Модель акмеологического развития пастыря



страница1/16
Дата14.02.2016
Размер0.66 Mb.
ТипДиссертация
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования города Москвы
«Московский городской психолого-педагогический университет»

На правах рукописи

Пологрудов Сергей Геннадиевич



МОДЕЛЬ АКМЕОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ПАСТЫРЯ

Специальность 19.00.13 — Психология развития, акмеология

Диссертация
на соискание ученой степени
кандидата психологических наук

Научный руководитель:

доктор психологических наук, профессор,

действительный член РАО, академик РАО

Рубцов Виталий Владимирович

Москва — 2014



ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 4

Глава 1. Проблема акмеологического развития личности в психологии 14

1.1. Акмеологический подход к развитию личности профессионала 14

1.3. Вклад профессиональной деятельности в формирование образа мира личности 27

Выводы по первой главе 34

Глава 2. Модель акмеологического пространства профессиональнойдеятельности пастыря 36

2.1. Психология и богословие: взаимные интересы 36

2.2. Этапы научно-психологического и богословского исследований. Некоторые богословско-аскетические категории 39

2.3. Человек в православной антропологии 44

2.3.1. Православно-антропологическая иерархия 44

2.3.2. Грех в православно-антропологической структуре человека 49

2.3.3. Добродетель в православно-антропологической структуре человека. Основной фактор акмеологического развития. 52

2.4. Пространство профессиональной деятельности пастыря 56

2.5. Душепопечительство как главный аспект пастырской деятельности 58

2.6. Пастырское настроение — основной фактор пастырства. Элементы, его составляющие 62

2.6.1. Посредничество 64

2.6.2. Любовь (сострадательная любовь) 67

2.6.3. Самоотречение 70

2.7. Степени пастырского восхождения 74

2.7.1. Первый период — состояние (духовного) сна 76

2.7.2. Действие призывающей благодати 78

2.7.3. Воцерковление 80

2.7.4. Пастырское призвание и период подготовки к рукоположению 81

2.7.5. Принятие священства (хиротония) 83

2.8. Пастырское настроение в акме 85

Выводы по второй главе 86

Глава 3. Эмпирическое исследование акмеологическогоразвития пастыря 88

3.1. Организация и методика исследования 88

3.2. Духовная сфера как фактор акмеологического развития пастыря 93

3.2.1. Развитость духовности как фактор пастырского восхождения 94

3.2.2. Доминирующие тенденции личности как фактор акмеологического развития пастыря 99

3.3. Смысловая сфера как фактор акмеологического развития пастыря 102

3.4. «Самоактуализация» как фактор акмеологического развития пастыря 107

3.5. Исследование мотивационного профиля на разных этапах пастырского восхождения 114

3.6. Обсуждение полученных результатов 116

Выводы по третьей главе 119

Заключение 122

Библиографический список 124

Приложение 1. Результаты ассоциативного теста на понятия «пастырь», «любовь» и «жизнь» по группам 160

Приложение 2. Авторская интерпретация шкал САТ с позиций святоотеческого учения о человеке 166

Приложение 3. Профессиональная деятельность священнослужителя 180

Приложение 4. Страсти и добродетели по святителю Игнатию (Брянчанинову) 192

Приложение 5. Методика «Иерархия личности» (по Е.В. Шестун) 198

Приложение 6. Тестовая методика «Духовный дифференциал» 215

Приложение 7. «Самоактулизациооный тест» 216

Приложение 8. «Диагностика мотивационной структуры личности» 227

Приложение 9. Тезаурус 234


Введение

Актуальность и разработанность проблемы исследования.

К настоящему времени психологическая наука имеет большой опыт изучения профессиональной деятельности. В акмеологии разработан ряд прикладных направлений, посвященных различным профессиям и видам деятельности человека: педагогическое (А.А. Бодалев, А.А. Деркач, В.Н. Тарасова), военное (В.Г. Михайловский, Л.Г. Лаптев, В.Н. Новиков), социальное (А.И. Лященко, Г.П. Филиппова), школьное (В.Н. Максимова), медицинское (В.П. Андронов, А.Г. Васюк, С.Н. Толстов), управления (А.А. Деркач, В.Г. Зазыкин и др.), коррекционное (В.Н. Тарасова), этнологическое (В.П. Бранский), акмеология креативная (Н.Ф. Вишнякова, А.А. Деркач, К.Е. Перепелкина).

Однако практически неисследованной остается проблема профессионального развития священнослужителя, которая представляет большой интерес и для богословия, и, на наш взгляд, для научной психологии. Причем, как в теоретическом, так и в прикладном отношениях. Акмеологический ее аспект важен для Церкви в частности, потому, что в пасторологии — разделе богословия, который посвящен изучению личности пастыря и его деятельности, практически не ставилась задача научного исследования пастырского акме, этапов развития пастыря, факторов и условий, способствующих и препятствующих этому развитию. Многие из этих вопросов достаточно глубоко и всесторонне раскрываются в Библии, святоотеческих творениях и трудах пасторологов. Но акмеологических системных исследований в этом направлении не проводилось.

Сегодня в России осуществляют свое служение более 30 тысяч лиц духовного сословия (священников и диаконов). Подавляющее большинство из них не принадлежит к потомственному духовенству. Они родились, выросли, и, зачастую, сформировались в светской, секулярной среде. Обретя веру, будущие пастыри вступили на путь духовной жизни, духовно-религиозного совершенствования. А затем, ощутив в душе пастырское призвание, в таинстве рукоположения приняли благодать священства.

Каждый из них, за редким исключением, ревностно, самоотверженно и добросовестно несет свое служение, без остатка посвящая себя Церкви и своей пастве. Но для достижения той цели, к которой они призваны — содействовать спасению людей, — этого недостаточно. Необходимо образование, причем такое, как оно понимается в православной традиции: воссоздание образа Божьего в самом себе, а затем в каждом представителе своей паствы. Это длительный путь настойчивого труда, направленного на совершенствование умственной, эмоциональной и волевой сфер, но, прежде всего, духовной. Поэтому нужна непрерывная система духовно-нравственного образования пастыря, повышения его квалификации, мониторинга – от стадии секулярной, полностью нецерковной жизни до стадии пастырского акме.

Нужна система четких, научно и богословски обоснованных представлений о цели такого образования — пастырском совершенстве, пути и этапах его достижения, факторах, ему способствующих и препятствующих. А также совокупности средств и методов решения недоуменных вопросов, преодоления возникающих затруднений, опасностей. Такая система могла бы стать основой разработки модели акмеологического развития пастыря, а такая модель, в свою очередь, - инструментом анализа, планирования, сопровождения [254, с. 20-25] упомянутого выше пастырского образования. И, безусловно, инструментом познания связанных с ним феноменов душевно-психологических и духовно-нравственных [132, с. 38-45].

Все, изложенное о пастырском совершенствовании выше, относится к аспекту общего, но возникает ряд важных задач, связанных с изучением особенного и частного.

Аспект особенного. Пастырю, в силу основной специфики его деятельности – душепопечительства, приходится общаться с группами людей, обладающих разными качественными характеристиками: профессиональными, возрастными, гендерными, и другими. Священники оказывают помощь психически больным и спортсменам, молодежи и подросткам, нуждающимся в паллиативной помощи (умирающим); людям разного уровня образования, воспитания, культуры; алкоголикам, наркоманам, игроманам.

В последнее время все более заметна некая «специализация» священнослужителей, постоянно трудящихся с той или иной категорией людей. Общие закономерности достижения акме пастырем с такой спецификой служения, конечно, сохраняются, но одновременно возникает задача изучения особенностей акмеологической траектории именно этого вида пастырства.

Аспект частного. Модель акмеологического пастырского развития рассчитана на человека «вообще», но каждый священнослужитель имеет индивидуальные особенности, влияющие (подчас весьма существенно) на его деятельность. Известно множество пастырей, которые различались между собой в поведении, отношении к пастве, имели разные вкусы, харизматические качества, но все получили признание Церкви. Все были достойными пастырями. Здесь необходим метод, который позволял бы внести в общую модель «поправки на особенности», присущие данному конкретному священнослужителю.

Изучение психологических особенностей людей веры представляет большой интерес, не только для богословских наук, но и для гуманитарных, в частности, акмеологии. По свидетельству А.А. Деркача, «акмеологических исследований прогрессивного развития зрелого человека как личности и индивидуальности значительно меньше, чем исследований развития человека, как субъекта труда» [85, с. 45]. С особенно большими трудностями приходится соприкасаться при изучении личностного аспекта акмеологического развития. Причина в том, что его содержание необходимо связано с четким определением мировоззренческих позиций, а также описанием личностных стандартов и эталонов развития.

Автор полагает весьма целесообразным искать решение возникших проблем на основе религиозных парадигм. Правда, здесь же выражает опасение, что в этом случае акмеология может потерять свойство объективности и интегративности, может «разделиться» по конфессиональным признакам: стать христианской, мусульманской, буддистской и т.д. Но тут же замечает: «хотя именно такое разделение могло бы дать необходимый импульс для исследований личностного аспекта акме. Обобщение таких исследований позволило бы выйти на интегральные аксиологические ориентиры» [85, с. 51].

Изложенное выше позволяет утверждать: разработка такого научно-богословского направления как пастырская акмеология, является весьма востребованной.

Цель исследования состоит в построении модели акмеологического развития пастыря — пастырского восхождения.

Объект исследования: процесс личностно-профессионального становления священнослужителя Православной церкви.

Предмет исследования: этапы пастырского восхождения —акмеологического развития пастыря в православной святоотеческо-богословской традиции.

Основная гипотеза исследования. Предполагается, что главным, определяющим фактором и критерием акмеологического развития пастыря является психологическое новообразование, которое в богословской науке носит название «пастырское настроение».

Частная гипотеза. Развитие пастыря в православной святоотеческо-богословской парадигме может быть представлено в виде акмеологической модели, допускающей верификацию научно-психологическими методами.

Задачи исследования:

1. Описать деятельность священнослужителя Православной Церкви, выявив главный компонент этой деятельности, подлежащий исследованию.

2. Рассмотреть процесс пастырского восхождения – профессионального совершенствования пастыря – в святоотеческо-богословской парадигме. Определить и описать его цель, этапы, основные факторы. Дать акмеологическую интерпретацию.

3. Обосновать методологию, определить методы психологического исследования показателей пастырского настроения и духовности респондентов, находящихся на различных этапах акмеологического развития.

4. Провести эмпирическое исследование. Выявить динамику показателей духовности и пастырского настроения в сравниваемых группах. На этой основе провести верификацию теоретической модели акмеологического развития пастыря.

5. Обсудить полученные результаты, сформулировать выводы.



Теоретико-методологической основой исследования явились базовые принципы общей психологии: детерминизма, развития и системности, единства деятельности и сознания (А.Н. Леонтьев [146], Л.С. Выготский [70], С.Л. Рубинштейн [247], В.В. Рубцов [249], Б.С. Братусь [53], К.А. Абульханова [4], Е.Н. Богданов [44], В.Г. Зазыкин, Н.А. Коваль, О.В. Москаленко, Ю. М. Забродин [100], А.А. Реан [241], Ю.В. Синягин и др.); субъекта деятельности (А.А. Деркач [85], Е.А. Климов [130], В.Д. Шадриков [313]);психологические концепции личности и ее развития (А.Г. Асмолов [34], А.А. Бодалев [48], К.К. Платонов и др.); основные положения акмеологии (А.А. Деркач [84], В.Д. Шадриков [313] и др.); психологические и акмеологические концепции профкомпетентности субъекта деятельности (Н.В. Кузьмина, А.К. Маркова и др.); понятие «образ мира» А.Н. Леонтьева [147], православно-аскетические представления о душе (святитель Феофан Затворник [286], святитель Игнатий Брянчанинов) [112]; основные положения пастырского богословия (митрополит Антоний (Храповицкий) [22], епископ Вениамин (Милов) [62], протоиерей Григорий Шавельский, архимандрит Киприан (Керн) [128].
Методы исследования:

теоретико-методологический анализ литературных источников;

эмпирические методы исследования: анкетирование, опрос;

методика «Иерархия личности», автор Е.В. Шестун;

методика «Духовный дифференциал», авторы Г.А. Аминев, Р.И. Аминева

ассоциативный эксперимент и метод пиктограмм на понятия: жизнь, любовь, пастырь;

«САТ» — тест самоактуализации Э. Шострома (в адаптации Ю.Е. Алешиной, Л.Я. Гозман, М.В. Загика и М.В. Кроз);

диагностика мотивационной структуры В.Э. Мильмана.



Эмпирическая база исследования.

Исследование проводилось с 2011 по 2013 гг. в г. Хабаровске и Хабаровском крае, Иркутске и Иркутской области.

Всего в исследовании приняли участие 154 человека.

Основная группа:

Группа 1: священнослужители Хабаровской и Иркутской епархий, 54 человека, мужчины в возрасте от 28 до 59 лет, образование светское: среднее, высшее, образование духовное: неполное высшее или высшее.

Группы сравнения:

Группа 2: семинаристы, 34 человека, в возрасте от 17 до 28 лет, образование среднее светское — 30, высшее светское — 4, незаконченное высшее духовное — 34.

Группа 3: прихожане хабаровских храмов, 50 человек, мужчины и женщины в возрасте от 18 до 50 лет образование среднее, высшее светское.

Группа 4: невоцерковленные (светские) люди, 30 человек, мужчины и женщины разных профессий (врачи, бизнесмены, педагоги, психологи), в возрасте от 25 до 50 лет, у всех образование высшее.

Использовались статистические методы обработки данных: математическая оценка достоверности различий, корреляционный, факторный, кластерный анализ с использованием программного пакета SPSS 17.0 for Windows.



Научная новизна.

Впервые для исследования богословских проблем деятельности священнослужителя был использован акмеологический подход.

С его помощью удалось:

рассмотреть процесс прогрессивного профессионального развития пастыря — пастырское восхождение и представить его в виде качественно-описательной модели;

установить, что акмеологическая модель пастырского восхождения может быть верифицирована современными психологическими методами исследования;

выявить научно верифицируемые критерии, факторы и уровни акмеологического пастырского развития;

провести анализ взаимосвязи профессиональной компетентности пастыря с его личностными характеристиками.

Приведены теоретические и эмпирические аргументы неприменимости общепринятой интерпретации шкал САТ при исследовании пастырского служения.



Теоретическая значимость:

представлена описательная модель акмеологического развития пастыря;

проведен святоотеческий анализ шкал САТ (см. Приложение 2).

Практическая значимость диссертационной работы заключается в том, что полученные результаты использовались:

при разработке концепции учебно-воспитательного процесса студентов духовной семинарии;

в системе повышения квалификации пастырей;

в программе духовно-нравственного воспитания детской школы-интерната и центра психолого-педагогической реабилитации и коррекции;

некоторые выводы легли в основу разработки региональных и муниципальных программ духовно-нравственного развития населения хабаровского края.



Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Акмеологический подход может быть использован для исследования профессионального становления пастыря.

  2. Развитие пастыря в святоотеческо-богословской традиции совершается в соответствии с предложенной в диссертации акмеологической моделью.

  3. Акмеологическая модель пастырского восхождения допускает верификацию психологическими методами. Вместе с тем, общепринятая интерпретация шкал САТ Э. Шострома святоотеческой традицией принята быть не может, поскольку в теории Маслоу доминирующей тенденцией развития является направленность на самоактуализацию, а в православии— самоотречение и жертвенная любовь.

  4. Главным, основным фактором и критерием акмеологического развития пастыря является пастырское настроение.

  5. Основными структурными элементами пастырского настроения являются: посредничество, самоотверженная любовь, самоотречение.

Достоверность результатов исследования была обеспечена методологической обоснованностью исходных теоретических положений, проверкой гипотез эмпирическими методами, адекватными цели, предмету и задачам работы, анализом данных с использованием методов математической статистики программного пакета SPSS 17.0 for Windows.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Результаты исследования обсуждались на конференции «Святоотеческая психология и воспитание человека» 18 февраля 2009 года (Москва); на конференции «Психология воспитания и образования современного человека: диалог со святоотеческой традицией» 27-28 января 2010 года (Москва); научно-методологическом семинаре «Духовно-нравственное самосознание личности и понятие идеала в святоотеческой традиции и научной психологии» ПИ РАО 27 мая 2010 года (Москва);на семинаре для преподавателей высших духовных учебных заведений по предмету «Психология» декабрь 2010 года (Сергиев Посад); конференции «Современная научная психология и православная духовная традиция: содержательный диалог» 25-26 января 2011 года (Москва); круглом столе «Самосознание — путь к просвещению» 24 января 2012 года (Москва); Вторых краевых Кирилло-Мефодиевских образовательных чтениях 16 мая 2012 года (Хабаровск); V съезде Российского психологического общества 3 декабря 2012 года (Москва); секции «Святоотеческое наследие и воспитание детей и юношества» 26 января 2013 года (Москва); Третьих краевых Кирилло-Мефодиевских образовательных чтениях 15 мая 2013 года (Хабаровск); Международном педагогическом конгрессе 6 августа 2013 года (Хабаровск).

Теоретические и практические выводы рассматриваемой проблемы освещались на семинаре «Пастырское душепопечение. Акмеологический взгляд» (февраль 2014 года) и на практических занятиях с практикующими психологами и студентами психологических факультетов г. Хабаровска и Хабаровского края.

Основное содержание работы отражено в 3 научных публикациях по теме диссертации (издания рекомендованные ВАК) и в 5 иных публикациях по теме исследования.

Результаты работы внедрены в Хабаровской духовной семинарии Русской Православной Церкви (г. Хабаровск), в Хабаровском краевом центре психолого-педагогической реабилитации и коррекции (г. Хабаровск), в МБОУ кадетской школе № 1 имени Ф. Ушакова (г. Хабаровск), что подтверждено справками о внедрении.

Объем и структура диссертации.

Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка используемой литературы и приложений, иллюстрирована 12 рисунками и 22 таблицами.

Общий объём диссертации — 238 страниц, основное содержание изложено на 126 страницах.

Глава 1. Проблема акмеологического развития личности в психологии

1.1. Акмеологический подход к развитию личности профессионала

Впервые термин «акмеология» предложил в 1928 году Н. Рыбников. Первоначальное его значение – совокупность знаний о периоде зрелости, самом творческом и производительном в жизни человека. Б.Г. Ананьева (1968) признают основателем акмеологии как науки. Ее предметом изначально становится систематическое изучение феномена зрелости самого по себе, а впоследствии еще и процесса достижения человеком вершины своего развития: в индивидном, субъектно-деятельностном, индивидуальном и личностном аспектах [15].

В настоящее время областью исследования акмеологической науки является, в основном, прогрессивное (положительное) развитие специалиста, субъекта профессиональной деятельности. И главной научной проблемой, которая находятся в сфере внимания ученых, является профессионализм, а также условия и методы повышения его уровня. Потому акмеология, на данный момент, представляет собой главным образом науку о высочайших достижениях в сфере профессионального мастерства.

В отечественной науке субъект труда на высших ступенях профессиональной деятельности изучался и изучается Н.В. Кузьминой [142], К.А. Абульхановой-Славской [5], А.А. Бодалевым [46], Е.А. Климовым [130; 131], В.Г. Зазыкиным, А.К. Марковой [167], А.А. Реаном [242], А.А. Деркачом [86] и др.

Зарубежная психология также имеет в своем арсенале подобные исследования(разработка концепций профессионализации), но ориентированы они, на как правило, на «психологию карьеры» (psychology of career) или «карьерного развития» (career development). У некоторых зарубежных психологов: Е. Аллана, Р. Кочюнаса [139], Р. Мэя [189], К. Роджерса можно найти труды, посвященные формированию и профессиональных и личностных качеств совместно [245; 246].

Эпоха экономических кризисов выдвигает особые требования к уровню подготовки специалистов, потому интерес к проблеме профессионального развития весьма быстро растет. Становится очевидным, что достижение вершин профессионализма самым тесным образом связано с личностным ростом. Отсюда задачу повышения профессионального уровня необходимо сопрягать с задачей интеллектуального, нравственного, культурного развития, творческой самостоятельности. В терминологическом пространстве акмеологии возникают такие понятия, как профессионализм личности, профессиональная зрелости и не только они. За короткий период наметилась явная тенденция в сторону «гуманизации» их содержания.

Так профессиональную зрелость Дж. Сьюпер [272] связывает с осведомленностью о профессии, о путях овладения ею. А также с потребностью в ней. Сюда же он относит: необходимость иметь представление о связи между обучением и профессиональной деятельностью в дальнейшем; достаточный объем специальных знаний, умений, навыков; понимание тех условий, которые обеспечивают успешное профессиональное развитие и т.д. По мнению Б.Г. Ананьева, критерии трудовой зрелости «в большей степени связаны с учетом состояний физического и умственного развития» [15].

Но личностная и профессиональная зрелость взаимосвязаны, они влияют друг на друга: совершенствуя себя, как профессионал, человек развивается как личность. В свою очередь, уровень личностной зрелости во многом определяет и то, насколько человек сможет состояться, как специалист. А. Варфоломеева высказывает мнение, что следствием такого взаимовлияния является достижение поставленных целей как в личной, так и профессиональной жизни человека [59].

И, по мнению А.А. Реана, профессионализм личности есть качественная характеристика субъекта труда. Она предполагает высокий уровень развития не только профессионально необходимых, но и личностно-деловых качеств. Сюда же автором включены акмеологические составляющие профессионализма. Высокие значения этого показателя неизменно связаны с адекватным уровнем притязаний, соответствующим состоянием мотивационной сферы, а также наличием ценностных ориентаций, направленных на прогрессивное развитие специалиста [242].

Все чаще категория профессионализма рассматривается одновременно в деятельностном и личностном аспектах, учитывает развитие профессионального потенциала личности. Все более сочетается в ней диалектическое единство профессионализма деятельности и профессионализма личностного.

Самоактуализация человека как специалиста и личности непосредственно связана со становлением, интеграцией и осуществлением в профессиональной деятельности личностных качеств и способностей, которые важны для данной профессии. Поэтому в разработке проблем профессионализма появляется концепция психологических профессионально важных качеств (ПВК).

Согласно В.Д. Шадрикову [313], ПВК — это качества субъекта, которые участвуют в процессе деятельности(общесоматические, нейродинамические свойства, индивидуальные особенности психических процессов и функций, характеристики направленности личности и т.д.) и существенно влияют на ее эффективность по основным показателям [313]. Данная концепция есть конкретизация принципа единства сознания и деятельности, который разработан С.Л. Рубинштейном [259], В.В. Рубцовым [248], А.Н. Леонтьевым [146], Б. Ананьевым [15], Б.М. Тепловым [280], К.А. Абульхановой-Славской [4]. Отсюда центральным моментом в развитии ПВК является задача развития психических свойств.

А.А. Бодалев изучал личностные качества знаменитых людей, которые достигли акме в профессиональной деятельности [48]. Он установил, что направленность их поступков определяется представлениями о смысле жизни [49]. Обычно смыслом жизни для них являются общечеловеческие ценности, ставшие личностно значимыми. Такие люди, успешно осуществив одну профессиональную цель, формируют для себя другую, более сложную, которая реализуется труднее, чем предыдущая. Они отличаются высокой мотивационной включенностью в определенный, конкретный вид деятельности.

Непременным их качеством является креативность — способность решать задачу не стереотипным путем, а применять оригинальные идеи, соответствующие специфике и степени сложности проблемы. Им свойственна определенность в понимании смысла жизни, конкретность целей, на достижение которых направляются поступки, способность противостоять давлению извне, если оно направлено против их основных ценностных установок.

Им свойственен, также, трудоголизм — ярко выраженная потребность в труде и устойчивая способность такую потребность удовлетворять. Но при этом работа должна носить творческий характер, захватывать, требовать активности, интеллектуального напряжения, высокого эмоционального тонуса, волевых усилий.

Кроме того, у выдающихся людей существуют и другие личностные качества: упорство в преодолении объективных и субъективных трудностей, вера в себя, в свои силы и возможности (но не самоуверенность), самокритичность. Их достижения – всегда результат огромного труда.

Движущей силой прогрессивного движения специалиста является потребность в саморазвитии. Оно возможно только при высоком уровне рефлексии личности. Рефлексия, – по мнению И.С. Кона [133], — инструмент саморазвития.

Активно-рефлексивное, сознательное отношение к жизни и профессии позволяет человеку, - считает Ш. Бюлер, - перейти к фазе зрелости [341]. Профессиональная рефлексия — осознание особенностей профессии и себя в ней, согласно Дж. Сьюпера, - есть фактор, который определяет успешный профессиональный рост, а в итоге – зрелость и [277]. И, по мнению Е.А. Климова [131], детерминантой успешного профессионального становления и показателем профессионализма также являются рефлексивные особенности сознания профессионала. Профессиональный путь, осознанные, отрефлексированные этапы профессионализации в теории К. Юнга [336]есть основной фактор самореализации. Итак, для личностного становления и профессиональной зрелости, кроме прочего, необходим высокий уровень рефлексивных способностей и рефлексивная работа специалиста над своими внутренними и внешними проблемами.

Личностная зрелость — условие профессионального роста. Поэтому при стремлении к вершинам профессионализма важно создавать благоприятные условия не только для профессиональной самоактуализации, но и личностной зрелости. Важно также, чтобы у будущего специалиста формировалась творческая направленность, развивалась любознательность; воспитывался интеллект не исполнителя, а профессионала-исследователя, способного самостоятельно увидеть проблему, грамотно ее сформулировать, найти и применить средства для ее решения. Столь же необходимо при этом формировать образ «Я-профессионала», что осуществляется посредством самопознания, самосознания, рефлексии, акмеологического проектирования. В определенной степени, и акмеологического консультирования.

Профессионализм — характеристика качественная. Но, несмотря на это, его вполне реально описать количественно, с помощью цифровых показателей или сравнительных отношений. К примеру, у представителей той или иной профессии можно выделить три уровня профессионализма: высокий, средний и низкий. Каждый соответствует разной степени мастерства.

Понятие личностной зрелости в психологии имеет разные интерпретации:

характеристика особенностей развития человека на различных возрастных этапах,

характеристика отдельного возрастного этапа развития человека,

личностная характеристика.

Что значит быть зрелой личностью? Общепринятого ответа на этот вопрос пока не существует, хотя довольно часто упоминаются черты характера, которые должны соответствовать этому состоянию. К таковым относят:

способность воспринимать конструктивную критику,

умение приспосабливаться к переменам,

невосприимчивость к стрессам,

способность не только принимать, но и отдавать, жертвовать,

умение любить [329; 123].

Два последних представляют собой и высшие нравственные категории в христианской системе ценностей, а любви в нашей работе будет уделено особое внимание. Любовь — это великая сила, личностное качество, которое пастырю очень важно хранить и развивать на протяжении всей его жизни. Для пастырского служения и достижения пастырем вершины своего духовного и профессионального развития она имеет основополагающее значение.

Психологическое исследование личностной зрелости пастыря-профессионала и условий ее достижения – это две из ряда задач, которые мы ставим в данной работе.



1.2. Соотношение понятий «деятельность» и «личность»
Согласно А.Н. Леонтьеву, личность порождается деятельностью. Ее формирование совершается в соответствии с восходящей триадой: предметная деятельность, сознание, личность. Личность человека, как и его сознание вовсе не предшествуют человеческой деятельности – они, и на это нужно обратить внимание, ею обуславливаются. А содержание деятельности, в свою очередь, по мысли А.Н. Леонтьева, определено ее мотивом.

Но полноценно исследовать процесс личностного развития, особенно его социально-психологическую составляющую, невозможно, если не учитывать специфические особенности совместной моно- или полидеятельности субъекта в тех группах, где происходит его становление. Нельзя не согласиться с тем фактом, что полноценной личностью развивающийся человек может стать лишь в процессе многообразных видов деятельности. Это с одной стороны.

С другой – соотношение профессиональной деятельности и личности в развитии специалиста сложно и диалектично. Деятельность стимулирует и развивает личностные способности, но может и подавлять их (например, при неуспехе). Личность ставит задачи и цели деятельности, определяет ее виды. Это может привести к прогрессивному личностно-профессиональному развитию, но может и затормозить его (в случае негативных качеств), стимулировать регресс.

Не подлежит сомнению то обстоятельство, что деятельностный подход к проблеме личностного развития выявляет и позволяет исследовать различные ее аспекты. Но считать деятельность единственным основанием и источником развития человека не вполне правомерно. Такое развитие не может совершаться на какой-то одной основе вообще, будь то деятельность, общение или сознание.

Профессия человека, среди прочего, также задает направление личностного развития. Ей, как и любому виду занятий, свойственно формировать единые установки, интересы, манеру поведения, индивидуальные черты характера. Можно говорить о некоей идентификации профессии и личности, иными словами, о феномене адаптации личности к условиям конкретной деятельности. При этом, вновь сформированные личностные особенности проявляются и в других жизненных обстоятельствах: общении, семье.

Построение «образа Я» профессионала (системы представлений о себе в профессии) также способствует его личностному развитию. Весьма важно, если при этом имеется идеальный образ специалиста, который может служить ему своеобразной эталонной моделью. В последнем случае оценка двух этих образов – реального и акмического – степени их расхождения, выработка стратегии приближения к эталонной модели станет одним из важных путей, в том числе и личностного совершенствования.

Существует множество подходов к пониманию личности, но среди них можно выделить три главных: антропологический, социологический, персоналистический [206]. И тот, и другой, и третий правомерны каждый по-своему, отражая действительное значение и место в человеке общечеловеческого, социального и индивидуально-неповторимого начал соответственно. В антропологическом и социальном подходах личность рассматривается как производная соответственно биосоматических и социальных обстоятельств.

Но, кроме этого, в психологии есть попытки понять и объяснить личность как целостность, как самостоятельное и индивидуально-неповторимое явление. Наиболее полное выражение персоналистическая трактовка получила в концепции экзистенциализма – философского течения, для которого сущность личности — в ее абсолютной духовной самостоятельности и уникальности. Эти идеи отражены в работах Хайдеггера, Сартра, Ясперса и других экзистенциалистов. Но, будучи раскрыты достаточно аргументированно, они все же не дают полного представления о личности вообще, уделяя основное внимание отрицательным сторонам ее бытия в современном обществе.

Рассматривая понятие «личность», Б.Я. Парыгин сделал попытку избежать односторонности. Он указал, что таковая должна рассматриваться одновременно с двух основных сторон: как объект и как субъект отношений, причем не только социальных, но и биологических. Он предлагает следующее определение: «Личность — это интегральное понятие, характеризующее человека в качестве объекта и субъекта биосоциальных отношений и объединяющее в нем общечеловеческое, социально-специфическое и индивидуально-неповторимое» [206, с. 105-106].

А.Н. Леонтьев указал на противоречивость и разнородность научно-психологических теорий личности и методологий ее изучения. К числу тех положений, с которыми согласны все ученые-психологи, он относит два:

1. Личность представляет собой неповторимое единство, целостность;

2. Она играет роль высшей интегрирующей инстанции, управляющей психическими процессами.

Личность не может не рассматриваться вне проблемы развития. А.Н. Леонтьев предлагает один из подходов к решению этой проблемы. Он строит теорию порождения, где личность рассматривается как более поздний продукт развития человека. Который вовсе не обусловливается генотипически: личностью не рождаются. Ею, помысли А.Н. Леонтьева, становятся, когда вступают в новую систему общественных отношений и, как следствие, обретают новые, системные, качества, которые только и образуют действительные личностные характеристики.

Становление личности происходит и в процессе профессиональной деятельности. При этом сфера психики человека обретает качественно новые позитивные образования, в ней возникают новоявленные или переосмысливаются прежние мотивы, цели, отношения [86]. С другой стороны, личностное становление человека труда связано с тем, что у него возникают новые, важные в профессиональном отношении качества (ПВК), перестраиваются и изменяются их взаимосвязи и соотношения, исчезают прежние, изжившие себя. К таким качествам могут быть отнесены цели и мотивы, способности, особенности мышления и эмоциональной сферы, даже характеристики двигательной системы человека и т.д.

В процессе становления субъекта труда возможны и возрастание его личностной зрелости, и ее угасание. Это может проявляться как деформация профессионально необходимых качеств (эмоциональное выгорание), а также как появление негативных свойств (стремление к манипулированию людьми).

Наряду с понятием «профессионально важные качества» (ПВК) в психологии используется и другое: «профессионально значимые качества» (ПЗК). Первые – профессиональные знания, умения и способности – обеспечивают эффективность решения профессиональных задач, вторые оказывают влияние на процесс профессионального развития (мотивы, черты характера и др.) [218]. Ю.П. Поваренков описывает личностные критерии становления профессионала [218]:

профессиональная продуктивность. Это – характеристика эффективности профессионального развития личности, того, насколько ее результаты соответствуют социальным и профессиональным требованиям. Оценивается, обычно, по таким критериям, как надежность в решении поставленных задач, качество и производительность;

профессиональная идентичность, которая характеризует значимость для человека профессии в целом. Как возможности раскрыть свой потенциал; определить, реализовать и удовлетворить свои потребности. Ее оценка совершается на основе субъективных показателей;

профессиональная зрелость. Этот показатель отражает, насколько у человека сформирован личностный контур, регулирующий процесс профессионального развития. Он же свидетельствует о том, в какой степени человек осознает свои возможности и потребности, а также те требования, которые ему предъявляются. Профессиональная зрелость личности неразрывно связана с умением реально оценивать свои возможности, и потребности сопоставлять их с требованиями профессии. И на основе этого выбирать наиболее оптимальную линию профессионального развития [218, с. 29-30].

Высокие уровни субъектного и личностного развития могут приводить человека труда к постановке перед собой новых, более сложных и специфических задач, добиваться успеха и наивысших достижений в профессиональной деятельности. И, кроме того, формировать у себя черты зрелой личности, которая способна совершать деятельность высокопродуктивно и эффективно саморазвиваться.

Чаще всего человек труда ориентирован на операциональную сторону. Последняя связана с осознанием, координацией и регуляцией деятельности, а также преобразованием ее и ее составляющих в соответствии с мировоззрением человека, его идеалами и мотивами. Как личность, профессионал, безусловно, в ответе за те идеалы, ценностные ориентации, нравственные, моральные, этические нормы, которые связаны с его профессией.

В профессиональном становлении одна из главных проблем – формирование и развитие самосознания специалиста [126, с. 23-26]. При изучении вышеупомянутой проблемы, вполне можно исходить из результатов общепсихологических исследований самосознания. В свою очередь, категория самосознания сама по себе во многом близка к таким, понятиям как «Я-концепция», «Образ Я», «Я-образ», а также «самоотношение», «идентичность» и др. [235, с. 333].

Заметим, что в последнее время все чаще исследователи высказывают мнение о том, о том, что профессиональное самосознание и, как следствие, самоопределение формируются значительно позже подросткового возраста. С этим можно согласиться лишь отчасти. Особенно, если принять во внимание очевидный факт: формирование каждого из них начинается значительно раньше и в своем развитии проходит разные этапы. А во взрослой жизни человека наблюдаются уже сформированные, более зрелые уровни и того, и другого.

В первом приближении, как упоминалось, рассматривать профессиональное самосознание как таковое можно на основе того запаса знаний, который имеется в психологии относительно самосознания вообще. Адаптируя их к различным видам деятельности. Но только в первом приближении. Самосознание профессионала обладает одной существенной особенностью: деятельно участвуя в производительном труде, человек через него утверждает себя, как полноценный представитель своего общества. Или, иными словами, профессиональное самосознание имеет социально-нравственный компонент. С его помощью происходит утверждение чувства собственного достоинства человека, осознание им себя, как состоявшейся личности. И этот компонент, следует отметить, является основным.

Специально обращаясь к этой проблеме, Е.А. Климов пишет: «По сути дела, центральная задача психологии труда как науки состоит в изучении фактов и закономерностей психической регуляции функционирования и формирования человека как субъекта труда, в создании информационных условий… для практики формирования должной системы соответствующих психических регуляторов» [130, с. 35]. К таким психическим регуляторам он относит:

образ объекта труда. Он может быть представлен в виде различных образов: чувственного (сенсорного, перцептивного), репрезентативно-конкретного (представление воображения, памяти), или репрезентативно-отвлеченного (понятия, усвоенного алгоритма действий, схемы);

образ субъекта труда. Который формируется «Я-образом» актуализированным – представление о своем состоянии на текущий момент, о реальном положении, занимаемом относительно других, о своих действительных способностях и ограничениях; затем, «Я-образом» обобщенным – я как организм, я как представитель моей профессии, я как член профессионального сообщества, я, как представитель социума. И, наконец, «Я-концепция», которая содержит представления о себе прошлом, настоящем и будущем);

образ отношений субъект-субъект и субъект-объект. Он может включать в себя осознание: своих эмоциональных переживаний и отношений к себе и окружающему, своих потребностей и своего характера; направленности своей личности и мировоззрения, выявляемых в процессе труда и общения с другими людьми.

Далее Е.А. Климов, отмечает: «Все названные выше регуляторы подводятся под категорию «субъективный образ». Образы самосознания человека (наряду с образами окружающего мира) — необходимая основа целесообразной регуляции, саморегуляции его трудовой деятельности и взаимодействия с окружающими людьми, ибо это взаимодействие существенно определяется тем, как человек понимает свое место среди людей, «за кого себя принимает», что думает о том, как он выглядит «в глазах» окружающих» [131, с. 41]. Он утверждает, что одним из основных условий для того, чтобы сложился индивидуальный стиль, необходимым условием обретения места, максимально подходящего человеку, как профессионалу среди профессионалов, является именно развитое самосознание. При выборе профессии оно также играет важную роль, ибо участвует в построении личных профессиональных планов и определении профессиональных перспектив. Степень его развитости указывает на степень подготовленности специалиста. Профессионал, - утверждает далее автор, — это не только тот, кто хорошо обучен делу, но кто с готовностью осознает себя представителем конкретной общности трудящихся: «Мы, швейники, всех одеваем!», «Мы, слесари, будем нужны и при самом высоком уровне автоматизации производства», «Мы, экскурсоводы, помогаем людям увидеть удивительное рядом» и т.п. Одна из главных задач психологии труда — изучение структуры и динамики (развития) профессионального самосознания как важнейшего регулятора труда и построения профессиональных жизненных путей, «карьер», «трудовых судеб» людей» [130, с. 43].

Главной составляющей и регулятором деятельности профессионала является его «образ мира». Он может формироваться по-разному у разных людей, представителей разных профессий и конечно, вносит свою специфику в их мировидение и мировосприятие. На осознание своего места среди окружающего мира он также влияет весьма существенно.

Э.Ф. Зеер считает, что направленность личности профессионала есть весьма существенный «системообразующий» фактор. Эта направленность многокомпонентна, и к основным из ее составляющих можно отнести: мотивы, профессиональную позицию, профессиональное самоопределение, ценностные ориентации. Причем, «на разных этапах становления эти компоненты имеют различное психологическое содержание, обусловленное характером ведущей деятельности и уровнем профессионального развития личности» [103, с. 36].

1.3. Вклад профессиональной деятельности в формирование образа мира личности

Повторим, что «образ мира» профессионала есть основная составляющая и регулятор его деятельности. Он может формироваться по-разному у разных людей, представителей разных профессий и конечно, вносит свою специфику в их мировосприятие. На осознание своего места среди окружающего мира он также влияет весьма существенно [130] .

Индивидуальный «образ мира» определяют не условия жизни и деятельности, а структура индивидуальной активности. Последняя включает в себя совокупность и взаимоотношение деятельностей, которые совершаются в тех или иных условиях. Известно, что многие специалисты не только трудятся в своем направлении, но им свойственен вообще профессионально специфичный образ жизни. Так, например, если специалист находит смысл пребывать в условиях, сопряженных с опасностью или даже экстремальных, то в его «образе мира» эти условия трансформируются в приемлемые или даже положительные.

Индивидуальный «образ мира» и образ жизни влияют один на другой. И это взаимовлияние является психологическим механизмом их развития. Структуры «образа мира» и образа жизни могут либо соответствовать, либо не соответствовать друг другу. Соответствие возникает тогда, когда они адекватны окружающим условиям жизни. А рассогласование, вполне вероятно, может стать «пусковым» или психологическим механизмом когнитивных, операциональных, профессиональных и личностных проблем различного рода [259].

В [259] предлагается модель деятельностной структуры образа мира. Она включает в себя слои мотивационный и целевой. А также слой внутренних условий. В ней структурированно представлена интегральная система значений человека, в основе которой лежит индивидуальная иерархия мотивов и мотивационно-целевых связей.

Мир человека не является проекцией только «моей» системы ценностей. Это взаимодействие множества деятельностей и потому представляет собой диалог многих ценностных центров. Мир един, но обязательно предполагает существование двух или многих точек зрения, а также их взаимодействие, взаимовлияние «меня» и «другого» (или «других»). Мир открыт для познания и доступен для освоения каждому конкретному человеку именно благодаря множеству взаимодействующих ценностных центров.

В комплекс психологических условий, активизирующих процесс развития профессионального «образа мира» входят показатели сформированности ценностно-смысловой сферы, характеризующиеся глубокой осмысленностью жизни, высокой целеустремленностью, убеждением в способности контролировать свою жизнь, а также выстраивать гармоничные отношения с окружающим миром, профессией и самим собой.

Е.А. Климов относит профессионализм к «системной организации сознания человека» и рассматривает следующие ее составляющие: свойства человека как субъекта деятельности, личности, то есть как единого целого. Сюда же можно отнести образ мира; гнозис профессионала, который определяется его информированностью, объемом специальных знаний, опытом, культурой; праксис профессионала; психодинамику; способность осмысливать свои личные качества, индивидуальные свойства и соотносить их с тем, что требует профессия [130, с. 9-10]..«В делах человеческих, в мире профессий далеко не все доступно глазу: состояния заинтересованности субъекта деятельности, ход его мысли, динамика внимания, способности. Мало того, что люди очень разные, разные занятия как бы требуют очень разного, иногда прямо противоположного психического склада от человека» [130, с. 52]. Автор анализирует профессиографические описания представителей разнотипных специальностей и на этом основании делает вывод: профессиональная деятельность является одной из главных причин специфичности образа мира субъекта. Избираемая им разнотипность определяется предметом труда и, кроме того, свойством отношений: человек и живая природа, человек и неживая природа (техника) – первый «ярус» классификации видов профессий. А среди основных сравниваемых параметров - знаковая система, художественный образ профессии [130, с. 52].

Каждый профессионал, - утверждает Е.А. Климов, - окружен совокупностью «объемлющих» его систем, таких, в которые он сам себя включает. А для каждой профессии это «специфический мир событий и процессов». Такую совокупность автор называет «структурой мира как универсума» [130, с. 124] и выделяет в ней несколько уровней.

1. Неживая природа: космос и все, что относится к таковой на нашей планете.

2. Живая природа. Сюда включается мир растений, животных, людей, как биологических существ, микромир. А также проблемы организма и окружающей его среды.

3. Большие общности людей: человечество, население планеты, народ. Представленные: а) сведениями общего характера, б) описаниями условий существования и развития, информацией предметно-материального, социокультурного, духовного характера.

4. Страна, государство, политическое пространство.

5. Экономическая реальность и экономическое пространство: хозяйство, производство. Конкретнее, все его составляющие: материалы, технические средства, технологические процессы, результаты труда - изделия, продукты, отходы. Факторы, которые существенно влияют на экологию.

6. Общественное сознание и общественная деятельность. Сюда автор относит: усредненные оценки, ценностные представления и ценности, идеи; нравственные нормы, моральные принципы, религиозные заповеди; процессы и результаты общественной деятельности [130, с. 125].

Последовательное описание различий в представлении специалистов приводит к тому, что упомянутая структура расширяется. До пространств мира физического и социального. В сферу анализа и исследования их дифференциации включается такие представления, как: космос и природа в естественно-научном смысле, наша планета. Далее – человечество, мир людей (акцент делается на различиях разных их категориях). Здесь же – хозяйство, производство и общие условия существования [130, с. 126].

Можно заметить, что, рассматривая понятие «образ мира» , автор останавливает внимание на двух «направлениях» различий, и считает их основными. К первому он относит окружающий предметный мир – «объективную реальность» в ее субъективных образах и представлениях, ко второму – «реальность субъективную» - социум, который по-разному осознается и воспринимается представителями разных профессий. [130, с. 128].

Формирование образа мира происходит в процессе деятельности. Но в разнотипных профессиях деятельность, связанная и с познанием, и с практикой относится к различной «объектности». Потому образы мира у их представителей существенно различны: разные профессионалы пребывают в разных субъективных мирах.

Предложенную Е.А. Климовым классификацию профессий, а также утверждение о том, что особенности образа мира обусловлены профессиональной деятельностью, используют Е.Ю. Артемьева, Ю.К. Стрелков, В.П. Серкин. Они представляют образ мира в виде трехуровневой модели и на этой основе рассматривают ряд вопросов, уделяя профессиональной специфике особое внимание.

В профессиональной деятельности, как свидетельствуют с Е.Ю. Артемьева и Ю.К. Стрелков, вполне отчетливо определяется взаимозависимость структур опыта субъекта с одной стороны и его субъективного образа мира с другой: именно в профессии человек реализует себя достаточно полно. При этом мир профессии выполняет функцию «регулятора построения субъективного образа мира, форма пристрастной структурации отражения» [30, с. 52].

Е.Ю. Артемьевой, М.М. Абдуллаевой, Ю.Т. Вяткиным, В.П. Серкиным, М.В. Таланом, Г.А. Урунтаевой, И.Б. Ханиным, М.В. Шумейко, И.Ю. Шурановой и др. была проведена серия прикладных исследований. Приглашались представители разнотипных профессий, находящиеся, к тому же, на разных «стадиях профессионализации». Результаты позволили сделать следующий вывод: профессионалы имеют такие особенности видения окружающего мира которые оптимизируют их взаимоотношения с объектами деятельности. К таким особенностям, в частности, могут относиться: категоризация, внутреннее отношение к ряду объектов и даже перцептивные свойства [28, с 99-108]. «Мы вполне имеем право сказать, что характерной особенностью… восприятия действительно является склонность видеть профессиональное в непрофессиональном» [30, с. 53].

Вводится термин «мир профессии». Он отражает особенности восприятия окружающей действительности (объектов, обстоятельств, их оценку), специфичные для данной конкретной профессиональной деятельности [29]. «Профессионал является… человеком, запечатлевающим структуру профессии в структуре своего личного опыта и всем миром своим совпадающим с миром профессии, т.е. видящим мир через призму профессионального видения, субъективный мир человека (индивидуальный образ мира) трансформируется при вхождении в профессию, приближаясь к групповому, профессиональному инварианту. Мир профессии, будучи групповым инвариантом отношения профессионалов к объектам, тесно связан с семантическими характеристиками, субъективная модель мира профессионала, проходит тот же путь формирования, что и система смыслов… смысловая система человека, его субъективная семантика «пропитана» следами профессиональных деятельностей и именно в субъективной семантике следует искать следы этих деятельностей» [30, с. 59-60].

Различное «видение мира» представителей различных профессий весьма отчетливо выявляется также при исследовании и анализе «замещающей реальности». Для выявления последней респондентам, в семантических экспериментах предлагались одинаковые объекты и рассматривалась возникающая в связи с ними совокупность всевозможных ассоциаций в форме явлений, ситуаций, объектов. «Преимущественный выбор замещающей реальности устойчиво характеризует личность и тесно связан с ее профессиональной деятельностью и профессиональной направленностью» [27, с. 58]. И, наконец, к признакам, отличающим представителей разнотипных профессий, можно отнести частоту использования эмоционально-оценочных (метафорических) высказываний, которые они употребляют в свободных описаниях. Он является «групповым инвариантом, дифференцирующим признаки при построении личностных профессиональных типологий» [27, с. 58].

Любая профессиональная деятельность связана с особой организацией того предметного пространства, который входит в ее сферу, а также с особой организацией времени. Последняя характеризуется собственной системой событий, временных длительностей, ритмов. Новоначальный, как правило, их не чувствует и не понимает. Но, при многократных повторениях профессиональных действий, решении задач, в длительном процессе обучения и та, и другая осознаются, а через эмоциональное переживание становятся «ближе». Сохраняясь, таким образом, в психике, как временные и пространственные структуры профессионального опыта. Следует отметить, что при их формировании большую роль играют эмоции, потребности, смыслы. А, следовательно, можно говорить о том, что временные и пространственные структуры профессионального опыта имеют смысловую организацию [27, с.77].

В.П. Серкин описывает серию экспериментов с целью определить, существует ли профессионально обусловленная специфика образа мира, который представлен структурой, включающей три слоя: перцептивный, семантический и ядерный. Причем, на уровне каждого из трех слоев. Для участия в эксперименте приглашались представители разнотипных профессий. Полученные результаты свидетельствуют: «перцептивный слой» образа мира профессионала имеет специфические особенности, кроме того, «при овладении новой деятельностью он наиболее сильно развивается именно в предметной области этой деятельности») [258, с. 99]. Профессионально специфичен и семантический слой образа мира профессионала. А вот на уровне ядерного слоя профессиональная специфика отсутствует. Исходя из этого автор формулирует положение о том, что «на уровне ядерного слоя образа мира процесс профессионализации протекает не как процесс развития предметной специфичности мотивации, а как процесс предметно-неспецифичного (бытийного) смыслообразования» [258, с. 93].

В.П. Серкин полагает, что в ходе профессиональной деятельности возникает целостная профессиональная подсистема образа мира. Она распространяется на все «слои», включая «порождающую» функцию образа мира и участвует в формировании новых, профессионально обусловленных образов, значений и смыслов. Это положение было подтверждено экспериментально [258].

Выводы по первой главе



  1. Процесс профессионализации важно рассматривать как развитие профессионального потенциала личности. Потому в разработке проблем профессионализма существенное значение имеет концепция психологических профессионально важных качеств (ПВК).

  2. Фактором, который определяет успешный профессиональный рост и зрелость, является профессиональная рефлексия – осознание особенностей профессии и себя в ней.

  3. Актуальной задачей, которая возникает перед нами в данной работе, является научное исследование личностной зрелости пастыря как профессионала: определение диагностической методики его личностной и профессиональной зрелости, разработка акмеологической иерархии уровней ее формирования.

  4. Соотношение динамики развития профессиональной деятельности и личностных качеств профессионала, субъекта деятельности и личности является сложным и диалектичным

  5. Профессиональная деятельность человека задает направление развития его личности.

  6. Формирование «образа Я» профессионала, т. е. представления о себе как о специалисте, способствует его личностному развитию. Этому способствует, также, создание эталонной модели, образа идеального профессионала.

  7. Личностный компонент профессионализма обуславливает целостное мировоззрение, систему духовно-профессиональных ценностных ориентаций, нравственных оценок. Что, в свою очередь, консолидирует все форм активности субъекта труда.

  8. «Образ мира» профессионала – есть главная составляющая и важнейший регулятор трудовой деятельности.

  9. В комплекс психологических условий, активизирующих процесс развития профессионального образа мира, входят показатели сформированности ценностно-смысловой сферы, характеризующиеся глубокой осмысленностью жизни, высокой целеустремленностью, убеждением в способности контролировать свою жизнь, а также выстраивать гармоничные отношения с окружающим миром, профессией и самим собой.



Глава 2. модель акмеологического пространства профессиональнойдеятельности пастыря
Глава 3. эмпирическое исследование акмеологическогоразвития пастыря
Библиографический список
Необходимые сведения святоотеческого учения о человеке
Сравнительная таблица интерпретаций шкал в гуманистическом и святоотеческом подходах
Свидетельство о христе



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница