Некоторые вопросы тактики и психологии допроса обвиняемого по существу обвинения



Скачать 86.26 Kb.
Дата27.04.2016
Размер86.26 Kb.
Некоторые вопросы тактики и психологии допроса обвиняемого по существу обвинения.

Абраменкова, В. С.

2001

--------------------------------------------------------------------------------



Аннотация: Опубликовано : Сибирский Юридический Вестник. - 2001. - № 4.

--------------------------------------------------------------------------------

Материал(ы):

Некоторые вопросы тактики и психологии допроса обвиняемого по существу обвинения.



Абраменкова В. С.
Допрос обвиняемого по существу вопроса требует от допрашуещегося не только соблюдения процессуальные формы, но и большого профессионального мастерства и искусства. Уметь вести допрос - значит, в совершенстве пользоваться следственной тактикой.
Важным условием эффективности допроса является знание психологических особенностей допрашиваемого и конструирование следователем обоснованной гипотезы по поводу возможной позиции обвиняемого.
Без уяснения данных, которые позволяют составить представление о возможной позиции обвиняемого, нельзя определить тактику его допроса. Речь идет не о темпераменте обвиняемого, его эмоциональности, степени возбудимости, мимике, его реакции и т.п. Все это имеет свое значение. Некоторые авторы к понятию поведения обвиняемого относят именно эти психофизиологические явления и даже склонны придавать им какую-то доказательственную силу. Под поведением обвиняемого следует иметь в виду ту позицию, которую, которую он занимает в уголовном процессе в целях защиты своих интересов. Эта позиция нередко определяется эгоистическими мотивами, что и должен иметь в виду следователь, когда избирает тактику допроса обвиняемого.
Мысли обвиняемого о том, какую ему занять позицию на допросе, скрыты от следователя. Но они не безразличны для него и часто существенны. Задача следователя состоит в том, чтобы они стали ему известны. Работа следователя должна быть направлена на выявление внешних проявлений намерения обвиняемого и на их учет и анализ. Недостаточно констатировать факт кражи необходимо установить, как и когда появилось такое намерение, а для этого необходимо проследить внутреннюю, психическую жизнь обвиняемого. Внутренняя жизнь обвиняемого имеет большое значение для определения его позиции на следствии, нужно владеть искусством собирания фактов и их систематизации.
Если лицо действительно виновно в совершении преступления, то обращение с ним следователя и участников судебного разбирательства, выражающееся в допросах и других следственных действиях, будет обвиняемым восприниматься сквозь призму своего психического состояния, он будет стремиться к самозащите, прибегая к различным средствам, в частности ко лжи. Тенденция к самозащите отмечается, вполне естественно, и у таких обвиняемых, которые в действительности не виновны в совершении преступления.
На позицию и поведение обвиняемого влияет не только факт привлечения его к ответственности, но и среда, в которой он находится или с которой он связан, его семейное положение, степень доказанности обвинения и др. Поведение обвиняемого и занятая им позиция не неизменны. Они могут изменяться, что во многом зависит от прохождения допроса.
На показания обвиняемого влияет объективная доказанность совершенного им деяния, которая, будучи доведена до его сознания, приводит к относительной правдивости его показаний, а иногда и к полной правдивости. Признание обвиняемым своей вины является важным фактом в производстве по уголовному делу. Сознание обвиняемого, если оно правдиво и искренне, ценно не только по своей доказательственной силе, но имеет большое превентивное значение для самого обвиняемого и для внешней по отношению к нему общественной сферы. Этим и объясняется вполне естественное стремление следователя и суда к тому, чтобы лицо, совершившее преступление, созналось. Определенную роль в этом играет избранная следователем тактика допроса.
Уголовно-процессуальный закон категорически и недвусмысленно требует, чтобы показания давались обвиняемым добровольно, и чтобы не было никаких домогательств показаний. Неслучайно законодатель сформулировал этот запрет применительно к показаниям обвиняемого. Разумеется, что нельзя подобным образом получить показания и от свидетеля и потерпевшего. Но обвиняемый – центральная фигура процесса, по поводу инкриминируемых ему преступных действий ведется все производство по делу и признание его виновности влечет за собой определенные процессуальные последствия.
Вопрос о недопустимости прямого психического или физического насилия по отношению к обвиняемому не является дискуссионным, подобные приемы недопустимы и тогда, когда у следователя нет решительно никаких сомнений в виновности обвиняемого.
Обращает на себя внимание тот факт, что большинство следователей придают важное значение созданию атмосферы доверия к ним со стороны допрашиваемых. Это свидетельствует о высоком сознании самих следователей. Допрос обвиняемого подозреваемого должен быть полным и всеобъемлющим по всему предмету обвинения.
Только после дачи обвиняемым показаний по существу предъявленного обвинения следователь может перейти к выяснению противоречий, если таковые имеются, между показаниями на допросе и теми показаниями, которые давались этим лицом до предъявления ему обвинения. Это соответствует требованиям закона, согласно которому обвиняемому должна быть предоставлена полная возможность для дачи объяснения по предъявленному обвинению без каких- либо ограничений.
Следователь же на допросе вправе оперировать только такими данными, источниками которых являются материалы дела, и не в коем случае средствами, о которых в деле нет сведений. Доказательства, имеющиеся в деле, могут предъявляться обвиняемому не только по инициативе следователя, но и по просьбе обвиняемого. Только при этих условиях предъявление доказательств может быть важным процессуальным и тактическим средством изобличения обвиняемого во лжи.
В свое время профессор А.Н. Васильев указывал, на то, что одним из решающих условий получения от обвиняемого правдивых ответов является « внушение обвиняемому убеждения, что следователю все известно по делу». Этим приемом следователь вводит в обвиняемого в заблуждение, что является незаконным приемом домогательства показаний. Показания, кажущиеся следователю правдивыми, могут оказаться ложными, недостоверными, потому вряд ли можно согласится с тем, что рекомендуемый тактический прием приемлем. Вообще попытка найти основной тактический прием допроса не может увенчаться успехом. Тактика допроса находится в прямой зависимости от субъективных данных допрашиваемого и предмета допроса. Ее можно продумать до допроса, но нередко она определяется в процессе допроса и находится в зависимости от позиции, избранной обвиняемым.
В криминалистической литературе предлагается рекомендация рассматривать как тактический прием тон, которым ведется допрос. Тон допроса это вовсе не вопрос тактики, а показатель культуры допрашивающего, и не более. Общим правилом является вежливый, но твердый тон. Однако и такой тон имеет немало оттенков. Следователь должен учитывать индивидуальные особенности обвиняемого и избрать тот тон, при котором обвиняемый дает более охотно правдивые показания.
Несомненно, что неправомерное психическое или физическое воздействие на обвиняемого при его допросе – явление противозаконное и преследуется по закону. Однако не всякое воздействие возбраняется. Весь процесс допроса, если следователь проводит его искусно, мастерски, представляет собой психологическое воздействие на допрашиваемого. Само направление допроса, система постановки вопросов, предъявление при допросе тех или иных доказательств - все это действует на психику обвиняемого.
Не всегда психологическое воздействие приводит к желательному результату, то есть к даче правдивых показаний, но оно всегда влияет на сознание обвиняемого, определяет его позицию, как на допросе, так и на протяжении всего процесса раскрытия преступления.

Только безразличное отношение к эффективности допроса ведет к тому, что допрашивающий не ставит перед собою задачи воздействия на допрашиваемого., но оказывало воздействие не переходить за грани закона, не превращать воздействие в давление, не навязывать допрашиваемому определенной позиции и определенных ответов. Всегда следует иметь в виду, что обвиняемый - это еще не виновное лицо, оно, при всей кажущейся убедительности обвинительных доказательств, может оказаться невиновным, а воздействие при таком условии может привести к даче ложных показаний по интересующим следователя или судью вопросам.


Воздействие на обвиняемого при его допросе должно заключатся в убеждении последнего. Но в чем можно убеждать обвиняемого? Меньше всего в том, что он виновен в совершенном преступлении. Сам следователь на этой стадии процесса не может еще прийти к окончательному убеждению, а раз нет собственного убеждения, нельзя навязывать такой взгляд допрашиваемому.. Убеждать обвиняемого нужно лишь в том что нужно говорить только правду, что дача правдивого показания составляет прямой интерес обвиняемого, что нельзя отрицать очевидные для следствия факты, если они подтверждаются доказательствами. Убеждение обвиняемого не достигнет цели, если оно будет состоять в увещеваниях, делаемых к тому же в общем плане. Убеждать необходимо фактами, доказательствами, логическими аргументами, разъяснением законов, детализацией вопросов и иными подобного рода методами.
Если подозреваемый или обвиняемый признается в совершении преступления на начальном этапе следствия, когда по существу следователь располагает еще небольшим доказательственным материалом, то в этом случае еще нет условий для убеждения.
В такой ситуации следователь должен пойти от показаний обвиняемого к поискам доказательств. Но если признания нет или оно неполное или ложное, то следователю придется оперировать имеющимися в его распоряжении доказательствами и тем самым убеждать обвиняемого в необходимости и полезности дачи правдивых показаний.
Иногда следователи дают обещание обвиняемому, что в случае его признания, ему судом будет оказано снисхождение. Такой прием незаконен, таких прав у следователя нет. Он может лишь разъяснить обвиняемому закон и не более, предупредив его, что такова позиция закона.
Методом убеждения дачи правдивых показаний нужно уметь пользоваться. Легко соскользнуть на путь прямого психического насилия, что недопустимо. Однако из запрета домогаться показаний обвиняемого не вытекает вывод о том, что допрос может быть в таких случаях пассивным, что при отказе обвиняемого давать показания или даче им ложных фактических данных, следователь не вправе отказаться на него повлиять. Напротив, следователь должен использовать все свои знания, опыт и мастерство, чтобы обвиняемый правильно осветил известные ему обстоятельства дела. Для этого необходимо не только настойчиво разъяснять допрашиваемому отрицательные для него последствия отказа от дачи показаний, показать несостоятельность мотивов, которыми он при этом руководствуется, но и организовать весь процесс допроса в тактическом отношении правильно, имея к тому надлежащую подготовку.
Вещественные доказательства следует предъявлять обвиняемому с учетом той цели, которую преследует следователь, например, для получения показаний, поясняющих событие преступления, последствий совершенного преступления и т.д.
Воздействие предъявленного вещественного доказательства возможно лишь тогда, кода во время допроса идет речь об определенном конкретном обстоятельстве. Подтверждение этого обстоятельства предъявляемым вещественным доказательством может побудить обвиняемого дать правдивые показания об этом обстоятельстве.
Поэтому целесообразно вещественные доказательства по мере их выявления разделить на: а) предметы, которые доказывают событие преступления, изъятые у обвиняемого на месте совершения преступления, выделив из них орудие преступления и предмет преступного посягательства, и иные предметы, которые могут служить средством изобличения обвиняемого; б) предметы, используемые обвиняемым для сокрытия следов преступления, доказывающие его алиби или использованные им для дезориентации следствия.
На основании изложенного можно высказать некоторые рекомендации по тактике допроса обвиняемого при предъявлении ему обвинения:
1. Важным условием эффективности допроса обвиняемого является использование основанных на законе тактических приемов. Эти приемы должны отличаться тем, что они могут быть рассчитаны на выявление фактов, уличающих обвиняемого.
2. Тактические приемы должны быть рассчитаны на оказание правомерного психического воздействия на обвиняемого. Должна быть создана такая атмосфера при допросе, чтобы обвиняемый чувствовал себя свободным в определении своей позиции.
3. Одним из основных тактических приемов, применяемых на допросе, является умелое оперирование следователем доказательствами. Своевременное и умелое предъявление доказательств и пределы ознакомления обвиняемого с известной совокупностью доказательств или отдельным доказательством может преодолеть запирательство обвиняемого и опровергнуть ложность данных им показаний.
4. Соблюдение постепенности в предъявлении доказательств усиливает убеждение обвиняемого в бесполезности запирательства и приводит его к осознанию необходимости, неизбежности и полезности дать правдивые показания о совершенном преступлении.
5. Злоупотребление количеством вопросов, которые ставятся обвиняемому, может привести к негативным результатам, ибо у следователя теряется целеустремленность, плановость и нить допроса, чем обвиняемый иногда может воспользоваться, а иногда у него рассеивается внимание, он отвечает невпопад, а таким показаниям трудно доверять.
Сиб юр вестник. 2001. № 4.


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница