Монография издательство «Академический проект»



страница13/136
Дата06.10.2019
Размер1,29 Mb.
#79119
ТипМонография
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   136
Ренессансная личность.

Ренессансный взгляд на индивида (Петрарка, Лоренцо Великолепный, Пико делла Мирандола, Макьявелли, Эразм Роттердамский, Монтень, Шекспир) был скорее художественно - интуитивным, чем концептуально – логическим, но все же с непревзойденным мастерством уловил историческую и жизненную диалектику индивидуальной личности той эпохи. В красивых учениях и текстах открылось, как сосуществуют и переходят друг в друга стремление личности к идеалу человека и отказ от него; похожесть личности на других людей и ее неповторимое своеобразие; признание высокой ценности своего «я» и обесценивание «внутреннего» ради внешнего деяния и достижения; обладание личностью устойчивой душевной сущностью и ее рассеянное существование во множестве «акциденций» - откликов на текущие события в мире. Для личности этого периода важнейшим было ее отношение с внеличным (человечеством, общностью, другими людьми), которое основывалось либо на осознанном воплощении в обществе образа «совершенного человека», либо на силе неосознанных желаний власти и превосходства, либо на напряженной рефлексии в диалоге «я – другие».

Динамичная модель становящейся в культурогенензе ренессансной личности может быть представлена в таких положениях.

1. Персонализм раннего Возрождения отмечен развитием идеи о разнообразных категориях индивидов, которые в совокупности воссоздают богатство лучших свойств, присущих «человеку вообще» и распределенных в человечестве и конкретной общности, согласно скрытому, недоступному осмыслению, «божественному» порядку. Мир Ренессанса предстает как населенный Мудрецами, Учеными, Художниками, Справедливыми правителями, Поэтами и т. д. В отдельном представителе каждой из категорий постулируется критически высокое развитие того или иного сущностного свойства, дарования души.

2. Новый гуманитарный ход – и частные достоинства названных категорий становятся внутренними ориентирами для самопознания конкретных индивидов, желающих испытать и «измерить» себя по параметрам многих высоких свойств, узнать «я» не одномерным, а насыщенным разными качествами. В самых масштабных опытах разнонаправленного саморазвития и обладания всеми совершенствами возникает изумительный феномен ренессансного «титанизма» - индивидуального достижения всесторонности, возводящей личность до уровня Универсума.

3. Тип Титана, выразивший синкретическое единство универсалий и персонально представленный многими великими творцами, правителями и философами, не застывает в культуре Возрождения самой ценной моделью личности. В Х1Y – ХY веках идея разделения людей по категориям, под влиянием «моды» на рефлексию, поэзию и эпистолярное творчество, либерально трансформируется в идею внутреннего разнообразия не только избранных, но и всех других индивидов. Гуманистические установки и ожидания распространяются за пределы правящей и творческой элит, подразумевают потенциал индивидуальности, неординарности у людей разных общественных слоев. Восхождение к титанизму уже не выглядит единственным путем к разносторонности. Индивидуальная оттеночность становится не менее значимой для понимания человека, чем его типичность. Вариативность и множественность личного в индивиде начинает казаться более человечной, чем статика немногих надличных свойств. Общность осознается как сфера, где в отношениях со многими другими людьми человек может приобрести и проявить индивидуальную полноту души.

4. Наметившаяся парадигма внутреннего разнообразия личности обусловила ряд поисковых шагов, рискованных для Универсализма. В частности, личные качества начинают рассматриваться в сильной зависимости от текущих событий и ситуаций жизни, которые, поглощая индивида, превращают его «разнообразие» в чересчур подвижное и изменчивое. При познании и самопознании такой релятивный индивид закономерно ускользает от строгих определений, утрачивает рациональные меры становления. Во «внутренней личности» обнаруживаются не только достоинства, но и дурные, темные черты, указывающие на его двойственность, противоречивость. Душевная сущность концептуально рассеивается по отдельным моментам жизни и претерпевает разделение, разлом. Полярность и вариативность индивидуальных качеств кажутся столь значительными, что наводят на мысль о полной душевной непохожести людей, о единственности, абсолютной несравнимости их поступков и действий. Концепты «совершенного в универсальности», «типичного» и «разнообразного» индивида в глубинах культурного сознания размываются представлением об уникальности отдельного человека, непознаваемости его индивидуальной тайны

5.Сомнения в личной достижимости Идеала и предположение о сущностной неопределимости конкретной души обращают внимание мыслителей ХY1 века, прежде всего, Никколо Макьявелли, на практический план жизни человека в обществе, и на выдающихся индивидов – Деятелей. Среди последних привлекают не столько создатели философских, художественных и научных ценностей, сколько умелые прагматики, делающие полезные вещи, связи и капитал, манипулирующие и управляющие людьми. Время – судьба – фортуна - обстоятельства – ситуация – желания - способ поведения - поступок становятся образующими их личности и общественного статуса. Они оцениваются вне зависимости от качественных характеристик поступков, которые могут быть сознательными, волевыми, милосердными, великодушными или неосознанными, вредными, жестокими, вероломными и т. д. Деятель вправе выглядеть всяким, быть активным в широчайшем диапазоне, демонстрировать поведенческое разнообразие, играть себя - многоликого и обладать репутацией человека, нужного всем. Безграничность внутреннего движения к идеальным качествам перестает соблазнять так, как беспредельное, интенсивное расширение внешней личности. Возможности индивидуализации заключены теперь не в надличном или внутриличном, а во внеличном: в практической деятельности, во власти и влияниях, в общности, в непосредственном окружении.

6. Наряду с превознесением власти, общественного успеха и деловой активности, в текстах позднего Ренессанса появляются экзистенциальные темы внутренней цены и трагических последствий «овнешнения» индивида. Достаточно ли свободно следовать в поведении своим влечениям и доводам рассудка, не основываясь на оценке собственных способностей, характера, склонностей к добру или злу? Не требует ли искусная функциональность государя, политика, воина или дельца запрета на рефлексию как объективно и субъективно излишнюю? Можно ли, действуя от имени общности, исходить из себя, при этом отказавшись от «я»? Может ли самопознание Деятеля разрушить психологическую причинность успешной практической жизни» и исполнения общественного долга? Почему принятая на себя роль – маска способна убить «я» у героя жизненной игры? Размышления подобного рода должны были привести к выводам, научно оформленным позднее в глубинной психологии. Согласно этим выводам, подчеркнуто внешняя установка сознания и деятельности ведет к расщеплению личности и образованию в глубине ее души «демона», сводящего с ума и провоцирующего жизненные катастрофы.


Каталог: data -> 2009
2009 -> Современная психология: формы интеллектуальной жизни
2009 -> Психология личности: в парадигме жизненных отношений
2009 -> Психология индивидуальности
2009 -> Монография издательство «Академический проект»
2009 -> Рефлексия личности в культуре
2009 -> Особенности
2009 -> Виктор Дольник
2009 -> Учебный план по Естественнонаучной апологетике для I курса Семинарии
2009 -> Программа дисциплины Основы экзистенциальной психотерапии для направления 030300. 68 Психология подготовки магистра
2009 -> Конкурсу Научного Фонда гу-вшэ «Учитель-Ученики»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   136




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница