§ 2. Изменения в системе сложносочинённых сопоставительных предложений



страница18/20
Дата22.02.2016
Размер6.24 Mb.
ТипМонография
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20
§ 2. Изменения в системе сложносочинённых сопоставительных предложений.
Инвариант системы союз а является выразителем максимально абстрактных отношений неаналогичного, разного [Холодов, 1985, 99], несоответствия [Грамматика-70, 670], но может оформлять отношения аналогичного, сходного (см. работы В.В. Виноградова, Ю.Р. Гепнера, А.Н. Гвоздева, А.И. Хандажинской, Е.И. Дибровой и др.). Союз а – один из древнейших союзов, диффузно совмещающих противоположную семантику аналогичного/неаналогичного, по-разному распределившуюся и закрепившуюся в индоевропейских языках.

Русский союз а выражает более абстрактные синтаксические отношения, чем союз но, и это понятно: семантика «разного» включает в себя как составляющее семантику «противоположного». Союз но может выражать сопоставление только различного (ограничение) или контрастного типа, как противопоставление.

За последние два века ССП с союзом а заметно активизировались – более чем в 2 раза: 1 – 167; П – 275; Ш – 335 (общая выборка – 6000 предложений). Процесс активизации происходил равномерно в отличие от процессов в языке прозы. Наблюдается гармоничное распределение употребительности бипредикатных и многокомпонентных структур во всех трёх периодах при некотором количественном перевесе МСП.

В центре системы ССП с союзом а – предложения с семантикой сопоставления различного. Формальные показатели таких структур: симметричность, параллелизм, закреплённые позиции предикативных частей и сопоставляемых компонентов в них, обратимость структуры. Соотношения форм глаголов-сказуемых создают темпоральный фон одновременного протекания ситуаций. Сопоставляться могут и актанты, и предикаты, и их распространители, но на первом месте по частотности находятся сопоставительные ССП с различными по семантике предикативными основами, часто предикаты выражены одной словоформой. Иногда чёткий структурный параллелизм частей несколько нарушается: когда сопоставляются разные субъекты.

ССП с семантикой сопоставления различного довольно активно развивались в Х1Х веке: 1 – 53,9%; П – 64%; Ш – 45,7%, в ХХ веке они стали употребляться реже в 1,3 раза.

Сопоставляются разные субъекты:



У дверей моих мяучит кот,

А у ног собака верная

На него глядит с досадою. (К. Батюшков)
Краса-девица ноет, плачет;

А друг по долам, холмам скачет. (В. Жуковский)
Как правило, субъекты сопоставляются вместе с предикатами:
И он встречал её в тени,

А я следил и пел их встречи. (А. Блок)
Ты слышишь звуки сонаты

И видишь свет очей,

А мне мерещатся латы

И блеск похожих очей. (М. Кузмин)

Своим безоплатным трудам

С утра предаётся Адам,

Печатает сны под копирку,

А я принимаюсь за стирку. (И. Лиснянская)
Другие грязи не боялись,

А эти, презирая труд,

От пережитков очищались,

Очистились – сидят и ждут. (В. Фёдоров)
Сопоставляются объекты и обстоятельства в составе предикатов:

А ночью кусочки белого

стоят

в воздухе

спокойно,

А дома и деревья уносятся вверх. (А. Вознесенский)
Ты отошёл в кривой тени,

А на челе небес взошла

Предрассветных откровений

Чуть зацветающая мгла. (С. Городецкий)
Ещё на западе земное солнце светит

И кровли городов в его лучах блестят,

А здесь уж белая дома крестами метит

И кличет воронов, и вороны летят. (А. Ахматова)
Сопоставление различного происходит на фоне одновременно протекающих ситуаций:

Успехов просит ум, а сердце счастья просит! (П. Вяземский)
Ты слышишь звуки сонаты

И видишь свет очей,

А мне мерещатся латы

И блеск похожих очей. (М. Кузмин)
Деревья гнулись, точно луки,

А ветер мчался, как стрела! (Л. Мартынов)
Наружностью

Земля – планета,

А в глубине

Она – звезда. (В. Фёдоров)
В языке лирики такие ССП часто семантически осложняются субъективной оценкой на фоне внешней ситуации:

Я отдыхаю у ворот

Под тенью милой старой ели,

А надо мною пламенели

Снега неведомых высот. (А. Ахматова)
Меняется соотношение форм предикатов, но семантика одновременного протекания двух явлений сохраняется:

Будил захвоеннные дали

рёв парохода поутру,

а мы на палубе стояли

и наблюдали ангару. (Е. Евтушенко)
Спит пастух и смутно слышит

Жвачку ровную коров,

А над сонным осень дышит

Чарой скошенных лугов. (В. Брюсов)
Понагнулась, как старушка,

Оперлася на клюку,

А над самою макушкой

Долбит дятел на суку. (С. Есенин)
Семантика несоответствия осмысливается на базе семантики сопоставления различного и противительно-уступительной семантики, но она более диффузна:

Я падаю к твоим с признанием ногам,



А ты моим словам

С холодностью внимаешь! (И. Дмитриев)

(Хотя я падаю, … но ты…)


О женщина, дитя, привыкшее играть

И взором нежных глаз, и лаской поцелуя,

Я должен бы тебя всем сердцем презирать,

А я тебя люблю, волнуясь и тоскуя. (К. Бальмонт)
Ты прежде всегда меня звал любимой,

а я не любила, помню, тебя. (В. Тушнова)
Петух поёт,

а народ не встаёт. (О. Чухонцев)
Такие ССП занимают второе место по употребительности: 1 – 23,9%; П – 22,5%; Ш – 29,5%, употребляются стабильно на всём протяжении исследуемого периода.

Сопоставительные присоединительно-распространительные ССП употребляются не столь активно, как в языке прозы: 1 – 12%; П – 8,4%; Ш – 17,3%:

И вот блеснул Авроры свет,

А с ним и шум дневной родился. (К. Батюшков)
Движеньем утомлён, я скрылся в мраке дрёв;

А там, раскинувшись на мягкий бархат мхов,

У грота тёмного, вакханка молодая

Покоилась, к руке склоняясь, полунагая. (А. Майков)

Вот руки обвились и увлекают,

А волосы и колют, и ласкают… (И. Анненский)
От ласк твоих стихает гнев морей,

Богиня мглы и вечного молчанья,

А в недрах гор рождаешь ты качанья. (М. Волошин)
Они своих забот не замечали,

Не докучали жалостями мне,

По сыновьям, наверное, скучали,

А возраст мой

Сыновним был

Вполне. (А. Межиров)

Кровь по жилам по тонким



Моя отгуляет, а там

Отдалённым потомкам

Её я в свой срок передам. (Е. Винокуров)
Кусты кончаются, а там бредёт по пляжу

Бог смерти с пёсьей головой,

Косясь на пенную распущенную пряжу

Под солнцем дымчатым и блеклой синевой. (А. Кушнер)
Там море с пеною, а кажется, что с пеньем

Крадётся к берегу; там жизнь, как звук, растёт,

А смерть отогнана, с глухим поползновеньем. (А. Кушнер)
В лирике Х1Х века их отмечено меньше, зато в течение ХХ века они стали употребляться чаще в 2 раза, то есть процессы эволюции проходили гораздо активнее, чем в языке прозы.

ССП с семантикой антонимического сопоставления встречаются реже, и только как бипредикатные: 1 – 10,2%; П – 5,1%; Ш – 7,5%. В языке лирики они встречаются чаще:



Катались Вы на острова,

А я не катался. (М. Кузмин)
В языке прозы первой трети Х1Х века отмечено всего 4 таких предложения: Так худое приносит с собою и доброе; а в добром бывает и худое (И. Дмитриев).

В языке лирики данные ССП тоже актуализируются в аспекте несоответствия ситуаций:


Я падаю к твоим с признанием ногам,

А ты моим словам

С холодностью внимаешь! (И. Дмитриев)
Ты прежде всегда меня звал любимой,

А я не любила, помню, тебя. (В. Тушнова)
Будкеев лезет в ближний бой, а я

к канатам жмусь. (В. Высоцкий)
ССП с диффузным значением сопоставления тождественного, «соединительного сопоставления» встречаются ещё реже, их выбрано всего 4 из современной прозы: Я занята с утра до вечера, а ты всё лето будешь готовиться на юридический (В. Каверин). Общая семантическая база этих компонентов ССП – общая занятость двух субъектов в течение определённого времени и разные действия на фоне общей занятости. В языке лирики они не отмечены.

Актуализированные ССП с союзом а тоже имеют симметричную структуру, за исключением противительно-аргументирующих, которые занимают переходную зону от симметричных структур к асимметричным – присоединительно-распространительным ССП. В них, как и в сложных предложениях других типов с присоединительной семантикой, на первый план выдвигается не грамматический, а смысловой аспект, когда союз а при опоре на лексическое наполнение компонентов смещает смысловой акцент в сторону выражения субъективного выбора добавочной информации, меняет тему высказывания, упоминающуюся в первом компоненте, или представляет её с другой стороны. Эта ассоциативно-повествовательная функция союза а наиболее полно проявляется в тексте. Но и внутри МСП эта функция достаточно частотна и прослеживается на всём протяжении развития ССП: наиболее часто они использовались в языке художественной прозы на границе Х1Х и ХХ веков и представляют стабильную структуру с тенденцией к снижению частотности.

Таким образом, в системе ССП с союзом а развиваются только инвариантные разновидности. Предложения с диффузной семантикой малочастотны, что подтверждает их периферийное положение в системе.
§ 3. Изменения в системе сложносочинённых противительных предложений.
По определению В.В. Виноградова, союз но имеет «в сущности одно основное значение… Все оттенки употребления этого союза… не выходят за пределы его основного противительного значения» [Виноградов 1972, 559]. Семантика союза но объединяет функциональные разновидности противительных предложений на базе инвариантного значения: союз но употребляется там, где нарушено представление (единое для всех говорящих) о нормальном развитии ситуации, положении дел. Союз но составляет чёткую семантическую оппозицию союзу и, выражая общую идею предельности, обрыва прямого линейного повествования/описания и направления его по другому руслу. Эта инвариантная семантика наиболее отчётливо проявляется в контекстуальном окружении – в тексте, когда объект повествования характеризуется многосторонне, с разных позиций и точек зрения, то есть когда союзу но предшествует развитая цепь семантически аналогичных ситуаций. В языке художественной прозы структура МСП подтверждает это наблюдение. В выборке на всех трёх временных срезах значительно преобладают МСП с ведущей противительной связью. В первой трети Х1Х века они превышают количество бипредикатных структур втрое, на следующих двух срезах – вдвое. Такие МСП чаще всего представляют асимметричные структуры, одна из смысловых частей которых сильно усложнена, причём это может быть и первая и вторая смысловая часть: Много горя и нужды перенесла она; но ребятишки её уже стали подрастать; четыре белоголовых мальчика выглядывают здоровяками; старшему из них уже исполнилось тринадцать лет; а тут, к удивлению всей деревни, муж её, Алексей, целый месяц водки не пил и купил куль ржи; за двенадцать лет своей семейной жизни в первый раз подумал о дворе своём и, по-видимому, не на шутку принялся за работу (Г. Успенский).

В языке лирики союз но всё чаще выражает текстовую функцию, он формирует энтимему – одно из ярких средств выражения прерванного текста.

Противительные ССП в языке прозы стали употребляться реже: 1 – 30,4; П – 21,4; Ш –24,0. Более ярким этот процесс был в течение Х1Х веке, когда они стали утратили активность почти в 1,5 раза. В ХХ веке их употребительность стабилизируется, и даже проявляется тенденция к увеличению частотности. Уменьшается употребительность и многокомпонентных противительных ССП: 1 – 73,3%; П – 67,7%; Ш – 67,1% ( по отношению ко всем ССП с союзом но). Они стали употребляться реже к концу Х1Х веке, а в ХХ веке предстают как стабильная структура. Частотность бипредикатных противительных ССП за это же время возросла: 1 – 26,7%; П – 32,3%; Ш – 32,9% – и в ХХ веке тоже стабилизировалась.

В языке лирики наблюдаем противоположные процессы. Частотность противительных ССП увеличилась более чем в 1,5 раза, причём процесс этот нарастал постепенно на протяжении Х1Х-ХХ веков: 1 – 290; П –341; Ш – 447 (из 1078 ССП), что связано с формированием медитативного рассуждения.

Противительное значение в современных исследованиях конкретизируется как «но противоположной оценки», «но ненормального следствия» (в «Русской грамматике» эта разновидность описывается как противительно-ограничительная) [Русская грамматика 1980, 623] и «но противодействия» [Санников, 1986, 434]. Последняя структура тоже обнаруживает много сходного с противительно-ограничительными ССП. ССП с семантикой «но противоположной оценки» традиционно описываются как противительно-уступительные [Русская грамматика, 624], так как вторая предикативная единица (или смысловая часть в МСП) представляет собой мотивировку, обоснование несоответствия предполагаемого и реального, выраженного в первой предикативной части.

Семантика противительно-ограничительных ССП связана с семантикой уточняющего несоответствия: в них союз но синонимичен союзам-частицам только, однако. Релятив однако зарегистрирован как сочинительный союз, хотя употребляется в лирике чрезвычайно редко. Семантика ограничения тоже связана с семантикой обусловленности, но более диффузно, чем в противительно-уступительных ССП. Это ограничение обусловлено только субъективным отношением говорящего к ситуации. Обусловленность здесь апперцепционная, формируемая контекстом, выражающим субъективную модальность говорящего, поэтому в этой разновидности наблюдается значительный перевес многокомпонентных структур.

Ограничение является самой абстрактной семантикой противительных отношений и поэтому часто актуализируется: как ограничение общности различиями в разных аспектах, ограничение полноты проявления признака, эмотивное и модальное ограничение восприятия ситуации, ограничение на фоне сопоставления и т.д.:

В душе страсти огонь

Разгорался не раз,

Но в бесплодной тоске

Он сгорал и погас. (А. Кольцов)
Два дня тому назад средь несказанных мук

У сына сердце здесь метаться перестало,

Но мать не плачет – нет, в сведённых кистях рук

Сознанье – надо жить во что бы то ни стало. (И. Анненский)
Там строгая память, такая скупая теперь,

Свои терема мне открыла с глубоким поклоном;

Но я не вошла, я захлопнула страшную дверь. (А. Ахматова)
В черёмухе пьянеет соловей,

И светит полумесяц меж ветвей,

Но никому весну не рассказать. (В. Нарбут)
Тёплый дождь шушукался в берёзах,

Но никто не замечал дождя. (В. Тушнова)
Союз однако в шеститысячной выборке ССП отмечен А.А. Логачёвой только один раз:

Я, веруя твоим словам,

Глубоко в сердце погрузился,

Однако же нашёл я там,

Что ум мой не по пустякам

К чему-то тайному стремился. (М. Лермонтов)
В лирике ХХ века как средство актуализации противительно-ограничительных отношений сформировались релятивы всё-таки, всё же. Они могут выступать как актуализаторы при противительном союзе и самостоятельно в сложных предложениях, переходных между сложносочинёнными и бессоюзными:
С ознобом на коже

Управился мех,

Но всё же, но всё же

Остался у всех

В крови и во плоти

Ноябрьский снежок. (Л. Мартынов)
У А. Твардовского концовка стихотворения «Я убит подо Ржевом»: «… и всё же, всё же, всё же…» создаёт высочайшее эмоциональное и нравственное напряжение, суть идейного содержания стихотворения.

Противительно-ограничительное значение создаётся на лексико-семантическом уровне, особенно ярко это проявляется в МСП, где лексически выраженное ограничение поддерживается грамматикализованными элементами – актуализаторами с ограничительным значением только, однако, включением в первую часть местоимения всё (все) с ограничением его референтности во второй части МСП, употреблением во второй смысловой части наречий с контекстуально выраженной ограничительной семантикой: но тут, но вдруг.

Достаточно распространены синкретичные ССП, в которых семантика противоречащей обусловленности двух ситуаций с субъективной точки зрения говорящего усиливается, семантика ограничения переплетается с противительно-уступительной. Первая предикативная часть легко заменяется придаточным уступительным с союзом хотя:

Бывал я с нежностью обманут

И, с лаской, дружбой оскорблён, –

Но строфы славить не устанут

Мечты и страсти сладкий сон. (В. Брюсов)
В сложносочинённых противительно-уступительных предложениях «сообщаемое в предшествующей части выступает как стимул потенциальной ситуации, противоположной той, о которой информирует последующая часть» [Русская грамматика, 624]:

Страдали мы – но были те страданья

Дороже нам бездействия и сна. (А. Плещеев)
Уходят люди и эпохи,

Но на прилавках хрусталя

Стоят их крохотные вздохи

По три рубля, по два рубля… (А. Вознесенский)
Конструкция легко трансформируется в сложноподчинённое уступительное предложение, то есть в первую часть можно вставить подчинительный уступительный союз: [Хотя] Нехлюдов был очень робок с женщинами, но именно эта-то его робость и вызвала в этой замужней женщине желание покорить его (Л. Толстой). Часто противительно-уступительная семантика осложняется присоединительной, актуализируемой грамматикализаторами: Самой младшей, Касе, исполнилось недавно четырнадцать лет, но этот феноменальный ребёнок перерос на целую голову свою мать, далеко превзойдя старших сестёр могучей рельефностью форм (А. Куприн). ССП с противительно-присоединительной семантикой в языке лирики отмечены как единичные.

Развитие противительно-уступительных ССП в языке прозы представляет тенденцию к росту частотности: 1 – 9,1%; П – 9,5%; Ш – 11,4%:



В саду горит костёр рябины красной,

Но никого не может он согреть. (С. Есенин)
Эта тенденция ярче обозначилась в ХХ веке, на всех трёх временных срезах преобладают многокомпонентные сложные предложения.

Чаще всего такое МСП строится по единой модели: меньшая по объёму тематическая часть, чаще представляющая собой простое предложение, и усложнённая рематическая смысловая часть, раскрывающая логический потенциал, противоположный содержанию первой части. Семантика этих ССП построена по «матрёшечному» принципу: абстрактный фон ограничения задаёт противительный союз-инвариант но, на этом фоне с помощью лексического наполнения частей (компонентов) и грамматикализованных средств создаётся более конкретная семантика противоречащей обусловленности (уступки). Такие структуры вряд ли можно считать диффузными, их многозначность обусловлена наложением разноуровневых средств связи, то есть грамматически маркирована.

В языке лирики отмечается их стабильное использование, как и других несоединительных многозначных структур: 1– 45,5%; П – 56,6%; Ш – 45,4% массива противительных ССП.

Противительно-уступительная семантика часто переплетается с противительно-ограничительной, и если в МСП нет актуализаторов, семантика проявляется диффузно.



Противительно-возместительные ССП встречаются гораздо реже: 1 – 0,7%; П – 0,3%; Ш – 1,6%, но регулярно употребляются и в Х1Х и в ХХ веках, несколько активизируются в течение ХХ века. В них противопоставляется отрицательная ситуация в первой части положительной, с точки зрения автора, во второй:

Мирскою пыльною дорогой

Не побежал, хоть все бегут,

Зато в душе его смиренной

Огонь свободы пламенел. (Н. Языков)
Сменяются ряды пролётных поколений,

Но не меняются природа и душа. (П. Вяземский)
Я дам тебе ложе узкое

И ёлочку в сторожа,

Зато над землёю русскою

Твоя запоёт душа. (И. Лиснянская)
А люди уж спешат на суд

И все –

От клятв и до ребёнка – словами злыми назовут.

И пусть…

Зато она любила. (А. Дементьев)
В языке прозы противительно-возместительные ССП стали употребляться реже.

Разделительные ССП так же, как и в языке прозы, отмечены как малочастотные: 1 – 1,5%; П – 0,4%; Ш – 0,6%, употребляются они регулярно, но представляют тенденцию к снижению активности:

Иль чума меня подцепит,

Иль мороз окостенит,

Иль мне в лоб шлагбаум влепит

Непроворный инвалид. (А. Пушкин)
Рыбак живит весёлым словом

Своих товарищей труды;

Или путём дугообразным

С небесных падая высот,

Звезда над озером блеснёт. (Н. Языков)
Сменяясь панорамой чудной,

Леса ли, горы в стороне,

Иль степью хладной, беспробудной

Лежит окрестность в мёртвом сне. (П. Вяземский)
То птица провеет трусливым крылом,

То скрипнет телега сырым колесом. (С. Городецкий)
То ли сердце стучит, то ли ветер

Горчит, то ли в воздухе пахнет войной. (О. Чухонцев)
Меж камней

То ящериц узорные цепочки

Сверкали, то жучок мерцал, как скарабей. (А. Кушнер)

То ль ждёт меня опасная дорога,

То ль рухну я под тяжестью обид. (А. Дементьев)
В языке лирики гораздо чаще, чем в прозе, встречаются синкретичные, семантически многомерные структуры. Метафорика лексического уровня поддерживается диффузностью и синкретизмом синтаксических структур, предоставляющих возможность многомерного вариативного толкования стихотворения. Такая многоаспектность обусловлена самой синтаксической природой сложносочинённого предложения. В противительном ССП прослеживаются три градационно выраженных пласта противительной семантики: самая абстрактная, несущая идею неаналогичного, прерывистого – ограничения в восприятии мира. На её базе формируется семантика противоречащей обусловленности ситуаций с точки зрения говорящего, лексическое наполнение частей формирует конкретную семантику ограничения первой ситуации по какому-либо признаку. Диффузная ограничительно-уступительная семантика актуализируется, определяя структурно-семантическую разновидность противительного ССП.

Остальные функциональные разновидности ССП с союзом но представлены единичными вкраплениями.

Противительно-присоединительные ССП, хотя и редко, но употребляются стабильно: 1 – 0,9; П – 0,8; Ш – 1,0.

Таким образом, в системе противительных ССП с союзом но ведущими, основными, частотными, регулярными оказались две структурно-семантические разновидности: противительно-уступительные и противительно-ограничительные ССП. Обе разновидности предстают как стабильные, однако в продолжение двух веков они развивались по-разному. Противительно-ограничительные ССП уменьшили активность к концу Х1Х века, а затем их частотность выровнялась сравнительно с началом Х1Х века за счёт формирования и активного использования новых релятивов с ограничительной семантикой.

Противительно-уступительные ССП, наоборот, к концу Х1Х века увеличили свою активность, но к концу ХХ века отодвинулись к показателям начала Х1Х столетия. Обе разновидности объединяются полем переходных диффузных структур, позволяющих выразить тончайшие оттенки авторской модальности, оценки, экспрессивности.
Выводы.

Система сложносочинённого предложения в Х1Х-ХХ веках развивалась не совсем так, как в предшествующие эпохи. На всём протяжении развития сложносочинённого предложения главенствующие позиции занимает система соединительных предложений, однако она несколько сокращается, в языке лирики меньше, чем в языке прозы. Заметно активизируются сопоставительные и противительные ССП.

В подавляющем большинстве выборок представлены союзы-инварианты и, а, но. Использование разделительных союзов и релятивов с актуализированной или диффузной семантикой (союзы да, да и, однако, зато) наблюдается крайне редко. Грамматическая конкретизация сочинительного союза-инварианта идёт за счёт притяжения справа при помощи грамматикализованных лексических элементов. Односложные союзы «удобны» поэтической речи.

Союзы и, а, но, являясь носителями самых абстрактных синтаксических значений, оформляют различные диффузные и синкретичные отношения в ССП. Только в системе сложносочинённого предложения наблюдается стабилизация и старых диффузных, и новых синкретичных ССП. Сочинительные инвариантные союзы чрезвычайно частотны и на недоминирующих уровнях связи в многокомпонентных ССП с разными типами связи, то есть в многокомпонентных сложноподчинённых и бессоюзных МСП. Наблюдения над речевым материалом показывают, что в языке лирики МСП с различными видами связи, но с ведущей сочинительной связью получили широкое распространение, причем эти структуры имеют ярко выраженную тенденцию к повышению частотности, особенно в последней трети XX века: I – 18,9%; II – 32,1%; III – 49%. В других типах сложного предложения наблюдаются противоположные процессы. Если активность многокомпонентных сложноподчинённых предложений снижается, то частотность многокомпонентных сложносочинённых предложений увеличивается.

Рассмотренные синтаксические модели построения МСП с ведущей сочинительной связью отражают способы соединения предложений в одно сложное целое. Взаимодействие разноуровневых синтаксических признаков в МСП способствует увеличению степени информативности лирического произведения на основе усложнения его структуры и семантики.

На протяжении XIX – XX веков в структуре и семантике ССП при ведущей функции союзов и, а, но происходят активные изменения. В языке лирики эти процессы протекают гораздо ярче, чем в языке прозы. Так, в языке прозы с 20-30-х г. г. XIX до конца XX века активизируются только сопоставительные ССП с союзом а; система соединительных ССП не претерпевает существенных изменений, употребительность ССП с союзом но снижается. В языке лирики система соединительных ССП развивается разнообразно, но в целом она представляет тенденцию к менее стремительному уменьшению частотности, чем в языке прозы. К концу XX века употребительность ССП с сопоставительной семантикой, выраженной союзом а, увеличивается вдвое: I – 8,4%; II – 13,7%; III – 16,7%; заметно активизируются ССП с противительной связью, выраженной союзом но: I – 14,5%; II – 16,9%; III – 22,3%. Это обусловлено спецификой лирического произведения, в котором тесным образом переплетаются экспрессивность, эмоциональность и информативность, направленные на разные способы актуализации, сегментирования текста, а первичными средствами актуализации являются сопоставительные и противительные союзы.

Наше исследование уточняет термин «система соединения». Собственно-соединительные структуры с семантикой самого абстрактного, неактуализированного уровня соединения немногочисленны, хотя и достаточно стабильны, однако они употреблялись чаще в конце Х1Х века. За 200 лет ССП с семантикой совместности сократились в 3 раза, соответствия – в 1,5 раза.

Употребительность диффузных ССП, совмещающих семантические признаки сочинения и подчинения, остатков древней семантической нерасчленённости, наблюдается как стабильная. Это ССП одновременного и последовательного протекания ситуаций, результативно-следственные ССП. Их некоторое сокращение к концу Х1Х века вызвано действием тенденции к устранению из языка семантически не маркированных, многозначных конструкций, тенденцией к созданию грамматической дифференцированной связи. Однако и здесь процесс развития неоднозначен. Сокращение произошло в рамках Х1Х века, а в течение последнего столетия они опять активизировались и достигли показателей начала Х1Х века. В лирическом стихотворении диффузные структуры помогают выразить неоднозначность, многомерность образных смыслов, поэтому они сохраняются.

Соединительный союз и – самый древний и самый многозначный. Идею соединения он выражает максимально абстрактно, недифференцированно. Чтобы осознать мир, надо собрать в себе его бесконечно неисчислимые черты и признаки и создать собственный мир, в какой-то мере не только отражающий, но и отображающий мир объективный, дополняющий его «с моей точки зрения». Эволюция именно этого союза показывает ступени грамматической актуализации, конкретизации синтаксической семантики. В ССП происходит встраивание более конкретного грамматического значения в более абстрактное, когда воедино совмещаются, рождая новые значения, синтаксические, морфологические и лексические средства, когда релятивные функции берёт на себя грамматикализовавшаяся лексема-актуализатор. Синонимичные структуры разной (но семантически близкой) формальной организации (простые предложения, осложнённые однородными сказуемыми, бипредикатные и многокомпонентные ССП, микротекст, например, с семантикой одновременного или последовательного протекания ситуаций) функционируют в одном функционально-семантическом поле, и предпочтение отдаётся той из них, которая обладает более высокой степенью грамматической дифференциации. Однако в лирике предпочтение часто отдаётся именно диффузным структурам, позволяющим выразить неоднозначное многовариантное восприятие действительности.

Система ССП несоединительного типа представляет в своём развитии противоположные тенденции. В языке прозы, сопоставительные ССП с союзом а активизировались особенно заметно в Х1Х веке, в ХХ столетии их частотность стабилизируется и даже просматривается тенденция к некоторому её снижению за счёт некоторого уменьшения употребительности ССП со значением различного (I – 53,9%; II – 64%; III – 45,7%), зато увеличивают активность присоединительно-распространительные ССП. В языке прозы структурно-семантическая разновидность «сопоставление антонимичных ситуаций» самая малочисленная, но она имеет тенденцию к повышению частотности: I – 0,9%; II – 0,7%; III – 1,2%. В языке лирики это самая активная разновидность. Предпочитаемые в языке художественной прозы присоединительно-распространительные ССП в языке лирики можно отнести к малочастотным, хотя и они активизируются к концу XX века: I – 1%; II – 1,2%; III – 2,9%. ССП с диффузным значением несоответствия употребляются гораздо чаще, их употребительность в языке лирики возрастает: I – 2%; II – 3,1%; III – 4,9%.

В языке прозы к концу ХХ века сопоставительные ССП стали употребляться чаще незначительно (в 1,3 раза). В языке лирики их рост заметнее (в 2 раза), и сам процесс активизации был более гармоничен – одинаково увеличивался на протяжении двух веков. Эта активизация произошла за счёт оживления ССП с семантикой сопоставления различного, антонимичного и несоответствия.

Итак, в языке лирики самыми активными среди сопоставительных ССП оказались ССП с семантикой сопоставления различного. Выбор сделан, видимо, под влиянием нарастания тенденций к актуализации. На втором месте диффузные ССП, недифференцированно выражающие опоставление/ограничение.

В развитии сопоставительных ССП проявились две противоположные тенденции. В языке лирики союз а тяготеет к ещё большему абстрагированию, к сглаживанию семантических нюансов между собственно сопоставлением, включающим сопоставление тождественного, различного и антонимичного, и противоречием, ограничением. ССП с диффузной семантикой несоответствия, объединяющие семантику сопоставления и ограничения, занимают среди сопоставительных ССП второе место по частотности.

В языке прозы активизируются именно актуализированные ССП, выражающие на основе сопоставления присоединение в самых разных аспектах. Семантика присоединения поддерживается грамматикализованными средствами. В языке лирики эти процессы сглажены.

В языке прозы изменения в ССП с союзом но представляют чёткую и непротиворечивую тенденцию к уменьшению частотности. Противительные ССП сокращаются, они стали употребляться реже в 1,3 раза. В системе противительных ССП с союзами но, да (=но), однако (же-ж), зато наиболее употребительными являются ССП, в которых выражены противительно-ограничительные и противительно-уступительные отношения. ССП с противительно-возместительной семантикой на всех трех временных срезах встречаются довольно редко: но они имеют тенденцию к повышению частотности. Более интенсивно процесс проходил в Х1Х веке, в ХХ – он затухает, структура стабилизируется.

В языке лирики, наоборот: активность противительных ССП возросла почти в 1,5 раза. Этот процесс подтверждает выводы исследователей о нарастании процесса актуализации поэтического текста. Первый шаг к актуализации – выражение прерывистости в восприятии мира, а первым средством её создания является противительный союз но.

Основными разновидностями, как и в языке прозы, оказались противительно-ограничительные и противительно-уступительные ССП, их активность возрастает. Семантика противительных ССП предстаёт как бинарная, включающая в основном две структурно-семантических разновидности, между которыми существует взаимопроникающая периферия.

Активизация противительно-уступительных ССП, на первый взгляд, противоречит тенденции к устранению семантической многозначности и противоположной тенденции к созданию дифференцированной связи. Но дело в том, что, формируясь на лексико-семантическом уровне, противительно-уступительное значение нашло своё адекватное выражение в парном союзе хотя – но, закрепившем эту переходную между сочинением и подчинением семантику, которая формировалась на протяжении многих веков под воздействием не семантической интеграции, а семантической дифференциации. Ведь уступительная семантика целиком вписывается в своём семном объёме в более обширное функционально-семантическое поле противительности, логического противоречия, инвариантом которого является союз но. Создание на его базе нового релятива хотя – но сопоставимо с появлением подчинительных союзов, выражающих более тонкие, дифференцированные оттенки синтаксического значения.

Противительно-ограничительное значение тоже нашло свои синтаксические формы выражения – союз-актуализатор однако, который так и остался малочастотным, и союз-частицу только, но видимо, эти релятивы не осознаются полностью релевантными выражению сложной семантики «но ненормального следствия», параллельно употребляются в других функциях (вводного слова и частицы). Эта же диффузная, имплицитно выраженная семантика актуализируется и другими средствами: но тут, но вдруг, но всё же, но всё-таки и др. Несмотря на многообразие форм, противительно-ограничительная семантика вследствие своей семантической абстрактности опирается в основном на союз но, поддерживаемый лексико-морфологическим содержанием предикативных компонентов ССП. В противительных ССП тоже отмечено стабильное употребление диффузных структур, переходных между двумя основными структурно-семантическими разновидностями.

Разделительные ССП, как и в языке прозы, малочастотны и употребляются всё реже. Их частотность уменьшилась вдвое.

Внутри видов ССП следует отметить оживление разновидностей с семантикой присоединения, которая в отличие от языка прозы выражается отрывом последней предикативной части от базового предложения. Здесь актуализация в отличие от языка прозы поддерживается не союзом, а мелодически и паузой. Присоединительная семантика, накладываясь на разный семантический фон, переплетаясь с сочинением, подчинением, бессоюзием, предоставляет возможность поэту углубить семантический потенциал конструкции со своей точки зрения, выразить на базе субъективной модальности тончайшие имплицитные смыслы, сам процесс мышления поэта. Все типы и виды сложного предложения, в синтаксический семный состав которых входит присоединение, активизировались, хотя в языке прозы это проявилось гораздо активнее в границах сложного предложения.

Особенности синтаксиса языка лирики проявляются в особой организации поэтического текста и в структурно-семантическом своеобразии сочинительных конструкций. Присущая поэтическому тексту сжатость, недосказанность, имплицитность стимулируют многоплановость семантики поэтической речи, что предоставляет читателю возможность продолжить «дотекстовые» размышления автора в собственном «послетексте». Особая структура лирического произведения, в которой воедино слиты информативность, субъективность, эмоциональность и экспрессивность, позволяет «развернуть» информацию, шифр, закодированные в речи поэта.

Влияние на синтаксис стихотворной формы метро-ритмических норм, интонации, мелодики и т.д. ведет к тому, что сочинительная конструкция, подвергаясь модификации в зависимости от замысла автора, приобретает иное значение. В результате этого использование ССП в лирическом произведении имеет свои особенности: формирование энтимемы, прежде всего в форме противительных союзов, многообразие переходных и синкретичных образований, сохраняющаяся диффузность семантики, бóльшая по сравнению с прозой возможность оформления присоединения как отдельного предложения.

В самой структуре ССП заложены возможности для развития семантической многозначности: на абстрактную типовую семантику наслаивается более конкретная семантика, оформляемая морфолого-лексическим наполнением предикативных единиц. Анализ речевого материала показал, что в синтаксисе языка лирики существуют многочисленные переходные и синкретичные образования, которые затрудняют дифференциацию синтаксических отношений между предикативными частями ССП. Подобные конструкции характеризуются диффузной семантикой и способствуют созданию многозначности поэтического текста, его вариативному оформлению и восприятию.



Выводы.
В синтаксисе языка лирики явления переходности и синкретизма проявляются не только внутри системы ССП, но и на уровне системы сложного предложения. Несмотря на структурные и семантические различия, ССП, СПП и СБП связаны между собой явлениями переходности. Гораздо чаще, чем в языке прозы, в языке лирики встречаются конструкции, промежуточные между сочинением и подчинением, между сочинением и бессоюзием, между сложным предложением и микротекстом. Такие предложения нельзя квалифицировать однозначно, так как они совмещают в себе различные синтаксические признаки.

Разнообразные отношения в ССП, выраженные сочинительными союзами и морфолого-лексическим наполнением предикативных частей, носят «ступенчатый» характер от открытых структур, выражающих семантически однородные ситуации, к конструкциям, передающим мотивированность, обусловленность ситуаций. В результате анализа речевого материала установлено, что «ступенчатая» семантика создает новые смыслы, но иногда трудно выявить характер семантики между частями предложения, так как возможно её различное толкование. Взаимодействие различных отношений сочинительных конструкций способствует формированию синкретичной и диффузной семантики структурно-семантических разновидностей ССП.

Особенно ярко синкретичные и диффузные случаи отмечены в ССП со значением результативной и следственной обусловленности. Наглядно дифференцируются типичные (звенья А и Б) и синкретичные случаи (звенья Аб и аБ). Отметим, что, наряду со структурно-семантическими разновидностями, обладающими полным набором признаков результативной и следственной семантики, синкретичные явления с частичными наборами сем всё активнее используются в последней трети XX века, и даже более активно, чем типичные случаи.

Выражение сочинительной семантики всё чаще оформляется многокомпонентными синтаксическими конструкциями: МСП и микротекстом. Поиски нового выражения разрывают рамки ССП, в результате чего на базе известной синтаксической структуры рождаются новые смыслы более сложного уровня. Разнообразные модели МСП, совмещающие сочинительную, подчинительную и бессоюзную связи, отличаются многослойной семантикой, прекрасно «вписываются» в ритмику и мелодику стихотворения, углубляя его скрытые смыслы.

Диффузное и «переходное» состояния, характерные для структуры ССП в лирическом тексте, наиболее «благоприятны» для слияния творческой мысли и чувства, самого их процесса выражения.

В художественном произведении языковая форма находится во внутреннем противоречии с содержанием: в языке прозы это проявляется в виде линейной обусловленности, в языке лирики – в виде прерванного текста. Переходность «МСП – микротекст» выражается в виде оформления последней предикативной единицы как самостоятельного предложения, отделенного точкой, восклицательным знаком, многоточием. Знаки препинания в этом случае выполняют не структурную, а экспрессивную функцию, позволяя читателю самому расширить рамки произведения. Это создает возможность многоаспектного прочтения произведения, осознания «затекстовой» информации, дополнительных оттенков и нюансов, позволяет автору варьировать структурой стиха. Неполные, прерванные предложения чаще встречаются в медитативном тексте, то есть тексте-рассуждении, отражающем эмоциональный процесс мышления. Энтимема как часть медитативного текста маркирует «дотекстовые» размышления автора, свидетельствует о недосказанности мысли, о невозможности высказать мысль и чувства до конца.

Сложносочиненное предложение в лирическом тексте, его структура и семантика передают объективную действительность, отраженную в сознании лирического героя. Соединительная семантика является точным обозначением объединения ситуаций окружающего мира в лирическом «я» и рождении на этой основе нового субъективного мира поэта, а сопоставительная и противительная семантика позволяют описать мир в противоречии и показать состояние лирического «я» в противодействии миру. Сопоставительная и противительная семантика – основа выражения анализа, беспредельно распространяющегося и углубляющегося в процессе познания и выражения объективного мира.

Развитие системы сочинительных союзов, сложность дифференциации структурно-семантических разновидностей внутри ССП, многообразие синкретичных и диффузных конструкций свидетельствуют об ином качестве сочинительной семантики, которая по-новому отображает восприятие действительности в душе лирического героя. В языке лирики XIX – XX веков синтаксическая связь в ССП осуществляется главным образом при помощи сочинительных союзов и, а, но. Эти союзы с абстрактной семантикой формируют древнейшую художественную форму лирического стихотворения: синтаксический параллелизм, когда состояние лирического «я» проживается на фоне состояния объективного мира – это базовое выражение соотношения дуального мышления «я – мир». На его основе произрастают все другие лирические соотношения и смыслы. Синтаксическая связь несоединительного типа формирует все оттенки антитезы.

В лирическом тексте XIX – XX веков отмечена максимальная степень диффузного переплетения различных семантически соотносимых видовых значений времени и причинно-следственной обусловленности. Анализ показал широчайший спектр таких переплетений, которые нельзя считать диффузными, так как они опираются на комплексы формальных компонентов. Сочетания диффузных структур, не опирающихся на определённый структурно-семантический аппарат, и структур нового уровня, маркируемых создавшейся новой синтаксической формой, создают многоаспектность, семантическую глубину лирического текста. Подобные конструкции, совмещающие различные синтаксические отношения, несут большую семантическую нагрузку и являются выразителями многоаспектной семантики в лирическом произведении.

Поэтический текст, имея особую структуру, является максимально информативным по своему содержанию, так как ставит своей задачей передать внутреннее состояние лирического героя, которое априори неисчерпаемо. Синкретичные и диффузные конструкции «удобны» языку лирики, поскольку позволяют создать яркий семантико-стилистический эффект, выразить тончайшие нюансы синтаксических отношений, впервые осознаваемых поэтом-творцом.




Таблица 1.

Изменения в системе сложносочиненных предложений с соединительной семантикой в первой половине XIX – последней трети XX века


Семантика союза

и

Первая половина XIX в.

1900-1920-е г. г. XX в.

Последняя треть XX в.



Всего

Соединительные

























1. Совместности

60

3

57

2,8

17

0,8

34

2,2

2. Соответствия

48

2,4

60

3

28

1,4

39

2,3

3. Одновременности

617

30,8

434

21,7

396

19,8

1446

24,1

4.

Временное следование ситуаций



274

13,7

210

10,5

208

10,4

692

11,5

5.

Результативно-



следственные

459

23

382

19,1

372

18,6

1213

20,2

6. Присоедин.-распространител.

46

2,3

174

8,7

139

6,9

359

6

7. Ограничительные

6

0,3

30

1,5

25

1,2

61

1

8. Несоответствия

2

0,1

30

1,5

22

1,1

54

0,9

Всего

514

75,7

1377

68,8

1207

60,3

4098

68,3


Таблица 2.

Изменения в системе сложносочиненных предложений с сопоставительной семантикой в первой половине XIX – последней трети XX веков


Семантика союза

а

Первая полов. XIX в.

1900-1920-е г. г. XX в.

Последняя треть XX в.

Всего

Сопоставительные

























1. Различное

90

53,9

176

64

153

45,7

419

53,9

2. Антонимичные

17

10,2

14

5,1

25

1,2

56

0,9

3. Несоответствия

40

23,9

62

22,5

99

4,9

201

3,3

4. Присоединительно-распространительные

20

12

23

8,4

58

2,9

101

1,7

Всего

167

8,4

275

13,7

335

16,7

777

13


Таблица 3.

Изменения в системе сложносочиненных предложений с противительной семантикой в первой половине XIX – последней трети XX веков



Семантика

Первая половина XIX в.

1900-1920-е г. г. XX в.

Последняя треть XX в.


Всего

Противительные

























1.Противительно-ограничительные

156

7,8

147

7,5

237

11,8

540

9

2.Противительно-уступительные

131

6,6

191

9,5

202

10,1

524

8,7

3.Противительно-возместительные

2

0,1

1

0,1

7

0,3

10

0,2

Всего

289

14,5

339

16,9

446

22,3

1074

17,9


Таблица 4.

Изменения в структуре МСП с ведущей сочинительной связью, оформленной союзами и, а, но


Структура МСП

Первая половина XIX века

1900-1920-е г.г. XX века

Последняя треть XX века



Всего

Кол-во

%

Кол-во

%

Кол-во

%

Кол-во

%

1. МСП с сочинительной связью (сочинит.ряды)

30

14,3

82

39

98

46,7

210

100

2. МСП с сочинительной и бессоюзной

связями


197

21,7

334

36,7

378

41,6

909

100

3. МСП с сочинительной и подчинительн. связями

70

17,7

86

21,7

240

60,6

396

100

4. МСП с сочинительн., подчинительн. и бессоюзной связями

12

10,3

22

18,8

83

70,9

117

100

Всего



309

18,9

524

32,1

799

49

1632

100

(Данные А.А. Логачёвой).




Каталог: olderfiles
olderfiles -> Сборник адресован социальным педагогам, специалистам по социальной работе, студентам педагогических специальностей
olderfiles -> Конспект лекций по курсу «Организационное поведение»
olderfiles -> Выполнила Верченова Евгения(8
olderfiles -> Уроки русского языка в 5 классе по учебному комплексу В. В. Бабайцевой для классов и школ с углублённым изучением русского языка книга для учителя
olderfiles -> Книга открытое сознание открытое общество
olderfiles -> Языковое бытие человека и этноса: когнитивный и психолингвистический
olderfiles -> Д. Мак-Фарленд Поведение животных. Психобиология, этология и эволюция
olderfiles -> Скромность в общении означает сдержанность в оценках, уважение вкусов, привязанностей других людей. Антиподами скромности являются высокомерие, развязность, позерство. Точность
olderfiles -> Учебно-методический комплекс курса «Педагогика»
olderfiles -> Адаптация иностранного опыта в условиях глобализации высшего образования


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница