§ 2. Изменения в системе сложноподчинённых



страница9/20
Дата22.02.2016
Размер6.24 Mb.
ТипМонография
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   20
§ 2. Изменения в системе сложноподчинённых

нерасчленённых предложений.
Язык поэзии отличает максимальная метафоричность, выразительность, эмоциональность. Далеко не всё, что присутствует в сознании субъекта речи, получает своё вербальное выражение, однако в тексте остаются следы этого подразумеваемого содержания, которое автор не раскрывает, но имеет в виду. Поэтический текст характеризуется наличием смысловых лакун, что связано с невозможностью выразить словами переживаемое, конфликт между неповторимостью мгновения субъективного психического содержания и объективными всеобщими законами языка. Эти смысловые лакуны заполняет читатель, опираясь на систему маркеров невербализованных смыслов когда он выходит за рамки конкретного высказывания / «микроконтекста», обращаясь к «макроконтексту» (речевому окружению данного высказывания) и к «метаконтексту» (отражениям в произведении внетекстовой ситуации). Часто невербализованные смыслы домысливаются читателем на основе субъективного опыта, творческого воображения.

Имплицитная структура лирического текста часто не допускает сложных развёрнутых высказываний. Например, в ранней лирике М. Цветаевой, и особенно в лирике 20-х годов, почти нет сложноподчинённых предложений, сложные предложения в основном имеют бессоюзную структуру. Минимум сложноподчинённых предложений содержится в ранней лирике В. Маяковского.

В зависимости от того, какой аспект в осознании сложноподчинённых предложений превалирует и какая этимологическая структура лежит в основе СПП, они классифицируются на две основные группы. Одни СПП развились из простого предложения, в основе других изначально лежало соединение двух предложений. В связи с этим все СПП классифицируются на структуры, в основе которых лежит незамещённая синтаксическая позиция при опорном компоненте в главном предложении, и на те, которые построены по другому принципу. Первая группа СПП характеризуется тем, что опорные слова в главном предложении синсемантичны, нуждаются в восполнении незанятой позиции какого-либо члена предложения. Эта позиция восполняется придаточным предложением, выступающим в определённой синтаксической функции (подлежащего, сказуемого, дополнения, определения, обстоятельства образа действия, меры, степени, пространства, синкретичного члена предложения). Это СПП позиционной структуры.

СПП, в основе которых нет позиционного принципа построения, включают два вида: СПП, в основе которых лежат синтаксические отношения обусловленности (причинной, условной, уступительной, целевой, следственной), и СПП, в которых семантика обусловленности не является инвариантной. Такие СПП имеют переходный статус (локативные, временные, сравнительные, присоединительные).

В зависимости от основных структурных принципов СПП делят на нерасчленённые и расчленённые.

По данным А.Н. Жуковой система нерасчленённого предложения в русской лирике представлена следующим образом [Жукова 2003].


Виды нерасчленённых сложноподчинённых предложений

в русской лирике Х1Х-ХХ веков





1

Кол-во

1

%%

2

Кол-во

2

%%

3

Кол-во

3

%%


Дополнительные

955

47,8

1092

54,6

1001

50,1

Определительные

701

35,1

539

27,0

681

34,1

Подлежащные

186

9,3

195

9,8

160

8

Сказуемные

7

0,4

12

0,6

14

0,7

Обстоятельственные

151

7,6

162

8,1

144

7,2

Всего

2000

100

2000

100

2000

100

Первое место по численности занимают изъяснительные (дополнительные) СПП. В среднем их частотность составляет 50,8%, то есть половину от всего количества нерасчленённых СПП. К концу Х1Х века они незначительно увеличились, а в течение ХХ века их активность несколько снижается. В языке художественной прозы тенденция к увеличению частотности просматривалась на всём протяжении Х1Х-ХХ веков.



2.1. Изменения в системе изъяснительно - дополнительных

сложноподчинённых предложений.
Изъяснительно-дополнительные СПП классифицируются по принципу позиционности. Придаточное предложение восполняет семантическую неполноту сказуемого в главном предложении, выраженного прямо переходным или косвенно переходным глаголом, синтаксически оформляя семантику объекта действия-процесса. Связь в этом случае предсказуемая и обязательная.

В языке лирики дополнительные СПП представлены разнообразно и с точки зрения союзных средств, и с точки зрения морфологической выраженности опорного слова. Широко употребляются основные изъяснительные союзы и союзные слова:


Я верил, что толпа надеется и ждёт… (В. Брюсов)
И в плену не знаю,

Как война горит:

Вести ожидаю –

Мимо весть летит. (И. Козлов)
К широкой выведен реке,

Пытливым вопрошал я взором,

В каком нам переехать челноке. (М. Кузьмин)
Не пойму, кого с тоской люблю я,

Кто мне дорог… (И. Бунин)
Знаю, где можно от них отдохнуть. (З. Гиппиус)
Средь суеты, средь пошлости вседневной

Я жду, когда, как приговор судьбы,

Как вешний гром, торжественный и гневный,

В возмездья час, в час роковой борьбы,

Над родиной истерзанной и бедной

Раскатится набата голос медный. (Д. Бедный)
Друг другу повторив, что это лишь обряд,

Они для памяти причастие творят,

И пастырь в сюртуке вещает важно:

Amen. (В. Брюсов)
Нас нянчили надзор и сыск,

И в том я праведно виновна,

Что, восприняв ученья смысл,

Я упаслась от гувернёра. (Б. Ахмадулина)
В зависимости от предсказанной незанятой позиции в главном предложении СПП разделяются на изъяснительно-дополнительные, изъяснительно-подлежащные, синкретичные дополнительно-определительные СПП:

Когда о гибели ребёнка

вдруг дикторский поведал глас,

Казалось, будто похоронка

с полей войны догнала нас. (Ю. Друнина)
Ты, прощаясь, дал совет,

Чтоб на скуку осужденный,

Коротал я длинный час –

И свободными стихами

Я беседовал с друзьями. (А. Пушкин)
Наиболее частотными являются изъяснительно-дополнительные СПП. Придаточное предложение в них восполняет, распространяет слово, нуждающееся в объектном изъяснении и в семантическом восполнении:

Он говорил, что я была прекрасна,

Но о любви я лишь мечтала страстно,–

Я кроткими надеждами жила. (И. Бунин)
Система союзов и союзных слов представлена в этой разновидности наиболее разнообразно:

Верь мне, что я в пустыне

Хочу, скрываясь ныне,

Для дружбы только жить. (В. Пушкин)
Не помню, чтоб в дымке растаял «Борис Пастернак»,

А возле Гурзуфа гудел «Николай Заболоцкий». (К. Ваншенкин)
Скажи, ты видел ли, чтоб Бог вознаграждал

Людей жестоких и лукавых,

Чтоб Он поддерживал неправых

И непорочных отвергал? (Д. Мережковский)
И не знаю, найду ль письмо, иль не найду,

И мучит меня эта дорогая загадка. (М. Кузмин)
Ты веришь, что, даже шутя, нельзя

Поверить в то, будто жить – мудрено. (А. Найман)
В дополнительных СПП увеличивается продуктивность местоименно-соотносительной связи, формирующей синкретизм СПП. Чаще употребляются союзные слова, среди них на первом месте находится союзное слово что в разных формах:

Я не ведаю,

чем тебя встретят века. (Р. Рождественский)
Не знали мы, кто возвратится назад. (А. Дементьев)
Ты знал, зачем протрубили трубы,

Ты знал, о чём гудят колокола, –

Зачем же сомкнулись вещие губы

И тень на чело легла? (М. Кузмин)
Достаточно регулярно употребляются союзные слова как, сколько, насколько:

Только б слышать всегда да и помнить всегда,

Как сбегает с холма ключевая вода. (С. Липкин)
Вы посмотрите, сколько же людей

Живёт духовно ярко и красиво… (Э. Асадов)
Реже отмечены союзные слова какой, каков, который:

Дрожат уста, не зная,

Какой огонь я берегу им… (З. Гиппиус)
Станем пить нектар, вспоминая,

Какова была жизнь земная. (Д. Самойлов)
Философ вислоухой,

Скажи скорей, который час? (В. Пушкин)
В шесть раз активнее стало употребляться союзное слово чей:
Разве нужно Поэту примету?

Вы поймёте, услышав едва,

чью простую беду и победу

подготовили ваши слова. (Л. Васильева)
В языке прозы оно малочастотно.

Однако союзное слово где стало употребляться реже в два раза:



Урания, вещай, где первый был твой храм.

Твой трон и твой народ, учитель всем векам? –

Восток таинственный!.. Чреда твоя свершена!.. (Ф. Тютчев)
Всему времечко своё: лить дождю, Земле вращаться,

Знать, где первое прозренье, где последняя черта. (Б. Окуджава)
Ещё значительнее – в пять раз – сократилась употребительность союзного слова когда:

Я спрашиваю – когда

в стране под названьем «семья»

исчезнут и гнёт, и вражда? (Е. Евтушенко)
Стабильно редко употребляются союзные слова с локативным и причинным значением куда, откуда, почему:
Скажи, сосед, откуда

Такие в голову нелепости ты взял… (В. Пушкин)
Откуда я пришёл, не знаю(Н. Гумилёв)
Но должен признать к своему стыду,

Я не знаю, куда я иду. (И. Бродский)
Я не сужу, я знаю, почему ты

Оставил землю бедности и смуты,

Где небу внемлют Пушкин и Толстой,

И проку нет с предавшим пререкаться. (Б. Чичибабин)
Не понимаю, отчего

В природе мертвенной и скудной

Встаёт какой-то властью чудной

Единой жизни торжество. (Ф. Сологуб)
В дополнительных СПП возрастает продуктивность коррелятивной связи – почти в 1,5 раза, чаще она используется как соотносительно-союзная связь, которую формирует указательное слово то и союз что:

Девица за ласточкой вольной

следила завистливым оком,

грустила невольно

о том, что разлучены роком. (А. Белый)
Другие союзы с указательными словами малочастотны:
Ещё никто не зрел того,

Чтобы хотя на миг единый

Улыбкой сгладились морщины

На бронзовом лице его. (К. Рылеев)
Кровь полилась, как воды ключевые,

В ночи земля пила их без зазренья,

Лишь зарево, как светоч над могилой,

Горе над ней Светило, –

И скоро ли – то провиденье знает

Взойдёт заря и бурный мрак развеет!.. (Ф. Тютчев)
В местоименно-союзной связи чаще участвуют союзные слова что, как, куда, где. Самым продуктивным является союзное слово что, на втором месте союзное слово как. Релятивы с локативным значением употребляются редко:

Что ж медлишь? Верь – не выбирай:

Вперёд, во имя Бога:

Куда и как привесть меня,

То вождь мой знает боле. (В. Жуковский)
Мы говорили о том, что считали хорошим,

Бранили трусость и порок. (В. Хлебников)
Ещё ты успеешь открытие сделать любое,

Не зная о том, как опасно натянуты нервы. (А. Городницкий)
Союзное слово что в коррелятивной связи употребляется реже, а частотность коррелятивного союзного слова как возрастает.

Из коррелятов чаще всего употребляется указательное слово то, формирующий стабильный вариант местоименно-соотносительной связи. Остальные указательные слова (всё, никто и т.д.) сокращаются.



Опорные слова в главном предложении морфологически выражены разнообразно. Это могут быть глаголы, деепричастия, краткие причастия, краткие прилагательные, отглагольные имена существительные, имена состояния, фразеологические обороты. Употребительность глаголов в качестве опорных слов несколько снижается за счёт увеличения употребительности опорных слов другой морфологической принадлежности, мотивирующих синкретизм конструкции.

Чаще всего в роли опорных слов употребляются глаголы

– с семантикой мыслительной деятельности, знания, употребительность их постоянно увеличивается:

Её судили стар и мал,

и барды, и князья,

но, проклиная, каждый знал,

что без неё нельзя. (Б. Чичибабин)
– речи, сообщения, частотность этой группы уменьшается:

я уеду и вернусь,



этим травам повинюсь,

как душе земли самой,

расскажу им, что со мной. (Р. Казакова)
– восприятия, чувства:

Пусть Альбиона берег дальной,

Трепеща, слышит, что он пал. (Д. Веневитинов)
На дальнем утёсе, труслив и смешён,

Он держит коварную речь,

Но чует, что меч для него припасён,

Не знающий жалости меч. (Н. Гумилев)
В качестве опорных отмечены глаголы волеизъявления, желательности и др.:
Проси, чтобы поэт заметил твой зудёж! (А. Кушнер)
Я хочу, чтоб каждое слово

этого утреннего стихотворенья

вдруг потянулось к рукам твоим, словно

соскучившаяся ветка сирени. (Р. Рождественский)
На втором месте по частотности находятся опорные слова, выраженные деепричастием, их семантика постоянно расширяется и соотносится с частотными лексико-семантическими группами глаголов (значение мыслительной деятельности, знания, речи, восприятия, чувства):

Тебе легко – ты весела,

Ты радостна, как утро мая –

Ты резвишься, не вспоминая,

Какую клятву мне дала!.. (Д. Давыдов)
Сидя в Нью-Джерси, в Аронии тихой,

пустой деревеньке,

глядя, как гуси над нею летят из Канады,

я опускаю в копилку, как медные деньги,

тёмные дни, и, пожалуй, иного не дано. (Е. Рейн)
Почти в два раза возрастает употребительность в качестве опорного слова и кратких причастий:
Я добрым Гением уверен,

Что в сем Дедале рифм и слов

Недостаёт искусства… (К. Батюшков)
Постоялец вникает в реестр проявлений

благосклонной судьбы. Он польщён, что прощён. (Б. Ахмадулина)
Краткие прилагательные в качестве опорного слова, наоборот, употребляются реже:
Коль правду вам сказать, вы, матери, не правы,

Что глупой модою лишь портите их нравы. (А. Полежаев)
Плачет от счастья сердце моё одинокое,

Радо оно, что небо такое прекрасное. (З. Гиппиус)
Все отмеченные краткие прилагательные в роли сказуемого выражают семантику чувства, то есть обусловливают дополнительное причинное значение СПП.

Случаи употребления в качестве опорных слов фразеологических компонентов единичны:



Но Боже сохрани, чтоб точно думал я,

Что в наши времена не водятся друзья! (А. Пушкин)
Даже себе не подам и вида я,

Что, кажется, остро сейчас завидую



Ему, нелюбимому в этот час. (Э. Асадов)
На всём протяжении рассматриваемого периода придаточное предложение постпозитивно в подавляющем большинстве случаев (90-91%), что объясняется логикой этой структуры: сначала диктум, потом модус. Препозиция придаточного предложения всегда актуально или стилистически маркирована. В Х1Х века она отмечена как стабильное средство актуализации, в ХХ веке сокращается:

Что ты сказала, я не расслышал(К. Фофанов)
А кто там был, почти не помню тоже. (К. Ваншенкин)
Интерпозитивные изъяснительно-дополнительные придаточные за двести лет стали употребляться в три раза чаще.

В течение Х1Х века изъяснительно-дополнительные СПП увеличили свою частотность, однако употребительность их незначительно снижается в течение ХХ столетия (1 – 87,2%; П – 89%; I – 83.4%). В целом же это стабильная структура, самая частотная среди всех сложноподчинённых предложений.

В художественной прозе в это же время наблюдается увеличение продуктивности изъяснительно-дополнительных СПП. Этот процесс можно объяснить, в частности, постепенным вытеснением третьеличного нарратива Х1Х века текстом «потока сознания», в который активно включается косвенная и полупрямая речь.

Подлежащные СПП имеют две разновидности. В первой разновидности придаточное предложение восполняет семантическую неполноту глагола-сказуемого в главном предложении слева и приближается по синтаксической природе к изъяснительно-дополнительным СПП. Вторая разновидность имеет местоименно-соотносительную структуру.

В подлежащных СПП придаточное предложение занимает позицию отсутствующего подлежащего при сказуемом главного предложения:



Мне приснилось, что все мы сидим за столом,

В полублеск облачась, в полумрак,

И накрыт он в саду, и бутылки с вином,

И цветы, и прохлада в обнимку с теплом,

И читает стихи Пастернак. (А. Кушнер)
Продуктивность этой разновидности подлежащных CПП в течение двухсот лет постоянно возрастала и увеличилась в 2,2 раза: 1 – 4,9%; П – 6,2%; I – 10,8%.

Субъект модуса скрыт в данных СПП. Подлежащее прикрепляет содержание главного предложения к действию, выражающемуся в придаточном предложении. Увеличение продуктивности этих СПП связано с семантической ёмкостью подлежащего. Кроме того, несмотря на то что подлежащее в данных СПП, как правило, постпозитивно, оно тем не менее называет тему высказывания, актуализируя её в определённом аспекте.

В этом виде подлежащных СПП предпочитаются союзы, которые несколько уменьшают продуктивность, но всё же значительно преобладают над союзными словами (втрое), которые тоже стали употребляться чаще.

Номенклатура союзов и союзных слов та же, что и в изъяснительно-дополнительных СПП. В подавляющем большинстве случаев используется союз что, почти в половине случаев – союзное слово что:



И мудрено ль, что память о высоком

Невольной грустью душу осенила!.. (Ф. Тютчев)
Свершится, что вами замыслено,

Громада до неба взойдёт… (В. Брюсов)
Деревьям, поверь, неизвестно

Чем грезит и дышит трава… (И. Северянин)
Вот ушла и умерла.

Неизвестно, что страшнее. (К. Ваншенкин)
Остальные союзы будто, как будто, что будто, если отмечены как единичные. Они обусловливают синкретизм СПП:

Всё поют и поют вдалеке,

Кто поёт – не пойму: а казалось,

Будто к вечеру там, на реке –

В камышах ли, в сухой осоке –

И знакомая песнь раздавалась. (А. Блок)
И он запел…

Сперва казалось,

Как будто ветерок шуршит в саду,

Как будто воды текут в траве иль по пескам… (М. Волошин)
Больно мне, если где-то

Мосты между душами рвут. (Ю. Друнина)
Обидней всего,

если в клетках,

которыми мыслят,

нет

ничего. (Р. Рождественский.)
В качестве союзных слов активно употребляются местоимения кто, как, где, куда:

И стало ясно, кто молчит

И на пустом седле смеётся. (А. Блок)
Союзное слово как занимает второе место по частотности:
Мы все блаженствуем равно,

Но все блаженствуем различно:

Уделом нашим решено,

Как наслаждаться им прилично

И кто нам лучший дал совет –

Иль Эпикур, иль Эпиктет? (Е. Баратынский)
Тишина вокруг такая –

слышно, как растут цветы. (Р. Казакова)
В качестве опорных слов чаще всего встречаются

– глаголы казаться, сниться, мниться, чудиться, нравится и т.д.:



Мне приснилось, что все мы сидим за столом,

В полублеск облачась, в полумрак… (А. Кушнер);
– имена состояния с оценочным значением (хорошо, обидно, горько, больно, прекрасно, жалко, неважно, неловко, страшно, странно и т.д.):

Коль не украл и не убил,

Неважно, что не возлюбил. (Д. Самойлов)
– имена прилагательные с модальным значением (нужно, можно, жалко):
Очень жалко, что самую малость

Я при этом, увы, позабыл,–

Никого там теперь не осталось,

Только пыльные камни могил. (А. Городницкий)
– имена прилагательные глагольной этимологии (известно, неизвестно, понятно, видно, слышно и т.д.):
Неизвестно, кто и в чём

В мире отражается,

Это плохо на твоём

Сердце отражается. (И. Лиснянская)
Понятно лишь двоим,

Что человек велик

Страданием своим. (А. Дементьев)
Номенклатура опорных глаголов сократилась за 200 лет более чем вдвое, среди них чаще употребляются возвратные глаголы восприятия (казаться, чудиться, сниться) и глаголы бытия. Почти в пять раз возросла продуктивность имён состояния в роли опорных компонентов (с 10,6% до 51%). Менее заметно возрастает доля опорных слов-прилагательных.

Коррелятивная связь нехарактерна ни для изъяснительно-дополнительных, ни для изъяснительно-подлежащных СПП. Она встречается в единичных случаях:



В нём сердце задрожало:

Он грек, то мудрено ль, что родину любил,

Что землю целовал с горячими слезами,

В восторге, вне себя, с деревьями, с домами

Заговорил! (К. Батюшков)
Ты отдаляешься

и страшно то, что потихоньку

не спешил. (Е. Евтушенко)
Основной позицией придаточного по отношению к главному предложению и здесь является постпозиция (1 – 95,7%; П – 97%; Ш – 96,3%). Препозиция придаточного всегда выступает как средство актуализации:

Что сорвало улыбку ту,

Что зрела ты – мне неизвестно… (Д. Веневитинов)
Те, что в поле вповалку (прошу извинить),

С того вороны взоров не сводят,

А кого хоронить и кому хоронить –

Непонятно… А годы уходят. (Б. Окуджава)
В позиционной структуре заложены огромные возможности для выражения синкретизма, который формируется и «справа» и «слева». Опорное слово в этой структуре часто имеет двойную морфологическую природу (отглагольное существительное), поэтому оно распространяется и в объектном, и в атрибутивном отношениях. С другой стороны свободное использование релятивов с различной семантикой обусловливает синкретизм самого придаточного предложения:

Когда и куда поведёшь,

Не знаю, но нет сомнений,

Что погибла прежняя ложь,

И близится вихрь видений. (А. Блок)
В предложении представлены обе разновидности синкретизма. Позиция дополнения при прямо переходном опорном глаголе-сказуемом не знаю восполняется при помощи союзных слов когда и куда, привносящих семантику времени и места. Дополнение сомнений (каких? в чём?) во втором предложении своей морфологической природой обусловливает синкретичное определительно-дополнительное значение.

Такие CПП достаточно частотны: 1 – 5,2%; П – 3,3%; Ш– 3,9%, хотя за двести лет их употребительность несколько снизилась. Придаточное предложение в синкретичных СПП в подавляющем большинстве случаев присоединяется союзом что:



И странная мечта меня в те дни томила,

Что, если Город мой – предвестие веков? (В. Брюсов)
И вечно звучит, как звучала,

Беззвучная песня сердец:

Что в каждом конце есть начало,

Как в каждом начале конец. (Л. Васильева)
Союзы чтобы, что будто, ли отмечены в синкретичных СПП как единичные.

Союзные слова употребляются реже, но стабильно, их частотность развивалась по синусоиде: 1 –10%; П – 5,6%; Ш – 10,3% с резким падением (вдвое) на стыке веков, а к концу ХХ века выровнялась до показателей первой трети Х1Х века:



Старик-отец вёл распри с сыном:

Кому скорей на славну месть

Идти?.. (Ф. Глинка)
Как продолженье разговора,

куда Неве державной течь,

матросик с ленточкой «Аврора»

о будущем заводит речь. (Е. Винокуров)
В синкретичных дополнительно-определительных СПП зафиксирована только постпозиция придаточных предложений.

В сравнительно-объектных CПП придаточное предложение распространяет опорное слово в главной части, выраженное формой сравнительной степени наречий, реже прилагательных или имён состояния, выражая объект сравнения. Придаточные присоединяются союзами чем, нежели:



Скорей, чем эта мысль мне в голову придёт,

В июне месяце Неву покроет лёд. (А. Бестужев-Марлинский)
Нет, на Руси бывали чудеса,

Не меньшие, чем в отдалённых странах. (К. Бальмонт)
Они являются самыми малочастотными, однако стабильно употребляются на протяжении всего исследуемого периода.

Таким образом, самыми продуктивными оказались изъяснительно-дополнительные СПП, хотя за последние двести лет развиваются все семантические разновидности данного вида: изъяснительно-подлежащные, синкретичные, изъяснительно-дополнительные.

В течение Х1Х века численность и номенклатура союзов и союзных слов почти не изменилась. К концу ХХ века продуктивность союзов несколько увеличивается (в 1,2 раза). В языке художественной прозы этот рост происходит гораздо активнее. Ярче отмечены тенденции возрастания употребительности и союзных слов.

В системе союзов самым активным по употребительности и увеличению частотности является союз что, такие же процессы отмечены и в художественной прозе, хотя там его продуктивность несколько снизилась к концу Х1Х века.

Использование других союзов в языке поэзии уменьшается так же, как в языке прозы: чтобы – в 2,6 раза, союза-частицы ли – в 3 раза, частотность союзов сравнительной группы – ещё больше, например: будто – в 8,5 раза.

Количество союзов и союзных слов в начале Х1Х века было почти одинаково: 49,6% и 50,4%. К концу Х1Х века численность союзов несколько уменьшилась, а частотность союзных слов соответственно возросла. Эти тенденции получили противоположное развитие в ХХ веке: активность союзов увеличилась в 1,2 раза, а частотность союзных слов снизилась тоже в 1,2 раза. В языке художественной прозы союзы используются реже, чем союзные слова почти в два раза, тогда как продуктивность союзных слов последовательно увеличивается.

Процессы семантического усложнения союзной связи наблюдаются как в языке лирики, так и в языке прозы. В языке лирики тоже активнее стали употребляться местоимения в союзной функции – союзные слова с более сложной, чем союз что, семантикой. В течение двухсот лет использовалось до 16 союзных слов. Как и в прозе, в языке лирики самым частотным является местоимение что в союзной функции, его продуктивность продолжает увеличиваться. В то же время употребительность союзного слова что в прозаических произведениях снижается. В лирике союзное слово как употребляется всё активнее, так как выражает процесс действия. В лирическом стихотворении оно используется для выражения процесса мышления в медитативном рассуждении. Вследствие этого в изъяснительных СПП релятив как выступает только в функции союзного слова, утратив функцию союза. Эта семантика процессуальности помогает «раздвинуть» мгновение-впечатление, насытить его субъективной образностью.

В прозаических произведениях это союзное средство малочастотно.

Другие союзные слова в современной поэзии употребляются реже, наблюдаются незначительные колебания в их частотности. Семантические группы союзных слов, привносящие синкретичную семантику, где, куда, зачем, когда, который количественно уменьшились. Это можно объяснить процессами перераспределения синкретичной связи. Союзные слова где, куда, когда, зачем стали чаще присоединяться к опорному субстантиву в главном предложении, формируя синкретичные отношения не на базе объектных, а на основе атрибутивных отношений вследствие своей признаковой природы. По своим валентным свойствам они ближе к субстантиву, чем к процессуальному слову, требующему объектного распространения. Союзные слова который и каков закрепились в своей основной функции выражения атрибутивных отношений в СПП.

Однако не всё так просто: количество союзных слов какой, чей, сколько, отчего в синкретичных дополнительных СПП увеличивается. Самые частотные союзные слова употребляются стабильно, без резких колебаний, и сохраняют свою номенклатуру на протяжении всего рассматриваемого периода.

Наиболее активно в качестве опорного слова используется прямо переходный или косвенно переходный глагол, хотя в современный период его продуктивность несколько снижается. В качестве опорных слов возрастает частотность деепричастий, кратких причастий, имён состояния. Уменьшилась частотность в роли опорных слов имён существительных, компаративов-прилагательных, фразеологических оборотов.

В языке лирики коррелятивная связь в изъяснительно-дополнительных CПП является достаточно продуктивной. Средняя её частота составила 23,6%. Особенно активно указательные слова использовались в течение Х1Х века. В языке современной лирики их активность незначительно снижается. В прозе коррелятивная связь используется реже, но колебания в частотности схожи: увеличение частотности к концу Х1Х века и некоторое сокращение к концу ХХ столетия.

В языке лирики и художественной прозы основной позицией является постпозиция придаточной части по отношению к главной, что обусловлено устройством структуры по позиционному принципу: сначала главное предложение с опорным словом и не занятой позицией при нём, а затем придаточное предложение. Препозиция изъяснительно-дополнительного придаточного всегда актуализирована или семантически, или стилистически. Количество СПП с препозицией придаточного предложения постоянно снижается. В языке художественной прозы отмечен обратный процесс: продуктивность препозитивных предложений возрастает в 1.9 раза. В языке лирики увеличивается продуктивность изъяснительно-дополнительных предложений с интерпозицией – в 2,5 раза. В прозаических произведениях такие предложения стали употребляться реже в 1,2 раза.

Таким образом, отметим, что в языке прозы и лирики в целом в процессах эволюции сложноподчинённых изъснительно-дополнительных СПП наблюдается больше сходного, чем различного.


Каталог: olderfiles
olderfiles -> Сборник адресован социальным педагогам, специалистам по социальной работе, студентам педагогических специальностей
olderfiles -> Конспект лекций по курсу «Организационное поведение»
olderfiles -> Выполнила Верченова Евгения(8
olderfiles -> Уроки русского языка в 5 классе по учебному комплексу В. В. Бабайцевой для классов и школ с углублённым изучением русского языка книга для учителя
olderfiles -> Книга открытое сознание открытое общество
olderfiles -> Языковое бытие человека и этноса: когнитивный и психолингвистический
olderfiles -> Д. Мак-Фарленд Поведение животных. Психобиология, этология и эволюция
olderfiles -> Скромность в общении означает сдержанность в оценках, уважение вкусов, привязанностей других людей. Антиподами скромности являются высокомерие, развязность, позерство. Точность
olderfiles -> Учебно-методический комплекс курса «Педагогика»
olderfiles -> Адаптация иностранного опыта в условиях глобализации высшего образования


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   20


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница