Монография Орёл 2012,161,1 367 ббк ш141. 2-22 б 382 Утверждено к печати



страница10/20
Дата22.02.2016
Размер6.24 Mb.
ТипМонография
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   20

2.2. Изменения в системе

определительных сложноподчинённых предложений.
Сложноподчинённые определительные предложения занимают второе место по частотности среди нерасчленённых СПП и в языке лирики, и в языке прозы. В языке лирики процесс их изменения представляет синусоиду: уменьшение активности в 1,3 раза к концу Х1Х века и увеличение употребительности в течение ХХ века почти до уровня 20-30-х годов Х1Х века. В языке художественной прозы за двести лет определительные СПП стали употребляться реже в 1,4 раза.

Структурно-семантические разновидности определительных СПП: определительно-выделительные, определительно-качественные, определительно-присоединительные, определительно-локативные, определительно-временные – отмечены как регулярные и в языке прозы и в языке лирики. Эти разновидности маркированы грамматически, регулярны и продуктивны. На семантику данных СПП влияет лексико-категориальная принадлежность опорного субстантива. Определительно-выделительное значение маркирует принадлежность опорного субстантива к конкретным существительным, имеющим оппозицию грамматического числа: среди ряда одноимённых предметов выделяется один.

Менее частотно определительно-качественное значение, когда опорный субстантив конкретизируется со стороны его качественной характеристики. Это чаще всего одушевлённое конкретное существительное. Качественная семантика проявляется ярче, если опорный субстантив выражен абстрактным существительным. Данная структурно-семантическая разновидность определительных СПП, как правило, осложняется семантикой следствия.

В определительно-присоединительном СПП опорный субстантив чаще выражен существительным собственным, которое минимально нуждается в конкретизации, или не нуждается в ней вообще.

Наиболее частотными в языке лирики оказались синкретичные определительно-локативные СПП. Опорное существительное в зависимости от лексического значения локативности и от позиции в главном предложении мотивирует разную степень проявления синкретизма. Если оно является подлежащим или дополнением, возрастает степень проявления атрибутивности. Если оно используется в функции обстоятельства места, возрастает проявление локативности, поддерживаемое союзными словами где, куда, откуда. При опорном существительном возможен коррелят тот, этот, сей, актуализирующий атрибутивные отношения:

Блаженна та страна, где ты могло явиться:

Там целый был народ – поэт… (В. Кюхельбекер)
Бывало, корни быстроноги

В степях и диких, и глухих,

Где нет жилья, где нет дороги,

Мчат вихрем всадников лихих. (К. Рылеев)
В этой местности, где с океаном

схлестнулась Европа,

Все живут на воде, словно Ной в ожиданье

потопа,

Пуповиною кабеля связаны с сушей пока. (А. Городницкий)
Определительно-локативные СПП наиболее активны на всех трёх срезах. Особенно высока их продуктивность в 20-30- годы Х1Х века, в течение исследуемого периода она снижается в 1,5 раза: 1 – 40,6%; П – 39%; Ш – 25,6%.

СПП с тончайшей переходной семантикой формировались уже в романе «Евгений Онегин». Определительно-локативные СПП представляют там самую дифференцированную в семантическом плане систему: 1) собственно локативные, 2) локативно-определительные, 3) определительно-локативные. Среди них встречаются СПП с придаточными определительными, в которых локативная сема выражена минимально, так как в опорном субстантиве локативная семантика выражена только лексически, они являются или подлежащим, или дополнением, или обращением:



Деревня, где скучал Евгений,

Была прелестный уголок …

Он пел те дальние страны,

Где долго в лоно тишины

Лились его живые слёзы.

Оставил он своё именье,

Лесов и нив уединенье,

Где окровавленная тень

Ему являлась каждый день,

И начал странствовать без цели…

Дай оглянусь. Простите ж, сени,

Где дни мои текли в глуши,

Исполнены страстей и лени

И снов задумчивой души.

Когда субстантив занимает позицию обстоятельства места, локативная семантика усиливается, хотя указательное слово в функции определения обусловливает преобладание атрибутивной семантики. Позиция конкретизируемого придаточным предложением обстоятельства места актуализирует локативную семантику:



Он в том покое поселился,

Где деревенский старожил

Лет сорок с ключницей бранился…

При отсутствии указательного слова семантика локативности ещё более усиливается:



В пустыне, где один Евгений

Мог оценить его дары,

Господ соседственных селений

Ему не нравились пиры…

Локативная и атрибутивная семантика распределены как бы «поровну», когда придаточное предложение конкретизирует семантику места и одновременно признак предмета:

И Таня входит в дом пустой,

Где жил недавно наш герой.

Часы бегут; она забыла,

Что дома ждут её давно,

Где собралися два соседа

И где об ней идёт беседа.

Язык Италии златой

Звучит на улице весёлой,

Где ходит гордый славянин,

Француз, испанец, армянин,

И грек, и молдаван тяжёлый,

И сын египетской земли,

Корсар в отставке, Морали.

СПП с разной степенью семантической дифференциации встречаются в одной строфе (гл. 7, У):



И вы, читатель благосклонный,

В своей коляске выписной

Оставьте град неугомонный,

Где веселились вы зимой;

С моей душою своенравной

Пойдёмте слушать шум дубравный

Над безыменною рекой

В деревне, где Евгений мой

Отшельник праздный и унылый,

Ещё недавно жил зимой

В соседстве Тани молодой,

Моей мечтательницы милой,

Но где его теперь уж нет…

Где грустный он оставил след.

Здесь впервые встретилось парцеллированное придаточное в роли экспрессивного синтаксического средства с ярко выраженной функцией выражения процесса мышления «за строкой». Актуализацию усиливает предшествующее умолчание. Парцелляция в функции присоединения как яркое экспрессивное средство широко распространено в современной лирике. Отрыв члена предложения или придаточного предложения от базовой части характерен для разговорной речи. Этот мелодически прерванный интонационный рисунок наиболее глубоко освоила М. Цветаева. В расчленённом высказывании между частями сохраняются те же синтаксические отношения и средства связи, но конструкция нагружается максимальным экспрессивным смыслом, разные уровни которого выражены имплицитно.

Пушкин первым употребляет такие конструкции, чувствуя скрытую, потенциальную мощь такого отчленения, резко меняющего ритм и мелодику предложения. Отделяется последнее из однородных придаточных, возвращая читателя к грустным событиям недавнего прошлого.

В следующей строфе читаем:



Меж гор, лежащих полукругом,

Пойдём туда, где ручеёк

Виясь бежит зелёным лугом

К реке сквозь липовый лесок.

Ей душно здесь… она мечтой

Стремится к жизни полевой,

В деревню, к бедным поселянам,

В уединённый уголок,

Где льётся светлый ручеёк,

К своим цветам, к своим романам

И в сумрак липовых аллей,

Туда, где он являлся ей.

Местоименно-соотносительная пара туда – где выражает только пространственную семантику без добавлений других сем. Однако и в этой строфе находим сочетания разной по семантической ёмкости связи.

Встречаются синкретичные СПП с временной семой. Атрибутивная и временная семантика в них тоже выражена в разной степени:

В те дни, когда в садах Лицея

Я безмятежно расцветал,

Читал охотно Апулея,

А Цицерона не читал,

В те дни в таинственных долинах,

Весной, при кликах лебединых,

Близ вод, сиявших в тишине,

Являться муза стала мне.
Онегин, помните ль тот час,

Когда в саду, в аллее нас

Судьба свела, и так смиренно

Урок ваш выслушала я?

Наличие синкретизма в СПП обусловливает лексически выраженная временная семантика опорных субстантивов. При наличии указательного слова в функции определения усиливается атрибутивная семантика. При его отсутствии в опорном слове усиливается временная сема:



И в молчаливом кабинете

Ему припомнилась пора,

Когда жестокая хандра

За ним гналась в туманном свете,

Поймала, за ворот взяла

И в тёмный угол заперла.

Теперь мы в сад перелетим,

Где встретилась Татьяна с ним.

Отмеченные СПП регулярно и довольно часто встречаются в романе. В дальнейшем именно тончайшие переливы атрибутивной семантики и пространственной, атрибутивной и временной – активно развивались в языке русской художественной литературы. Активно используются они и в современной прозе и поэзии.

На втором месте по употребительности в лирических произведениях оказались синкретичные определительно-присоединительные СПП, «в которых связь между главными и придаточными предложениями не имеет обязательного характера. Существительное, к которому отсылает местоименное слово, не требует уточнения своего значения; придаточное предложение определяет это существительное лишь постольку, поскольку занимает при нём синтаксическую позицию определения» [Русская грамматика, т. П, 522]. Как указывалось выше, это чаще всего имя существительное собственное, реже личное местоимение:

Петербург Достоевского, который его ненавидел,

Для потомков теперь представляется в виде

Чёрно-белых гравюр, иллюстраций из «Белых ночей». (А. Городницкий)

Я знал и видел

Марсия,

Чьей дерзкой флейтою была побита

лира. (М. Волошин)
О, да будем счастливцами мы, которым

предстанет! (В. Кюхельбекер)
Главные предложения в данных СПП автосемантичны. Часто опорное существительное вообще не нуждается в распространении, поэтому при нём невозможно указательное слово, семантически дифференцирующее атрибут. Таким образом, эти предложения занимают переходное положение между нерасчленёнными (относятся к слову) и нерасчленёнными (связь с опорным словом структурно необязательна, формальна, дополнительная информация, заключённая в придаточном предложении, имеет присоединительный характер, даётся с точки зрения говорящего). Союзные слова который, чей, где, куда, откуда без опоры на указательные корреляты тоже выражают семантику присоединения.

В первой трети Х1Х века определительно-распространительные СПП очень активны, к концу века их частотность снижается в 1,3 раза и на протяжении ХХ века остаётся неизменной: 1 – 29,8%; П – 23%; Ш – 23%. Употребительность второй синкретичной разновидности определительных СПП является стабильной и регулярной.

Собственно-определительные СПП используются несколько реже, хотя и они достаточно активны в своей основной разновидности определительно-выделительных СПП. В них придаточное акцентирует предметное значение существительного путём выделения его из ряда однородных:

И та красавица, которая была

Одна из всех тебе мила,

Уже с улыбкою небесной

Тебя надеждою дарит наградой лестной,

Которую давно любовь твоя ждала. (П. Катенин)
Но та любовь, что душу посещала,

Оставила в душе печальный след… (И. Бунин)
Синева вторгается в тот предел,

За которым вспыхивает звезда. (И. Бродский)
В лирике конца ХХ века предметное значение опорного существительного может метафоризироваться.

Выделительная семантика опирается на соотношение местоименных компонентов тот – который во всех формах. Указательное слово может отсутствовать, но легко восстанавливается, актуализируя семантику выделения, то есть оно факультативно по сравнению с обязательным присутствием местоименно-соотносительной пары в местоименно-соотносительных конструкциях:



Поэтому долго смеркается. Вечер обычно отлит

В форму вокзальной площади, со статуей и т.п.,

Где взгляд, в котором читается «Будь ты проклят»,

Прямо пропорционален отсутствующей толпе. (И. Бродский)
Я и начал с того, что живу на даче,

Дорожа каждым днём, как последним в жизни,

Шелестеньем листочка, лучом горячим,

Золотящим еловые корни, мысли,

Упрощая решение той задачи,

За которую в молодости взялись мы. (А. Кушнер)
Или пустыннее напева ты

Тех раковин, в песках поющих,

Что круг очерченной им красоты

Не разомкнули для живущих? (О. Мандельштам)
С краткой дорогою этою,

Что ты прошёл не один,

И с молодёжной газетою,

Где протрубил до седин. (К. Ваншенкин)
Употребительность определительно-выделительных СПП резко возрастает в течение ХХ века: 1 – 17,3%; П – 19,1%; Ш – 42,3%. Они занимают почти половину в массиве используемых СПП.

Коррелятивная связь употребляется в три раза реже, чем связь без указательных слов: 1 – 23%; П – 16,5%; Ш – 23,9%. К концу Х1Х века её активность несколько снижается, но опять возрастает к концу ХХ столетия до первой трети Х1Х века. В языке художественной прозы в первой трети Х1Х века коррелятивная связь употреблялась вдвое реже (12,9%) и постепенно возрастала до 26,5% в конце ХХ века. Номенклатура коррелятов достаточно разнообразна: тот, этот, всё, сей, такой, другой, оный, некий. В подавляющем большинстве случаев используется указательное слово тот (1 – 82,3%; П – 80,5%; Ш – 61%. Оно может соотноситься со всеми местоимениями в союзной функции. С 90-х годов Х1Х века модель тот – что становится самой частотной. В течение двух столетий её активность возросла в пять раз (1 – 9%; П – 39,8%; Ш – 46,0%):



Закатилася звезда моя,

Та ль звезда моя туманная,

Что следила завсегда меня,

Как невеста нежеланная! (А. Полежаев)
Он твердил: «Тот напиток уж выпит,

Что рука наливала судьбы,

И пророчества те, что начертит

Египет,

Для всеобщего мира грубы». (В. Хлебников)
Но то вино,

Что пью, и то, чем стану,

Продавит дно

Вселенскому стакану. (И. Лиснянская)

В то же время модель тот – который снижает продуктивность вдвое (1 – 33%; П – 22,3%; Ш – 16,5%):



Куда ж меня нелёгкий тащит

И мой раздутый стих таращит,

Как стих того торговца од,

Который на осьмушку смысла

Пуд слов с прибавкой выдаёт? (П. Вяземский)
Где та страна, о которой лепечут нам сказки? (М. Лохвицкая)
Кровь отзывается на стадионный шум

той же температурой, с которой зной

тихого утра под горностаем шуб

чёрной вспучивает кисточкой и белизной. (А. Найман)
Определительно-выделительные СПП





кол-во

%%

кол-во

%%

кол-во

%%

что

36

28,9

61

59,2

233

80,9

который

53

43,8

22

21,4

51

17,7

чей

11

9,1

16

15,5

3

1

кой

10

8,3

1

1

1

0,4

кто

12

9,9

3

2,9

-

-

всего

121

100

103

100

288

100

Изменяется употребительность структурных компонентов в определительно-выделительных СПП. В современной поэзии резко увеличивает продуктивность союзное слово что. В прозе оно малочастотно, но и там его продуктивность увеличивается. Продуктивно и союзное слово который:



Родитель мой, твой славный дед,

От тех варягов происходит,

Которых дивный ряд побед

Мир в изумление приводит. (К. Рылеев)
К нему прильнув из полутьмы,

В минутном млеет позлащеньи

Тот мир, которым были мы…

Иль будем в вечном превращеньи. (И. Анненский)
О, как наивен был тот пыл,

который на крылах удачи

невероятностью задачи

воображенье ослепил! (Р. Казакова)
Однако к 90-ым годам Х1Х века его продуктивность сокращается в 2,2 раза и продолжала сокращаться в ХХ веке, видимо, по причине снижения активности соотносительных слов. Резко снизилась употребительность союзного слова чей, в языке современной поэзии оно встречается редко:

Где тот певец, чьим пеньем

восхищались? (И. Козлов)
Но орёл, чьи перья – красный пламень,

Поднял и швырнул меня на камень,

Где морская веяла прохлада. (Н. Гумилёв)
Угрюмо царствует глухонемая суть,

И лишь иной христопродавец

Вздыхает, сквозь кусты услышав шумный путь

В какой-то Малоярославец,

А то и грубый гул, среди прямых аллей,

Ассенизаторской машины,

А тех, чьи номера, начавшись с двух нулей,

Внушают трепет беспричинный. (С. Липкин)
Редко употребляется союзное слово кой, синоним союзного слова который, имеющее архаичное значение. В современной лирике его употребление стилистически актуализировано:

Того ж «Эдипа», коим прежде

Здесь плющ наградный добывал,

На силу прежнюю в надежде

Ещё представить вам желал… (П. Катенин)
Вы – радости, кои

Фортуна несла, – далеки!.. (А. Белый)
Хвораю, это значит – ребро

Болит, из коего создана. (И. Лиснянская)
Союзное слово кто малочастотно и снижает свою активность в течение всего периода. Семантика одушевлённости влияет на снижение потенциала его использования:

Прощай, и в шуме света

Меня не позабудь,

Не позабудь поэта,

Кому ты первый путь,

Путь скользкий, но прекрасный,

Путь к Музам указал. (В. Кюхельбекер)
Я– эгофутурист. Всероссно

Твердят: он – первый, кто сказал,

Что всё было – безвопросно,

Чьё имя наполняет зал. (И. Северянин)
Редко употребляется союзное слово кто и в прозе, но там оно увеличивает свою активность. Союзное слово какой тоже малочастотно, но используется стабильно на протяжении двухсот лет. В прозаических текстах его употребительность уменьшается. Союзные слова каков, откуда используются как единичные вкрапления, но используются регулярно.

Стабильный характер имеет и употребление коррелятивной связи, хотя наблюдается некоторое её уменьшение к концу Х1Х века, в ХХ веке её активность возрастает в 1,4 раза.



В определительно-выделительных СПП частотность коррелятивной связи постоянно и равномерно сокращается – почти в два раза: 1 – 54,5%; П – 38,8%; Ш – 30,9%. Предложение освобождается от указательных слов, активность таких структур возросла почти в полтора раза: 1 – 45,5%; П – 61,2%; Ш – 69,1%. Номенклатура указательных слов богата: тот, этот, всё, сей, оный, некий, другой, один. Ушли из языка стилистически маркированные компоненты, зато в конце ХХ века в языке лирики стали употребляться как соотносительные компоненты другой, один. Впрочем, 92% употреблений занимают указательные слова тот, этот. В конце Х1Х века только слово тот употреблялось в 90% случаев:

Та ясность, подобная прелестям северной девы,

Которой глаза голубые и алые щёки

Едва отеняются русыми локон волнами. (Н. Гнедич)
Но та любовь, что душу посещала,

Оставила в душе печальный след… (И. Бунин)
Он рыжеват ещё. И на лице

Нет той печати, что потом возникла, –

Печати гениальности. (Е. Рейн)
Остальные указательные слова встречаются сравнительно редко. Указательное слово сей уже во времена Пушкина ощущалось как архаическое:

Не Аполлон, но я кую сей цепи звенья,

В которую могу вселенну заключить. (К. Батюшков)
Уже в конце Х1Х века оно почти не встречается:
И был повергнут я судьбой

В кипящий горн страстей народных –

В сей град, что горькою звездой

Упал на узел токов водных. (М. Волошин)
Указательное слово это, современный синоним местоимения сей, стало употребляться только в конце Х1Х века и достаточно активизировалось к концу ХХ века: П – 5%; Ш – 23,6%:

Перед ложем царя баядеры плясали;

Но для Будды звучал тот же грустный напев

В этих гимнах, что жизнь и любовь прославляли

В тихой музыке струн, в нежном голосе дев… (Д. Мережковский)
Храните от боли

усталые нервы

не слушайте бредни

об этой любви,

что кажется первой,

и стала последней. (А. Городницкий)

А над вокзальным застеклённым сводом

я гоню этот бред,

что в моём подсознанье живёт. (Ю. Друнина)
Указательное слово это формирует выделительно-синкретичное значение СПП в сочетании с местоимением где:
И бледнеют, и тонут в душе, где

развалины дремлют,

В этой бездне, где много, где всё

пробегает на миг,

В переходах, где звукам их отзвуки,

вторя, не внемлют,

Где один для меня сохранился

немеркнущий лик. (К. Бальмонт)
В этой местности, где с океаном

схлестнулась Европа,

Все живут на воде, словно Ной в ожиданье

потопа,

Пуповиною кабеля связаны сушей пока. (А. Городницкий)
Соотносительное слово всё зафиксировано в первом и третьем периодах: 1 – 9,1%; Ш – 3,4%:
О муза, возвести, хотя на слабой лире,

Её все прелести, которы видим мы,

Когда одеянна во ледяной порфире,

Вселенную тягчит алмазными цепьми. (А. Дельвиг)
Тогда как в тех домах,

Где гордость с суетою

И гордость впопыхах,

Одна перед другою

В натянутых словах

Невольно открывают

Всю скуку, что питают

В изношенных душах… (П. Вяземский)
Благодарю за краткие уроки

Достоинства и мужества души,

За все твои неизданные строки,

Что между нами радостно прошли. (А. Дементьев)
Как видно даже из приведённых примеров, местоименно-соотносительная связь заменяется местоименно-союзной, в которой второй компонент что постепенно превращается в союз. Отмечены и единичные союзы что:

Старый почерк на записке,

Что кольцом ладони смята. (В. Хлебников)
В языке художественной прозы отмечены иные – «зеркальные» – процессы: увеличение употребительности указательных слов в течение Х1Х века и сокращение их к концу ХХ века.

В определительно-выделительных СПП наблюдается только постпозиция придаточных предложений.

В определительно-качественных СПП придаточное распространяет опорный субстантив, нуждающийся в качественной характеристике. Структурной особенностью является соотношение коррелятов такой – какой (что). Связь может быть как местоименно-соотносительной, так и местоименно-союзной. Опущенное указательное местоимение легко восстанавливается:

Итак, прощайте! Скоро, скоро

Переселюсь я, наконец

В страну такую, из которой

Не возвратился мой отец! (А. Полежаев)
Разве что сердце – дрожащая роза –

Мыслит тверёзо

В утро такое, где лучше б не думать о взрывах

Разного рода. (И. Лиснянская)
Мне кажется, что слово «гласность»

То ввысь зовёт,

а то ко дну,

тая в себе одну опасность, тая

опасность не одну:

дойти в правдивости звучанья

до безграничности такой,

когда внезапное молчанье,

как смерть,

как вечности покой,

и книга жизни без закладок

лежит, всезнанием сквозя,

ни тайн на свете, ни загадок,

и «можно» нет

и нет «нельзя». ( Л. Васильева)
А на Командорах

такая морось,

что колья для сетей

принимаешь за людей. (Е. Евтушенко)
Определительно-качественные СПП малочастотны на протяжении всего рассматриваемого периода, хотя их продуктивность возросла за двести лет в 2,8 раза: 1 – 1,7%; П – 3,7%; Ш – 4,7%. Это обусловлено видимо возможностями метафоризации, которая наслаивается на базовую структуру.

В определительно-качественных СПП местоименно-союзная связь превышает союзную вдвое: 65,6 и 34,4%. В первой трети Х1Х века отмечена только местоименно-соотносительная связь. Номенклатура союзных слов иная, чем в определительно-выделительных СПП. Отмечены релятивы какой, который, каков, где, когда, что. На первом месте союзное слово какой, так как именно оно вносит в предложение семантику качественного признака, проявляющегося в какой-либо степени, причём указательное слово такой может отсутствовать, и данной разновидности определительных СПП оно факультативно:



Так в быка превратился Юпитер, – нет!

Нет! – не такого,

Как мы видим при стойлах, – отнюдь не такого, какие,

Глыбы земли рассекают, влача искривлённое рало… (А. Мерзляков)
Как дым пожара, туча шла.

Молчала старая дорога.

Такая тишина была,

Что в ней был слышен голос Бога,

Великий, жуткий для земли

И внятный не земному слуху,

А только внемлющему духу. (И. Бунин)
Но он любил мечтать

О пресвятой звезде,

Какой не отыскать

Нигде – увы! – нигде! (Ф. Сологуб)
На бледно-голубой эмали,

Какая мыслима в апреле,

Берёзы ветви поднимали

И незаметно вечерели. (О. Мандельштам)
Но вечный сон у меня, покойницы, –

Двойник такой затяжной бессонницы,

Какой ещё не бывало. (И. Лиснянская)
К концу Х1Х века активность союзного слова какой увеличилась с 58,3% до 60%, а в течение ХХ века снизилась почти на половину – до 38,1%.

Союзное слово который, занимая почти половину употреблений в этом значении в первой трети Х1Х века (41,7%), более чем вдвое (20%) стало употребляться реже в конце Х1Х века и не отмечено в современной поэзии:



Крылов, ты выиграл богатства

Хотя не серебром –

Не в серебре же все приятства, –

Ты выиграл таким добром,

Которого по смерть, и как ни расточаешь,

Не проживёшь, не проиграешь. (Н. Гнедич)
И средь ладоней неиссчетных

Не находил ещё такой,

Узор которой в знаках четных

С моей бы совпадал рукой. (М. Волошин)
В современной лирике начинают использоваться союзные слова с синкретичным значением где и когда (38,1 и 19% употреблений):

Я сам себе боюсь признаться,

Что я живу в такой стране,

Где четверть века центрит Надсон,

А я и Мирра в стороне… (И. Северянин)
Не дай нам, Время, зрелости такой,

где жадное желанье жить

жестоко

опутано расчётливой тоской –

и оттого особо одиноко. (Л. Васильева)

Нам не хватает всем такого дня,

Когда вокруг всё истинно и немо… (А. Дементьев)
Иногда атрибутивно-качественная семантика вовлекается в зону влияния сказуемого, и тогда СПП сдвигается к местоименно-сказуемной разновидности:

Тебя мне память возвратила,

Такой, какою ты была,

Когда «Не любит!» говорила

И слёзы горькие лила. (Д. Самойлов)
Реже употребляется местоименно-союзная связь с компонентами что и чтобы:
Он поднят над землёю напоказ,

и даль пред ним распахнута такая,

что видит он долины,

и Кавказ

под ним сияет,

льдинами сверкая… (Е. Винокуров)
Союз чтобы отмечен в определительно-качественных СПП только три раза.

Активность коррелятивной связи в определительно-качественных СПП значительно увеличивается: 1 – 25%; П – 40%; Ш – 81,3%. Используется исключительно указательное слово такой:



Такая странная печать

Как бы дарованная свыше, –

Что кажется – в церковной нише

Тебе назначено стоять. (О. Мандельштам)
Похваляяся,

шли враги на Русь.

И таким большим было их число,

Что его пока не придумали. (Р. Рождественский)
Продуктивность местоименно-союзной связи в течение ХХ века постоянно снижается, хотя и отмечается в лирике последней трети ХХ века как регулярная:

А вот сейчас судьбу решать пора,

И надо пробиваться в мастера,

Во всяком деле только в мастера,

Такое время, что нельзя иначе. (Э. Асадов)
В определительно-качественных СПП отмечена только постпозиция придаточных предложений.

Каталог: olderfiles
olderfiles -> Сборник адресован социальным педагогам, специалистам по социальной работе, студентам педагогических специальностей
olderfiles -> Конспект лекций по курсу «Организационное поведение»
olderfiles -> Выполнила Верченова Евгения(8
olderfiles -> Уроки русского языка в 5 классе по учебному комплексу В. В. Бабайцевой для классов и школ с углублённым изучением русского языка книга для учителя
olderfiles -> Книга открытое сознание открытое общество
olderfiles -> Языковое бытие человека и этноса: когнитивный и психолингвистический
olderfiles -> Д. Мак-Фарленд Поведение животных. Психобиология, этология и эволюция
olderfiles -> Скромность в общении означает сдержанность в оценках, уважение вкусов, привязанностей других людей. Антиподами скромности являются высокомерие, развязность, позерство. Точность
olderfiles -> Учебно-методический комплекс курса «Педагогика»
olderfiles -> Адаптация иностранного опыта в условиях глобализации высшего образования


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   20


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница