Н. А. Ратинова Применение психологических познаний по делам о преступлениях, совершенных по неосторожности



Скачать 107.89 Kb.
Дата17.04.2016
Размер107.89 Kb.
Н.А.Ратинова

Применение психологических познаний по делам о преступлениях, совершенных по неосторожности
По данным Всемирной организации здравоохранения, в настоящее время смертность от несчастных случаев стоит на третьем месте после сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний. Причем жертвами, как правило, оказываются люди в наиболее активном возрасте – молодые и средних лет. Как неоднократно отмечали многие исследователи, часто главным виновником подобных трагических происшествий оказывается человек. По различным данным, в 60–90% случаев причиной бытового и производственного травматизма служит человеческий фактор. В эпоху высоких технологий самым уязвимым звеном, источником повышенной опасности является, как свидетельствует статистика, не техника, а сам человек.

Постоянное взаимодействие со сложными техническими устройствами нередко приводит к тому, что, люди, привыкая пользоваться ими, забывают или игнорируют правила безопасного обращения. Человек, однажды нарушив правила и получив при этом некоторую выгоду (выигрыш в скорости, эффективности, удобстве), зачастую повторяет подобные действия, они входят в привычку. Таким образом, происходит адаптация как к опасности, так и к нарушению правил безопасности.

Подобная беспечность чревата угрозой не только для жизни и здоровья самого субъекта, пренебрегающего правилами безопасности. Такое поведение нередко ставит в опасность жизнь, здоровье, имущество и другие интересы окружающих, а в ряде случаев приводит к реальному наступлению трагических последствий. При этом сам субъект, совершающий потенциально опасные для себя и окружающих действия, как правило, указанную опасность не осознает, о возможных последствиях не задумывается или надеется на великое русское «авось». Источником происшествий, которые именуются медиками, социологами, инженерами и другими специалистами «несчастными случаями», «нештатными ситуациями», «авариями», «катастрофами», как уже упоминалось, в большинстве случаев являются ошибки людей, действовавших опрометчиво, непродуманно. Целый ряд таких поступков подпадает под правовое регулирование. Они уголовно наказуемы и обозначаются как преступления, совершенные по неосторожности.

Неосторожность относится к числу правовых категорий, во многом опирающихся на феномены и явления психологической природы. Входящие в состав ст. 26 УК РФ «Преступление, совершенное по неосторожности» такие смысловые конструкты, как «без должных оснований самонадеянно рассчитывал», «необходимая внимательность и предусмотрительность», «должен и мог предвидеть последствия», характеризующие особенности субъективной стороны подобных деяний и входящие в предмет доказывания, имеют психологическое содержание. Для проведения расследования, установления истины по делу и правильной квалификации деяния в ряде случаев представляется необходимым привлечение специальных психологических познаний.

Анализ уголовно-правовой и криминологической литературы показывает, что у правоведов существуют различные подходы к пониманию сущности неосторожных преступлений, а у практических работников нередко возникают трудности в оценке такого рода деяний, что приводит к ошибкам в установлении формы вины и квалификации содеянного (притом, что 14,5% статей Особенной части УК РФ предусматривает ответственность за деяния, совершенные по неосторожности).

Это может вести к нарушению основополагающих принципов уголовного права, создавать угрозу объективного вменения. Совершение неосторожных преступлений зачастую обусловлено влиянием таких психологических по своей природе факторов, как состояние утомления, пресыщения, астении, растерянности, стресса, страха и т.д. В ряде случаев значительное влияние оказывают индивидуально-психологические и личностные особенности человека. В генезе преступлений, совершенных по неосторожности, значительную роль играют ситуативные, во многом случайные факторы. Однако их влияние преломляется через психику субъекта, воздействуя на наиболее уязвимые звенья его личностной структуры. Это необходимо учитывать при расследовании дел данной категории.

Анализ неосторожных деяний с позиций юридической психологии может предоставить правоприменителям информацию, существенную для определения меры ответственности субъектов за рассматриваемые преступления, их способности к осознанию значимых обстоятельств произошедшего, для их правильной оценки, принятия осознанных решений об осуществлении деятельности и предвидения конечного результата своих действий.

Как известно, спектр неосторожных деяний крайне разнообразен. Они различаются по виду вины – легкомыслие или небрежность; по объекту посягательства – личность, общественная безопасность, экология и др.; по социальной сфере – бытовая и профессиональная; по характеру и тяжести наступивших последствий. Неосторожные деяния различаются и по своей психологической структуре. Одно из существенных психологических отличий заключается в операционально-техническом составе деятельности, в которой совершаются неосторожные преступления, а именно – в степени и характере ее опосредования.

Под опосредованием в данном случае понимается включение в процесс деятельности тех или иных промежуточных звеньев, вспомогательных средств для достижения поставленной цели. В качестве таких средств могут выступать как механизмы, технические устройства, так и взаимоотношения, взаимодействие людей в процессе осуществления совместной деятельности или выполнения управленческих функций. В зависимости от наличия и особенностей опосредующих звеньев не только меняется операциональный состав деятельности, но и увеличивается сложность и неопределенность самой ситуации, число факторов, которые необходимо учитывать для прогноза ее дальнейшего развития. Сказанное непосредственно относится также к специфике неосторожного поведения.

Чем более сложно опосредована деятельность, тем длиннее цепочка причинных связей между действием и его конечным результатом, тем сложнее субъекту осознать, осмыслить и проконтролировать все «слабые звенья», труд­нее предвидеть наступление вредных последствий.

Большое значение имеет и сам характер опосредования. По этому основанию все преступления, совершаемые по неосторожности, можно разделить на три обобщенных группы деяний, различающихся по содержанию опосредующих деятельность элементов. Первую группу образуют неосторожные преступления, совершенные с использованием технических устройств, операционных систем и механизмов различной степени сложности (от бензопилы до ядерного реактора). Вторая группа включает деяния, в которых в качестве опосредующих звеньев выступают другие люди (в условиях осуществления ими какой-либо совместной деятельности, распределения ролей, выполнения управленческих функций). И, наконец, в третьей группе опосредование отсутствует, субъект действует своими руками либо с использованием простейших немеханических орудий, являющихся, по сути, продолжением руки.

Психологически это разные виды деятельности. Они характеризуются разной степенью сложности, кардинально отличающимся характером требований к ее успешному (и безопасному) выполнению.

Так, при осуществлении деятельности, опосредованной использованием технических устройств, наиболее существенное значение имеют индивидуальные и психофизиологические свойства субъекта – специфика нервной деятельности, психических процессов, характерологические особенности. Важную роль играют также наличие профессионального опыта, соответствующих выполняемой деятельности умений и навыков, степень их авто-матизированности.

Деятельность, опосредованная межличностным взаимодействием или управленческими функциями, предъявляет совершенно иные требования и обладает другими «точками наименьшего сопротивления». Для успешного выполнения управленческой деятельности необходимы, в первую очередь, такие качества, как высокий уровень интеллекта, соответствующий сложности решаемых задач, организаторские способности, умение принимать управленческие решения, осуществлять отдельные функции управления (от дачи распоряжения до контроля за его текущим исполнением и окончательной реализацией).

При осуществлении совместной, коллективной деятельности важное значение имеют особенности коммуникативных и интерактивных процессов в группе, правильность распределения функций, согласованность действий ее участников, четкость организации совместной деятельности, учет требований ее безопасности. Немаловажную роль играют психологический климат в коллективе, принятые в нем нормы и ценности.

Неопосредованная деятельность в значительной части случаев психологически является наименее сложной. При этом наибольшее значение приобретают индивидуально-психологические качества субъекта, в частности, уровень его интеллекта, а также такие личностные особенности, как ответственность, осмотрительность, аккуратность, учет позиций и поведения окружающих, склонность к соблюдению общепринятых норм и правил, в том числе относящихся к безопасному поведению.

Приведенная классификация видов деятельности, в которых совершаются неосторожные преступления, – не просто психологическая абстракция. Опираясь на нее, можно существенно сузить круг гипотез, касающихся того, какие именно «дефекты личностного фактора» послужили психологической причиной конкретного преступления, совершенного по неосторожности.

Как следует из текста ст. 26 УК РФ, субъект признается виновным в совершении преступления по неосторожности, если без достаточных оснований самонадеянно рассчитывал на предотвращение общественно опасных последствий (легкомыслие) или не предвидел возможности их наступления, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен и мог их предвидеть (небрежность). Переведем данные правовые конструкции на язык и терминологию, принятые в психологической науке.



Самонадеянность расчета с психологической точки зрения означает, что субъект обладал способностью к адекватному восприятию и оценке ситуации, осознанному выбору способа поведения, руководству своими действиями и полноценному прогнозу их последствий. Неиспользование имевшегося у него потенциала не было обусловлено особенностями его состояния или влиянием внешних обстоятельств.

Принятие решения представляет собой сложный интеллектуально-мотивационный процесс, предполагающий: соотнесение желательности достижения поставленной цели и значимости ситуации; оценку эффективности избранных способов и средств, вероятности нежелательных последствий. Игнорирование или недооценка субъектом опасности при способности к ее адекватному учету связано со спецификой личности, мотивацией поведения, свидетельствует о незначимости для субъекта (постоянной или ситуативной) ценностей, находящихся под угрозой, пренебрежении ими во имя достижения более существенного «выигрыша».

Психологическое понимание небрежности означает, что человек, обвиняемый в совершении подобного деяния, по своим психофизиологическим, индивидуально-психологическим, личностным качествам, особенностям психического состояния, наличию соответствующих знаний, опыта был способен к осознанию и предвидению общественно опасных последствий своих действий или бездействия. То, что имеющийся потенциал остался нереализованным, как и при преступном легкомыслии, обусловлено личностным фактором – особенностями мотивации, безразличным отношением к ценностям, находящимся под угрозой, их невысоким рангом в общей системе ценностей субъекта.

Для того чтобы обоснованно судить о том, что субъект виновно не использовал имевшиеся у него способности, следует достоверно установить, что таковые у него имелись в конкретной ситуации. Без проведения этого этапа исследования субъективной стороны неосторожного деяния может быть нарушен принцип субъективного вменения. В некоторых ситуациях установить указанные обстоятельства способны сами следователи и судьи, имеющие определенный запас знаний в области психологии. Однако в ряде более сложных случаев необходимо участие специалистов, обладающих профессиональными психологическими познаниями.

Оптимальное решение этой проблемы нам видится в использовании правоприменителем специальных психологических познаний в форме экспертных исследований или внепроцессуальных консультаций. Для достижения указанной цели необходимо внедрение в практику экспертных психологических исследований нового их вида – экспертизы неосторожности, что, в свою очередь, требует определить цели и задачи подобной экспертизы, обозначить круг явлений, подлежащих исследованию, описать алгоритмы ее проведения, сформулировать типовые вопросы, которые целесообразно ставить перед психологами для уяснения интересующих следствие обстоятельств.

Задачей судебно-психологической экспертизы данного вида является исследование комплекса психических процессов, свойств и состояний субъекта, имеющих значение для юридической оценки деяния как совершенного по неосторожности. Подобное исследование предполагает установление способности субъекта в конкретной ситуации к ее осмыслению, осознанному руководству своими действиями и прогнозу их последствий.

Экспертиза по делам данной категории представляет собой совокупность исследований, включающую:

анализ индивидуальных особенностей субъекта;

изучение параметров криминальной ситуации и их восприятия и оценки субъектом;

установление специфики психического состояния лица и его влияния на способность к адекватной оценке ситуации и прогнозу ее развития;

определение способности лица к осуществлению осознанной регуляции своего поведения.

При производстве экспертных исследований подобного рода используются такие методы, как анализ материалов уголовного дела, психодиагностическое обследование, направленная беседа с подэкспертным, наблюдение.

Целью экспертного исследования является установление того, насколько в конкретной ситуации у подэкспертного сильна способность к осознанию значимых обстоятельств происходящего, их адекватной оценке, принятию осознанного решения и предвидению конечного результата своих действий.

Для этого необходимо применение ретроспективных методов. С помощью анализа данных уголовного дела и опроса подэкспертного следует восстановить субъективную картину произошедшего, в том числе особенности восприятия и оценки субъектом криминальной ситуации, его эмоциональное состояние, специфику поведения с учетом присущих ему индивидуальных особенностей.

Психологическая специфика рассматриваемых деяний определяет также характер вопросов, которые целесообразно ставить на разрешение судебно-психологической экспертизы. Представляется, что наиболее существенную информацию применительно к данной категории дел несут ответы на вопросы, касающиеся восприятия и оценки субъектом параметров криминальной ситуации, специфики эмоционального состояния и индивидуально-психологических особенностей субъекта, их влияния на способность к осознанной произвольной деятельности и прогнозу ее последствий.

Эти вопросы могут даваться, например, в следующих формулировках:

1. «С учетом индивидуально-психологических и личностных особенностей обвиняемого могли он правильно воспринимать и оценивать ситуацию, прогнозировать ее негативное развитие и наступление опасных последствий? Являлась ли для него эта ситуация психотравмирующей, экстремальной?».

В ряде случаев значимую информацию, во многом объясняющую характер и причины неосторожного поведения, дает ответ на вопрос о наличии у субъекта в этот момент особого психического состояния, повлиявшего на его сознание и поведение. Этот вопрос может формулироваться таким образом:

2. «В каком психическом состоянии находился обвиняемый, чем оно было вызвано и какое влияние оказало на его способность правильно оценивать сложившуюся ситуацию, соотносить свои действия с ее условиями, осуществлять осознанное руководство своим поведением и прогнозировать его негативные последствия?».

Постановка вопроса о влиянии индивидуально-психологических особенностей субъекта целесообразна лишь в комплексе с двумя предыдущими. Он может быть сформулирован следующим образом:

3. «Имеются ли у субъекта индивидуально – психологические и личностные особенности, оказавшие существенное влияние на его способность правильно понимать сложившуюся обстановку, осуществлять осознанное руководство своими действиями, соотносить свое поведение с требованиями ситуации и прогнозировать их последствия?».

Поскольку в реальности все факторы – ситуативный, личностный, эмоциональный – действуют совместно, во взаимосвязи, то вполне обоснованно не разделять их и ставить перед судебно-психологической экспертизой вопрос об их интегративном влиянии на сознание и поведение субъекта. В этом случае формулировка может быть следующей:

4. «С учетом психического состояния, индивидуально-психологических особенностей субъекта был ли он способен при совершении инкриминируемого деяния правильно понимать сложившуюся обстановку, осуществлять осознанное руководство своими действиями и прогнозировать их последствия?».

Для определения степени вины и индивидуализации ответственности субъекта, совершившего преступление по неосторожности, требуется установить побудительные причины неосторожного поведения. Особенно существенно это в случаях, когда и потенциальная, и актуальная способность к осознанию и предвидению у субъекта не нарушены. Для этого следует выяснить психологические мотивы, цели данного деяния, определить, являются ли названные мотивы и цели самостоятельно выработанными или привнесенными, навязанными извне (выполнение распоряжения, приказа руководителя или неформального лидера, подчинение групповому давлению). Такая информация может, в частности, свидетельствовать о том, что действия субъекта осуществлялись им не по свободному выбору, а в силу материальной, служебной или иной зависимости.

Разумеется, установление конкретной мотивации преступления является прерогативой следствия и суда. Однако правоприменители при этом оперируют ограниченным набором прописанных в законе клише – «хулиганские побуждения», «неприязненные отношения», «корысть» и т.д. В то же время именно у психологов имеется возможность установить реальные (а не приписываемые) психологические детерминанты криминального поведения1.

Для выяснения этого на разрешение эксперта могут предлагаться следующие вопросы:



  1. «Каковы принятые в коллективе (на предприятии, в организации, неформальной группе) нормы и ценности, отношение к соблюдению правил безопасности и предосторожности?»

  2. «Насколько самостоятельным и произвольным было принятие субъектом решения об осуществлении опасных действий, приведших к наступлению негативного результата?»

  3. «Свойственна ли субъекту повышенная конформность, подчиняемость, способен ли он противостоять фактору группового давления?»

  4. «Каковы ведущие мотивы и ценности обследованного, его отношение к общепринятым нормам и ценностям, в том числе тем, которым был причинен вред его действиями?»

Ответы на подобные вопросы предоставят правоприменителям данные, значимые для понимания внутренних психологических механизмов преступлений, совершенных по неосторожности. Привлечение психологических познаний при исследовании субъективной стороны подобных деяний может дать следователям и судьям существенную информацию, необходимую для расследования, доказывания и правильной квалификации по такого рода делам, повышения обоснованности судебных решений. Внедрение в практику нового вида экспертных исследований по делам о преступлениях, совершенных по неосторожности, поможет обеспечить адекватность и справедливость правовых санкций, их соразмерность общественной опасности содеянного и личности обвиняемого.


1 См.: Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления судебно-психологической экспертизы. М., 2000. С. 40–42.

Каталог: journal -> 2008
journal -> Концепция летней математической школы при барнаульском государственном педагогическом университете
journal -> Научно-методический журнал для учителей, педагогов образовательных учреждений коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия)
journal -> Научно-методический журнал для учителей, педагогов образовательных учреждений коренных малочисленных народов Севера Республики Саха (Якутия)
journal -> Формирование духовно-нравственных ценностей подростков и молодёжи в системе воспитания и образования
journal -> Формирование икт-компетентности будущих учителей
journal -> Закономерности воспитания культуры безопасности студентов
journal -> Некоторые факторы негативного развития культуры безопасности студентов
journal -> Особенности психологической готовности учащихся
2008 -> Вячеслав Николаевич додонов исполнение приказа вышестоящих лиц как обстоятельство, исключающее преступность деяния, в современном уголовном праве
2008 -> Н. Г. Яковлева Правовое обеспечение трудовой занятости несовершеннолетних


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница