Мотков indd



страница3/126
Дата06.10.2019
Размер1 Mb.
#79124
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   126
Москва, январь 2008 г.

Введение

Актуальность создания новой концепции психики и личности в российской психологии

Большинство людей получают мировоззрение из религиозной или иной традиции, которую они впитывают с молоком ма­тери. Но тот, кто стремится к философски обоснованному мировоззрению, должен отважиться на то, чтобы опирать­ся на собственный разум. Он должен в порядке эксперимента подвергнуть сомнению все известные мнения, и он не имеет права признавать ничего, что лично ему не представляется очевидным и обоснованным.

ШЕЛЕР М. Избр. произв. М.: Гнозис, 1994, с. 3 .

Вработе представлена теоретическая модель психики и лично­сти, созданная на основе современных психогенетических и нейропсихологических фактов, а также общепсихологических и философско-антропологических представлений. В ней сделана по­пытка органично объединить биопсихологическую и социокуль­турную стороны личности. Рассматриваются следующие вопросы:

а) сущность и строение психики и личности, соотношение


наследственно заданных и прижизненно образующихся аспектов
личности, функциональные и структурные ее характеристики , их
нейропсихологические корреляты;

б) сущность и функционирование аппарата субъекта как опе­-


ративного управляющего блока личности;

в) общие особенности функционирования и развития пси­-
хики и личности;

г) определение сущности и видов психологических средств


человека, их места в психике и личности, и принципиальных мо­-
ментов развития.


4

5


Сегодня, как впрочем, и раньше, при знакомстве с положе­ниями традиционной советской психологии у многих психологов и студентов часто возникает чувство противоречия между про­возглашаемыми теоретическими тезисами и собственной психо­логической реальностью. Например, утверждается, что личность является социальной сущностью, детерминируемой извне. И в то же время мы встречаем положение, что с возрастом человек все больше становится самодетерминируемым изнутри существом. Если личность определяется целиком извне, то получается, что с возрастом человек как бы все меньше становится личностью, так как ослабляется внешняя его обусловленность!?

Вызывает недоумение и традиционное представление о пси­хике как функции мозга, заключающейся в «активном отражении субъектом окружающего мира…» (Психология: Популярный словарик. Под ред. И.В. Дубровиной. М.: Академия, 1997, с. 52). Напрашивается вопрос: «Зачем это «отражение» нужно живо­му организму?». Ведь ясно, что психическое «отражение» не су­ществует само по себе. В дальнейшем тексте будет показано, что такой взгляд не раскрывает главного предназначения психики в живом организме.

С чем связано наличие таких бросающихся в глаза теоретиче­ских несуразностей? В нашей психологии, за редким исключени­ем, господствовало марксистское представление о целиком якобы социальной, внешней обусловленности личности влияниями ро­дителей, воспитателей, учителей и т.п. (преобладало социоцентрическое сведение ее сущностных и причинных факторов). Вну­треннее, биологическое, «индивидное» объявлялось лишь неким таинственным «условием» для протекания собственно психиче­ских, «содержательных» процессов. Получалось, что у новорож­денного ребенка биопсихические процессы не обладают никаким содержанием, что у него нет личности, что его психика – «пуста» и наполняется лишь при жизни транслируемым взрослыми с по­мощью какого-то непостижимого процесса (как бы его ни называ­ли) «культурным» содержанием. Любая мать, имеющая возмож­ность длительно наблюдать поведение своего отпрыска, скажет, что это не так. Тем не менее, до сих пор еще распространены пред­ставления о том, что личностью не рождаются, а становятся, что личность у ребенка возникает якобы в три или даже семь лет (см. Шмидт Г.-Т., 1978, с. 132).

Особенностью советской психологии также является рас­смотрение как сущностных только характеристик некоего иде­ала личности (личность как некий высокий уровень развития

психики). Такой подход, возникший в тисках одной политико-философской идеологии, был обусловлен естественной внутрен­ней необходимостью внести хоть какую-то логику в представле­ние о личности. В целом можно сказать, что в условиях идеоло­гической зажатости не проводился глубокий анализ сущностных признаков того, что на самом деле, реально представляют собой психика и личность ребенка.

Важно и то, что адепты «марксистской психологии» полно­стью пренебрегали получаемыми в крупномасштабных лонгитюдных исследованиях данными психогенетики о наследовании лич­ностных черт и интеллекта, не учитывали достижения нейропсихо­логии и нейрофизиологии в области изучения потребностей, эмоций, программирующих и управляющих функций субъекта. Накоплено уже много экспериментальных фактов, противоречащих основ­ным постулатам этой психологии (см.: Волочков А.А., 2003; Голдберг Э., 2003; Пломин Р. и Матени-младший А.П. в: «Детство иде­альное и настоящее», 1994; Добсон Д., 1992; Дольник В.Р., 1996; Егорова М.С. с соавт., 2004; Купер К., 2000; Малиновский Б.К., 1990; Первин Л., Джон О., 2001; «Психология развития», 2001; Северцов А.Н., 1982; Симонов П.В., 1989,1998; Собчик Л.Н., 1998, 2002; Buss D.M., 1991; Kenrick D.T. et al., 1990, и др.). Фак­тический отрыв теории личности от ее материального субстрата и особенностей его функционирования прямо противоречит декла­рируемому определению психики как функции сложноорганизованной материи – мозга. Личность как бы оказывается на деле вне психики и вне мозга. Представляется, что застывшая закрытость от нового, уход от целостного предметного рассмотрения лично­сти, учитывающего как функции, так и несущую их материальную структуру, резко снижает фундаментальность положений любой теории личности.

Кроме того, возникают естественные вопросы, на которые в рамках данной доктрины невозможно найти вразумительные ответы. Если личность целиком обусловлена социальными влия­ниями извне, то откуда берется собственная активность ребенка? Как может быть, что ребенок не был какой-то период личностью и активным субъектом (т.е. был якобы лишь пассивным «индиви­дом») и вдруг стал ими? Разве из ничего может возникнуть что-то? Откуда берется механизм творчества ребенка, дающий подчас результаты, далеко выходящие за рамки «интериоризируемого» им содержания?

Следует отметить и то, что фактически почти не было попыток обоснованно и логично развести важнейшие понятия психологии, их


6

Введение


Введение

7


содержание легко накладывалось друг на друга. Например, лич­ность разными авторами отождествлялась то с психикой в целом, то с сознанием, то с субъектом. Трудно обнаружить элементар­ную логику в соотнесении понятий. Происхождение и сущность субъекта как особого аспекта личности, его место в ней до сих пор остается не ясным, в силу очевидной нестыковки представлений о свободной субъектной активности, выражающейся, помимо прочего, в самостоятельной организации своего поведения и вну­треннего мира, с заученным тезисом о социальной обусловленно­сти личности.

В связи со сказанным хотелось бы процитировать авторов известного во всем мире современного учебника по психологии личности Л. Хьелла и Д. Зиглера: «…чтобы не потерять своей на­учной значимости, теории личности должны корректироваться по мере сбора новых эмпирических данных» (Хьелл Л., Зиглер Д. Т е о -рии личности. СПб: Питер, 2000, с. 603).

Более фундаментальный подход предполагает учет в единой архитектуре здания личности как изначальных ее прафункций и праструктур, так и имеющихся на данный момент, а также и воз­можных в будущем измененных функций и структур.

В настоящее время, с учетом современных данных психологии личности, нейропсихологии, нейрофизиологии и психогенетики крайне актуальным является построение целостной биопсихоло­гической, природно-культурной модели личности. В такой модели должны объединяться как функциональные, так и структурно-материальные характеристики психики и личности.

О необходимости построения такой интегральной, объединя­ющей психологии еще в 1925 году, в свой домарксистский период творчества, писал Л.С. Выготский: «Новая психология исходит из инстинктов и влечений, как основного ядра психики… Она при­дет как широкий биосоциальный синтез учения о поведении жи­вотного и общественного человека. Эта новая психология будет ветвью общей биологии и вместе основой всех социологических наук. Она составит тот узел, в котором свяжутся науки о природе и науки о человеке» (Выготский Л .С. Предисловие к кн. Лазурско-го А.Ф. Психология общая и экспериментальная. Лен-д: Госиздат, 1925 , с. 22–23). Это, на мой взгляд, правильное стратегическое на­правление изучения и построения новой, более целостной модели психики и личности.

Сегодня становится все более ясно, что интегральная модель личности должна, по возможности, опираться как на представле­ния о психологических функциях и процессах, так и на нейропси-

хологические и нейрофизиологические их корреляты. В ней долж­ны быть осмысленно объединены, с одной стороны, изначальные биологические мотивационно-эмоциональные образования и ап­парат субъекта, и, с другой стороны, прижизненно образующие­ся под влиянием внутренних и внешних факторов производные мотивации и элементы опыта – Я-образования, прижизненные ценности ( в отличие от изначальных метаценностей, с которыми мы рождаемся), ситуативные цели и подцели, значимый опыт и др. Необходимо описать место каждого из выделяемых аспектов, или блоков личности, в ее структуре, вносимый ими особый вклад, вы­полняемую специфическую функцию в общем процессе построе­ния оптимального поведения.

Такая интегральная, синтетическая модель личности в свою очередь должна быть встроена в более общую модель психики в це­лом, соотнесена с ее исполнительными психическими процессами и возможностями. Выстраиваемое взрослой личностью поведение является, очевидно, одновременно функцией как всех этих взаимо­действующих внутренних психических факторов, так и функцией внешних по отношению к психике воспринимаемых и оценивае­мых особенностей телесной, природной и социальной сред.

Важно заново сосредоточиться на основополагающих поняти­ях психологии, таких как «психика», «личность», «субъект», «сознание», и попытаться глубже понять ту трудноуловимую сущ­ность, которая стоит за ними. Нужно объединить их в логичную непротиворечивую систему, которая позволит лучше объяснить построение поведения живым организмом.

На данном этапе «продвинутости анализа» представляемая в обсуждаемых здесь моделях психики и личности гипотетическая картина их структуры является общим теоретическим эскизом, требующим дальнейшей кропотливой разработки в соответствии с появляющимися новейшими данными биологии, психогенетики, нейрофизиологии, общей, сравнительной и эволюционной психо­логии. Тем не менее, эти модели уже сейчас позволяют достаточно четко отграничить друг от друга доселе неясные и смутные пред­ставления о психике, личности, субъекте и сознании, дают возмож­ность соотносить важнейшие атрибуты психики с ее нейропсихологическими и нейрофизиологическими коррелятами. Они также представляют собой концептуальную основу для постановки и решения проблемы сущности и места психологических средств в структуре психики и личности, для выдвижения ряда других но­вых вопросов.


8

Введение


Введение

9

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   126




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница