Научно-методический журнал Издается с января 2004 года 2017 №2 (42) редакционный совет



страница59/87
Дата25.04.2021
Размер9,52 Mb.
ТипНаучно-методический журнал
1   ...   55   56   57   58   59   60   61   62   ...   87
Н.Н. Лазарева
ВОСПИТАНИЕ ПОЛИТИКА И ПОЛИТИКОЙ
В ДИАЛОГЕ «О ГОСУДАРСТВЕ» ЦИЦЕРОНА

В статье анализируется философско-педагогическая концепция Цицерона, подчеркивающего исключительную важность воспитания политика и воспитания гражданина посредством политики. Диалог «О государстве» рассмотрен как сочинение, в котором в наиболее концентрированном виде представлены педагогические взгляды Цицерона на воспитание соотечественников. Сопоставляя и противопоставляя философию и политику, философ постулирует значимость воспитания культурой, которая для него то сужается до политической культуры, то расширяется, вбирая в себя образование и социализацию.
воспитание культурой, воспитание политика, воспитание гражданина, педагогическая концепция Цицерона.
Воспитание гражданина и политика – одна из важнейших тем, проходящих через сочинения, речи и письма Марка Туллия Цицерона (106 до н. э. – 43 до н. э.). Вопросы о том, кого можно считать способным управлять, а кого способным подчиняться, неоднократно ставились философом в контексте воспитания сограждан.

В диалоге «О государстве» проблема воспитания политика и политикой представляется Цицероном одной из центральных. Этот диалог традиционно относят к его политико-философским произведениям, поскольку в нем он задается вопросом, нужна ли философия как таковая, а не как средство, которое использует политик-оратор для управления государством. Цицерон провозглашает политику наукой и частью философии, говоря, что политическая наука – не только возможная, но и необходимая основа для воспитания. Пытаясь доказать это, он на римский манер возрождает древнегреческую утопическую идею о правителе, рядом с которым находится поддерживающий его во всех начинаниях мудрый наставник. Такой тандем видится ему лекарством для тяжелобольного римского государства, которое все меньше похоже на res publica («общее дело») и все больше становится ipsi per se («само по себе»).



К ак и многие древнегреческие наставники, Цицерон допускает, что один и тот же человек может одновременно являться правителем и наставником для граждан и для самого себя 57. Описывая наилучшее государственное устройство на основе древнегреческой модели ученичества 58, он называет этого человека счастливым во власти, если тот способен сказать о себе, что «никогда не бывает менее один, чем тогда, когда он один» (Cic. Reр. I.XVII.27) 59. Очевидно, что
Цезарь в понимании Цицерона не был правителем-наставником в силу многих причин, среди которых – и неумение воспитывать и воспитываться на благо себе и другим. Воспитанный как политик, он, с точки зрения философа, не понимал важности воспитания самой политикой, которое предполагает ежедневную работу над собой.

«О государстве» написано в форме диалога, в ходе которого великий древнеримский полководец и политический деятель Публий Корнелий Сципион обсуждает государственное управление со своим другом, политиком и интеллектуалом Гаем Лелием и еще с несколькими молодыми людьми, входящими в состав так называемого «кружка Сципиона». Роль этого кружка в развитии древнеримской культуры
II века до н. э. трудно переоценить, поскольку он включал лучшие умы Рима, тяготевшие к древнегреческой образовательной традиции. В I веке до н. э. главным представителем кружка Сципиона был сам Цицерон, видевший в нем новый центр просвещения. По мнению О.В. Батлука, «сципионовский кружок подарил римской культуре вообще и римской философии образования в частности самое ценное из своих достижений и самое важное из открытий – он подарил им Цицерона» 60.

В самом начале первой книги «О государстве» Цицерон от своего имени ставит вопрос: что лучше для управления – политика или философия? Эпикурейцы, по его мнению, полагают, что ни один мудрец не свяжется с политикой, так как дело это не только неприятное и неблагодарное, но и отнимающее время


у философии. Цицерон же, напротив, утверждает, что политика – это сочетание приятного с полезным, и незнание политической науки является серьезным препятствием к получению гражданского воспитания (Cic. Reр. I. V.9, I.VI.10-11).

На уничижение политической науки философами Цицерон отвечает политическим уничижением философии 61. Наивысшая и благороднейшая польза добродетели, считает он, – это управление государством. Добродетель является результатом упражнений, о которых политик забывать не должен. В частности, никто не может быть справедливым, не видя, что его сограждане страдают. В «О государстве», как и в последнем сочинении Цицерона «Об обязанностях», одним из центральных понятий наряду со справедливостью выступает «порядок». Порядок
в речах и мыслях достигается благодаря философии и является обязательным для всех, кто претендует на звание политика. В «Об обязанностях» Цицерон, ссылаясь на тексты греческих философов, обозначил воспитательную стратегию, где ключевую позицию занимают наставники-философы, делящиеся мудростью и опытом. Он был убежден, что молодые потенциальные политические лидеры должны владеть греческим и латинским языками (Cic. Off.I.I.1) 62, а также просто обязаны быть достойными и высоконравственными гражданами.

В «О государстве» Цицерон только начинает рассуждать об этом и подчеркивает, что философы лишь говорят о добродетели, в то время как политики действуют, проявляя добродетель в своих поступках. Именно поэтому политики, согласно Цицерону, являются истинными наставниками граждан в добродетели, а значит, и наставниками всего человечества. Однако цель Цицерона – не в отграничении философии от политики, а, напротив, в их объединении, поскольку это будет способствовать воспитанию хорошего гражданина и политика на благо государства.

На первый взгляд, «О государстве» написано о римлянах и для римлян, однако, желая вслед за Платоном установить связь между реальными государствами, в которых мы живем, и идеальным государством, к которому стремимся, Цицерон являет педагогическую концепцию идеального государства, далеко выходя за пределы Рима 63. Он утверждает, что, «наложив кальку греческих добродетелей на традиционные римские добродетели, можно снизить растущее общественное напряжение в Риме того времени», который все больше превращался в арену столкновения интересов представителей разных культур 64. Детально описывая особенности воспитания политика и посредством политики, он старается показать этот процесс и его результат как часть более масштабного проекта воспитания культурой 65, который римляне призваны явить всему миру. Неслучайно в конце диалога философ приводит сновидение Сципиона, описывая дома людей и весь мир в целом так, что видно: Рим теряет свои реальные и культурные границы


и кажется всего лишь одним из множества городов (Cic. Reр.VI.XIX.20).

Размышляя о действиях, совершаемых известными римскими политиками, Цицерон приводит читателей к пониманию правильного политического и гражданского поступка, который сам по себе является добродетелью и часто идет вразрез с принципами, навязанными философами. Что еще более важно, правильность, с точки зрения Цицерона, означает возможность действовать свободно


и без принуждения, не ради наград или славы, а ради выполнения долга (Cic. R.р. I.XVII.27). Лучшим политиком, согласно философам, был бы тот, кто меньше всего был принужден к чему-то. Однако политики ограничены обстоятельствами
и часто должны прибегать к принуждению. Это противоречие, с точки зрения Цицерона, разрешимо, если философы служат опорой для политиков: первые воспитывают словом, а вторые – законами, не столько принуждая им следовать, сколько наставляя на необходимость этого. Забота о создании лучшей жизни в государстве, таким образом, является уделом политиков, а философы должны озаботиться установлением такого политического режима, который обеспечил бы необходимые основы для воспитания граждан.

Особенности воспитания политика связаны с тем, что он должен одновременно и «вживаться» в каждого гражданина, понимая, что является для него наилучшим, и зная, как этого добиться, и обособляться от граждан, возвышаться над их нуждами. На вопрос о том, какое значение в этом имеет философия, Цицерон отвечает при помощи своего персонажа Сципиона. Возвращаясь в славное римское прошлое – эпоху Сципиона – он признает, что, несмотря на многочисленные заслуги полководца, тот не смог предотвратить падение Римской империи. Победы Сципиона, с одной стороны, вывели Рим из состояния постоянной войны, а с другой – пошатнули основы римской добродетели, которая всегда связывалась именно с военными победами 66. Органичная интеграция мирной греческой добродетели с военной римской добродетелью казалась Цицерону выходом из кризиса, в котором находилось его государство. Однако на деле все существенно отличалось от того, о чем Цицерон заявлял в «О государстве»: римская интеллигенция, взяв моду учиться у греческих наставников-философов, постепенно начала терять интерес к своему государству и оставила его проблемы на откуп политикам.



Символично, что «О государстве» было написано в 129 году до н. э. –
в последний год жизни Публия Корнелия Сципиона. Действие диалога происходит в разгар самого древнего римского праздника, посвященного военным победам Рима. По сюжету, Сципион использует образовавшийся досуг для поощрения своих единомышленников и их просвещения. В первой книге он является главной фигурой, во второй же таковой становится платоновский Сократ, который также стремился просвещать своих соотечественников во время досуга и поощрять их за победу над незнанием. Сначала продемонстрировав древнеримского политика, для которого философия – лишь хобби, а затем древнегреческого философа, для которого политика тоже была своеобразным хобби, Цицерон старается наметить общее в тех воспитательных стратегиях, которые генерировали Сципион и Сократ.

Еще одно действующее лицо этого диалога – древнеримский историк
и друг Цицерона Квинт Туберон. Это человек, который жаждет учиться и находит времяпрепровождение в компании Сципиона не только развлекательным, но и поучающим. Несмотря на то, что Туберон напоминает Сципиону о политических беспорядках в Риме, их беседа является не прямым, а косвенным обсуждением политических вопросов. Туберон просит Сципиона прокомментировать явление двух солнц на небе. Возникновение нового на небе предвещает нечто важное и, возможно, имеет значимые последствия для человеческой жизни
(Cic. Reр. I.XIII.19). Собеседники приходят к мысли, что движения на небе,
с одной стороны, точны, а с другой – непредсказуемы. Такая амбивалентность свойственна и политике, которая и вечна, и непостоянна одновременно. Для доказательства своих слов Сципион приводит Сократа, который посвятил себя изучению человеческих дел, а не природных явлений. Заслуга Сократа, по мнению Сципиона, в том, что он радикально изменил философию. Вопрос, насколько Сократа интересовала политика, так и остался без четкого ответа. Сципион отмечает, что вопрос лучшей жизни – это ключевой политический вопрос, который одновременно является центральным вопросом философии. Традиционная же философия, которой придерживается Туберон, не затрагивает эти вопросы
и может сбить с понимания добродетели.

Беседа Сципиона и Туберона прервана прибытием Фила и Лелия. Лелий – представитель римской знати, и его приезд меняет характер беседы: абстрактные город и государство становятся конкретными. Рим становится главным предметом обсуждения. Лелий просит Сципиона описать лучший, с его точки зрения, политический режим (Cic. Reр. I.XXI.34) и обозначить свое политическое кредо для таких людей, как Туберон и Фил. Сципион сначала описывает политическую науку в целом, а затем искусство воспитания политикой, открывающее возможность человеку использовать все имеющиеся у него знания на благо города. Он разъясняет молодым людям, что знание философии и политической науки позволяет политику справиться с любой ситуацией, которая может возникнуть. Политика и философия, как стремится доказать Цицерон, близки тем, что погружены в повседневную жизнь: правильно понятая философия вдохновляет политиков и простых граждан на желание сделать свое государство самым лучшим, а правильно понятая политическая наука превращает это желание в действие.

«О государстве» является диалогом, в котором Цицерон предлагает читателю подумать над тем, насколько близки законы государства и воспитательные законы, скрепляющие Res Publica и позволяющие одним управлять, другим подчиняться. Сопряжение философии и политики позволяет философу явить свою педагогику, которая старается объединить греческий и римский каноны добродетели.

Каталог: wp-content -> uploads
uploads -> Одобрено на заседании каф. Философии и гуманитарных дисциплин Пушкина Н. М
uploads -> Методические рекомендации для преподавателей 12 Методические рекомендации для аспирантов
uploads -> Сборник методических материалов
uploads -> Темы контрольных работ по дисциплине «психология отклоняющегося доведения»
uploads -> Семья как фактор социогенеза: ценностно-нормативный аспект
uploads -> Управление образования администрации Красногорского района
uploads -> «Особенности организации деятельности соц педагога в коррекционном учреждении» Социальный педагог
uploads -> Образовательная программа высшего образования направление подготовки 38. 06. 01 Экономика


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   55   56   57   58   59   60   61   62   ...   87


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница