«Мне кажется порою, что солдаты с кровавых не пришедшие полей Не в землю нашу полегли когда-то, а превратились в белых журавлей…»



Скачать 43.02 Kb.
Дата02.06.2016
Размер43.02 Kb.
Болотин Петр Андреевич



« Мне кажется порою, что солдаты с кровавых не пришедшие полей

Не в землю нашу полегли когда-то, а превратились в белых журавлей…»
Эту песню наш папа не мог слушать спокойно, глаза у него становились влажными и мы, четверо девчонок, тоже потихоньку вытирали глаза.

Война началась, когда папе, Болотину Петру Андреевичу, было 17 лет. Жил он с сестрой Надеждой и бабушкой Евдокией Петровной в городе Грозном. Вскоре он стал учиться в Орджоникидзевском пехотном училище, но окончить его папе не удалось, вероятно, была большая нужда в подкреплении, и многих ребят, которым исполнилось 18 лет, отправили на фронт. Папа попал в Отдельную Приморскую армию и был отправлен на Крымский фронт.

Это были страшные годы для всех народов Советского Союза, не опишешь тех страданий, того ужаса, которые перенесли наши деды, отцы, матери, дети…

С болью вспоминал папа сдачу Севастополя. Весь Крым уже был под игом фашистских и румынских солдат. Приморская армия, возглавляемая генералом И.Е.Петровым, отступала от Керчи к Севастополю по горным дорогам и тропам, пытаясь спасти артиллерию. Несколько раз пытались фашисты взять Севастополь, имея двойное численное преимущество, но встречали жесточайшее сопротивление сухопутных войск, моряков и партизан. В три подхода пытались немцы сломить сопротивление севастопольцев – оборона этого героического города продолжалась с 12 сентября 1941 года по 10 июля 1942 года. Папа попал к третьему штурму. Оборона Севастополя – самая длинная и тяжелая оборонительная операция, сколько человеческих жизней там было погублено… Папа вспоминал : «Когда мы уходили из города, жители бросали в нас камни, проклинали нас, а нам нечего было ответить… Не наша это была вина,,,»

После эвакуации из Крыма папа участвовал в Новороссийско-Таманской операции в составе Северо-Кавказского фронта, участвовал в освобождении Новороссийска – и снова видел отчаянную храбрость летчиков, матросов, пехотинцев, видел и старался быть таким же.

– Папа, это же так страшно – быть убитым, умереть совсем молодым, –говорили мы.

– Нет, умереть, как раз, было не так страшно, как попасть в плен. Этого мы боялись больше смерти.

В октябре 1943 года Южный (Северо-Кавказский) фронт был переименован в 4-й Украинский . 1 ноября 1944 года папа участвовал в переходе через Сиваш – «Гнилое море», так прозвали его в народе. «До сих пор помню его запах. Шли по горло в воде, а когда вышли, увидели голую степь, ни жилья, ни хвороста – одна желтая трава и курганы. Разжечь костер и просушиться было нельзя – не из чего было костры раскладывать… Утром нас заметили румыны и немцы, открыли огонь, а нам и спрятаться негде, спасибо скифам, что курганы насыпали. Много бойцов погибло, много людей простудилось, умерло от воспаления легких. По ночам через Сиваш проносили и провозили оружие, продукты. Постепенно окопались, нарыли траншей, отбили у немцев прибрежную полосу. Папа сильно простудился, болел, у него левое легкое приросло к ребрам, но разве можно было в тех условиях все это увидеть, обследоваться. Бывало , целыми днями сидели в окопах, когда немцы вели шквальный огонь, а в окопах – холодная, вонючая вода из Сиваша. Командир приказывал даже носа не высовывать из окопов…



Немного окрепнув, вооружившись, обучившись бойцы получили приказ выдвигаться вперед, освобождать Крым. В кровопролитных боях были освобождены Феодосия, Судак, Старый Крым. Очень тяжело пришлось пехоте-матушке: нужно нести на себе оружие, ведь шли по лесистым горам, по горным тропам. В направлении Алушты, Ялты, Севастополя была только одна грунтовая дорога, по которой шли танки. Огромная заслуга Приморской армии была в том, что в течение семи дней они прошли 350 километров. «Мы спали на ходу, если кто-нибудь начинал отходить непроизвольно в сторону от колонны – товарищи будили этого бойца, потому что наказание было страшным – расстрел. Бывало, мы даже сны видели…»,- рассказывал папа.

Благодаря подвигу наших отцов были спасены Судак, Алушта, Ялта, Балаклава – фашисты не успели уничтожить исторические ценности и памятники. Наши войска захватили Микензиевы горы за четыре часа, а немцы и румыны штурмовали эти горы несколько месяцев.

9 мая был, наконец, освобожден Севастополь. «Мы продвигались с боями по городу и ждали – вот сейчас выбегут жители, будут радоваться вместе с нами, но… нас никто не встречал, город был убит…», – папин голос дрожал, ведь он сдавал этот город и здесь оставались люди…

Далее были ожесточенные бои на Сапун-горе.

Войска 4-го Украинского фронта вели наступление в горно-лесистой местности Восточных Карпат. Массовый героизм солдат, отчаянная злость, жажда победы позволили нашим бойцам меньше, чем за 2,5 месяца преодолеть Карпаты и выйти в Закарпатскую низменность. Были освобождены Ужгород, Рахов и другие города. Папа участвовал в освобождении южных районов Польши, в составе 4-го Украинского фронта освобождал лагерь смерти «Освенцим», поэтому очень обидно и горько, что украинские националисты и сами поляки не пригласили нашего Президента на годовщину освобождения лагеря, тем более, что 2-й Украинский фронт – это переименованный Воронежский фронт, а 4-й Украинский – это переименованный Приморский фронт.

В Чехословакии, в с. Боров, при взятии сопки № 6, отделение, которым руководил папа, первым ворвалось на сопку и в рукопашном бою папа уничтожил троих немцев. На сопке его ранили в обе ноги, но он продолжал руководить боем. За этот подвиг наш папа, Болотин Петр Андреевич, был награжден «Орденом Славы 3 степени».

После госпиталя папа продолжал участвовать в боях в составе 327 Гвардейского Горно-Стрелкового Севастопольского полка 128 Гвардейской горно-стрелковой дивизии в Чехословакии, был награжден «Орденом Великой Отечественной войны 2 степени», получил сильную контузию, в результате которой частично потерял слух. Лечился в госпитале в Чехословакии, встретил победу там же . В июне 1945 года папа вернулся в Грозный.

Всю жизнь папа честно и добросовестно трудился, как и все фронтовики, воспитал нас, четырех дочерей. Папа ушел из жизни 8 марта 1985 года, месяц не дожив до шестидесяти одного года. Свои ордена и медаль «За победу над Берлином» папа завещал своей старшей внучке, моей дочери Людмиле. У него семеро внуков и шесть правнуков. В день рождения папы – 20 апреля родилась правнучка Катюшка. Вот такой подарок прадеду!



Очень хочется, чтобы те страшные дни никогда не возвращались, чтобы жизнь наша шла без выстрелов на Земле. Так и хочется громко-громко закричать: «Люди! Что вы творите? Одумайтесь, пока не поздно!»



Галина Секретарева


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница