Монография Орёл 2012,161,1 367 ббк ш141. 2-22 б 382 Утверждено к печати



страница17/20
Дата22.02.2016
Размер6.24 Mb.
ТипМонография
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20
Глава IV.

Изменения в структуре и семантике

сложносочинённых предложений.
В русском синтаксисе сложносочинённое предложение (далее ССП) традиционно изучается в диахронии (А.А. Потебня, Ф.Е. Корш, Е.Ф. Карский и другие). Уже во второй половине Х1Х века осознавалась семантическая многослойность и переходность многих предложений, которые нельзя было однозначно квалифицировать как сложносочинённые или сложносочинённые, отмечались многоступенчатые семантические переходы от сочинения к подчинению [Потебня, 1888, 232; Пауль, 1960, 177; Богородицкий, 1935, 229]. Эту мысль развивал В.В. Виноградов. Этой же точки зрения придерживаются многие современные синтаксисты. Н.Н. Холодов, подводя итоги многолетнему исследованию ССП, пишет: «…развивая в себе черты подчинения, «новое» сочинение подаёт отрезки действительности однородными, сходными и в то же время обращает внимание на наличие в отношениях более общего порядка включённых в них отношений различия как ингредиентов частного порядка. Например, отношения причины и следствия, общего и частного и т.д., которые являются прежде всего отношениями различий, а потом уже тем, чем мы их обычно понимаем…» [Холодов 1991, 78].

Языковое выражение сочинительных отношений складывается из максимально абстрактных значений сочинительных союзов-инвариантов, на которые наслаиваются результаты взаимодействия морфолого-лексического наполнения компонентов сложного предложения. Абстрактное синтаксическое значение задаётся союзом-инвариантом, оно статично и создаёт семантический фон конструкции. Другие значение семантически конкретны, динамичны. Суть синтаксических отношений в ССП состоит в том, что их задают типовые сочинительные союзы, а основные актуализированные значения возникают на основе взаимодействия морфолого-лексического содержания предикативных и смысловых частей в МСП. Известно семантическое осложнение сочинительной связи в усложнённых СПП с однородным соподчинением. Ряд соподчинённых придаточных предложений не просто связан соединительной связью – такая связь всегда осложняется временной или причинно-следственной семантикой [Беднарская 1996, 57-59].

Система типового выражения сочинения сложилась в русском языке к Х1 веку и прошла долгий путь развития, который характеризовался, с одной стороны, актуализацией сочинительных союзов, а с другой – усиливающейся дифференциацией внутри отдельных видов ССП [Валимова, 1973, 17; Распопов, 1981, 108], то есть теми же диалектически противоположными процессами, которые были характерны и для развития сложноподчинённого предложения. Однако актуализация сочинительных союзов-инвариантов происходила более активно. Е.А. Ларина отмечает, что в древнерусских текстах союз и употреблялся без актуализаторов так же, как и союзы а, но. В русском литературном языке второй половины ХУШ века отмечены уже 28 «спутников» союза и, 21 у союза а, 12 у союза но. В современном русском языке количество актуализаторов ещё более увеличилось [Ларина 1987].

Наша объёмная выборка показывает, что основную нагрузку и в языке прозы и в языке лирики берут на себя союзы-инварианты, производные сочинительные релятивы отмечены как единичные вкрапления. Семантическая дифференциация сочинительной связи оформляется морфолого-лексическим наполнением компонентов ССП.

На протяжении последних двух веков сложносочинённое предложение и в языке лирики предстаёт как стабильная система. Средняя частотность его составляет: 1 –28,9%; П –32,8%; Ш – 22,4%. Колебания в частотности более заметны. В Х1Х веке, как и в языке прозы, ССП несколько активизировались за счёт увеличения частотности бипредикатных структур. В ХХ веке их употребительность сократилась более резко, чем в языке прозы.

Таким образом, эволюция системы ССП представляет собой синусоиду с вершиной в конце Х1Х века. Сплошная выборка на 99,0% состоит из сложных предложений, формируемых союзами-инвариантами и, а, но.


§ 1. Изменения в системе сложносочинённых соединительных предложений.
Исследуя развитие сочинения с древнерусского периода до наших дней, А.Н. Стеценко и Н.Н. Холодов независимо друг от друга пришли к выводу о том, что в системе ССП «действует тенденция к свёртыванию формально-статической системы соединения и значительному расширению формально-статической системы связей несоединительного типа» [Стеценко, Холодов 1980, 100]. Это отражает вековые глобальные мыслительные процессы. Основа восприятия объективного мира человеческим разумом – соединение разнородных явлений в единое целое своего собственного мира. Только на основе соединения можно ощутить границы того, что мне не подходит. Поэтому ограничительно-противительное но сформировалось позже и активно развивается на протяжении Х1Х-ХХ веков, являясь базой для формирования и языкового оформления многообразных и разнообразных мыслительных аналитических процессов. Прасоюзы иа, общие во всех индоевропейских языках, имеют единую семантическую базу тождества, так как союз а может сопоставлять и тождественные явления. Типовая семантика соединительного союза и заявляет о наличии аналогичных, согласованных, соответствующих, идентифицирующих ситуаций. Уже на этом уровне отмечается наличие семантики мотивированности осмысления аналогичных ситуаций – с точки зрения говорящего. Это определяет сущность иерархического устройства структуры сложносочинённого предложения. В сложносочинённом предложении особенно наглядно представлено сочетание объективно заложенных в языке грамматических факторов и субъективных интенций, выраженных формами разных языковых уровней.

В истории русской синтаксической науки проблема дифференциации семантики и номенклатуры соединительных союзов затрагивалась мало, была всегда на периферии исследовательских интересов [Холодов, 1985, 94]. В соединительных ССП как бы «ничего не происходило». В частности, до сих пор не решён вопрос о том, «семантичен» или «асемантичен» союз и (см. библиографию по этому вопросу в работе Н.Н. Холодова [Холодов 1987, 65 и сл.].

Союз соединяет, обязательно выражая семантические отношения, то есть активизируя в сознании говорящего особенности структуры обоих компонентов ССП одновременно. Идея соединения оказалась настолько абстрактной, что некоторые синтаксисты отказывают ей вообще в наличии языкового значения, но оно, несомненно, присутствует, обязательно актуализируясь, уточняясь, конкретизируясь несоюзными элементами.

В соединительных ССП наиболее ярко прослеживаются синтаксические отношения, наслаивающиеся на типовой показатель сочинительной связи. Первый типовой уровень связи представляет союз-инвариант, который соединяет компоненты, занимающие единую позицию по отношению к третьему, чаще всего выраженному имплицитно, апперцепционно, в сознании говорящего. Второй уровень связи формируется морфологическими средствами: соотношениями форм вида, наклонения, времени глаголов-сказуемых в составе соединённых предикативных единиц. Видовые отношения создают семантику аспектуальности структуры, модально-временные соотношения конкретизируют семантику ССП в аспекте темпоральности, обусловленности и т.д.

Отсюда проистекают специфические структурные особенности соединительного ССП: симметрия, семантическое сходство компонентов, параллелизм, обратимость, аналогичность морфологических структур, прежде всего, форм предикатов. Данные признаки создаются различными средствами: лексическими и релятивными повторами, анафорическими замещениями, параллельным эллипсисом, наличием общих и повторяющихся компонентов, обратимостью предикативных частей, наличием общего «левого» контекста.

Не «асемантичность», а предельная степень грамматически выраженного абстрагирования типового уровня связи характерна для ССП с соединительными отношениями. Таких семантически не осложнённых структур крайне мало в языке и прозы и поэзии. Семантика соединения актуализируется несоюзными компонентами, в первую очередь, морфологическими показателями соотношений форм вида и времени предикатов в предикативных частях.

В языке лирики система соединительных предложений внутри системы ССП продолжает сокращаться. Судя по количественным показателям, идея соединения постепенно вытесняется идеей сопоставления различного и ограничения, которую оформляют все другие типы сочинительных союзов.

Более яркую картину представляет развитие отдельных разновидностей соединительных ССП.



ССП совместности, общности представляют собой структуры с однотипными частями, выражающие семантически однородные ситуации, аспектуально и темпорально соответствующие одна другой, выражающие ситуации одного родового признака, использующие однооформленные глаголы-сказуемые. Это обратимые структуры открытого типа. Наиболее ярким структурно-семантическим признаком этой разновидности является наличие общего для всех предикативных частей детерминантного члена или общей предикативной единицы:

Но се бледнеет там багряный небосклон,

И медленной стопой идут волы в загон

С холмов и пажитей, туманов орошённых. (К. Батюшков)
Там стадо стерёг пастух,

И светились из воды

Три далёкие звезды. (С. Есенин)
И небеса дорогу отворят,

И будет всё доподлинно собою,

И станешь ты судьбою, вариант, –

Моей одной – единственной судьбою. (Р. Казакова)
Вертелись кусты за террасами,

И волны проглатывал грот,

И молнии с их выкрутасами

Дрожали, как плачущий рот. (Ю. Мориц)
В певучем граде моём купола горят,

И спаса светлого славит слепец бродячий… (М. Цветаева)
На родине моей,

Должно, шумит пурга

И печи топятся в притихших сёлах. (В. Фёдоров)
Так же редки многокомпонентные ССП с неактуализированной соединительной семантикой. Для этой разновидности характерна полная позиционная равнозначность и обратимость предикативных компонентов.

Такие неактуализированные ССП немногочисленны, используются стабильно: 1 – 4,1%; П – 4,1 %; Ш –1,4%, хотя в Х1Х веке они употребляются активнее в языке лирики, чем прозы. В ХХ веке заметна тенденция к сокращению их частотности. Семантически не осложнённое соединение оформляет в основном бипредикатные структуры, две аналогичные ситуации, объединённые тематически одним распространителем. ССП совместности показывают, насколько «непопулярны» в языке художественной литературы семантически однозначные сложные предложения. ССП совместности являются самыми малочастотными в системе ССП и в языке прозы и в языке лирики:



Так здесь на сих полях и на брегах сих вод,

Дружины конные скакали

На пир кровавыя войны,

И сабли с свистом рассекали

Врагов свободной стороны… (Ф. Глинка)
ССП соответствия близки к группе совместности, общности, они включают сему минимальной актуализации соединения. Семантика обусловленности, осознаваемая с точки зрения говорящего, ощущается в них чрезвычайно слабо, это как бы её предвестие, но вторая предикативная часть уже детерминируется первой, конструкция становится необратимой, с закреплённым порядком частей, выступающим как грамматикализованное средство: Без шуток, без шуток, эта девица очень одухотворена, и она видит вещие сны… (Д. Веневитинов);

Так поток весенний отражает

Свод небес далёкий, голубой,

И в волне спокойной он сияет

И трепещет с бурною волной. (М. Лермонтов)
Неугасимое страданье –

Острее колких игл, и в нём

Сквозит с краснеющею дланью

Фигура ангела с мечом… (В. Нарбут)
Стояла осень, и она была

лишь следствием, но не залогом лета. (Б. Ахмадулина)
Вторая предикативная часть начинается личным местоимением с вмещающей функцией – это маркер грамматической зависимости второй грамматической части от первой. Такие конструкции прекрасно обходятся без сочинительного союза – становятся сложными бессоюзными предложения с комментирующей семантикой (см. далее).

Эта переходная группа предложений занимает зону между собственно соединительными ССП и несобственно соединительными с актуализированным значением. Во второй части уже возможны актуализаторы соответственно, в соответствии, потому, однако чаще более конкретное синтаксическое значение присутствует в ССП потенциально и поддерживается морфолого-лексическим наполнением частей. Во второй части часто присутствуют текстовые структурные элементы – лексемы, повторяющие номинацию, содержащуюся в первой части. В ХХ веке ССП соответствия переосмыслились как ССП тождества с релятивами тоже, также. В анализируемом материале языка лирики эти релятивы встретились в единичных случаях.



Группа ССП соответствия тоже немногочисленна: 1 – 3,2%; П – 4,4 %; Ш – 2,3%. В течение Х1Х в. их частотность несколько увеличилась. Активнее они использовались в конце Х1Х века, а к концу ХХ века стали употребляться реже в два раза.

ССП одновременности протекания ситуаций семантически близки к группе совместности, общности. Они представлены теми же структурными элементами, но инвариантными в них становятся соотношения форм вида и времени глаголов-сказуемых: несовершённый вид – несовершённый вид одних и тех же временных форм. Темпоральный план протекания ситуаций чаще всего совпадает во всех временных точках:

Тускло месяц дальний

Светит сквозь тумана,

И лежит печально

Снежная поляна. (Н. Огарев)
Задумчивый хмель

качался как сонный,

да бархатный шмель

жужжал у колонны. (А. Белый)
Летят журавли высоко

Под куполом светлых небес

И лодка, шурша осокой,

Плывёт по каналу в лес. (Н. Рубцов)
Особенно ярко это проявляется при повторе союзов, переосмысливаемых как усилительные частицы:

И рано лирою певец овладевал:

И лес, и водопад пред нею умолкал. (А. Майков)
Вертелись кусты за террасами,

И волны проглатывал грот,

И молнии с их выкрутасами

Дрожали, как плачущий рот. (Ю. Мориц)
И руки я тянул, и уплывала

Та женщина навеки от меня. (Е. Винокуров)
И Пушкин весело глядит,

и ночь прошла, и гаснут свечи,

и нежный вкус родимой речи

так чисто губы холодит. (Б. Ахмадулина)
Падают листья, и Муза поёт,

И появляется из-за ограды

Чёрный, весёлый кладбищенский кот. (А. Межиров)
Ни волна вокруг не плещет,

Ни зефир не смеет дуть. (А. Пушкин)
Однако встречаются и такие ССП одновременности, в которых на фоне более длительного протекания ситуации происходит более кратковременная ситуация:

И улица пахла, как свежий чанах,

и каждая ветка чирикала: вах! (О. Чухонцев)
Животворитель бытия,

И жизнь отцветшая моя

Надеждой снова зацветала. (В. Жуковский)
Уже в ней пламень загорался,

И вот бреду я по ничьей земле

И у Небытия прошу аренду,

И ветер рвёт из рук моих тепло,

И плещет надо мной водой дупло,

И скручивает грязь тропинки ленту. (И. Бродский)
Туда душа моя стремится,

За мыс туманный Меганом,

И чёрный парус возвратится

Оттуда, после похорон. (О. Мандельштам)
Однажды просто так, без дела

одна пришла я в этот дом,

и на диване я сидела,

и говорила я с трудом. (Б. Ахмадулина)
В языке лирики такие ССП употребляются часто: 1 – 40,7%; П – 31,4%; Ш – 32,8%, в отличие от языка художественной прозы, где они встречаются в 3 раза реже.

На протяжении ХХ века эта структура предстаёт как стабильная. Многокомпонентные ССП со значением одновременности чаще встречаются в виде перечислительных рядов с бессоюзной и сочинительной связью.



ССП временного следования ситуаций представляют следующие структурно-семантические характеристики: необратимость конструкции с закреплённым порядком частей, релевантность соответствия видовых форм предикатов: совершенный вид – совершенный вид (или присутствие формы совершенного вида в одной из предикативных частей). Семантики обусловленности между предикативными частями ССП нет, апперцепционный фон выражения логических причины / следствия не затронут, пропозиция второй ситуации не вытекает из первой. При помощи лексических актуализаторов семантика временного следования может осложняться оттенком значения внезапности, неожиданности, быстрой смены событий.

Иногда видовые соотношения глаголов-сказуемых перестают быть инвариантными, и отношения временного следования ситуаций полностью формируют лексические актуализаторы с временной семантикой:



Пристала к берегу ладья,

И над шумящею волною

Сестре могилу вырыл я. (Д. Веневитинов)
У побеждённого вождя

Разбита вся живая сила, –

И вдруг меня ты оросила

Небесной музыкой дождя. (В. Пяст)
Остынет отзвук денного гуда, –

И вьюгу звуков вскрутит закат. (И. Северянин)

Прошёл январь за окнами тюрьмы,

И я услышал пенье заключённых,

Звучащее в кирпичном сонме камер:

«Один из наших братьев на свободе». (И. Бродский)
И там, в земле, как здесь, в моей груди,

всех мертвецов и призраков буди,

и пусть они бегут, срезая угол,

по жниву к опустевшим деревням

и машут налетевшим дням,

как шляпы пугал! (И. Бродский)
Отношения временного следования ситуаций часто конкретизируются как результативные отношения при условии временной зависимости однократно проявляющихся ситуаций:

Но вечер на него покров накинул свой,

И рощи и брега, смешавшись, побледнели. ( В. Жуковский)
ССП с семантикой временного следования ситуаций используются в два раза реже, чем ССП одновременности: 1 – 18,2%; П – 15,3%; Ш – 17,2%. Нижняя точка их активности приходится на границу веков, в ХХ веке они стали употребляться несколько чаще.

Семантически абстрактная сочинительная связь обладает максимальной поглощающей силой, формируя ведущую связь, при сочетании в МСП сочинения, подчинения и бессоюзия.

В романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин» соединительный союз и часто заключает ряд бессоюзно связанных предикативных частей в открытых структурах, они образуют ряды одновременно или последовательно протекающих ситуаций, причём союзы и могут повторяться (гл.4, ХL1):

Встаёт заря во мгле холодной;

На нивах шум работ умолк;

С своей волчихою голодной

Выходит на дорогу волк;

Его почуя, конь дорожный

Хрипит – и путник осторожный

Несётся в гору во весь дух;

На утренней заре пастух

Не гонит уж коров из хлева,

И в час полуденный в кружок

Уж не зовёт его рожок;

В избушке распевая, дева

Прядёт, и зимний друг ночей,

Трещит лучинка перед ней.

Такие МСП встречаются в романе чаще всего, составляя примерно треть употреблений многокомпонентных предложений. Пушкин чрезвычайно разнообразно использует синонимичные структуры с соединительной семантикой, оформленной по-разному. Это и ряды однородных сказуемых, сочинительные отношения между которыми осложняются, придавая этой структуре черты переходности между простым и сложным предложениями. Возможен и текстовый вариант оформления синонимичных сложных предложений, в этих случаях сочинительная связь актуализируется как выражение следствия/результата, результата/следствия (гл. 7, ХХХ):



Пришла, рассыпалась; клоками

Повисла на суках дубов;

Легла волнистыми коврами

Среди полей, вокруг холмов;

Брега с недвижною рекою

Сровняла пухлой пеленою;

Блеснул мороз. И рады мы

Проказам матушки-зимы.
И вот уже трещат морозы

И серебрятся средь полей…
Такие сочетания двух функций союза и, внутри ССП и текстовой структуры, встречаются довольно часто, особенно в динамичном тексте-повествовании (гл.5, ХХ1):

Спор громче, громче; вдруг Евгений

Хватает длинный нож, и вмиг

Повержен Ленский; страшно тени

Сгустились; нестерпимый крик

Раздался… хижина шатнулась…

И Таня в ужасе проснулась…
И в залу высыпали все.

И бал блестит во всей красе.

И долго, будто сквозь тумана,

Она глядела им вослед…

И вот одна, одна Татьяна!

Чрезвычайно многообразны неуловимые переливы синонимичных структур: простое предложение с однородными сказуемыми – сложносочинённое моносубъектное предложение, в котором формально выражено повторяющееся подлежащее он, – бессоюзные ряды с заключающей сочинительной связью – микротекст, объединяющий однотипные предложения, часто с одним подлежащим. Выбор одного из синонимичных знаков, разделительного или отделительного, вариативен (гл. 2, УП):



От хладного разврата света

Ещё увянуть не успев,

Его душа была согрета

Приветом друга, лаской дев;

Он сердцем милый был невежда,

Его лелеяла надежда,

И мира новый блеск и шум

Его пленяли юный ум;

Он забавлял мечтою сладкой

Сомненья сердца своего;

Цель жизни нашей для него

Была заманчивой загадкой,

Над ней он голову ломал

И чудеса подозревал.
В одном МСП с ведущей бессоюзной связью совмещены синонимичные сочинительные связи разных уровней: между однородными сказуемыми и отдельными предикативными единицами. Такие совмещения синонимичных соединительных структур весьма разнообразны (гл. 6, ХХ1У):

Уже редеют ночи тени

И встречен Веспер петухом;

Онегин спит себе глубоко.

Уж солнце катится высоко,

И перелётная метель

Блестит и вьётся; но постель

Ещё Евгений не покинул,

Ещё над ним летает сон.

Вот наконец проснулся он

И полы завеса раздвинул;

Глядит – и видит, что пора

Давно уж ехать со двора.
Из трёх предложений строфы два – сложносочинённые с семантикой одновременного протекания ситуаций, которая актуализируется в первом предложении общим детерминантным обстоятельством. Элементы повествования на фоне описания формируют однородные сказуемые третьего предложения (сочетание форм совершенного вида), причём второй союз и выражает семантику результата. Таким образом, осложняются сочинительные отношения и между однородными сказуемыми. Выше говорилось о чрезвычайно разнообразном выражении синтаксических отношений при едином или повторяющемся подлежащем, семантика которого может распространяться на многокомпонентное предложение и текст. Подлежащее задаёт тему не только отдельного предложения, но и определённого отрезка нарратива, фрагмента сюжета, вмещаемого целой строфой, а иногда и несколькими строфами. Возможны и другие сочетания структур разных уровней с сочинительной соединительной связью (гл. 8, ХШ):

Им овладело беспокойство,

Охота к перемене мест

(Весьма мучительное свойство,

Немногих добровольный крест),

Оставил он своё селенье,

Лесов и нив уединенье,

Где окровавленная тень

Ему являлась каждый день,

И начал странствия без цели,

Доступный чувству одному;

И путешествия ему,

Как всё на свете, надоели;

Он возвратился и попал,

Как Чацкий, с корабля на бал.
Ведущую связь в МСП оформляет второй союз и, однако более протяжённая первая смысловая часть представляет собой сложное бессоюзное предложение, в одной из предикативных частей которой союз и соединяет однородные сказуемые, выражая семантику следования. Такие переливы параллельного соединения однородных сказуемых и предикативных единиц встречаются постоянно.

Синтаксически немаркированные, диффузные структуры уступают своё место семантически синонимичным дифференцированным структурам.



Особенно ярко и многообразно семантика времени и обусловленности проявляется в результативных, следственных, результативно-следственных, следственно-результативных ССП. Значения результата и следствия семантически близки, но не тождественны. Они объединяются фоновой семантикой соответствия и следования. Значение результата находится в зоне временной семантики следования, когда следующая за первой вторая предикативная часть, выражает следующую во времени ситуацию, не обусловленную первой ситуацией, а являющуюся результатом проявления её: Дверь вдруг открылась, и что-то, задевая её, шебурша, полезло в баню (В. Распутин);

Но вечер на него покров накинул свой,

И рощи и брега, смешавшись, побледенели. (В. Жуковский)
Мгновенно возбудится

Завидный аппетит –

И труженик-пиит

За шаткий стол садится… (К. Рылеев)
Суконное с витрины покрывало

Откинули – и кружево предстало

Узорное, в воздушных пузырьках. (А. Кушнер)
Открылся люк – и в сильном свете

У края замерли вдвоём

И, взявшись за руки, как дети,

Они шагнули в тот проём. (К. Ваншенкин)
В результативных ССП проявляется единичная временная зависимость двух ситуаций, поэтому максимально ярко результативные отношения проявляются, когда предикат первой части выражен глаголом движения или его антонимом, возможен и метафорически переосмысленный глагол:

Оттоль сорвался раз обвал,

И с тяжким грохотом упал,

и всю теснину между скал

загородил,

и Терека могучий вал

остановил. (А. Пушкин)
Моих ушей коснулся он,

И их наполнил шум и звон. (А. Пушкин)
С красивой арфой он стал недвижим,

он звякнул дрожащей струной,

и дико промчались по залам моим

гармонии песни больной. (Н. Гумилев)
Свет от света оторвётся,

В недра тёмные прольётся,

И пробудится яйцо. (С. Городецкий)
Ты стукнул молотком по шляпке ржавой,

И вникло остриё. Не тронув кость. (З. Гиппиус)
Ты принёс мне самовольно

Самый ценный, нежный дар,

И расплавился безбольно

В ясном свете мой пожар. (М. Кузмин)
Бывало: ветки наломай сухие,

Ударь кресалом и полой накрой –

И вот клочочек мировой стихии

Затеплится средь полночи сырой. (Е. Винокуров)
Шинель, доставшаяся мне, как видно, с великана,

Встала на спине горбом.

И вдруг я услышал смех. (Е. Винокуров)
Ударил сок живительный в оттаявший сучок,

И лопнул клейкой почечки ядрёный кулачок. (С. Викулов)
Поэт, примером я, едва воспламенится,

И вмиг в уме его тьма, тьма чудес родится. (И. Дмитриев)
Результативные СПП довольно активны: 1 – 57,2%; П – 70,4%; Ш – 62,4% массива сложносочинённых предложений. Пик их употребительности приходится на границу веков.

Семантика следствия возникает при отношениях постоянно проявляющихся ситуаций, при этом вторая ситуация воспринимается как детерминированная первой. Семантика следствия выражает постоянную, регулярно проявляющуюся зависимость ситуаций, находится в зоне детерминированной зависимости, часто эта зависимость актуализируется грамматикализованными лексическими средствами: А смеялся он хорошо, белозубо, и оттого этот слишком частый и беспричинный смех не раздражал (Ю. Нагибин);



Длинный день проходит вяло,

Скучны люди, жизнь узка,

И живёт в душе усталой

Беспокойная тоска. (Н. Огарёв)
Страшно мне смотреть туда,

В сумрачную даль,

И ложится на душу

Тайная печаль. (Н. Огарёв)
За мной повсюду он летал,

Мне звуки дивные шептал,

И тяжким пламенным недугом

Была полна моя глава. (А. Пушкин)
Осенний ветер веет

Солёной свежестью – и всё кругом шумит. (И. Бунин)
В твой дом не носят письма почтальоны,

И он ответов никому не шлёт. (А. Межиров)
Был в лампочке повышенный накал,

невыгодный для мебели истёртой,

и потому диван в углу сверкал

коричневою кожей, словно жёлтой. (И. Бродский)
Но есть дней и садов здоровье,

И поэтому я с любовью

Размышляю о том, что есть. (Д. Самойлов)
Он звездоплавателя сны

Не посчитал за блажь,

И вот поэтому с Луны

Сияет вымпел наш. (Л. Мартынов)
Следственные ССП тоже довольно активны, хотя занимают меньшую долю в массиве ССП: 1 – 30,8%; П – 18,8%; Ш – 20,4%. Они представляют тенденцию к сокращению частотности.

Для результативных отношений, находящихся в системе временных, инвариантны соотношения форм глаголов-сказуемых, если хотя бы одна из них является формой совершенного вида, в них присутствуют лексические актуализаторы, в том числе имплицитные, и в результате, и вот. Семантику результата поддерживает лексическое наполнение предикативных частей.

Для выражения следственных отношений релевантным становится лексический фактор на фоне соотношения форм несовершенного вида. В первой предикативной части об отношениях следствия сигнализирует лексема с семантикой состояния, прежде всего, эмоционального, которое часто метафорически переосмысливается. Лексическое наполнение предикативных единиц формирует грамматически абстрактную семантику причинно-следственной обусловленности как семантику объективно детерминированной закономерности, но с субъективной точки зрения говорящего:

Со всех сторон печаль порою

Нависнет тучей надо мною,

И словно чёрная волна

Душа в то время холодна. (А. Кольцов)

Листья кружатся, шуршат,

Ветер с шумом налетает –

И гудит, волнуясь, сад,

И угрюмо замирает. (И. Бунин)
Грусть по тебе меня сегодня гложет,

и я грущу, и в этом нет греха… (Е. Винокуров)
Он звездоплавателя сны

Не посчитал за блажь,

И вот поэтому с Луны

Сияет вымпел наш. (Л. Мартынов)
Часто используются актуализаторы со следственным значением потому, поэтому, оттого и т.д.

Для обеих разновидностей ССП характерны необратимость структур, закреплённый порядок частей, параллелизм выражения видо-временных форм сказуемых.

Значения результата и следствия имеют одну семантическую базу временного следования, поэтому они могут актуализироваться в большей или меньшей степени, причём группы ССП с переходной и синкретичной семантикой наиболее частотны в языке лирики.

В следственно-результативных ССП возможны актуализаторы обоих видов, но предпочтительнее – со следственным значением. Такие грамматикализованные лексемы корректнее передают отношения причинно-следственной обусловленности, основанной на регулярности проявления ситуаций. В первой части предикат часто выражен глаголами психического, физического состояния, восприятия, ощущения, эмоционального или интеллектуального состояния. Нередко актуализаторы с результативной и следственной семантикой употребляются одновременно: Черноглазая девочка вышла необыкновенно живая и миленькая, [и потому, в результате] старые барышни утешались ею (Л. Толстой);



Со всех сторон печаль порою

Нависнет тучей надо мною,

И словно чёрная волна

Душа в то время холодна. (А. Кольцов)
Мы сердца друг другу поверяем,

И они так грёзово поют. (И. Северянин)
Глаголы названных семантических групп релевантны и для причинных СПП, поэтому их наличие в первой части ССП обеспечивает следственную семантику и без актуализаторов.

В результативно-следственных ССП проявление первой ситуации вызывает единичный, но в какой-то мере регулируемый результат. Возможна вставка обоих актуализаторов, но типизированная лексика с результативным значением ярче выражает суть синтаксических отношений. В первой части сказуемые выражены глаголами других семантических групп (не состояния). Данные диффузные структуры были широко распространены в русской лирике пушкинской поры, использовались они и позже:



Досель в нём сердце не остыло,

И верь, он с радостью живой

В приюте старости унылой

Ещё услышит голос твой. (Д. Веневитинов)
Мгновенно возбудится

Завидный аппетит –

И труженик-пиит

За шаткий стол садится… (К. Рылеев)
Врагов поэта

В могилах праведный укор

Отыщет в будущие лета,

И кости этих мертвецов,

Уж подточённые червями,

Вздрогнут на дне свих гробов. (Н. Огарёв)
Но вот на средине булат засверкал,

И бранному в честь властелину

Конь белый, булатом сражённый, упал

Без жизни к ногам своему господину. (Н. Языков)
Разрушающий будет раздавлен,

Опрокинут обломками плит,

И, Всевидящим Богом оставлен,

Он о муке своей возопит. (Н. Гумилёв)
Нервы – большие,

маленькие,

многие! –

скачут, бешеные

и уже

у нервов подкашиваются ноги! (В. Маяковский)
Запретный плод, не сорванный никем,

На землю пал, зарылся в прель глубоко, –

И яблоня стоит, как манекен,

Добра и зла лишённая до срока. (А. Межиров)
В языке лирики результативно-следственные ССП употребляются стабильно, хотя и с некоторой тенденцией к сокращению: 1 – 23%; П – 19,1%; Ш – 18.6%.

Диффузная семантика может осознаваться на фоне присоединения:


Отошли и беда и вода,

Поутихли каспийские воды,

Да и память трясут не всегда

Малярийные ссыльные годы. (И. Лиснянская)
Следственно-результативные отношения могут преобладать, если целью становится выражение состояния лирического героя, тем более метафоризованное. Часто в целях актуализации вторая предикативная часть оформляется как отдельное предложение:

Любовью моя освятилась душа,

И жизнь в красоте мне предстала. (В. Жуковский)
И рано лирою певец овладевал:

И лес, и водопад пред нею умолкал. (А. Майков)
Обыкновенных жён ей мало было счастья,

И гордая душа прорвалась из оков. (А. Майков)
Я у пророков украла веру, –

И он тотчас сошёл с ума. (З. Гиппиус)
Саван крест росою кропит,

Щёлкнет чёрный дрозд,

Да сырой туман затопит

На заре погост. (А. Белый)
Вот мы с ним уплывает во тьму,

И корабль исчезает летучий. (А. Блок)
А на жизнь мою лучом нетленным

Грусть легла, и голос мой незвонок. (А. Ахматова)
Но душено там. И я пробралась в сад

Взглянуть на звёзды и потрогать лиру. (А. Ахматова)
Отошёл ты, и стало снова

На душе и пусто и ясно. (А. Ахматов)
Там за сердцем я не уследила,

И его украли у меня. (А. Ахматова)
Припомнишь двор какой-нибудь, окно

И сразу в сердце возникает детство. (В. Тушнова)
Она дугой взлетает звонко,

спеша в орешник молодой,

и пересохший рот ребёнка

едва целуется с водой. (В. Тушнова)
Я понял!

И ясней и резче

Жизнь обозначилась моя,

И удивительные вещи

Вокруг себя увидел я. (Л. Мартынов)
Но только здесь, во мгле заледенелой,

Она восходит ярче и полней,

И счастлив я, пока на свете белом

Горит, горит звезда моих полей… (Н. Рубцов)
Пьянила земля,

И тепла и черна,

Смутила хмельное сознанье,

И в город, где стала учиться она,

Моё полетело признанье. (В. Фёдоров)
И там, в земле, как здесь, в моей груди,

всех мертвецов и призраков буди,

и пусть они бегут, срезая угол,

по жниву к опустевшим деревням

и машут налетевшим дням,

как шляпы пугал! (И. Бродский)
И вот бреду я по ничьей земле

И у Небытия прошу аренду,

И ветер рвёт из рук моих тепло,

И плещет надо мной водой дупло,

И скручивает грязь тропинки ленту. (И. Бродский)
Данные ССП употребляются реже, но тоже стабильно: 1 – 10%; П – 7,6%; Ш – 12,6%.

Вся гамма выражения результативно-следственных и следственно-результативных ССП выражена в ССП, которые в лирике употребляются стабильно на протяжении двух последних веков. В языке прозы их эволюция представлена ярче: ССП с дифференцированной семантикой – результативной, следственной, результативно-следственной, следственно-результативной – стали употреблять чаще.

В языке лирики разновидности ССП с диффузной семантикой одновременного и последовательного протекания ситуаций представляют тенденцию к снижению частотности, однако ССП с разновременным темпоральным планом предстают, скорее, как стабильные. Следовательно, процесс дифференциации инвариантного синтаксического значения характерен и для развития системы ССП. Грамматикализованные лексические элементы, взаимодействуя с синтаксическими и морфологическими, создают, с одной стороны, многоплановую синтаксическую семантику, а с другой – семантически дифференцируют структуру, занимающую своё особое место в системе сложного предложения, удовлетворяющую усложняющиеся запросы носителей языка.

Присоединительно-распространительные ССП сравнительно малочастотны: 1 – 2,3%; П – 8,7%; Ш – 6,9%, но в течение двух последних столетий они стали употребляться чаще более чем в 3 раза, более высокой их частотность была в Х1Х веке:

Господь и Спас! Внемли моей молитве:

Да нас прикроет длань твоя! (А. Одоевский)
Один другим, скользя, сменялся,

И каждый был как тень, как тень… (З. Гиппиус)
Соединительные присоединительно-распространительные ССП на фоне соединения выражают более сложную семантику. Наиболее оптимально выразил сущность присоединения В.В. Виноградов: «… части не умещаются сразу в одну смысловую плоскость, логически не объединяются в целостное, хотя и сложное представление, но образуют цепь последовательных присоединений, взаимные отношения которых не усматриваются из союзов, а выводятся из намёков, подразумеваний или составления предметных значений» [Виноградов 1941, 286]. Современные синтаксисты в основном развивают точку зрения В.В. Виноградова, утверждая, что присоединительные конструкции занимают особое место между паратаксисом и гипотаксисом, вследствие чего присоединение выражает взаимодействие аспектов-функций предложения как многоаспектной синтаксической единицы: взаимопроникновение логического, синтаксического, семантического и коммуникативного планов. К этим аспектам добавляется выражение семантики оценки и экспрессии, так как присоединение всегда организуется с точки зрения говорящего, это одно из ярких средств выражения субъективной модальности, оценочности и экспрессивности. Присоединение выражает сам процесс мышления. Таким образом, присоединение представляет собой фокус, в котором собираются все аспекты проявления основной и добавочной семантики предложения, поэтому присоединительная семантика может оформляться всеми видами синтаксических единиц: сложноподчинённым, сложносочинённым, сложным бессоюзным предложениями, сложным синтаксическим целым, простым предложением. Инвариантным показателем присоединительной семантики является дейксис это с вмещающей функцией во второй части сложной конструкции, поэтому присутствие сочинительного или подчинительного союзов необязательно.

Очень близки к анализируемым ССП и присоединительные СПП, но наиболее ярко присоединительно-распространительная семантика проявляется в усложнённом МСП или микротексте, именно союз и полностью проявляет свой потенциал, разворачивая логическое пространство рассуждения на фоне объединения, соединения разнородных мыслей и чувств в единое целое.

В сложном предложении присоединительное значение оформляется не только союзными средствами, в том числе специальными с присоединительной семантикой. Здесь принимают участие следующие грамматические факторы: закреплённый порядок предикативных частей, детерминированный выражением логических зависимостей основной и дополнительной мыслей, анафорические местоимения с инклюзивной функцией во второй части (указательные или притяжательные третьего лица), специфическая интонация, определённый порядок слов в первой предикативной части, автосемантизм первой предикативной части.

В ССП при этом наблюдается меньшая спаянность частей, чем в присоединительном СПП:



Господь и Спас! Внемли моей молитве:

Да нас прикроет длань твоя! (А. Одоевский)
Один другим, скользя, сменялся,

И каждый был как тень, как тень… (З. Гиппиус)

Нет, иду я в путь никем не званый,

И земля да будет мне легка! (А. Блок)
Обошли мы полсвета,

И, признаюсь, порой

Почему-то всё это

Мне казалось игрой… (Е. Винокуров)
Не расшатать мне вечных скал,

Да и признаться, труд напрасен. (В. Фёдоров)
Сочинительные союзы и, а, но выступают в присоединительных ССП в особой функции. Они оформляют «вторичную связь» (А.Ф. Прияткина), когда вторая предикативная связь получает большую смысловую нагрузку, приобретает способность сосредоточивать и удерживать логическое ударение. Союзы не только соединяют, но и сигнализируют о прерывистом характере высказывания, актуализируют его рематическую часть.

Присоединительную семантику выражают, прежде всего, специализированные присоединительные союзы, возникшие совсем недавно, не ранее середины Х1Х века: да и, притом, причём. Союз да в соединительном значении употребляется сейчас только в языке фольклора, за ним закрепилась присоединительная функция. На его базе образовался присоединительный союз да и. Союзы, образованные из местоименных компонентов, ясно показывают, что присоединительная семантика «наслаивается» на типовую семантику сочинения/подчинения. Поэтому присоединительную семантику могут оформлять и другие сочинительные союзы-инварианты а, но. Сам коммуникативный и логический разрыв возводится в ранг связи, но осложнённой актуализированными субъективно осознаваемыми оттенками значений.

Линейно организованная сочинительная структура семантически осложняется, происходит расширение информации в первой части и одновременно её включение во вторую часть. Линейность семантически усложняется. Присоединительная структура расширяет и углубляет информацию с точки зрения автора, даёт возможность поэту выразить сам процесс формирования чувства-мысли, поэтому соединительные присоединительно-распространительные СПП так активно развиваются в Х1Х веке и стабильно употребляются в веке ХХ: 1 – 3%; П – 12,6%; Ш –11,5%. Развитие данной разновидности показывает, насколько активно язык фиксирует точку зрения автора, насколько значительно и ярко языковое выражение субъективной модальности. Эти предложения заключают в себе признаки текстовой организации, когда предложение мыслится в каких-то отношениях с предыдущим и последующим контекстами.
Остальные разновидности соединительных ССП отмечены как единичные. В лирике чаще, чем в прозе, употребляются диффузные ССП, совмещающие семантику соединения/ограничения при опоре на лексическое содержание компонентов:

Он хочет обнять ему милый призрак –

И одр лишь холодный несчастный объемлет. (Н. Гнедич)
Странником вечным

В пути бесконечном

Странствуя целые годы,

Вечно стремлюсь я,

Верую в счастье,

И лишь в ненастье

В шуме ночной непогоды

Веет далёкою Русью. (М. Волошин)
Живу одна среди людей –

То ли ошибка. То ли осечка, –

И только в памяти твоей

Есть у меня ещё местечко. (И. Лиснянская)
Семантика ограничения организуется при помощи частиц-актуализаторов только, лишь и др.:

Сам Эрмий упёрся ногой натянуть на круг черепахи

Гремящие струны – и только в часы небесных восторгов

Державин дерзал рассыпать по ней окрылённые персты. (А. Дельвиг)

ССП с семантикой ограничения заметно активизируются в Х1Х веке и в ХХ веке употребляются стабильно: 1 – 0,4%; П – 2,2%; Ш –2,1%.

Диффузная семантика несоответствия опирается на лексическое наполнение предикативных частей:

Звучно стрелка часовая

Мерный круг свой совершит,

И, докучных удаляя,

Полночь нас не разлучит. (А. Пушкин)
Мы ограждались тяжким рядом

Людей и стен – и вновь, и вновь

Каким неотвратимым взглядом,

Язвящим жалом, тонким ядом

Вилась усталая любовь! (В. Ходасевич)
Я скромный,

и я бастую. (В. Маяковский)
Я трижды был обманутым,

И всё же

Ты мне верни доверчивость мою. (В.Фёдоров)
Несоответствие может актуализироваться как несовместимость явлений:

Ещё окован русский ум,

И угнетённая свобода

Таит порывы светлых дум. (Н. Языков)
Под кровлею одной многоэтажный дом

Обоих нас сокрыл в одно и то же время,

И долго оба мы не ведали о том. ( В. Пяст)
И руки я тянул, и уплывала

Та женщина навеки от меня. (Е. Винокуров)
Данные диффузные ССП малочастотны: 1 – 0,1%; П – 2,2%; Ш – 1,8%.

Таким образом, система соединительных ССП с союзом и развивается диалектически разнообразно. Уменьшается активность семантически одномерных неактуализированных структур (совместности, соответствия). Тенденция к увеличению частотности актуализированных структур прослеживается слабее, чем в системе СПП языка прозы. Стабильно употребляются диффузные структуры.

В течение Х1Х века несколько уменьшается употребительность ССП, совмещающих семантику сочинения и подчинения: одновременности и следования ситуаций, результативных/следственных, однако в ХХ веке их активность возрастает. Структуры с диффузным грамматическим значением постепенно устраняются из языка, их вытесняют структурные элементы со специализированной семантикой, в данном случае – подчинительные союзы-маркеры. В языке лирики этот процесс происходит гораздо мягче, чем в языке прозы. Увеличивают активность и присоединительно-распространительные ССП. Эти процесс происходили синусоидально. Самые яркие показатели так же, как в языке прозы, приходятся на границу веков.

Тенденция к сворачиванию системы соединения, отмеченная на протяжении последнего тысячелетия [Стеценко, Холодов, 1980,100], постепенно замедляется, затухает, в течение двух последних столетий в языке прозы она предстаёт как стабильная. В языке лирики, по наблюдениям А.А. Логачёвой, эти процесс происходят более активно [Логачёва 2011].



Каталог: olderfiles
olderfiles -> Сборник адресован социальным педагогам, специалистам по социальной работе, студентам педагогических специальностей
olderfiles -> Конспект лекций по курсу «Организационное поведение»
olderfiles -> Выполнила Верченова Евгения(8
olderfiles -> Уроки русского языка в 5 классе по учебному комплексу В. В. Бабайцевой для классов и школ с углублённым изучением русского языка книга для учителя
olderfiles -> Книга открытое сознание открытое общество
olderfiles -> Языковое бытие человека и этноса: когнитивный и психолингвистический
olderfiles -> Д. Мак-Фарленд Поведение животных. Психобиология, этология и эволюция
olderfiles -> Скромность в общении означает сдержанность в оценках, уважение вкусов, привязанностей других людей. Антиподами скромности являются высокомерие, развязность, позерство. Точность
olderfiles -> Учебно-методический комплекс курса «Педагогика»
olderfiles -> Адаптация иностранного опыта в условиях глобализации высшего образования


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница