быть, я что-то не то делаю…»

А просто либо есть жажда, когда народ жаждет: «Мы готовы пойти, мы готовы сражаться, мы готовы проповедовать Евангелие», либо этого нет.

Цена христианства
И знаете, я сейчас книгу купил, которую советую всем прочитать: «Фанаты», часть 2. Это про всех мучеников за веру от начала христианства и до сегодняшнего дня, до 2000 года. Замучили 70 миллионов людей за Евангелие!

И в книге написано о том, как издевались над христианами, какие только пытки ни выдумывали.

Но бывало так, что палачи, которые совершали эти пытки, видя такую непоколебимую веру в христианах, сами уверовали и становились жертвами добровольно.

Когда палач готовится отрубать голову жертве и удивлен: «А чего ты не боишься?», а тот: «Я знаю, сейчас ты мне голову отрубишь. Для тебя это конец, а для меня только начало. На небеса пойду, с Иисусом буду. Избавлюсь от этого тела, которое измучило меня. От этих грехов, которые постоянно клеятся ко мне».

И палач говорил: «Тогда и мне голову отрубите…»

Такие случаи были. Это исторический факт.

Когда в Ирландии было Пробуждение, там был такой Патрик.

Когда огонь зажигали священный, языческий огонь, и он вперед всех зашел в этот огонь. Король пришел, чтобы убить его. И только он простер руку, чтобы подать сигнал к казни Патрика, а рука одеревенела.

Как в Библии написано: «Кто шел его убивать, тот вообще умер».

И король на колени упал и просит Патрика: «Помолись за меня!»

И началось Пробуждение.

Вот так, из-за смелости одного человека.

И так в большинстве случаев было.

Там где-то в Шотландию Бонифаций из Германии приехал в шестом веке. И там был священный дуб. Весь город поклонялся этому священному дубу.

Так Бонифаций взял топор, срубил его и все. И началось Пробуждение. Потому что все думали, что дуб священный и если кто к нему притронется, умрет непременно. Под этим деревом девушек в жертву приносили, драгоценности жертвовали.

А тот взял топор, пошел и срубил его. И оказалось, внутри этот дуб пустой был. Уже сгнила сердцевина. Бесы съели сердцевину. И все увидели: а с Бонифацием все нормально! И все уверовали в его Бога.

Потом его убили. И других христиан убили. 70 миллионов!

Когда я читаю подобные факты, о том, например, как в советское время верующих в Румынии уничтожали в концлагерях... Там их заставляли мочу пить, кал есть. Просто такие пытки были, что я не знаю, как можно выдержать все это. Просто нереально.

Один румын собрал все эти факты, написал про все это.

Представьте, красный командир забежал в камеру, где сидели верующие, схватил одного из них: «Идем за мной!» Такой злой, затащил его в кабинет и орет: «Сейчас застрелю! Отрекайся от Христа!»

Тот стоит: «Не отрекусь».

– «Отрекайся, а то застрелю!» И вдруг бросает пистолет и: «Брат, помолись за меня!»

Вот такие вещи происходили, когда избавления сверхъестественные были.

И там описана история одного римского сотника, который уже почти до генерала дослужился. И он был верующий. Он там к покаянию всех солдат приводил.

И тут пришел к власти Диолектий, который возмутился: «Это кто там такой? Призовите его сюда! У нас римские боги самые сильные! Какой Христос?!»

И вот представьте. Сотник является во дворец, наместник ему говорит: «Слушай, ты что позоришь мою армию? Давай отрекись, принеси жертву всем богам нашим, и все нормально будет».

Тот не соглашается: «Нет. Я христианин. Я сейчас проповедовать тебе буду». И давай тому Диолектию проповедовать…

Тот в шоке: «Мне проповедовать?! Убить его!»

Сотника казнили, он умер.

Когда солдаты разошлись, верующие взяли и подняли его. И он воскрес!

И казалось бы, все, ты избавлен, вырвался… Тебя уже как бы нет… Но ты есть. Можешь жить спокойненько. Открывай подпольную церквочку, тихонечко всем проповедуй и правнукам потом рассказывай эти страшные истории…

А он, представьте, когда выздоровел, заявил: «Я все равно ему буду проповедовать!»

И на одном из парадов он прямо к Диолектию пристал: «Помнишь меня? Я тебе с того света пришел сказать, что Иисус тебя любит», и давай ему опять проповедовать…

Вот такие люди были смелые.

Мы живем сегодня в самое лучшее время, которое было за всю историю планеты.

Советское время – это было ужасное время. В средневековье, когда инквизиция была, когда сжигали верующих на кострах, это тоже страшное время было. Первые 300 лет христиан просто уничтожали. Всех подряд. Даже суда и следствия не было. Просто уничтожали, сжигали, на кресты вешали.

И мы сейчас живем в такое время, когда ничего не надо бояться. И с нас нет спроса как с христиан. Просто будь христианином и все. Вот мы христиане и все. Никто на тебя штраф за это не наложит, никто тебя в тюрьму не посадит. Даже плохого слова тебе никто не скажет.

Но знаете, когда те христиане шли к кому-то, чтобы рассказать об Иисусе, они понимали, что рискуют жизнью.

Когда Петр вернулся в Рим проповедовать, он понимал, что идет благовествовать в последний раз.

Он был уже пожилым человеком и мог туда не возвращаться.

Вот так и некоторые другие люди из христиан, когда шли кому-то проповедовать, понимали: «Я уже не вернусь. Это будет моя последняя проповедь, потому что после этого меня убьют, мне придется пройти через пытки».

И были случаи, когда люди не выдерживали пыток и отрекались от Христа. И их отпускали.

И представьте, эти люди не могли уже потом жить. Они назад возвращались к своим мучителям и говорили: «Я не отрекся от Христа. Я уже покаялся в своем отречении. Я тебе сейчас проповедую, тебе нужно покаяться».

И их убивали.

Представьте, человек проявил слабость и отрекся от веры. Но потом мысль о предательстве Христа так мучила его, что он не мог с этим жить.

И когда потом император спрашивал: «Ты же отрекся от Христа!»

– «Да, я отрекся от Христа, я слабый человек. Но я лучше умру сейчас, чем буду жить с этим всю жизнь…»

Представляете, они все равно осознанно шли на смерть за веру.

И когда я все это читаю, я понимаю, что нам за наше христианство платить-то много и не надо.

Единственное, чем мы можем заплатить, – это своей позицией в глазах человеков.

Когда мы начинаем проповедовать Христа, все начинают думать, что мы сумасшедшие.

«Как я буду выглядеть в глазах людей» – это единственная цена за Пробуждение, которую мы можем сегодня заплатить.

И это самая большая цена. Даже не пост, даже не молитва по сто часов. Вот когда мы просто берем и делимся с человеком Евангелием.

Знаете, есть такое искушение сказать: «Все и так знают про церковь, все и так знают про Пробуждение, все и так христиане…»

Это самое страшное искушение, когда мы думаем: «Разве у нас не христианские нации? Да у нас все христиане!»

На Украине выйди на улицу, так любой человек, у которого ты спросишь, скажет, что верит в Бога. Нет ни атеистов, ни буддистов. Иеговисты иногда попадаются. А так все христиане поголовно.

Но представьте, все эти «христиане» идут в ад!

И наша задача намного сложнее, чем в Африке, намного сложнее, чем в Китае, Монголии, в Корее. Там другая религия. И когда ты приносишь Христа им, ты приносишь им откровение о вечной жизни. Они даже не могут спорить с тобой.

– «Ну да, Иисус за меня умер, за мое спасение…»

А когда мы говорим об Иисусе здесь, то люди говорят: «Так я верю в Иисуса!»

Нам труднее.

Но я вам хочу сказать, что там, где труднее, там и будет Пробуждение.

Мы были у Йонгги Чо на юбилее. И он пророчествовал о русскоговорящем мире, что здесь будет сильнейшее Пробуждение.

За Россию ничего не говорил, а об Украине и Прибалтике сказал, что здесь будет сильнейшее Пробуждение. И сильные люди отсюда выйдут, чтобы спасать Россию. Потому что Россия сейчас закрыта для Евангелия.

Йонгги Чо – это человек, который уже 50 лет Богу служит. 40 тысяч церквей в городе. Даже сама культура Сеула сильно изменена христианством.

Я нигде там не видел, что люди на улицах курят. Может быть, где-то специальные места есть, я не знаю. Но вот нет такого, чтобы ты сидел где-то и воняло бы сигаретами.

Или после концерта у нас что? Бутылок куча, пьяные, пару трупов лежит. А там после концерта, когда все ушли, все чисто, все нормально.

Или если человек заболел, то он повязку на лицо свое надевает и с повязкой ходит добровольно, чтобы никого не заразить. То есть человек не думает о себе даже, исцелится он или не исцелится. Он думает о том, чтобы никого не заразить.

А у нас если даже марлевые повязки надевают, то чтобы самим не заразиться. Когда эпидемия гриппа, все в масках. Это для чего они так ходят?

Чтобы не заразиться.

А там наоборот. Человек, если заболел, он надевает маску, чтобы никого не заразить.

У них никто не кидает на дорогу мусор.

Я был восхищен: «Вот это культура!»

А это так сильно повлияло на культуру христианство, верующие. Кругом верующие, везде. Мне кажется, что там все верующие.

Хотя, правда, буддистские храмы там еще кое-где стоят.

И мы можем тоже к такой культуре придти.

Главная идея, которой заболел Йонгги Чо и все, кто с ним работает, – это рост церквей. Это вообще самая главная идея.

Если мы ею заболеем, то мы увидим Пробуждение. Каким бы образом это ни выражалось.

Может, это будет мощное излияние Духа Святого, когда все будут валяться под Его силой, когда зубы золотые будут вырастать, когда инвалиды с колясок будут вставать…

Когда мы были у Йонгги Чо, я не увидел там никакой особой харизмы.

Там на служении призыв: «Давайте помолимся» – и все помолчали 10 секунд, и все. Это вся молитва.

Я сидел и думал: «Это что, Пробуждение, что ли?» Сидят в зале 17 тысяч человек и молятся про себя.

А когда на гору они ездят, сутками там молятся и орут.

Выходит проповедник, Йонгги Чо даже, и там проповедь на 20 минут. Никаких тебе там супероткровений, никаких тебе… Обычная истина, которую ты знаешь 500 тысяч лет. Но она звучит настолько помазанно, что ты понимаешь, что вот в этом и живет Бог – в тихом веянии ветра.

А смотришь на служения в Лейкленде: там все валяются, трясутся, падают… Ну и вот так там Бог проявляется.

Бог по-разному проявляется. И неизвестно, как у нас Он проявится. Но проявится, это точно.




Евангелизм – это просто
Когда я приезжаю в какой-либо город – в России много работаем, в Украине, – я везде собираю семинары для евангелистов и везде проповедую.

Потому что я знаю, что даже если один из слушающих воспламенится евангелизационным огнем…

Вот, допустим, в Красноярске один парень загорелся евангелизмом. Так он уже повез свою палатку по всему Дальнему Востоку. В Иркутске благодаря ему 300 человек покаялось. По деревням повез. В другой город повез.

И я смотрю: раньше он не мог себе применения в церкви вообще найти, а теперь такой результативный евангелист.

Потом еще несколько человек в Украине, в России. Я взял простых парней, которые ничем не занимались. Одного наркомана взял. Девчонку одну, которая до того пастором была, но потом ее сняли. Она разочаровалась, в церковь даже не ходила. Я ее пригласил: «Пойдем к нам. Обеды будешь раздавать, служить, молиться хотя бы за кого-то, что-то делать».

Потом она сама взяла палатку и сама поехала. Чудеса происходят, люди исцеляются на ее служениях.

Еще один парень есть, ему всего 18 лет. Тоже собрал палатку, поляну накрывает, обеды делает. Никакого спонсора. Все по вере.

Верят, верят, верят. Почему?

Потому что когда ты общаешься с верующими людьми, ты сам становишься верующим. Железо железо острит.

Поэтому нам нельзя переставать благовествовать!

Я вечером буду проповедовать об этом. Конкретно об евангелизации, конкретно об этом времени, которое мы будем иметь.

И можно очень много получить для себя в это время. Можно пережить Бога сильно.

Просто я верю в то, что если встречаются две жажды, то будет Пробуждение.

И я всегда жажду, чтобы Бог действовал, чтобы Бог двигался. Чтобы мы имели не просто сухое христианство: просто воскресная сухая проповедь, сухая молитва.

А я вообще стремлюсь к тому, чтобы и чудеса в церкви были, и знамения, чтобы Бог говорил и пророчествовал, чтобы были и видения, и ангелы чтобы приходили.

Ведь написано, что Иисус сказал: «Будете видеть ангелов».

И лично я хочу увидеть ангелов, я хочу увидеть знамения, я хочу увидеть чудеса нереальные.

И об этом нужно ревновать. Потому что апостол Павел учит: «Ревнуйте о дарах духовных».

Очень хорошо было бы, если бы в церкви были пророки, которые бы сновидения видели.

Только от Бога, конечно. Потому что мы уже столкнулись с ненормальными сновидениями. Когда сон кому-то приснится, и ты потом еще 10 лет думаешь, для чего он приснился. Или кому-то ангел такой пришел, что… И для чего он пришел?

Но я знаю, что все равно придет здравость во всем этом сверхъестественная когда-то и к нам, и мы начнем видеть Бога живого.

Что еще я хочу сказать напоследок?

Привозите людей на палаточные служения. Вдохновите их, позвоните всем служителям. Очень хорошо, если бы лидеры побыли в палатке и на семинаре, и на молитве, и на вечерних собраниях. Чтобы они сами увидели, что это действительно все просто.

Некоторые люди, которые приехали в первый раз в палатку и все увидели, говорили: «Так это же просто! А чего никто не делает?»

– «Так никто не хочет…»

Конечно, на самом деле все просто. Но иногда мы сами усложняем: «Денег нет, возможностей нет, времени нет, чего-то еще нет…»

Давайте будем смотреть на то, что у нас есть. У нас есть, скажем, время пообщаться, помолиться.

Я сейчас говорю о том, что у меня внутри живет уже долго. Я могу об этом долго рассказывать. Я Библию читаю и вижу, что вся Библия об евангелизации.

Потом мне надо о пожертвовании рассказать, и смотрю, что вся Библия о жертве. Потом о молитве надо говорить, и смотрю, вся Библия о молитве говорит.

И если говорить об евангелизации, то все в Библии говорит об евангелизации. О решении наших проблем через евангелизацию, о спасении нашей семьи через евангелизацию, об изменении отношений…




У благословения Божьего есть своя цель
Быт. 1:28

И благословил их Бог, и сказал им Бог…

То есть сначала Бог их благословил, а потом Он дал задание.

И вот когда мы ищем только благословения Божьего (а зачастую так и бывает, что мы хотим благословения Божьего), то мы должны понимать, что у благословения есть цель.

Хотя это нормально – искать благословения. Быть благословенным – это круто.

• Но у благословения есть цель. И эта цель – «плодитесь, размножайтесь, наполняйте землю и обладайте ею».

И вот эти два слова «наполняйте» и «обладайте» – они о том, что прежде, чем мы обладать начнем людьми, городом, церковью, недвижимостью, мы должны сначала это все наполнить Святым Духом, учением, проповедью и всем, что у нас есть внутри.



Если мы наполним это Богом, Бог даст нам это в обладание.

Искусственно ничего не бывает. Сверхъестественные чудеса, процветание бывают, наверное, только где-то в Америке.

Но я знаю, что если человек трудится для Бога, он будет иметь благословение.

И в этом благословении он имеет цель: «Бог, дай мне миллион…»

Зачем тебе миллион?

Если ты не придумал, куда употребить этот миллион, Бог не даст тебе денег. Скорее сатана подсунет миллион, чтобы ты потом возгордился, упал, стал грешником и в ад пошел.

А если ты попросишь: «Бог, дай мне миллион!»

– «Для чего тебе миллион?»

– «Я куплю 50 палаток и пошлю евангелистов в 50 городов».

Бог тебе даст деньги.

И я вижу великое будущее у этого служения.

Потому что всего лишь год назад я этой идеей загорелся – открыть международную ассоциацию евангелистов. И все эти парни, которые сейчас ездят с палатками, они все меня уважают, все считают меня лидером.

А когда я получил откровение о том, что лучше быть вторым, чем первым, я принял покровительство пастора Алексея.

И я понимаю, что лучше быть вторым. Потому что благословение второго всегда больше, чем первого.

Написано, что первые станут последними, а последние станут первыми. Это не написано, чтобы эту структуру сломать. Знаете, почему так написано?

Потому что дьявол всегда толкает: «Иди вперед! Будь первым, будь первым…» Это его философия.

А Бог говорит: «Будь слугой всем».

Соломон был круче Давида.

А сын Соломона Ровоам сказал: «Да мой мизинец толще, чем сам Соломон!» И что с ним случилось?

Его царство потерпело крах. Потому что он сказал: «Я выше, я выше, я выше…» Вот так все происходит.

Елисей был круче Илии. Он сотворил в два раза больше чудес, чем Илия. Почему?

Он был слугой Илии. Он просто ему мыл руки, ноги, просто служил ему, помогал во всем.

Вот так и в нашем служении. Кому честь, тому честь. Кто во главе, тот во главе.

И нам надо иметь мудрость, чтобы не возгордиться: «Чего это я должен кому-то служить?!»

Здравость всегда была в народе Божьем. И народ Божий должен распространиться по всей земле.

Представьте, если я второй и я благословеннее первого, а следующий, кого я спас и подтянул, будет благословеннее меня, а следующий за ним еще благословеннее, то уже бы такое происходило на земле!..

А сатана что делает? За что дьявола Бог сверг с небес?

За то, что тот возжелал: «Я хочу быть богом! Я хочу быть первым».

И все люди грешат этим…

Даже церковники так понимают: «Я хочу быть первым. Чего это я буду служить своему пастору?! Я лучше буду первым…»

Лезет вперед. И забывает, что первые бывают последними. А последние бывают первыми.

И если последний говорит: «А я буду последним. Я буду идти за своим лидером. И когда-то стану первым…», – он получит свое двойное помазание.




Надо выработать у народа привычку к праведности
А. Ледяев:

Вот это дух евангелизма!

Всегда просто, всегда по земле, всегда практично и всегда очень продуктивно.

Поэтому я думаю, что нам на самом деле нужно возвращать в церковь этот горящий дух и на самом деле дружить пасторам и евангелистам.

На самом деле, Латвия – не такая большая страна. И я думаю, что здесь надо все села взять для Христа.

Надо вообще каждому городу всю свою периферию взять.

Мы хотим, чтобы со следующего года в год по одной дочерней церкви, по две церкви открывала каждая церковь «Новое поколение».

Сейчас ситуация такая, что эти люди на периферии, они никому не нужны. Кто успел манатки собрать, уехать на заработки. А эти брошенные…

На самом деле им нужна помощь, милосердие.

И я думаю, что эти палатки – это здорово! Спасибо за свидетельство, за вдохновение.

Самое главное, не потерять этот дух евангелизма. Вспомните начало 90-х…

Конечно, человек по своей слабости всегда ищет оправдание себе… Конечно, меняется мнение людей, меняется социальные ценности.

Сейчас статистика жуткая. Количество самоубийств возрастает. Цены неудержимо растут. А выхода не видно.

Но он должен быть!

Может быть, на этом черном фоне как раз проповедь Евангелия покажет единственный выход из ситуации. А единственный выход – давать.

И нам надо сделать так, чтобы это стало практикой. Практикой каждого города, где есть церковь «Новое поколение».

Город должен привыкать к манифестации церкви. Потому что город привыкает к любым манифестациям.

Если гомосексуалисты каждый раз будут делать свои парады, к этому тоже привыкнут…

Это дурная привычка – привыкать к дебошам, к дракам, к перестрелкам.

Нам надо вырабатывать хорошую привычку – привычку к праведности.



стр. из


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница