Монография Орёл 2012,161,1 367 ббк ш141. 2-22 б 382 Утверждено к печати



страница8/20
Дата22.02.2016
Размер6.24 Mb.
ТипМонография
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   20
Глава III.

Изменения в системе сложноподчинённого предложения.
Сложноподчинённое предложение занимает ведущие позиции в системе сложного предложения. Его грамматическая выраженность максимальна, поэтому анализ системы начинаем с него. В языке прозы внешне система сложноподчинённого предложения предстаёт как стабильная, но внутренне она подверглась значительным преобразованиям [Беднарская 1994].

Сокращается частотность многокомпонентных сложноподчинённых предложений – почти в 1,2 раза, и увеличивается употребительность бипредикатных структур. Особенно ярко этот процесс проявляется в нерасчленённых СПП, где активно унифицируется присловная связь, являющаяся структурным инвариантом нерасчленённых СПП. Эта эволюция происходит в русле общей тенденции к сокращению объёма сложного предложения, которую лингвисты определяют в качестве стратегической, характерной для многих литературных языков. Причину этой тенденции видят в сближении письменного языка с устным, и это верно. Усложнённое многокомпонентное предложение, несомненно, упрощается.

Нерасчленённые бипредикатные СПП тоже стали употребляться менее активно, прежде всего, за счёт сокращения определительных СПП с местоименно-соотносительной связью. В то же время расчленённые бипредикатные СПП активизируются параллельно с МСП, формируемыми доминирующей обстоятельственной связью. Это связано с окончательным закреплением в расчленённых обстоятельственных СПП семантических союзов-инвариантов, чётко дифференцирующих свой семантический вид.

В развитии нерасчленённых СПП обращают на себя внимание диалектически противоположные тенденции. Изъяснительно-дополнительные СПП, особенно бипредикатные, стали употребляться чаще в 1,2 раза, а определительные – пропорционально реже. Это, видимо, можно объяснить тем, что присловная связь в обоих видах обладает разной степенью семантического и дистрибутивного потенциала. В изъяснительно-дополнительных СПП это структурно обязательная предсказуемая связь, восполняющая незанятую семантически обусловленную позицию в главном предложении. В определительных присубстантивных СПП это предсказуемая, но необязательная связь.

В связи с этим за последние 200 лет относительное подчинение было значительно потеснено в определительно-присубстантивных СПП: сократилась употребительность и союзных слов, и их коррелятов. В изъяснительно-дополнительных СПП, наоборот, относительно-местоименная связь активизировалась за счёт роста частотности и союзных слов, и коррелятов. Таким образом, в нерасчленённых СПП наблюдаются переплетения превалирующих релятивных систем, формирующих более конкретное синтаксическое значение.

В изъяснительно-дополнительных СПП основным средством связи являются союзы, но их функции в какой-то степени переходят к союзным словам вследствие их большего семантико-синтаксического потенциала.

Наоборот, в определительных СПП относительная связь сдаёт свои релятивные позиции в пользу союзной, механизм связи грамматикализуется.

Оба, казалось бы, противоположных процесса объединяются одной причиной: расширением и углублением семантического потенциала СПП, так как именно употребление союза открывает пути семантического осложнения определительного СПП. Изъяснительно-дополнительное СПП с коррелирующей местоименно-соотносительной связью приближается к местоименно-соотносительным структурам с семантикой абстрагированной описательной номинации, обладающей высокой степенью семантической дифференциации, которая проявляется посредством актуализации других формальных средств. В изъяснительно-дополнительных СПП всё чаще употребляются союзные слова. Это позволяет при минимальных формальных изменениях актуализировать изъяснение в самых разнообразных аспектах.

С другой стороны, определительно-выделительные и определительно-качественные СПП, освобождаясь от коррелятивного местоимения, жёстко регламентирующего семантику придаточного предложения, а значит, и всего СПП, стремятся к той же цели – углублению и расширению семантического потенциала сложного предложения. В то же время синкретичные определительно-присоединительные СПП увеличивают свою частотность. Возможности реализации семантической осложнённости заложены в самой их синкретичной структуре. Незанятая присловная позиция в главном предложении формально требует восполнения, однако семантически в этом восполнении не нуждается. Семантику предложения в большей степени определяет семантика релятива, как в расчленённых СПП.

Местоименно-соотносительные СПП (подлежащные, сказуемные, дополнительные, определительные, обстоятельственные) с разной степенью фразеологизации представляют связь более абстрактного уровня и поэтому предстают как стабильно употребляющиеся структуры с намечающейся тенденцией к активизации преимущественно в форме МСП.

Наиболее активизировались СПП степени. В них используется вся номенклатура коррелирующей связи. Все виды представляют развитие по синусоиде: активизация к концу Х1Х века и возвращение к количественным показателям пушкинской эпохи к концу века ХХ.

Местоименно-соотносительные подлежащные и сказуемные СПП в языке современной прозы и поэзии почти не употребляются в свободных конструкциях. Они воспринимаются как синтаксические фразеологизмы.

Таким образом, в эволюции нерасчленённых СПП ярко проявляется действие основных исследуемых тенденций: на базе сформировавшейся в течение веков присловной связи возникают новые синкретичные синтаксические значения в результате перераспределения относительно-местоименной и местоименно-союзной связи. Растёт уровень синкретизма в базовых видах нерасчленённых СПП – дополнительных и определительных.

В системе расчленённых СПП обращает внимание непротиворечивая тенденция к активизации основных его видов: временных СПП и СПП обусловленности (условных, причинных, уступительных, сравнительных), причём как бипредикатных, так и многокомпонентных.

Наиболее частотны и регулярны в системе расчленённых СПП временные предложения. Они обладают высокоорганизованной структурой, самой большой номенклатурой союзных средств, в том числе с дифференцирующим значением.

На втором месте по частотности среди расчленённых предложений – условные СПП. Причинные СПП в пушкинскую эпоху уступали по степени употребительности целевым, но уже с конца Х1Х века переместились на третью позицию. Уступительные СПП ещё менее частотны, но и их эволюция представляет тенденцию к росту.

Именно в системе сложноподчинённого предложения наиболее ярко проявляется тенденция создания новой синтаксической связи, оформляющей осознаваемые писателями и поэтами отношения между явлениями действительности. Более конкретные синтаксические значения возникают на базе сформировавшейся и укоренившейся в языке инвариантной релятивной формы, вместившей в себя максимум грамматического содержания для данной категории. Форма-инвариант – подчинительный союз – является маркером категории, чётко дифференцируется в сознании говорящего/воспринимающего и поэтому его семантика может усложняться при помощи разнообразных грамматических конкретизаторов. Противоположным процессом является постоянное сокращение употребительности многозначных синтаксических структур с диффузным значением, не опирающимся на сформировавшийся структурно-семантический инвариант. Уменьшается частотность синкретичных разновидностей СПП, и активно развиваются синкретичные разновидности СПП, оформляемые новыми релятивными средствами.
§ 1. Проблемы классификации

сложноподчинённых предложений.
Классификация сложноподчинённого предложения является одной из самых сложных проблем и в научном синтаксисе, и в школьном преподавании.

На протяжении Х1Х-ХХ веков были приняты классификации, построенные на разных основаниях:



  • традиционная логико-грамматическая, начала которой заложили П. Басистов, И.И. Давыдов, Ф.И. Буслаев, строилась на изоморфности семантики членов простого предложения и придаточных предложений в сложноподчинённом предложении (далее СПП);

  • структурная классификация (М.Н. Петерсон, А.М. Пешковский и др.) основывалась на анализе союзов и союзных слов как структурных компонентов в СПП;

  • В.А. Богородицкий заложил основы структурно-семантической классификации, которая учитывала три аспекта анализа СПП: "При исследовании придаточных предложений нужно иметь в виду: 1) к чему относится, 2) какие формальные слова применяются (также и другие средства – интонация и т.п.) и 3) какие смысловые оттенки в каждом случае принадлежат самим придаточным предложениям" [Богородицкий 1935, 230].

Научно-объяснительная сила любой классификации определяется тем, в какой мере она помогает непротиворечиво анализировать максимальный по объёму и структурно-семантическому разнообразию языковой материал, насколько полно она учитывает наиболее существенные семантические и структурные признаки синтаксической единицы, насколько системно она связана с классификациями менее сложных языковых единиц.

В учебниках по синтаксису русского языка для средней школы до 1962 года была представлена логико-грамматическая классификация. Впервые упрощённую структурно-семантическую классификацию находим в учебнике русского языка в 1962 году. С тех пор она достаточно серьёзно перерабатывалась и ещё более упрощалась [Бархударов , Крючков].

Учителя, казалось бы, давно привыкли к этой классификации, однако отдельные её положения до сих пор традиционно вызывают затруднения, когда дело доходит до синтаксического разбора многих сложноподчинённых предложений, так как далеко не все предложения получают своё объяснение в рамках этой классификации. Именно поэтому мы наблюдаем в последнее время оживление интереса к проблеме классификации СПП в периодических изданиях (А.К. Фёдоров, Т.А. Колосова, В.В. Бабайцева и др.).

Односторонность, освещение какой-либо одной стороны изучаемого объекта даёт субъективные результаты, ограничивает речевой материал, привлекаемый для исследования, затрудняет осмысление объективной картины синтаксической системы вследствие противоречий, которые не могут быть объяснены только с одной выбранной теоретической позиции.

Многоаспектное изучение языкового явления позволяет учитывать разные стороны проявления его лингвистической сущности. В практике школьного и вузовского преподавания требуется многоаспектная, непротиворечивая классификация СПП. Многоаспектность предусматривает не только внимание к системной соотносительности, изоморфности языкового выражения семантики простого и сложного предложений, но и тщательный анализ средств связи в СПП. К средствам связи относятся союзы, союзные слова, указательные слова, опорные слова в главном предложении, их семантические и лексические значения, типизированная лексика, соотношения форм вида и времени сказуемых в частях СПП, позиции придаточного предложения по отношению к главному и т.д. Только при учёте всех этих форм в комплексе анализ СПП представляется непротиворечивым, имеет большую объяснительную силу, потому что только тогда новые синтаксические явления усваиваются на системной базе при опоре на уже известный языковой материал. В простом предложении мысль выражается более сжато, лаконично, а структура СПП позволяет выразить мысль более дифференцированно и развёрнуто. Именно так, на основе осознания системной синтаксической синонимии, лингвометодически обусловливается развитие речи учащихся.

Язык и речь многоаспектны, поэтому надо учитывать их многосторонность, выделяя в качестве доминирующего какой-то один аспект и дополняя его всеми другими.

В качестве доминирующего мы выбираем семантический аспект характеристики СПП, дополняя его структурным, функциональным и коммуникативным аспектами.

Синтаксическое значение является самым абстрактным языковым значением, смыкающимся с логическими понятиями. Одновременно синтаксическое значение существует в лингвистических понятиях, так как имеет языковые формы своего выражения. Здесь мы будем говорить о синтаксических отношениях между грамматически зависимыми понятиями и ситуациями.

Синтаксическое значение имеет, в отличие от лексического и морфологического значений, особую релятивную природу, то есть оно представляет собой выраженное языковыми средствами отношение между логико-грамматическими типовыми понятиями (ситуациями). Генетически синтаксические отношения сформировались сначала в простом предложении между максимально абстрактными понятиями (субъект – предикативный признак, процесс, предмет, непредикативный признак, объект). В языке эти логические понятия выражаются морфологическими парадигмами словоформ, объединяющих наборы лексем с идентичным типовым грамматическим значением. Предмет выражается именами существительными во всех возможных формах, признак предмета – прилагательными, местоимениями, причастиями, числительными и т.д.

Типовых синтаксических значений (отношений) в языках – всего четыре, так как предложение, состоящее из слов, включает пять позиций, выраженных словоформами, – пять членов предложения: главные (подлежащее и сказуемое, между которыми существуют предикативные отношения) и второстепенные (дополнение, определение и обстоятельство). Дополнение осознаётся на основе отношений между действием (процессом) и объектом, на который направлено действие или процесс. Определение выделяется на основе отношений между предметом и признаком предмета. Обстоятельство – на основе отношений между действием (или признаком) и его признаком,

В сложноподчинённом предложении выражаются те же синтаксические отношения, на основе которых осознаются второстепенные члены предложения в простом предложении. Во всех классификациях, в том числе в структурно-семантической Л.Ю. Максимова, не оспаривается соотношение (изоморфность) выражения определительных, обстоятельственных и объектных отношений в простом и сложном предложениях, признаётся наличие определительных, обстоятельственных и дополнительных придаточных предложений. Объектные отношения в классификации Л.Ю. Максимова названы изъяснительно-объектными [Бабайцева, Максимов, 213].

Камнем преткновения является "вписывание" в структурно-семантическую классификацию придаточных предложений, семантически соотносящихся с подлежащими и сказуемыми в простом предложении. Они или вообще не рассматриваются (как сказуемные), или анализируются недифференцированно, без учёта разнообразия семантически идентичных, но структурно разных видов (как подлежащные).

Любое грамматическое значение и в морфологии, и тем более в синтаксисе, выражается определёнными наборами языковых форм. Четыре основных типа синтаксических значений имеют свои системы форм выражения. В простом предложении – это именные парадигмы предложно-падежных форм, обособленных определений, обстоятельств, дополнений. В сложноподчинённом предложении типовые синтаксические значения выражаются парадигмами подчинительных союзов, союзных слов, указательных слов, опорных лексем и словосочетаний в главных предложениях и т.д.

Типовые синтаксические отношения концентрируются, объединяются в функционально-семантические поля, объединяющие номенклатуру форм выражения типового синтаксического значения. Функционально-семантическое поле (ФСП) представляет собой содержательно-формальное единство, которое охватывает разнообразные грамматические средства языка, объединённые одним типовым, самым абстрактным значением. Ленинградской школой А.В. Бондарко описаны ФСП темпоральности (грамматических форм выражения времени), модальности, объектности, причины и т.д. Ведь значение, например, времени, может выражаться в простых предложениях и лексически, и при помощи предлогов и падежных окончаний существительных, и с помощью деепричастий. В системе сложного предложения оно выражается при помощи грамматикализованных лексических элементов и соотношений форм вида и времени глаголов-сказуемых в сложносочинённых и сложных бессоюзных предложениях. Наиболее богато и разнообразно система временных форм представлена одиночными и двойными временными союзами в сложноподчинённом предложении.

Интуитивно первичное системное осознание типовой семантики осмысливалось русскими лингвистами давно. Ещё В.А. Богородицкий писал о том, что при анализе сложного предложения нельзя упускать из виду "естественно-логический момент мысли, которым необходимо направляется и процесс речи" [Богородицкий, 204-205]. Свои восемь типов сложноподчинённых предложений он выделяет, основываясь именно на этом принципе [Богородицкий, 228-229]. В славянских и западно-европейских грамматиках, белорусской, польской, чешской, французской, английской, семантический аспект анализа СПП является ведущим [Szober St. 362-379; Русский язык в условиях белорусско-русского двуязычия, 269 и др.].

Основой традиционной логико-семантической классификации является следующее положение: придаточные предложения в СПП классифицируются по их семантическому соответствию с членами предложения. Критики этой классификации указывали на то, что речь идёт только о придаточных предложениях, а не о сложноподчинённых предложениях в целом. Но суть синтаксического значения, как указывалось выше, состоит в том, что оно релятивно, то есть выражает синтаксические отношения между двумя ситуациями. Говорить о значении придаточного предложения – значит говорить о том, как оно синтаксически соотносится с главным, то есть говорить о синтаксическом значении всего СПП.

Семантическая классификация критиковалась вследствие её теоретической расплывчатости, структурной неорганизованности, но сама её универсальная семантическая идея, подкреплённая тщательным современным структурным анализом средств связи в СПП, несомненно, благотворна и имеет большую объяснительную силу.

В действующем «традиционном» школьном учебнике внимание к семантике СПП никогда не отрицалось, всегда признавалось, что большинство обстоятельственных придаточных предложений имеют те же значения, что и обстоятельства в простом предложении, а значит, отвечают на те же вопросы и соответственно делятся на те же виды. Однако, наряду с семантической основой, структурно-семантическая классификация строится и на других основаниях. Разные основания классификации СПП привели к тому, что некоторые его виды анализируются противоречиво.

Это касается, прежде всего, местоименно-соотносительных предложений, которые квалифицируются или как местоименно-определительные (модели тот – кто, точто), или вообще не рассматриваются (модели такой – какой, таков – каков). Местоименно-соотносительные предложения с обстоятельственными отношениями (так – как, столько – сколько, настолько – насколько) трактуются по-разному: то объединяясь, то разъединяясь с аналогичными по семантике СПП, имеющими местоименно-союзную связь (такчто, столько – что, настолько – что) [Бабайцева, Максимов 1987].

До сих пор учителя всех поколений испытывают затруднения при анализе предложений: Кто весел, тот смеётся; Что посеешь, то и пожнёшь; Какова яблонька, таковы и яблочки; Политик не тот, кто зычно командует ротой… (И. Сельвинский) и др. Они видят, что грамматическая природа этих предложений совсем не такая, как у определительных СПП, в систему которых включены данные предложения. Ср.: Ты запой мне ту песню, что прежде напевала мне старая мать. (С. Есенин); Стояла такая жара, какая бывает у нас только в конце июля и в начале августа в самую уборку хлеба. (К. Терпигорев)

В вузовских учебниках, к которым учитель может обратиться в поисках ответа, выделяются присубстантивно-определительные СПП, которые разделяются на атрибутивно-выделительные (в их состав входят и определительно-качественные СПП) и атрибутивно-распространительные. Они различаются на основании того, какие средства связи участвуют в соединении придаточного и главного предложений, как именно связано придаточное предложение с опорным существительным: непосредственно или при помощи указательного (соотносительного) слова [Бабайцева, Максимов 1987].

К атрибутивно-выделительным и атрибутивно-качественным СПП относятся, например, следующие: Расскажи ту сказку, которую мама любила (Герман); Так вот тот подарок, что он обещал ей сделать через десять лет (Паустовский); Таких молодцов, которых я, выражаясь на студенческом языке, гоняю или проваливаю, у меня ежегодно набирается человек семь (Чехов); Изредка поздней осенью выдаются такие дни, когда тёплый туман, как залёг с утра над рекой, так и лежит, не редея, до самого вечера (К. Паустовский) [Бабайцева, Максимов 1987, 190].

К атрибутивно-распространительным относятся предложения, в которых опорные существительные не допускают при себе указательного (соотносительного) слова, так как придаточные в них служат не для определения опорного существительного, а для сообщения новой информации о нём. Опорное существительное в этих случаях чаще всего бывает собственным: Мы въезжали в большой, прославившийся своими ремёслами посёлок Мстёру, в домах которого зажигался свет (В. Солоухин); Из редакции Антошка вышел на Невский, где купил дорожный, военного фасона костюм (А.Н. Толстой) [Бабайцева, Максимов 1987, 191]. Такие предложения часто могут быть представлены в виде двух самостоятельных простых предложений.

Общее, что объединяет определительные предложения всех разновидностей, – наличие опорного слова – имени существительного – в главном предложении, предсказывающего атрибутивные (определительные) синтаксические отношения в СПП.

И в атрибутивно-выделительных, и в атрибутивно-качественных СПП наличие указательного слова факультативно, оно почти всегда может быть опущено: К больному пригласили (того) врача, который был в прошлый раз [Бабайцева, Максимов 1987, 189]; Она встретилась с (таким) красавцем, какого свет не видывал. Наличие указательного слова актуализирует, предсказывает синтаксическую функцию придаточного предложения, сигнализирует об атрибутивных синтаксических отношениях, о том, что опорное существительное конкретизируется со стороны непредикативного признака, который выражает придаточное предложение, определяя, как определение в простом предложении, это опорное существительное в главном предложении.

Указательное слово в этом случае, являясь определением в главном предложении, предсказывает синтаксическую функцию придаточного предложения, а значит, семантику всего СПП в целом. Местоимение в роли союзного слова и лексический состав придаточного предложения конкретизируют абстрактное синтаксическое значение, выраженное позиционно указательным словом в главном предложении.

Об определяющем значении в семантике СПП местоимений в роли указательных слов хорошо написала Н.Ю. Шведова: "Особого рассмотрения требует поведение местоименных исходов при так называемом относительном подчинении. Здесь такие местоимения берут на себя функцию индивидуализации смысла…: исходное местоимение (кто, куда, когда) вводит индивидуальное раскрытие того, что обозначено местоимением определительным (тот, туда, тогда). В так называемой придаточной части, вводимой исходом (местоимением с самым абстрактным значением – Л.Б.) определение смыслов тот, туда, тогда получает индивидуальную отнесённость к единичной (данной, отдельной) ситуации. Здесь имеет место следующее соположение: 1) языковой смысл, занимающий в местоименной триаде ступень определённости (тот, туда, тогда) – 2) исходный смысл, берущий на себя функцию введения дальнейшего и возводящий определительные местоимения к исходу (кто, куда, когда) – 3) компонент текста как индивидуализация смысла определённости, содержащий в себе его данное, единичное представление" [Шведова 1998, 37].Таким образом, Н.Ю. Шведова показывает процесс конкретизации языкового смысла, который выражается в местоименно-соотносительном СПП. Лингвометодически этот узловой момент классификации СПП обосновала В.В. Бабайцева [Бабайцева 2005].

Действительно в местоименно-соотносительных предложениях представлена совсем другая, чем в определительных СПП, понятийно-грамматическая природа синтаксических отношений. Если в определительных СПП указательное слово факультативно, то в местоименно-соотносительных СПП оно обязательно. Главные конструктивные компоненты в них – местоимения, опустить каждое из которых невозможно, вставка опорного существительного в главное предложение тоже чаще всего невозможна. Допустима (искусственно) подстановка существительного с самым абстрактным, семантически недифференцированным значением, приближающимся к местоименному (вещь, человек и т.п.): Тот человек весел, кто смеётся. Препозиция придаточного вообще не допускает подстановки существительного: Кто весел, тот (человек?) смеётся.

Классификация таких предложений только по средствам связи, то есть по наличию соотносительной пары местоимений, или по наличию пары указательное местоимение – союз явно недостаточна, поэтому в цитируемом учебнике они называются субстантивными, адъективными и адвербиальными, то есть различаются на уровне морфологической соотнесённости местоимения с той или другой частью речи: "Поскольку соотносительные слова в данных типах сложноподчинённых предложений сохраняют категориальные значения различных частей речи и соответствующие формы, постольку, наполняя эти местоимения своим содержанием, придаточные части как бы выступают в роли существительных, прилагательных, качественных и количественных наречий, то есть как бы субстантивируются, адъективируются, адвербиализуются" [Бабайцева, Максимов 1987, 197].

С точки зрения синтаксического анализа, логичнее было бы обратить внимание на синтаксическую функцию соотносительного слова в главном предложении, а не на его морфологическую соотнесённость с определённым именем в роли опорного слова.

Именно синтаксическая функция указательного слова (а не его морфологическая соотносительность с определённой частью речи) заявляет синтаксическую функцию придаточного предложения, а значит, и всего СПП, именно синтаксическая функция указательного слова определяет синтаксические отношения в СПП, а значит, его синтаксическое значение: Каждый, кто переплавляется через Музгу, обязательно посидит у шалаша дяди Васи (Паустовский)подлежащное; Тишина такая, какая бывает только перед рассветом (Лавренёв)сказуемное; Но я делал то, что считал необходимым… (Горький)дополнительное; Тут увидишь ты столько золота, сколько ни тебе, ни Коржу не снилось (Гоголь) меры; Она знала жизнь настолько плохо, насколько это возможно в двадцать лет (Куприн)степени; Этот слепой не так слеп, как оно кажется (Лермонтов)степени; Наступление шло так, как было предусмотрено в штабе (Симонов)образа действия (примеры даны в цитируемом учебнике без указания их семантики, все они квалифицируются только как местоименно-соотносительные) [Бабайцева, Максимов 1987, 197-198].

Во всех этих предложениях синтаксическое значение определяется по синтаксической функции указательных слов.

СПП с этими же самыми синтаксическими значениями попадают в другой тип – местоименно-союзный соотносительный. Однако и в этом «типе» (вернее, разновидности СПП) главным конструктивным элементом выступает не союз, а указательное слово, определяющее семантику всего СПП: Маша так дружелюбно и крепко стиснула его руку, что сердце у него забилось от радости (Тургенев)степени; С тех пор она старалась всё делать так, чтобы её хвалили (Панова) – образа действия и цели (значение цели привносит союз чтобы). Ясно, что в этих СПП конструктивно обязательным является не союз, а синтаксическая функция указательного слова, поэтому разделять эти СПП на два «типа» нецелесообразно.

Невнимание к синтаксической функции указательного слова приводит к противоречиям. На с. 201 приводится ряд предложений со значением степени: И она уходит так быстро, что я не успеваю сказать ей прощай (Чехов); Она была настолько красива, что никто не пытался за ней ухаживать (Гранин); До того мне стало вдруг стыдно, что буквально слёзы потекли по щекам моим (Куприн). Однако они квалифицируются как имеющие количественное значение, тогда как уже в школе учащиеся различают по структурно-семантическим признакам качественно-степенное и количественное (меры) значения.

Недооценка синтаксической функции указательного слова приводит к неточностям и при квалификации изъяснительных (дополнительных) СПП, которые называются в учебнике изъяснительно-объектными.

Главным конструктивным элементом в таких предложениях является опорное слово, которое характеризуется семантической недостаточностью и нуждается в изъяснении – семантическом восполнении в объёме придаточного предложения. Опорное слово выполняет чаще всего функцию сказуемого, которое может распространяться как с объектной, так и с субъектной стороны, то есть обладает двусторонней валентностью. Последняя функция совсем не учитывается, что отразилось уже в названии данного типа СПП. Поэтому модели: решил, что…; кажется, что…; послышалось, что… и др. никак не дифференцируется [Бабайцева, Максимов 1987, 193], а ведь это и структурно, и семантически разные предложения. Различие в их синтаксических значениях может быть определено при помощи восполнения указательным словом незанятой синтаксической позиции при семантически недостаточном предикате: Я решил то, что… – указательное слово сигнализирует об объектном значении. Кажется то, что…; Послышалось то, что… – указательное слово является подлежащим в главном предложении, значит, и синтаксическое значение придаточного предложения – подлежащное, и всё СПП имеет подлежащную семантику.

Кстати, и в «изъяснительных» СПП наличие указательного слова и в функции дополнения, и в функции подлежащего факультативно. И в этих случаях логичнее было бы квалифицировать эти предложения на первом этапе их анализа по функции указательных слов как дополнительные и подлежащные.

Приведённые примеры показывают, насколько сильным и универсальным фактором обладает синтаксическая позиция указательного слова в главном предложении. Правило: определяем значение нерасчленённого СПП по функции указательного слова – облегчает жизнь поколениям школьников и студентов и является современным продолжением классической классификации СПП по соотношению функции придаточного предложения с членом предложения.

Таким образом, в традиционных школьном и вузовском учебниках теоретически не осмыслены, не интегрируются, не синтезируются, а смешиваются два принципа классификации СПП: семантический при анализе обстоятельственных СПП и структурный при описании СПП определительных и изъяснительных.

Однако эти противоречия легко снимаются, если семантика СПП определяется на основе подробного анализа средств связи в СПП. Этот анализ проводится по следующему алгоритму:

подчёркиваем предикативные основы;

обозначаем овалом подчинительный союз или союзное слово, доказываем, что это союз или союзное слово;

определяем, к чему относится придаточное предложение: к слову, словосочетанию или ко всему главному предложению в целом; обозначаем крестиком опорные слова;

обозначаем овалом указательное слово, определяем, каким членом главного предложения оно является; по функции указательного слова определяем семантику СПП;

если придаточное предложение относится ко всему главному предложению в целом, семантику СПП определяем по союзу (присоединительному, следственному, сравнительному, уступительному, условному, причинному, целевому, временному).

Этот процесс анализа СПП теоретически представлен и методически обоснован в новом учебном комплексе В.В. Бабайцевой "Русский язык. Теория. 5-11" и в сборнике заданий для 9 класса. Это современная уточнённая структурно-семантическая классификация, уже на школьном уровне тонко учитывающая все конструктивные элементы, участвующие в связи между придаточным и главным предложениями в составе СПП, особенно при выявлении синкретичного значения сложного предложения.

При изучении обстоятельственных СПП учащиеся повторяют, систематизируют и обобщают знания, приобретённые ими в процессе изучения простого предложения, при помощи таблиц:


Виды обстоятельств в простом предложении


Виды обстоятельств

Вопросы

Примеры

места

где? куда? откуда?

И хорошо мне здесь

остановиться и, глядя



вдаль, подумать и мечтать. (М. Исаковский)

С горы бежит поток проворный. (А. (Фет.)



времени

когда? как долго?

с каких пор?

(с какого времени?)

до каких пор?



Однажды в студёную

зимнюю пору я из лесу вышел (Н. Некрасов.)

Так лежит она целые



дни и целые ночи,

тихая, печальная

(А. Куприн.) От восхода

до заката жизнью

улицы кипят.

(Е. Трутнева.)


причины

почему? отчего?

по какой причине?



Сенокос запоздал из-за дождей.

(К. Паустовский.)

И все почему-то вздохнули. (А. Чехов.)

От жары и духоты книзу

клонятся цветы.

(А. Барто.)


образа действия и

степени


как? каким образом?

в какой степени?



Снег падал

медленно и

бесшумно. (С. Антонов.)

Не очень-то я его

боюсь. (А. Островский).

Место оказалось



совсем неудачным.

(А. Гайдар)



сравнения

как?

За печкой тикал, как

ходики, сверчок. (К. Паустовский.).

Под голубыми

небесами

великолепными

коврами, блестя на

солнце, снег

лежит. (А. (Пушкин)


цели

зачем? для чего?

с какой целью?



Ягнёнок в жаркий день

зашёл к ручью



напиться. (И. Крылов)

Пчела за данью

полевой летит

из кельи восковой.

(А. Пушкин)


условия

при каком условии?

Чуден Днепр при

тихой погоде.

(Н. Гоголь.)



уступки

несмотря на что?

В домах, несмотря

на ранний час, горели

лампы. (К. Паустовский))




Виды обстоятельственных придаточных предложений в сложноподчинённом предложении точно соответствуют семантическим разновидностям обстоятельств


Разновидности обстоятельственных

придаточных

предложений

Вопросы к придаточным

предложениям

Союзы и союзные

слова

места

где? куда? откуда?

где, куда, откуда

времени

когда? как долго?

с каких пор? до каких

пор?


когда, едва,

как только,

прежде чем, в то

время как и др.

причины

почему? отчего?

по какой причине?



потому что, оттого что,

так как, ибо, вследствие

того что, из-за того что

и др.

следствия

что из этого следует?

так что

образа действия и

степени


как? каким образом?

в какой степени?

сколько? в какой мере?


что, как, насколько,

поскольку, сколько

сравнения

как?

как, словно, будто,

как будто, чем – тем.

цели

зачем? для чего?

с какой целью?



чтобы, для того

чтобы, затем чтобы

условия

при каком условии?

если, когда (= если), раз,

коли и др.

уступки

несмотря на что?

вопреки чему?



хотя, несмотря на то

что, пусть, пускай;

что ни, как ни, где ни,

куда ни, кто ни,

сколько ни и др.

Считается, что обстоятельственному придаточному следствия нет соответствия в простом предложении, однако это не так. Местоимения-наречия поэтому, потому, оттого являются в простом предложении обстоятельствами следствия: Я заболел и поэтому не пошёл в школу.

Особый вид СПП представляют предложения с придаточными присоединительными, так как эти придаточные не имеют прямого семантического соответствия с компонентами простого предложения. Присоединение – особый вид связи, выделяемый наряду с сочинительной, подчинительной и пояснительной связями. Связь в СПП с придаточным присоединительным менее тесная, чем в других СПП. Она имеет актуализированную природу, выражая процесс мышления. Это предусматривает выражение самых разнообразных точек зрения говорящего.

В таблицах связываются основные сведения по семантике и структуре СПП со сведениями о структуре и семантике простого предложения. Учащиеся подробно исследуют специфику связи в СПП и делают вывод о синтаксическом значении СПП на основании подробного и непротиворечивого анализа его структуры. Перед нами уже не элементарная "логическая" классификация СПП. Она опирается на чётко осознаваемый механизм грамматической связи, на лингвометодически оправданное, последовательное выделение основных и сопровождающих элементов синтаксической связи в СПП.

Уточнённая структурно-семантическая классификация СПП позволяет доказательно и методически непротиворечиво показать грамматическую природу синкретизма в СПП. Например, анализируя предложение: Сейчас я холодею от мысли, что могло быть иначе (Д. Рубина) учащиеся подробно выполняют алгоритм обозначений. Подчёркивают предикативные основы, обозначают кружком союзное слово, определяют его синтаксическую функцию, обозначают опорное существительное, задают от него вопросы к придаточному предложению (от мысли какой? о чём?). Только после этой подготовительной работы учащиеся делают вывод о том, что данное СПП имеет два значения: определительное и дополнительное. В основе синкретичного значения СПП лежит особая лексико-грамматическая природа существительного мысль: в нём совмещается и значение предметности, и значение процесса, так как это отглагольное существительное, сохранившее лексико-синтаксические связи с производящим глаголом мыслить. Такие существительные довольно частотны в качестве опорных слов в структуре СПП: вера (какая? и во что?) надежда (какая? и на что?), любовь (какая? и к кому?), дума (какая? и о чём?), речь (какая? и о чём?) и т.д.

Подробный алгоритм обозначения структуры СПП помогает увидеть и понять и другой вид синкретизма. В предложении: Изредка поздней осенью выпадают такие дни, когда тёплый туман как залёг с утра над рекой, так и лежит, редея, до самого вечера (К. Паустовский) тоже представлено два значения: определительное и временное. Учащиеся подчёркивают предикативные основы, обозначают овалами союзное и указательное слова, доказывают, что средство связи когда является в этом предложении союзным словом, так как допускает трансформацию придаточного предложения в самостоятельное вопросительное предложение (Когда тёплый туман залёг над рекой…?), обозначают крестиком опорное существительное. Далее учащиеся определяют синтаксическую функцию указательного слова. Оно является определением и предсказывает значение придаточного и всего СПП в целом. Однако опорное слово имеет особое лексическое значение – временное, поэтому существительное дни может конкретизироваться во временном аспекте и допускает постановку двух вопросов: дни какие? когда? Кроме того временное значение выражает и союзное слово.

Похожую морфолого-синтаксическую природу имеют и определительно-пространственные СПП: Деревня, где скучал Евгений, была прелестный уголок (А. Пушкин). Выполняя алгоритм разбора, учащиеся видят, что опорное существительное допускает два вопроса: деревня какая? и где? Вопрос какая? мы задаём от существительного, но это существительное имеет абстрактное значение места, которое мы конкретизируем при помощи вопроса где?

Подробный анализ, чёткое выполнение алгоритма выделения средств синтаксической связи в СПП играют значительную роль в осознании синтаксической синонимии, являются теоретической базой для мотивированного и системного развития мышления и речи учащихся, углубляют их знания о синтаксисе.

Например, в процессе изучения СПП с придаточными дополнительными предложениями учащиеся сопоставляют их с подлежащными СПП:

сравнивают пары предложений (Я ясно слышал, что прохожий поблагодарил меня. – Мне послышалось, что прохожий поблагодарил меня.);

конструируют синонимичные предложения с глаголами определённых семантических групп (речи, мысли, эмоциональными);

завершают предложения по опорным словам (Понятно, что …. – Мы поняли, что…; Известно, что … – Мы знаем, что …);

конструируют предложения с однокоренными опорными словами, выраженными разными частями речи (Радостно, что наши спортсмены победили в соревнованиях; Радует, что наши спортсмены победили в соревнованиях; Я радуюсь, что наши спортсмены победили в соревнованиях; Я рад, что наши спортсмены победили в соревнованиях);

конструируют синонимичные пары предложений: простое с вводным компонентом и сложноподчинённое с придаточным дополнительным (Молчание, казалось, стало ещё глубже. – Казалось, что молчание стало ещё глубже);

конструируют предложения с самыми разнообразными союзными словами (кто, какой, как, сколько, в какой степени, где, куда, откуда, когда, почему, зачем, при каком условии и т.д.) и союзами (что, чтобы, как, словно, будто, точно, ли и т.д.);

выясняют и формулируют оттенки значений, которые привносит в СПП конкретный союз или союзное слово, активно исследуют грамматическую природу синкретизма в СПП [Бабайцева В.В., Беднарская 2010, 168-175].

Такая же подробная работа по изучению и применению в устной и письменной речи синтаксической синонимии проводится в процессе изучения других видов и разновидностей СПП.

Таким образом теоретически непротиворечивая классификация сложноподчинённого предложения позволяет совершенствовать методику изучения русского языка, его самый сложный раздел – синтаксис сложного предложения и текста.




Каталог: olderfiles
olderfiles -> Сборник адресован социальным педагогам, специалистам по социальной работе, студентам педагогических специальностей
olderfiles -> Конспект лекций по курсу «Организационное поведение»
olderfiles -> Выполнила Верченова Евгения(8
olderfiles -> Уроки русского языка в 5 классе по учебному комплексу В. В. Бабайцевой для классов и школ с углублённым изучением русского языка книга для учителя
olderfiles -> Книга открытое сознание открытое общество
olderfiles -> Языковое бытие человека и этноса: когнитивный и психолингвистический
olderfiles -> Д. Мак-Фарленд Поведение животных. Психобиология, этология и эволюция
olderfiles -> Скромность в общении означает сдержанность в оценках, уважение вкусов, привязанностей других людей. Антиподами скромности являются высокомерие, развязность, позерство. Точность
olderfiles -> Учебно-методический комплекс курса «Педагогика»
olderfiles -> Адаптация иностранного опыта в условиях глобализации высшего образования


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   20


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница