Методическое пособие М.: Иц вентана-Граф, 2010. 144 с


АНТИКОРРУПЦИОННЫЕ МЕРЫ В СОВЕТСКОМ ГОСУДАРСТВЕ



страница21/56
Дата26.04.2022
Размер0,68 Mb.
#138854
ТипУрок
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   56

АНТИКОРРУПЦИОННЫЕ МЕРЫ В СОВЕТСКОМ ГОСУДАРСТВЕ


В советской системе коррупция отрицалась как характерное явление, считалась исключением, а не нормой. Борьба со взяточничеством, как правило, не затрагивала верхние уровни власти, но это не значит, что соответствующие спецслужбы и правоохранительные органы об этом не были осведомлены.
С изменением политического строя нашей страны коррупция среди чиновников всех эшелонов власти переместилась в новые государственные структуры. Оказалось, что при «мобилизационном» типе государства аппарат широко принимал не только дореволюционных служащих, но и их традиции, привычки, навыками управленческой деятельности. Большевистское государство вмешивалось практически во все сферы жизни, но произвол чиновников, наделенных чрезвычайными полномочиями, нередко сопровождался взяточничеством. Не случайно В.И. Ленин называл взятку основной напастью в одном ряду с коммунистическим чванством и безграмотностью, считая взяточничество одним из опаснейших пережитков и требовал для борьбы с ним самых суровых, подчас «варварских», по его выражению, мер борьбы. В письме к члену коллегии Наркомюста Д.И. Курскому от 4 мая 1918 г. он требовал: «Необходимо тотчас, с демонстративной быстротой, внести законопроект, что наказания за взятку (лихоимство, подкуп, сводка для взятки, и пр. и т.п.) должны быть не ниже десяти лет тюрьмы и, сверх того, десяти лет принудительных работ»43. На основе указаний Ленина 8 мая того же года был принят «Декрет о взяточничестве» и мерах наказания за взятки44. Декрет стал первым в советской России правовым актом, предусматривающим уголовную ответственность за взяточничество (с лишением свободы и принудительными работами на срок не менее пяти лет). В этом декрете покушение на получение или дачу взятки приравнивалось к совершенному преступлению. Не был забыт и классовый подход: взяткодатель, принадлежащий к имущему классу, приговаривался «к наиболее тяжелым и неприятным принудительным работам», а его имущество подлежало конфискации.
Почти одновременно с принятием этого декрета дела о взяточничестве были переданы в ведение революционных трибуналов. В Уголовном кодексе Советской России, принятом в 1922 г., взяточничество приравнивалось к контрреволюционной деятельности, а за доказанные коррупционные преступления полагался расстрел.
Суровость мер в борьбе со взяточничеством объяснялась тем, что большевиками оно рассматривалось не только как позорный и отвратительный пережиток старого общества, но и как попытка эксплуататорских классов подорвать основы нового строя. В одной из директив РКП(б) 1920-х гг. прямо отмечалось, что громадное распространение взяточничества, тесно связанное с общей некультурностью основной массы населения и экономической отсталостью страны грозит развращением и разрушением аппарата рабочего государства.
Строгость наказаний за взятку росла постоянно, но ограничивало масштабы взяточничества отнюдь не это. При «военном коммунизме» денежное обращение, как известно, практически отсутствовало, а функции органов управления были настолько неопределенными, что часто было неясно, кому именно следует давать. Пример массового взяточничества того времени – передача изделий из драгоценных металлов и мешков с зерном за возможность ввезти продовольствие в город. В период нэпа взяточничество широко проникло в госаппарат. Действовали «Временные правила о службе в государственных учреждениях и предприятиях», утвержденные Постановлением СНК РСФСР 21 декабря 1922 г., запрещавшие многие виды совместительства для служащих. Нарушившие запрет сотрудники государственных учреждений и предприятий привлекались к ответственности за получение и дачу взятки.
«Всем известно, – писал нарком путей сообщения Ф.Э. Дзержинский в циркулярном письме, – каких размеров достигло взяточничество во всех областях хозяйственной деятельности Республики и что особенно широкое распространение этого зла отмечается именно на транспорте. Мы должны отдавать себе отчет в том, что взятка имеет глубоко классовый характер, что она есть проявление мелкобуржуазной частнокапиталистической стихии, направленное против основ ныне существующего строя». Американский предприниматель Арманд Хаммер, у помощника которого домогался взятки железнодорожный чиновник, оставил описания действий Дзержинского: «Вскоре выяснилось, что эшелон задерживает начальник станции, утверждая, что расположенный немного севернее станции мост не выдержит вес двадцати пяти вагонов. Тогда почему же вы не отправляете вагоны небольшими партиями?" – спросили его. Ответ был неубедительным. В конце концов, когда представился случай, он отозвал Вольфа в сторону и зашептал: "Вы человек деловой. Дайте мне пятьсот пудов зерна, приблизительно полвагона, и ваш эшелон будет доставлен". Вольф телеграфировал в Свердловск, и уже через два часа вагоны были в пути. Комендант станции был немедленно отозван и после короткого следствия расстрелян... На транспорте в то время царили хаос и взяточничество, однако Дзержинскому в течение года удалось навести порядок».
Яркие художественные образы переродившихся советских служащих были созданы В. Маяковским, И. Ильфом и Е. Петровым, М. Зощенко, М. Булгаковым и другими авторами. Имя одного из героев книги Ильфа и Петрова «Золотой теленок» Корейко, скромного служащего ничем не примечательного учреждения и одновременно подпольного миллионера, сколотившего состояние на теневых незаконных махинациях, до сих пор является нарицательным. Однако в целом при советской власти понятие «коррупция» не признавалось и было введено в употребление лишь в конце 80-х гг. Вместо него использовались термины «взяточничество», «злоупотребление служебным положением», «попустительство» и т.п. Коррупцию относили к социальному явлению, порожденному условиями эксплуататорского общества и получившему распространение среди буржуазного государственного аппарата. Отрицание данного термина должно было демонстрировать отсутствие коррупционеров среди советских чиновников. Как результат, вся советская история борьбы со взятками мало отличается от того, как прежде боролись с «посулами». Повсеместно организовывали политические кампании. Так в одном из циркуляров Наркомюста 1927 г. предписывалось: «В течение... месяца... повсеместно и единовременно назначить к слушанию по возможности исключительно дела о взяточничестве, оповестив об этом в газете, дабы создать по всей республике впечатление единой, массовой и организованно проводимой судебно-карательной кампании». Теперь взяткой стали считать любые подарки, совместительство в двух учреждениях, находящихся между собой в состоянии товарообменных или торговых операций, и т. д. А в 1929 г., когда в связи с раскулачиванием взяточничество распространилось и в деревне, пленум Верховного суда определил: «Все случаи получения должностными лицами магарыча, то есть всякого рода угощения в каком бы то ни было виде, подлежат квалификации как получение взятки».
В 30-х гг. наказание было смягчено, однако период сталинских репрессий 1937 г. ознаменовался, в частности, такими мерами, как борьба с коррупцией и казнокрадством, а также возвращением в государственную собственность незаконно приобретенной зарубежной недвижимости и средств в иностранных банках. При Сталине были введены так называемые «конверты» - ежемесячные денежные суммы для руководителей различного уровня и рангов. Эти «вознаграждения» за преданность не облагались налогами и даже партийными взносами. После XX съезда КПСС Н.С. Хрущев был вынужден отменить их, но сохранялась и совершенствовалась система бесплатных льгот45.
Замалчивание коррупции вело к неудачам в борьбе с ней. Поскольку взяточничество объяснялось наличием в сознании граждан буржуазных пережитков, было принято говорить, что по мере строительства социализма это явление исчезает. «Взяточничество, – читаем в вышедшей в 1957 г. брошюре в помощь юристам, – в современных советских условиях стало относительно редким явлением».
Однако такой подход был характерен скорее для пропаганды. Руководство страны обладало достаточной информацией о широком распространении взяточничества среди государственного и партийного аппарата. В феврале 1962 г. Никита Хрущев направил в Президиум ЦК КПСС записку "Об улучшении контроля за выполнением директив партии и правительства", в которой говорилось, что коррупция в стране затронула высшие звенья государственного управления, что взяточничество проникло в Госплан, другие министерства и ведомства. Особенно подробно в записке Хрущева рассказывалось, что эти явления проникли и в суд, прокуратуру, адвокатуру. В записке Хрущев обосновывал необходимость укрепления партийно-государственного контроля, а по сути - проведения реформы контрольных, партийных и государственных органов страны.
Результатом обращения Хрущева стало закрытое письмо ЦК КПСС «Об усилении борьбы со взяточничеством и разворовыванием народного добра» от 29 марта 1962 г. говорилось, что взяточничество – это «социальное наследство эксплуататорского общества». Октябрьская революция ликвидировала коренные причины взяточничества, а «советский административно-управленческий аппарат – это аппарат нового типа». В качестве причин коррупционных проявлений перечислялись недостатки в работе партийных, профсоюзных и государственных органов, в первую очередь в области воспитания трудящихся. Однако, эта единичная мера, как и другие до и после нее, была не способна решить проблему коренным образом.
Динамика числа осужденных по делам о взяточничестве в СССР (с округлением)

Год

1957

1970

1980

Число осужденных

1800

3000

6000

На рубеже 60-70-х гг. ХХ в. коррупция проникла в структуры правящей партии, усиливалась экономическая и должностная преступность. Основными преступлениями советских коррупционеров были: приобретение дефицитной продукции; выделение оборудования и материалов; корректировка и снижение плановых заданий; назначение на ответственные должности; сокрытие махинаций. Практически неприкосновенны для правосудия были высшие советские и партийные сановники.


В записке Отдела административных органов ЦК КПСС и КПК при ЦК КПСС об усилении борьбы со взяточничеством в 1975–1980 гг., датированной 21 мая 1981 г., указано, что в 1980 г. выявлено более 6 тысяч случаев взяточничества, что на 50% больше, чем в 1975 г. Рассказывается о появлении организованных групп (пример – более 100 человек в Минрыбхозе СССР во главе с заместителем министра). Говорится о фактах осуждения министров и заместителей министров в республиках, о других союзных министерствах, о взяточничестве и сращивании с преступными элементами работников контрольных органов, о взяточничестве в прокуратуре и судах.
Большой общественный резонанс в СССР вызвало так называемое «узбекское дело» (собирательное название для серии уголовных дел об экономических и коррупционных злоупотреблениях в Узбекской ССР, расследование которых проводилось в конце 1970-х-1980-х гг. После смерти Л.И. Брежнева 10 ноября 1982 г. и избрания Ю.В. Андропова на пост Генерального секретаря ЦК КПСС, расследование в Узбекистане получило новый стимул. Была создана специальная комиссия, ее работу возглавили следователи по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР Т.Х. Гдлян и Н.В. Иванов. Всего было возбуждено 800 уголовных дел, по которым было осуждено на различные сроки лишения свободы свыше 4 тыс. человек, обвиняемых в приписках, взятках и хищениях, причём далеко не все они были непосредственно связаны с хлопковой промышленностью.
По «узбекскому делу» было произведено несколько «громких» арестов, в том числе были арестованы, а затем осуждены к разным срокам лишения свободы зять Брежнева Ю.М. Чурбанов, первый секретарь ЦК КП Узбекистана И.Б. Усманходжаев, бывшие секретари ЦК компартии республики и др. Но после того, как появились свидетельства о причастности к коррупции отдельных членов Политбюро ЦК КПСС, в центральных газетах стали критиковать методы работы Т.Х. Гдляна и группы. Некоторые из арестованных были освобождены. В 1989 г. комиссиям ЦК КПСС и Президиума Верховного Совета СССР поручили «проверить факты… о нарушениях законности при расследовании дел о коррупции в Узбекской ССР и о результатах доложить в ЦК КПСС». Обе комиссии пришли к выводу, что в деятельности следственной группы были допущены «нарушения социалистической законности». Гдлян и Иванов были исключены из КПСС, уволены из Прокуратуры СССР. Против них было возбуждено уголовное дело. Однако в августе 1991 г. Прокуратура прекратила его «за отсутствием состава преступления», в декабре 1991 г. они были полностью реабилитированы.
Общество как бы встряхнулось от спячки. Люди свободно заговорили о непристойных делах руководителей различного уровня. Однако иногда дело доходило до абсурда: студенты приносили цветы в день экзаменов, которые дарили преподавателям, а те, боясь ответственности за взятки, не начинали работу, пока цветы не окажутся в мусорном контейнере.
При Ю.В. Андропове, долгое время руководившем КГБ СССР и поэтому обладавшем довольно полной информацией о неблаговидных поступках тех лиц, которые при прежнем генсеке считались персонами неприкосновенными, был дан ход нескольким скандальным делам (А. Тарады и С. Медунова из высшего краевого руководства в Краснодаре и министра МВД СССР Щелокова). Был снят с поста заместителя министра внутренних дел и отправлен в тюрьму Юрий Чурбанов (зять Брежнева), бывший министр рыбного хозяйства А.А. Ишков (друг А.Н. Косыгина) был отправлен на пенсию, а его зам. – расстрелян. Активно поддерживавший в то время Андропова Секретарь ЦК компартии Грузии Э.Шеварднадзе провел массовую кампанию борьбы с коррупцией в подведомственной ему республике. Своих постов лишились более 300 высокопоставленных грузинских чиновников.
Было вынесено и приведено в исполнение несколько смертных приговоров, в том числе приговор за взятки Ю. Соколову, директору крупнейшего в Москве продовольственного магазина «Елисеевский».

Каталог: uploads -> files
files -> Предоставление максимально широкого поля возможностей учащимся, ориентированным на высокий уровень образования и воспитания, с учетом их индивидуальных потребностей
files -> Образовательная программа направления «Менеджмент» профиль «Менеджмент гостиничных и ресторанных предприятий»
files -> Учебно-методический комплекс дисциплины институциональная экономика (б б ) Рекомендуется для направления подготовки
files -> Концепция инклюзивного образования
files -> Техника манипуляции делового общения понятие и цели манипуляции
files -> «Подготовка педагогов к непрерывному социально-личностному развитию детей старшего дошкольного и младшего школьного возрастов во взаимодействии с семьями воспитанников и обучающихся»
files -> Клиническая психология
files -> Методические рекомендации по составлению рабочей программы учебных предметов, курсов согласно требованиям


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   56




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница