Методические рекомендации по разработке региональных программ демографического развития москва- 2012



страница1/7
Дата22.02.2016
Размер0.67 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7

МИНИСТЕРСТВО ТРУДА И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ



МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

ПО РАЗРАБОТКЕ РЕГИОНАЛЬНЫХ ПРОГРАММ

ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ



МОСКВА- 2012



СОДЕРЖАНИЕ


Раздел 1 Анализ демографической ситуации

2

1.1. Ситуационный анализ рождаемости

2

1.2. Ситуационный анализ смертности

6

Раздел 2 Методический инструментарий для анализа демографической ситуации

8

2.1. Использование метода стандартизации для анализа демографической ситуации

8

2.2. Показатели для анализа рождаемости

10

2.3. Показатели для анализа смертности

15

Раздел 3 Анализ причин негативной демографической ситуации

18

3.1. Причины негативной ситуации с рождаемостью

18

3.2. Причины негативной ситуации со смертностью

20

Раздел 4 Демографические прогнозы

22

Раздел 5 Цели и задачи разработки программ демографического развития

26

Раздел 6 Приоритетные направления, меры и оценка эффективности программ демографического развития

36

6.1. Приоритетные направления и меры демографической политики в отношении повышения рождаемости

37

6.2. Формирование планов действий в области смертности

42

6.3. Методические вопросы оценки эффективности реализации программ демографического развития

45

Рекомендуемая литература

47

Глоссарий

48


РАЗДЕЛ 1

АНАЛИЗ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ


Разработке региональных программ демографического развития должен предшествовать комплексный углубленный анализ демографической ситуации. Этот анализ необходим для решения следующих задач:

– выявления наиболее острых проблем, требующих приоритетного решения;

– определения причин, обусловливающих негативные аспекты в демографической ситуации;

– оценки возможных резервов повышения рождаемости, снижения смертности и увеличения продолжительности жизни, оптимизации миграционных процессов;

– установления параметров демографических процессов, предшествующих началу реализации программы демографического развития, необходимых для сравнения с теми параметрами, которые могут быть достигнуты в ходе и после окончания реализации программы.

1.1 Ситуационный анализ рождаемости.


Анализ рождаемости в регионе необходим для оценки ее современного уровня и динамики, характеристики возрастной модели рождаемости, выявления возможных резервов изменения рождаемости.

Уровень рождаемости в большинстве российских регионов существенно ниже, необходимого для обеспечения воспроизводства населения. Почти во всех субъектах Российской Федерации проблема низкой рождаемости является одной из наиболее острых. Особого внимания она заслуживает в тех регионах, где уровень рождаемости ниже, чем в целом по России и в среднем по федеральному округу.


В 2010 году самый низкий уровень рождаемости был в Ленинградской области (оценочная величина суммарного коэффициента рождаемости без учета результатов переписи населения 2010 г. – 1,184), в Республике Мордовия (1,264), в Саратовской (1,327), Тамбовской (1,316) и Тульской (1,322) областях. Воспроизводство населения уровень рождаемости обеспечивал только в республиках Алтай (2,349), Ингушетия (2,293), Тыва (2,825) и Чеченской Республике (3,407).
Наряду с оценкой современного уровня рождаемости, важно проанализировать ее динамику, обратив особое внимание на период после 2006 года. Начиная с 2007 года, прежде всего, в результате реализации новых мер помощи семьям с детьми, показатели рождаемости росли, в той или иной мере, во всех регионах. Относительно больший их прирост в этот период может свидетельствовать о том, что семьи в этих регионах в большей степени готовы скорректировать свое репродуктивное поведение в сторону рождения относительно большего числа детей в связи с оказанием им тех или иных видов помощи, улучшением условий их жизнедеятельности. В тех же регионах, где уровень рождаемости низок и его увеличение было сравнительно небольшим, необходимо в дополнение к действующим, искать другие пути повышения рождаемости, которые могли бы существеннее повлиять на репродуктивное поведение.
За 2007-2010 годы в наибольшей степени повысилась величина суммарного коэффициента рождаемости в республиках: Кабардино-Балкарской (на 0,406 с 1,157 в 2006 году до 1,563 в 2010 году), Алтай (на 0,419 с 1,930 в 2006 году до 2,349 в 2010 году), Чеченской (на 0,635 с 2,772 в 2006 году до 3,407 в 2010 году), Ингушетии (на 0,645 с 1,648 в 2006 году до 2,293 в 2010 году) и Тыве (на 0,767 с 2,058 в 2006 году до 2,825 в 2010 году). Наименьший прирост величины этого показателя имел место в Камчатском крае (0,061 с 1,384 в 2006 году до 1,445 в 2010 году), в Республике Мордовия (0,129 с 1,135 в 2006 году до 1,264 в 2010 году), в Тамбовской (0,168 с 1,148 в 2006 году до 1,316 в 2010 году), Псковской (0,160 с 1,244 в 2006 году до 1,404 в 2010 году), Тверской (0,160 с 1,313 в 2006 году до 1,473 в 2010 году), Белгородской (0,159 с 1,203 в 2006 году до 1,362 в 2010 году), Ленинградской (0,150 с 1,034 в 2006 году до 1,184 в 2010 году), Сахалинской (0,105 с 1,388 в 2006 году до 1,493 в 2010 году) и Магаданской (0,091 с 1,323 в 2006 году до 1,414 в 2010 году) областях, в Еврейской автономной области (0,130 с 1,408 в 2006 году до 1,538 в 2010 году) и в Чукотском автономном округе (0,072 с 2,135 в 2006 году до 2,207 в 2010 году).
В тех регионах, где в анализе используются сведения о распределении родившихся по очередности рождения, следует обратить особое внимание на вторые и последующие рождения, а также показатель суммарного коэффициента рождаемости, рассчитанный по вторым и последующим рождениям. Повышение в 2007-2011 годах суммарного коэффициента рождаемости по вторым и последующим рождениям – это, прежде всего, результат влияния новых мер демографической политики, реализуемых в России с 2007 года в первую очередь введение материнского семейного капитала, право на который возникает в связи с рождением второго ребенка или последующих детей. Данная мера имела наибольший резонанс в обществе и в наибольшей степени обеспечила повышение рождаемости.
Наименьший прирост суммарного коэффициента рождаемости по вторым и последующим рождениям в 2007-2010 годах был в Ленинградской области (0,131), а наибольшим – в Республике Калмыкия (0,374). Кроме Ленинградской области, на четверть и ниже, по сравнению со среднероссийским показателем, прирост этого показателя был в Республике Коми, в Приморском крае, в Мурманской и Тульской областях. На 25% и выше, чем в среднем по России, величина этого прироста, наряду с Республикой Калмыкия, была также в республиках Башкортостан, Марий Эл, Татарстан, Удмуртской и Хакасии.
Необходимо обратить внимание и на суммарный коэффициент рождаемости по первым рождениям. Его величина в большинстве регионов к 2010 году не превышает 0,8 рождений на одну женщину, а в ряде регионов (республики Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская и Мордовия, Ставропольский край, Ленинградская и Томская области) – меньше 0,7. По данным текущей статистики, этот показатель рассчитывается для, так называемого, условного поколения. Для реального поколения величину этого показателя можно получить по данным переписи населения. Перепись населения 2002 года показала, что в целом по России суммарный коэффициент рождаемости по первым рождениям у женщин в возрасте 45-49 лет (окончание репродуктивного возраста) составлял 0,942. Первые итоги переписи населения 2010 года показывают, что в настоящее время величина этого показателя не меньше 0,9. Такие различия между показателями для реального и условного поколений свидетельствуют о существенных сдвигах в календаре рождений, продолжающемся процессе распространения откладываний рождения первого ребенка на более поздний возраст. Эти сдвиги занижают также величину суммарного коэффициента рождаемости для вторых и последующих рождений.

О сдвигах в календаре рождений свидетельствует и повышение среднего возраста матери при рождении детей, которые целесообразно анализировать дифференцированно по очередности рождения, а не применительно ко всем рождениям в целом, что позволит избежать влияния изменения доли вторых и последующих рождений.

Таким образом, в возможном прекращении сдвигов рождений детей к более позднему возрасту матери лежит существенный резерв повышения текущих показателей рождаемости.
В 2010 году в Республике Саха (Якутия) средний возраст матери при рождении всех детей (не дифференцированно по очередности рождения) составлял 27,48 года, а в Ивановской области – 27,34 года. Казалось бы, можно говорить о том, что в Республике Саха (Якутия) откладывание рождений к более старшим возрастам проявляется в несколько большей степени, чем в Ивановской области. В то же время средний возраст матери при рождении детей каждой очередности рождения отдельно в Республике Саха (Якутия) существенно ниже, чем в Ивановской области: по первым рождениям соответственно 23,75 года и 24,68 года, по вторым – 28,32 года и 29,98 года, по третьим – 31,42 года и 32,43 года. Более высокий средний возраст матери при рождении всех детей в Республике Саха (Якутия) связан исключительно с большей долей вторых и последующих рождений, которые происходят, в среднем, у матерей относительно более старшего возраста. В Республике Саха (Якутия) в 2010 году она составляла 57,6% (в т.ч. третьих и последующих – 23,4%), а в Ивановской области – 45,2% (в т.ч. третьих и последующих – 9,5%).
Необходимо отслеживать сдвиги в возрастной модели рождаемости, откладывание рождений, смещение их к более старшим возрастам, поскольку они будут негативно отражаться на динамике уровня рождаемости.

Во-первых, с возрастом происходит ухудшение здоровья, в т.ч. репродуктивного, что может помешать реализации репродуктивных намерений, т.е. откладывание рождения детей может привести к невозможности иметь их.

Во-вторых, с возрастом у людей формируется представление об определенном жизненном стандарте, образе жизни. Если ребенок появляется в относительно молодом возрасте матери, то уклад жизни формируется с учетом этого ребенка. Откладывание появления первенца может привести к тому, что ребенок будет восприниматься как угроза сохранению сложившегося образа жизни. В еще большей мере это относится к рождению вторых-третьих детей, без которых невозможно воспроизводство населения, преодоление негативной демографической динамики.

Происходящие сдвиги в возрастной модели рождаемости, откладывание рождений детей обусловлены, главным образом, изменениями в брачном поведении, откладыванием регистрации брака или отказом от нее.

По разнице между величинами суммарного коэффициента рождаемости для вторых и первых рождений можно косвенно судить о вероятности рождения второго ребенка. Однако надо учитывать, что сдвиги в календаре рождений могут проявляться в более раннем появлении вторых детей, благодаря, например, особым мерам их поддержки, и не происходить в той же степени и в том же направлении по первым рождениям. В этом случае соотношение величин суммарного коэффициента рождаемости по вторым и первым рождениям будет давать искаженную оценку вероятности рождения второго ребенка. Там, где эта разница велика, необходимо уделить особое внимание поддержке вторых рождений.
О большой вероятности рождения второго ребенка можно говорить применительно, например, к Республике Калмыкия. Косвенно об этом свидетельствует то, что в 2010 году величина суммарного коэффициента рождаемости по вторым рождениям составляла 90,4% от величины этого показателя для первых рождений. Относительно высока вероятность вторых рождений в республиках Карачаево-Черкесской (соотношение величин суммарного коэффициента рождаемости для вторых и первых рождений в 2010 году составляло 86,1%), Адыгея (84,5%), Саха (Якутия) (83,7%), Башкортостан (83,1%), Татарстан (81,5%), Чувашской (81,4%), Удмуртской (80,3%), Кабардино-Балкарской (80,2%). В Тульской области это соотношение равнялось 58,1%, а в Санкт-Петербурге – 55,0%, что позволяет говорить об очень низкой вероятности рождения второго ребенка.

1.2. Ситуационный анализ смертности.


Анализ сложившейся в субъекте Российской Федерации ситуации со смертностью, ее гендерного, возрастного, нозологического и иных профилей (например, выделение города и села и т.д.), а также тенденций смертности по заданным признакам, позволяет выявить «проблемные зоны». В качестве «фона» для сравнений могут служить как общероссийские закономерности, так и закономерности того федерального округа, в который субъект Российской Федерации входит. Дополнительное сравнение со средними показателями по данному федеральному округу полезно для регионов, которые относятся как к относительно благополучной, так и неблагополучной группам. Это позволяет анализировать ситуацию в более однородной совокупности, а, следовательно, оценивать имеющиеся резервы в сравнении с регионами, имеющими сходные условия.

Поскольку два последних десятилетия в России и её регионах наблюдались резкие колебания смертности, то целесообразно при анализе рассматривать долгосрочные тренды, не меньшие чем за указанный период. Лучше всего в качестве отправной базы брать последнюю перепись советского периода 1989 года.

В ситуационном анализе смертности можно выделить несколько этапов. Цель первого этапа – сравнение уровней и тенденций продолжительности жизни населения с тем, чтобы определить общее положение субъекта Российской Федерации в российском рейтинге и динамику этого рейтинга.
В качестве примера рассмотрим динамику ситуации в Москве на общероссийском фоне. Москва в данном случае интересна тем, что, начав с позиций, близких к общероссийским, в дальнейшем продемонстрировала принципиально иные тренды. Характер динамики смертности в Москве в рассматриваемый период демонстрировал универсальность реакции российских регионов на проводимые социально-экономические реформы, выразившиеся в сокращении продолжительности жизни населения в первой половине 1990-х годов. Однако в столице острота этой реакции в показателях смертности была заметно мягче, чем в большинстве регионов. Особенно заметными эти различия становятся со второй половины 1990-х годов. Если же оценивать итоги всего периода, то немногим более чем за два десятилетия (с 1989 по 2010 год) продолжительность жизни населения Москвы увеличилась более чем на 3 года; в России за это время продолжительность жизни сократилась, у мужчин потери составили около 2 лет, у женщин – около года.
Цель второго этапа ситуационного анализа – выделение возрастных групп, резервы сокращения смертности в которых максимальны. Это те группы, на которых должны быть сконцентрированы приоритетные усилия по снижению потерь.
В качестве примера рассмотрим ситуацию в Тверской области, в которой, отставание от среднероссийского уровня в продолжительности жизни увеличилось с 1989 по 2010 год с 1,3 до 3,6 лет для мужчин и с 0,3 до 2,3 лет для женщин.

В целом, говоря о картине изменения смертности в том или ином регионе, необходимо различать, какие тенденции свидетельствуют о проблемах (или достижениях) конкретной территории, региона или страны в целом. Общий рост смертности в 1990-е – начале 2000-х годов в Тверской области – не локальная проблема отдельной территории, а проблема страны в целом. Однако важно обратить внимание, что темпы изменения смертности в области существенно выше, чем в целом по стране.

При этом некоторые возрастные группы, прежде всего, детское население, выпадают из этого ряда, свидетельствуя об особенностях конкретной территории. Ситуация в детском населении в настоящее время не является источником отставания продолжительности жизни в Тверской области от средней по стране. Потери продолжительности жизни формируются за счет взрослого населения. Таким образом, несмотря на высокие уровни смертности в Тверской области во всех возрастных группах, акцент в снижении смертности с целью преодоления отставания хотя бы от общероссийского уровня, необходимо сделать именно на трудоспособных возрастах, прежде всего молодых, а среди них - молодых женщин.
Цель третьего этапа ситуационного анализа – выявить нозологические особенности смертности и определить те причины, смертность от которых в территории выше, а тенденции менее благоприятны на общероссийском фоне с тем, чтобы сконцентрировать усилия именно на этих проблемах.
В качестве примера рассмотрим ситуацию в Самарской области, поскольку эта территория, в которой общие уровни продолжительности жизни и ее тенденции практически совпадают с общероссийскими закономерностями. Вместе с тем, на фоне близости общих закономерностей ситуация в отношении отдельных причин существенно отличается.

В отношении основных причин смерти, кроме травм и отравлений, ситуация в Самарской области развивается более позитивно, чем в России, обеспечивая лучшие позиции территории на общероссийском фоне, чем это было два десятилетия назад. Возникает вопрос: почему при более благополучных трендах и уровнях смертности от основных причин продолжительность жизни населения области и в среднем по России столь близка. Дело в том, что среди основных причин смерти обычно не рассматривают динамику смертности от такого класса, как «Симптомы, признаки и неточно обозначенные состояния», смертность от которого вышла в Самарской области на четвертое место в структуре мужской смертности (после болезней системы кровообращения, травм и новообразований) и на второе место – в структуре женской смертности (после болезней системы кровообращения). В Самарской области смертность от непонятных причин росла темпами в 2,5 раза более высокими, чем в России. В сложившейся ситуации, когда более 10% смертей мужчин и около 15% - женщин в Самарской области не диагностированы, судить надежно об уровнях и тенденциях смертности от основных причин оказывается практически невозможно. В свою очередь, это означает, что основной проблемой в этом контексте является качество статистических данных.


Таким образом, результатами ситуационного анализа является выявление разных уровней неблагополучия, требующих разработки и реализации адекватных решений, направленных на снижение уровней смертности и преодоление негативных тенденций в отношении выявленных возрастных групп риска и причин смерти.

  1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница