Музыка и устнопоэтическое слово в традиционной культуре гэлов шотландии



страница9/14
Дата24.03.2022
Размер153 Kb.
#130852
ТипДиссертация
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
Объем и структура работы. Диссертация содержит 207 страниц машинописного текста и состоит из введения, четырех глав и заключения. К работе прилагается библиография, включающая печатные издания, аудио- и видеоисточники из 319 наименований. Имеется также приложение (схемы, таблицы, ноты).
Содержание работы. Во введении обосновывается выбор темы и предмета исследования, дается краткий обзор отечественных и зарубежных исследований по теме, определяются цели, задачи и методы, обосновывается выбор материала, актуальность, новизна, теоретическая и практическая значимость работы.
Первая глава, «Место музыкального фольклора в кельтской культуре», посвящена рассмотрению некоторых теоретических положений, связанных с определением понятийного аппарата («музыка», «устнопоэтическое слово» и «традиционная культура гэлов»), истокам и своеобразию традиционной культуры гэлов, а также осмыслению места музыкального фольклора в кельтской культуре.
В первом разделе Первой главы раскрывается понятие «традиционной культуры» посредством анализа основных точек зрения на сущность «культурной традиции», «традиционного» и «традиционности», выдвинутых отечественными исследователями (И.В.Суханов1, Э.С.Маркарян2, А.Г.Спиркин3, А.Б.Гофман4, И.Т.Касавин5, А.К.Байбурин6 и др.), в контексте культурологических концепций О.Шпенглера7 и А.Дж.Тойнби8. В процессе определения места, роли и механизмов функционирования музыки и устнопоэтического слова в традиционной культуре автором рассматриваются различные положения, содержащиеся в работах российских и зарубежных исследователей в области музыкальной культуры (Б.В.Асафьев, С.Н.Владимирский, В.Лукьянов, Т.В.Адорно, Хазрат Инаят Хан, П.Валери, В.Л.Митителло и др.). Кроме того, на основе работ в области кельтологии (В.П.Калыгин, А.А.Королев, Т.А.Михайлова, С.В.Шкунаев, Н.С.Широкова, Ф.Диленей, М.Диллон, Н.К.Чедвик, А.Рис, Б.Рис, М.Ньютон, Ф.Леру, К.-Ж.Гюйонварх, Дж.Маккалох, Т.Пауэлл, Ф.Ян и др.) кратко рассматриваются истоки и своеобразие традиционной культуры гэлов.
Во втором разделе Первой главы затрагиваются проблемы определения роли музыкальной и вербальной магии в эволюции от устнопоэтической кельтской культуры к литературе, а также взаимосвязи музыки и слова и традиционной культуре гэлов. В процессе разработки основных положений данного раздела были использованы материалы таких исследователей, как В.П.Калыгин9, Т.А.Михайлова10, А.Рис, Б.Рис11, Ф.М.Макнил12, Дж.Маккалох13, Дж.Мэтьюс14, Дж.Персер15, Х.Г.Фармер16, М.Диллон, Н.К.Чедвик17, Н.С.Широкова18, С.В.Шкунаев19 и др. В разделе освещаются также некоторые аспекты устнопоэтического творчества бардов как социокультурного явления, определяется магическая роль музыки и слова в древнем эпосе кельтов, проводятся параллели с другими музыкальными культурами. В процессе исследования музыка рассматривается как традиционное средство устной передачи народного знания и литературы.
Анализ музыкального и устнопоэтического творчества гэлов показывает, что изначально музыка и слово составляли единое целое, развивались в тесной взаимосвязи друг с другом, были стержнем духовной жизни кельтского общества, связующим звеном между природой, космосом и человеком, средством передачи священного знания. Подавляющее большинство различных жанров устного поэтического творчества читалось нараспев или пелось; обе линии творчества (музыка и слово) использовали большой объем общих выразительных средств: мелодических фраз, музыкальных модуляций, приемов ораторского искусства20. Кроме того, в гэльской устной традиии все элементы – пословицы, песни, сказания, загадки – тесно взаимодействовали и проникали друг в друга. Пословицы часто связаны с героями и сюжетами различных сказаний и легенд; тексты песен содержали пословицы и поговорки, а также зачастую подчинены сказочным сюжетам и т.д. Эта особенность нашла отражение и в том, что лучшие носители устной гэльской традиции были в большинстве своем универсалы, великолепно владеющие спектром всех жанров устного народного творчества.
Проведенные исследования гэльской эпической, литературной и религиозно-мифологической традиции, а также общественного уклада, обрядов, праздников и других сторон жизни шотландцев на различных исторических этапах позволяют сделать вывод о том, что музыка занимала центральное место в традиционной культуре кельтов. Сопровождая горцев в течение всех стадий жизненного цикла, музыка объединяла, вдохновляла, служила ярким средством национального самовыражения в культуре и помогала осуществлять связь поколений, передавая заложенные в ней ценности и традиции.
Истоки осмысления роли музыки в шотландской культуре уходят корнями в кельтскую мифологию и литературу, которые раскрывают тесную и многогранную связь духовного мира гэлов с музыкальным творчеством. Древние ирландские предания содержат сюжеты о музыкальных инструментах, чьи чарующие звуки служат средством магического избавления21. Музыка является частым спутником кельтских божеств, а к арфе Дагды восходят все мелодии и все возможные инструменты, из которых извлекаются три классических мотива кельтской музыки: мотив сна, веселья и печали. В древних текстах и народных сказках музыка традиционно выступает как одно из проявлений потустороннего мира22: Элизиум кельтов наполнен звуками музыки, уносящей все горести23. Символом поэта или барда в различных письменных источниках выступает Серебряная ветвь с золотыми (или серебряными) яблоками, связанная с Островом Авалон, создающая музыкальную магию как средство перехода из одного мира в другой. Все это говорит о том, что кельты тонко ощущали и по-настоящему ценили красоту и музыкальность окружающего мира, что нашло отражение в самых разных сторонах шотландской культуры.
В кельтской эпической и мифологической традиции довольно часто встречаются упоминания о магической роли музыки и устнопоэтического слова, которые свидетельствуют о глубокой вере кельтов в их сверхъестественную силу. Ритмико-музыкальный синкретизм, являясь одной из характерных черт древней поэзии, в кельтской традиции проявляется в том, что оба этих элемента, будучи взаимосвязанными и взаимопроникающими, обладают особым даром влияния на жизнь людей и развитие событий, могут служить для них оружием и защитой. В своей магической функции слово, взаимодействуя с музыкой, могло использоваться во вред человеку (проклятие, порча и т.д.), но могло и обладать целительными свойствами и возвращать к жизни24.
Функциональное исследование древнего ирландского алфавита Огама на основе кельтских музыкальных и мифологических традиций, символики числа «пять», ритма и структуры фольклорных песен, а также сопоставления с другими культурами позволило предположить, что Огам мог иметь музыкальное назначение и представлять собой нотную запись для исполнения священных текстов. Если Огам использовался для запоминания стихов, то каждая буква Огама могла соответствовать определенной ноте. В качестве инструмента, аккомпанирующего чтецу, использовалась арфа, сначала пятиструнная с пентатоническим строем (каждая струна соответствовала одной из пяти нот древнего кельтского звукоряда), а позднее десятиструнная (с пентатоническим двухоктавным строем). Ноты могли извлекаться пятью пальцами правой и пятью пальцами левой руки. Эта гипотеза опирается на предположение шотландского музыковеда Дж.Персера25 и разработки ирландского ученого Ш.О’Бойле26, который пытался интерпретировать Огам как табулатуру для двадцатиструнной арфы с диатоническим строем. В связи с тем, что концепция Ш.О’Бойле выглядит слабо доказуемой (исследователь брал за основу арфу со сложной структурой, тогда как количество струн первоначально было меньше, а музыкальный строй – проще), нами и выдвинута приведенная выше аргументация.
Сопоставление функций различных категорий жреческого сословия древних кельтов выявляет связи с индоевропейской шаманской традицией, которая с принятием христианства в Шотландии в видоизмененной форме стала развиваться по двум основным направлениям. Одна часть друидических школ трансформировалась в бардовские, продолжая развивать традиции музыкальной и вербальной магии в новом качестве. Другая часть тоже в какой-то степени оставалась верной своим истокам, но уже путем иносказания, намека, свободного народного творчества продолжала вносить древние традиции в повседневную жизнь гэльского христианского общества, и благодаря этому в Шотландии появились бродячие музыканты и менестрели.
Чтобы определить специфику шотландской музыки в контексте общекельтского культурного пространства, во Второй главе, «Особенности традиционной музыкальной культуры гэлов Шотландии», делается попытка выявления того исконно шотландского начала, что, сформировавшись под влиянием различных региональных факторов, составило основу музыкальной культуры этой страны.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница