Насилие в системе политической власти



Дата28.04.2016
Размер43.5 Kb.
Насилие в системе политической власти

Проблема политического насилия была всегда объектом пристального внимания философов, социологов, политологов. Актуальность данной проблеме придают широкое распространение насилия, разрушительные последствия его применения. Особенное значение проблема насилия имеет для политической жизни России, где насилие всегда играло большую роль: и на этапе самодержавного абсолютизма, и в период тоталитарного режима, и в современных условиях.

В определении понятия можно выделить два подхода, один из которых можно назвать идеалистическим, другой - прагматическим.

Понятие насилия, согласно идеалистическому подходу, несет негативную окраску. По сути оно отождествляется со злом вообще. Однако при таком подходе возникают некоторые трудности: во-первых, поскольку вопрос о моральном оправдании насилия даже не ставится, пропадает возможность его конструктивного использования. Во-вторых идеалистический подход вступает в явный конфликт с реальностью.

Прагматический подход отождествляет насилие с физическим и экономическим ущербом, который люди наносят друг другу. Такая интерпретация позволяет ставить вопрос об оправданности насилия, но при этом критерий для его решения до сих пор не найдены. Утверждая, допустим, что меньшим насилием можно предотвратить насилие, большее мы попадаем в затруднительное положение, поскольку нет единицы имзерения насилия. Встает вопрос кто, обладая моральным правом, и против кого может применять насилие?

Это вопрос можно было бы решить, переведя его в плоскость властно-волевых отношений, рассматривая власть как усиление одной воли за счет другой, а насилие – один из способов обеспечить господство, получить власть. Тогда на вопрос кто и против кого может применить насилие, имея на это моральное право, можно ответить что, такое право может иметь добрая воля в отношении злой воли. Однако человек не может выступать носителем как абсолютно злой, так и абсолютно доброй воли. Решение вопроса о моральном обосновании насилия, может заключаться в делегировании обществом полномочий о его применении определенной группе, некой “последней инстанции”, в чьей компетенции будет применение насилие от лица всего общества и исключительного в его интересах. Таким образом, жертвы изначально бы дали свое согласие на применение против них насилия (теория ”общественного договора”).

Эта “последняя инстанция” – государство, право на насилие принадлежит исключительно ему. Государственная власть строится либо на использовании насилия, либо с учётом её возможного применения.

Только государство может применять насилие в масштабах общества. Для того чтобы в обществе были обеспечены порядок и стабильность, оно должно иметь монополию на использование физического принуждения.

Там, где это требование не соблюдается, возникают различные центры власти, использующие в борьбе друг против друга насильственные средства, а органы государственной власти не в состоянии обеспечить политическую стабильность, интеграцию общества. В результате нормальный политический процесс нарушается бунтами, восстаниями и другими формами политического насилия.

Легитимность не дается режиму автоматически раз и навсегда. В целом, испытывая доверие к власти, граждане могут быть недовольны какими-то отдельными ее действиями. В этом случае также возможно применение насильственных средств.

Властные отношения носят характер «асимметрически структурированной связи», предполагают неравенство между субъектом и объектом власти. Политическая связь основана на господстве одних, чья властная воля доминирует, и подчинении других, на которых она направлена.

Субъекты власти используют различные способы осуществления воли: убеждение, авторитет, право, экономическое стимулирование, традиции, манипуляции, принуждение, насилие.

Однако представляется обоснованным разделить средства политической власти на две большие группы: средства, рассчитанные на добровольное подчинение объекта власти субъекту, и средства принудительного характера.

К первой группе относятся такие способы властного воздействия, как авторитет (исходящий из личных достоинств, традиции, закона), материальное стимулирование и т.д. Мотивы, которые заставляют объект власти подчиняться субъекту, использующему перечисленные средства, состоят в уважении к субъекту власти, идентификации с ним, привычке, вере, а также заинтересованности в выполнении распоряжений.

В случае необходимости субъект власти использует средства убеждения, чтобы доказать необходимость подчинения воли тех, кто осуществляет власть. Политическая власть, опирающаяся преимущественно на добровольное подчинение большинства граждан, часто определяется как авторитетная.

Политические средства принудительного характера заключаются в совокупности приемов и способов властного воздействия, которые необходимы для того, чтобы заставить объект власти подчиняться против его воли. Главным мотивом выполнения распоряжений субъекта власти в данном случае является страх перед санкциями, которые могут быть применены в случае непослушания.

Принудительное воздействие на объект власти может быть различным: духовное, основанное на обращении к духовным ценностям и физическое.

Духовное принуждение включает в себя не только идеологическую обработку, психологическое запугивание возможным применением санкций, но и воздействие общественного мнения, морали, заставляющие объект власти вести себя определённым образом. М.Вебер указывал на необходимость включения моральных средств воздействия в арсенал средств властного принуждения: «Сюда относится даже «братское предупреждение», принятое в ряде сект в качестве первичной меры мягкого воздействия на грешников, при условии, что оно основано на определенном правиле и совершается группой людей. То же можно сказать и о порицании, высказанном цензорами, если оно служит средством гарантировать «нравственные» нормы поведение, а тем более о моральном предупреждении, которое осуществляет церковь».

От других средств власти насилие отличается следующими особенностями. Оно не имеет созидательного потенциала. В период преобразований насилие служит средством их защиты, борьбы с политическими противниками, но не может подменить самих реформ. Применение только насилия само никогда не приведет к созданию новых политических отношений, структур, к изменению в экономике или в социальной сфере.

Угроза применения насилия основано может сыграть определенную роль в процессе принуждения индивида к каким-то действиям. С ее помощью можно добиться внешнего послушания и выполнения каких-то требований. Однако ценности, передаваемые индивидам таким путем, не становятся частью их внутренних убеждений и поэтому легко исчезают из их сознания.

Насилие довольно дорогостоящее политическое средство. Его использование связано с возможными человеческими жертвами и разрушениями материальных ценностей. Его издержки, не сводятся только к материальным потерям. Чем более масштабно используется физическое принуждения в политике, тем тяжелее его негативные последствия в духовной жизни общества (ожесточение, усиление агрессивности поведения, страх и т.д.).

Особенностью насилия является и непредсказуемость результатов его применения. Насилие трудно контролировать. Негативная эмоциональная среда, связанная с применением насилия атмосфера страха, ненависти, ожесточения приводит к тому что, что физическое принуждение всегда содержит в себе значительный элемент риска.

Насилие как политическое средство приводит к конфронтации. Оно ухудшает взаимодействие и взаимопонимание между участниками политического процесса, способствует обострению отношений, ведет к отчуждению, конфронтации, даже к расколу в обществе. Насилие, примененное хотя бы однажды, значительно сокращает пространство для политического маневра, компромиссов.

Насилие обладает инерционностью, оно легко превращаться в традицию политической жизни. Если оно дало эффект, то возникает соблазн полагаться не на право, а на силу. Кроме того, для применения насилия необходим соответствующий аппарат принуждения, руководители которого приобретают политический вес. Их влияние на принятие политических решений становится значительным.

Минимизировать негативное (с точки зрения демократических ценностей) воздействие насилия на политические отношения можно. Оно должно быть ограничено определенными рамками: политическими, правовыми, нравственными.

Насилие должно иметь только ответный характер.

Насилие может быть лишь последним средством, когда все другие исчерпаны. Это относится в равной мере как к государственному, так и оппозиционному насилию.

Объектом насилия не может быть мирное население.

Применение насилия должно быть избирательно и пропорционально. Для достижения политической цели необходимо использовать минимально возможное насилие, не допуская социального вандализма, тотальной войны против политических противников. Стремление добиться полного уничтожения «врага», бессмысленное разрушение материальных и духовных ценностей не могут считаться оправданными с политической и моральной точек зрения. Принципы избирательности и пропорциональности требуют тщательного выбора средств насилия.

Применение насилия необходимо ограничить принципом гуманного обращения с противником. Насилие не должно сопровождаться актами жестокости, издевательства над теми, против кого оно направлено. Тем лицам, которые не желают борьбы, не способны к борьбе и не принадлежат к борющемуся объединению должно быть гарантировано право на жизнь и достойное обращение.

Субъектами насилия следует максимально придерживаться фундаментальных прав и свобод человека. Для органов государства это означает, что насилие можно осуществлять только в соответствии с правовыми законами, т.е. нормами, принятыми демократическим путем и имеющими равную обязательность для всех граждан. Эти нормы должны опираться на основные права человека. Ориентиром для политических субъектов должны быть нормы международного гуманитарного права, в частности Гаагские и Женевские конвенции, дополнительные протоколы к ним, которые регулируют и внутренние вооруженные конфликты. Они защищают права мирного населения, пленных, раненных, ограничивают объекты нападений.

Все режимы опираются на принуждение, однако формы, степень его распространения и использования различны. Оно проявляется в ограничении прав и свобод личности, прежде всего права на получения полной и объективной информации, выступления, объединения, манифестации. Чем ниже уровень легитимации, тем сильнее принуждении. Сила - последний аргумент власти, с помощью которого она пытается повысить уровень своей легитимности, однако сомнительно, чтобы власть могла удержаться долго опираясь исключительно на силу. Использование силы может не только повысить уровень легитимности, но и ускорить падение режима. Сила является ненадежным источником легитимации власти.



В результате формирования правового государства снижается значение насильственных средств осуществления власти и овладения ею. В настоящее время субъекты и объекты власти в демократических государствах прибегают к физическому принуждению лишь в крайних случаях. Можно сказать, что в них насилие превратилось сейчас во второстепенное средство политики. Но это не означает, что оно вообще не применяется властными структурами и их оппонентами.
Каталог: posted files
posted files -> Что за вишенка без косточки? Что за курочка без костей?
posted files -> Не основной, но инстинкт «Лучше один раз увидеть!»
posted files -> Вариант 1: Как правильно «любить» мужчину?
posted files -> «Близость» фильм о прекрасных людях, которые совершают самые ужасные поступки во имя любви
posted files -> Губернские вести
posted files -> И сопереживать и не переживать
posted files -> Сон это естественный физиологический процесс торможения жизнедеятельности организма, при котором снижается не только физическая и мозговая активность, но и реакция на внешние раздражители
posted files -> Новости Наши услуги
posted files -> Детские страхи: что делать?
posted files -> «Достань с неба звезду!»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница