Научно-методический журнал Издается с января 2004 года 2017 №2 (42) редакционный совет



страница57/87
Дата25.04.2021
Размер9,52 Mb.
ТипНаучно-методический журнал
1   ...   53   54   55   56   57   58   59   60   ...   87
Идеал личности и цели обучения
Конфуция, как и многих других мыслителей прошлого, интересовала природа человека. И хотя он во многом был критичен относительно природы своих современников, но все же полагал, что на нее можно воздействовать в нужном направлении. Он говорил, что неуклонное следование Дао (Пути) – единственное, что поможет людям в достижении ими их устремлений и в избавлении от «ненавистных состояний»: «Богатство и знатность – вот к чему стремятся все люди. Если не установить им Путь-Дао для достижения этого, то они этого и не достигнут. Бедность и презрение – вот что ненавидят все люди. Если не установить им Дао-Путь для избавления от этого, то они от этого так и не избавятся» (Лунь юй. IV, 5) 41.

Дао (Путь) – это чрезвычайно важная философская категория древнекитайской философии. И хотя значение Дао многообразно и различается у разных авторов, однако для учения Конфуция оно в первую очередь связано с человеком. Как пишет известный китаевед Л.С. Переломов, Дао в «Лунь юй» – это «весь комплекс идей, принципов и методов Конфуция, т.е., по существу, вся суть его учения, с помощью которого он собирался направить человека на путь истинный, управлять им, воздействовать на него» 42.

Основной целью педагогики Конфуция было создание некоего идеала «цзюнь цзы» (благородного мужа). В этом смысле конфуцианская педагогика
в своей основе имела именно нравственное воспитание, а не физическое. Хотя во времена Конфуция физическое воспитание также включалось в образовательную программу, но оно не имело такого значения, как этическое. Поэтому остановимся подробнее на последнем.

Что же подразумевается под неким образом «благородного мужа» в конфуцианстве? Во-первых, «цзюнь цзы» – это идеал, благородный человек как антипод «сяо жень» – низкого человека, лишенного добродетели (здесь и далее имеется


в виду некая этическая категория). Интересно, что образ «сяо жень» как воплощение всего низкого и отвратительного в человеке несет в себе не меньшую воспитательную функцию, чем подробное описание идеала. Не случайно в источнике все время параллельно с «цзюнь цзы» упоминается эта категория. Часто «цзюнь цзы» мог быть лишь представителем правящего класса, в отличие от простого народа.
И в этом уже просматриваются некая социальная обособленность и исключительность данной категории. Однако не каждый мог стать «цзюнь цзы». Во-первых, под этим понятием подразумевался мудрый, благородный человек. Во-вторых, этот термин обозначал некоего сверхчеловека, обладателя высших моральных качеств. И, наконец, это был муж в устах жены. В целом «цзюнь цзы» должен был обладать набором внутренних нравственных категорий: «жень» (гуманность), «дэ» (добродетель, благоразумие, нравственность), «и» (чувство долга, правильное поведение), «ли» (соблюдение этикета, церемониала), «чжи» («истинное знание, мудрость»), «и» (справедливость, скромность), «сяо» (почтительность
к старшим), «ти» (почтительность к старшему брату), «синь» (искренность, умение доверять, правдивость), «юн» (храбрость, мужество), «чжун» (преданность престолу, лояльность, осторожность, умение сдерживать свои желания, отвращение к клеветникам) (Лунь юй. XVI, 10, XIV 42, XV, 32, XVI, 1, XV, 18, XV, 19, XV, 22, XVI, 7, XVII, 23) 43. Однако Конфуций также выделял «у-чан», или пять постоянных добродетелей – «жень», «и», «ли», «чжи», «син» (гуманность, справедливость, следование церемониям, разумность, верность) 44. Именно формирование в ученике этих самосовершенствующих добродетелей, согласно Конфуцию, – это единственный эффективный способ достижения совершенства.

Важно отметить, что начало «жень» в конфуцианстве стоит на первом месте среди всех внутренних добродетелей. Сам по себе этот термин до сих пор вызывает острые споры в мировом научном китаеведческом сообществе, однако большинство ученых переводят его как «гуманность». Но как же достичь состояния гуманности? Конфуций полагал, что «жень» является внутренней потенцией человека и «происходит из самого себя» (Лунь юй. XII, 1) 45, и задача педагогического процесса – выявить ее. Вот только основная задача вновь ложится на самого ученика в процессе самопознания. По мнению Конфуция, для выявления в себе гуманности «жень» человек должен проделать следующее: основываясь на «сяо» (сыновней почтительности) и уважении к старшим, он может совершить некий процесс «кэ цзи» (преодоление себя). В этом действии и заключалась методика достижения «жень», передаваемая Конфуцием своим ученикам 46. Из источника видно, что понятие «жень» весьма многозначно и воплощает в себе все лучшие нравственные ценности и нормы поведения благородного мужа 47. Более того, лишь «цзюнь зцы» может обладать «жень», но обратное не всегда действует – благородный муж может и не обладать «жень».

Однако Конфуций все же верил в возможность достижения идеала. Он, безусловно, верил в неограниченный потенциал человека на пути самосовершенствования (Лунь юй. VI, 21) 48. Он также подчеркивал широкие возможности воспитательного воздействия на природу человека (Лунь юй. XVII, 2) 49, говоря
о том, что «природные качества сближают людей, а приобретенные привычки отдаляют», и утверждая следующее: «Высший – тот, кто обладает знаниями от рождения; следующий – тот, кто приобретает знания в учении; за ним следует тот, кто приступил к учению, столкнувшись с трудностями. Того, кто, столкнувшись с трудностями, не приступил к учению, народ причисляет к низшим» (Лунь юй. XVI, 9) 50. Таким образом, он был уверен в том, что воспитание и обучение являются орудием воздействия на природные характеристики человека, на его индивидуальную природу «син». В конфуцианской педагогике, в особенности на ее раннем этапе, возможности воспитательного воздействия на изначальную природу человека полагались безграничными. Именно с этим связано вынесение на передний план волевых усилий самих учащихся в рамках учебного процесса.

Конфуций также конкретизировал ценностные ориентиры благородного мужа: это следование принципам «жень», «вэнь» и «хэ». Мы уже обозначили категорию «жень», остановимся подробнее на принципах «вэнь» и «хэ».

Понятие «вэнь» является весьма неоднозначным в китайском языке. Этот иероглиф встречался уже в доконфуцианский период. В трактовке Конфуция «вэнь» – это то, что написано, то, что человек приобретает в процессе обучения. Это передача и приобщение к некоей духовной культуре предков. А значит, это уже непосредственно педагогический срез становления личности, процесс ее обучения. В категории «вэнь» проявляется глубинный обучающий смысл приобщения к исторически накопленной культуре предков как задачи каждого человека. «Вэнь жень», или знаток текстов, – это человек, следующий принципу «вэнь». Конфуций, понимая вэнь как культуру, связанную с книжной учено­стью, ритуалом и музыкой, считал необходимым гармонично сочетать ее с природной основой «чжи» (Лунь юй. VI, 16; XII; 8, 15; XIV, 13) 51. Интересно, что позднее категория «вэнь» стала основополагающей в конфуцианской педагогике. Именно на принципе знания классических канонов и текстов был построен культ книжного знания, ставший всеобъемлющим в последующие эпохи. Произошел перенос педагогического процесса в русло приобретения книжного знания, которое вместе с ритуалом стало инструментом самосовершенствования на пути к идеалу. Однако сам Конфуций не был так категоричен в выделении «вэнь». Он подчеркивал необходимость поддержания или поиска баланса между книжным знанием «вэнь» и свойством самой натуры, своего рода первоначальным имманентным знанием «чжи», присущим каждому человеку: «Когда в человеке одерживает верх свойство самой натуры “чжи”, получается дикарство “е”, когда же одерживает верх образованность “вэнь”, то получается одна ученость “ши”» 52.

Понятие «чжи» также имеет множество интерпретаций, но на раннем этапе развития данного учения под ним, скорее всего, подразумевались некое «действенное» знание, разумность и мудрость. Сам Конфуций четко разграничивает мудрость «чжи» и гуманность «жень», но в какой-то степени объединяет их как две основополагающие для конфуцианской культуры модели поведения: «Мудрый наслаждается водами, гуманный наслаждается горами. Мудрый подвижен, гуманный спокоен. Мудрый наслаждается, гуманный долгоденствует» (Лунь юй. VI, 21/22, 22/23) 53.  



В педагогическом плане интересно объединение Конфуцием двух понятий – «чжи» и «син» (знание – действие). Терминологическая оппозиция, выражающая соотношение двух философских категорий, означает, с одной стороны, чистые формы познания, с другой – целесообразные сознательные действия, практическое их применение. Так или иначе, это связано с практическим применением знаний в жизни, что отражает преобладающую в конфуцианстве концепцию деятельностного обучения: «Знающий действенно-подвижен»; «“знание” – это “знание людей, позволяющее приводить их к повиновению”» 54.

Позднее конфуцианские теоретики предложили иную интерпретацию знания «чжи» – как «праведное знание», тем самым подчеркнув нравственную составляющую самосовершенствования в процессе постижения истины.



Но что же означает ценностный критерий «хэ», который не менее важен
в трансформирующем процессе достижения идеала благородного мужа? Именно его Конфуций выделяет в качестве критерия отличия «благородного мужа» от «маленького человека» (Лунь юй. XIII, 23) 55. Согласно Л.С. Переломову, это некий ценностный критерий формирования «цзюнь цзы»: «Это некая самостоятельность мышления, активность, умение решать проблемы исходя из признания за противной стороной права на собственное мнение» и «это делало образ “цзюнь цзы” более полнокровным
и превращало его в важную часть теории управления государством» 56.

Таким образом, педагогическая «формула» благородного мужа у Конфуция выражается в единстве изначального, врожденного знания «чжи» и действия «син», основанного на нравственности «дэ» и следующего принципам: человеколюбия «жень», постижения опыта прошлого через книжное знание «вэнь», обладания автономностью мышления «хэ», реализующегося через этико-ритуальную благопристойность «ли» направленного на осуществление правильного пути «дао». Данная конфуцианская этическо-философская программа, подразумевающая действенность знания и осознанность действия, подчиняющая последнее принципам долга и нравственности, при перенесении ее в плоскость воспитательного процесса является программой перенесения знания в практическую плоскость высокоморальных этических поступков.

Главной же отличительной чертой конфуцианской педагогики можно считать выведение процесса обучения на уровень этического самосовершенствования с учетом врожденных особенностей обучающихся на пути постижения ими своего Дао (Великого Пути). При этом основное усилие приходится на самого обучающегося, тогда как учитель играет роль вдохновителя и указателя ориентиров.


Каталог: wp-content -> uploads
uploads -> Одобрено на заседании каф. Философии и гуманитарных дисциплин Пушкина Н. М
uploads -> Методические рекомендации для преподавателей 12 Методические рекомендации для аспирантов
uploads -> Сборник методических материалов
uploads -> Темы контрольных работ по дисциплине «психология отклоняющегося доведения»
uploads -> Семья как фактор социогенеза: ценностно-нормативный аспект
uploads -> Управление образования администрации Красногорского района
uploads -> «Особенности организации деятельности соц педагога в коррекционном учреждении» Социальный педагог
uploads -> Образовательная программа высшего образования направление подготовки 38. 06. 01 Экономика


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   53   54   55   56   57   58   59   60   ...   87


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница