Меры по выведению российской науки из кризисного состояния



страница1/4
Дата05.06.2016
Размер0.64 Mb.
  1   2   3   4
Меры по выведению российской науки из кризисного состояния

Оглавление
Введение

1. Основные принципы проведения реформы

1.1. Открытость

1.2. Использование формальных показателей при проведении реформы

1.2.1. Необходимость проведения инвентаризации научного потенциала России

1.2.2. Оценка научного потенциала по формальным показателям

1.3. Ставка на эффективные механизмы распределения финансирования

1.3.1. Конкурсы - естественный для науки метод выборочной поддержки лучших научных групп

1.3.2. Ключевые требования к организации конкурсов. Опасность распространения псевдоконкурсов

1.3.3. Преимущества конкурсного механизма распределения финансирования

2. Необходимость общего увеличения финансирования и забота о приборной базе и инфраструктуре науки

2.1. Модернизация приборной базы и научной инфраструктуры как необходимый компонент повышения результативности научной работы

2.2. Распределение целевого финансирования на модернизацию приборной базы и научной инфраструктуры

3. Кадровый вопрос и социальная политика

3.1. Общее направление реформирования кадровой системы

3.2. Аттестации и сокращения

3.3. Особенности кадровой политики для различных категорий научных сотрудников

3.3.1. Молодежь (научные сотрудники в возрасте до 35 лет) и среднее поколение (сотрудники в возрасте 35 - 50 лет)

3.3.2. Старшее поколение (сотрудники старше 50 лет)

3.3.3. Технический и вспомогательный персонал (инженеры, лаборанты, механики, электрики, библиотекари и т.д.)

3.4. Повышение мобильности научных кадров



4. Преодоление тенденции к провинциализации, интеграция в мировую науку

4.1. Причины, ведущие к провинциализации и деградации российской науки. Проявления этих негативных тенденций

4.2. Комплекс мер, направленных на преодоление тенденции к провинциализации и интеграцию российской науки в мировую

5. Интеграция науки и образования

6. Трудности на пути проведения реформ

Приложение 1. Примерная система оценки деятельности научных сотрудников по формальным показателям

Приложение 2. Проведения инвентаризации научного потенциала

Приложение 3. Возможности совершенствования конкурсных механизмов финансирования



Приложение 4. Формальные требования к кандидатам на замещение высокооплачиваемых временных позиций

Введение
При проведении намечаемой реформы науки очень важно с самого начала иметь четко обозначенные цели и сформулировать комплекс мер для их достижения. Целью проводимых реформ является очевидно повышение результативности научных исследований, как фундаментального, так и прикладного характера. Считая совершенно недопустимым искусственное разделение науки на фундаментальную и прикладную за счет административных решений (например, вывод за штат той части академических сотрудников, которые выполняют работы в рамках заказов не только частных структур, но и российских государственных организаций), получивших в последнее время поддержку, мы в дальнейшем сконцентрируемся лишь на проблемах повышения результативности фундаментальных исследований. Заметим только, что широко обсуждаемая политика разделения приведет к тому, что ученые, занимающиеся фундаментальными исследованиями, не будут заинтересованы в реализации своих разработок на практике, и, наоборот, у ученых-прикладников пропадет стимул обращаться к фундаментальной проблематике. Это, очевидно, не будет способствовать повышению экономической отдачи от научных исследований.
Одна из болевых точек российской фундаментальной науки - архаичная и неэффективная система управления наукой (как в академиях, так и в министерстве). Однако никакая реорганизация управленческих структур не приведет к существенному повышению результативности научных исследований, если “внизу”, там, где, собственно, делается наука, мало что изменится. А “внизу”, в научных группах, лабораториях и институтах, ситуация столь же неблагополучна, как и в сфере управления. Совершенно недостаточное финансирование научных исследований в течение последних 15 лет, наложившееся на оставшиеся с советских времен недостатки бюрократической организации науки, привело не только к стремительному старению научных и преподавательских кадров и деградации приборной базы, но и к негативным психологическим последствиям. Усталость и сосредоточенность на сиюминутных проблемах, пессимизм и ориентация на “выживание” имеют своим результатом потерю многими научными сотрудниками ориентиров (как следует работать, что такое современный уровень научных исследований и т.д.), а в ряде случаев и просто интереса к научному труду.
В такой ситуации не приходится говорить о высокой результативности научного труда. Так, согласно приведенным вице-президентом РАН В.В.Козловым на майском Общем собрании РАН данным, примерно в 80 институтах РАН научный сотрудник выпускает статью (в лучшем случае) раз в два года, причем в 34 из них научный сотрудник пишет статью раз в 4 года. Приводя эти данные, В.В.Козлов отмечает: “При этом эти данные взяты, так сказать, в либеральном смысле. Здесь не учитывались уровень, качество публикаций, количество соавторов и т.д.” Приведенные цифры свидетельствуют в большинстве случаев, что подобный институт как научное учреждение фактически мертв, и научная работа ведется, вероятно, силами отдельных сохранивших работоспособность групп. Но тут плачевное состояние хотя бы очевидно, а часто имеет место, пожалуй, еще более опасная тенденция - научная работа подменяется ее имитацией: как бы научные сотрудники публикуют как бы научные статьи и защищают на их основе как бы диссертации. На первый взгляд все выглядит так, как если бы люди продуктивно работали, однако, если присмотреться к структуре публикаций повнимательнее, то становится заметно, что это в подавляющем большинстве либо тезисы конференций местного значения, либо статьи в практически не читаемых научных изданиях (часто локальных - вестниках конкретного института или университета). Такие конференции и издания, как правило, принимают все присланные тезисы и статьи без критического отбора, т.е. вопрос, имеют ли представленные материалы какую-то научную значимость вообще, по существу остается безответным.
Очевидно, что само по себе увеличение финансирования не может привести к резкому изменению отношения к делу, устоявшихся взглядов и привычек. Помимо психологической инерции, существует и фундаментальная причина, затрудняющая повышение результативности научной работы: в рамках существующей системы распределения финансовых ресурсов положение тех, чьи результаты можно охарактеризовать как блестящие, и тех, кто делает мало кому интересные работы, различается не так уж сильно. Система управления научными исследованиями в России в целом просто не приспособлена к тому, чтобы концентрировать ресурсы в руках лучших исследовательских групп, а именно они - группы и отдельные ученые - являются главными субъектами научной деятельности и “производителями научного продукта”. Так, через государственные организации, в реальности, а не на бумаге, занимающимися отбором лучших на конкурсной основе - Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) и Российский гуманитарный научный фонд (РГНФ), - проходит менее 8 % средств, выделяемых на гражданские научные исследования. Доля средств, распределяемых с формальной точки зрения "на конкурсной основе", существенно выше. Однако многие подобные "конкурсы" (в первую очередь тут нужно упомянуть "лоты" на проведение научно-исследовательских работ по заказу Федерального Агентства по Науке и Инновациям) попросту дискредитируют идею конкурсного распределения средств: они скорее провоцируют коррупцию, нежели стимулируют продуктивную научную работу.
Неблагополучное состояние низовых структур функционирования науки настоятельно требует проведения целого комплекса мер, направленных на нормализацию сложившейся ситуации. Причем эти меры представляются нам первоочередными по сравнению с решением вопроса о числе государственных академий и их внутренней структуре. В наиболее сжатой форме основную цель назревших организационных преобразований можно сформулировать так: необходимо обеспечить выявление активно работающих исследовательских групп и концентрацию финансовых ресурсов в их руках. При этом преобразования должны носить эволюционный характер: увеличение финансирования работающих научных групп и учреждений должно идти в первую очередь за счет неравномерности распределения финансирования на основе предлагаемых ниже механизмов, а не за счет резкого административного сокращения числа научных работников.
1. Основные принципы проведения реформы
Основными принципами проведения реформы, о которых мы подробнее будем говорить ниже, должны быть:

1) максимальная открытость;

2) широкое использование формальных показателей научной результативности научной деятельности;

3) эволюционность преобразований и ставка на финансовую селекцию при отборе эффективно работающих научных групп и научных учреждений.



1.1. Открытость
Проводимые в рамках реформы преобразования должны быть предельно прозрачными. Необходимо, чтобы поставленные правительством цели и задачи реформы были ясны каждому научному сотруднику. Это же касается критериев оценки результативности деятельности научных учреждений и отдельных работников, а также вопросов финансирования научных исследований. Нужно иметь в виду, что именно отсутствие ясного понимания целей реформ и прозрачности в методах их проведения подрывает доверие общественности к реформам, заставляет воспринимать их не как насущную необходимость или "движение к лучшей жизни", а как разрушительные действия.
Информация обо всех намечаемых министерством науки и образования мероприятиях должна быть открыта и доступна через Интернет-ресурсы, а необходимость проведения этих мероприятий - внятно обоснована. Открытость должна также стать нормой жизни и на уровне научной и финансовой деятельности институтов. Следует обязать все бюджетные исследовательские учреждения, работающие по открытым тематикам, предоставить исчерпывающую информацию о своей научной деятельности и о финансировании этой деятельности на специально созданных Интернет-сайтах. Каждый институт и университет должен создать своего рода научный паспорт, составленный согласно четко определенным требованиям, которые бы включали данные о кадровом составе учреждения, ведущихся исследованиях, публикациях в рецензируемых журналах, участии в конкурсных программах и т.п. Итоговые данные по всем институтам необходимо собрать на специализированном сервере, ориентированном на освещение процесса реформирования науки и доступном каждому желающему. На этом сайте необходимо давать всю информацию о распределении между институтами средств (как выделенных в рамках целевых программ, так и распределенных через конкурсные механизмы) на приобретение дорогостоящего оборудования и поддержание научной инфраструктуры.
Другая важная составляющая научной реформы – наличие обратной связи. Механизм обратной связи между организаторами реформ и научным сообществом призван корректировать направление реформ в соответствии с получаемыми результатами. При этом очень важно, чтобы реформы шли путем последовательных приближений к конечной заданной цели, а все промежуточные этапы были четко обозначены с самого начала. Это даст возможность и самой научной общественности включиться в конструктивный мониторинг хода реформы. Таким образом будут оперативно выявляться проблемы в ее реализации и предлагаться пути к их преодолению.
1.2. Использование формальных показателей при проведении реформы
1.2.1. Необходимость проведения инвентаризации научного потенциала России
Если информация о числе ученых и их возрастному составу, также как и данные по финансовому обеспечению научных исследований в России имеются в распоряжении руководства российской науки, то с данными о продуктивности труда наших ученых ситуация существенно сложнее. Дело, очевидно, в том, что оценка значимости получаемых результатов в области фундаментальной науки - очень сложная задача. Тем не менее, в настоящее время именно эта задача выходит на первый план: проводить реформы, направленные на повышение эффективности российской науки, не имея в своем распоряжении статистических данных, позволяющих судить о результативности работы научных коллективов и ее динамике, невозможно. Более того, до тех пор, пока не будет произведена оценка имеющегося научного потенциала (вплоть до распределения активно работающих научных групп по институтам и университетам), все планируемые цифры по сокращению числа государственных научных учреждений и научных сотрудников будут произвольными. Выбор объектов для сокращения без учета подобных статистических данных также не может быть обоснованным.
Наиболее объективным способом оценки содержательности и результативности научной работы была и остается экспертная оценка, однако произвести одновременную и квалифицированную экспертную оценку работы всех российских научных учреждений и их подразделений не представляется возможным. Это связано не только с неизбежным в этом случае “конфликтом интересов”, но и с масштабом поставленной задачи. Поэтому для инвентаризации научного потенициала должны использоваться прозрачные и признанные в мировой практике критерии оценки, такие как количество публикаций в рецензируемых научных изданиях с учетом импакт-фактора издания и индекс цитирования на одного научного сотрудника.
Следует выделить два уровня “объектов оценки” результативности работы: 1) отдельные научные сотрудники и небольшие научные группы; 2) научные учреждения. Оценка объектов первого уровня должна основываться на минимальном количестве критериев (Приложение 1), при оценке объектов второго уровня следует вводить ряд дополнительных факторов. Так, стоит учитывать способность научных организаций привлекать дополнительные финансовые средства на исследования от государственных организаций, зарубежных научных фондов, а также частного бизнеса и негосударственных фондов. Немаловажно учитывать и потенциал роста научных организаций, который может быть выражен через долю молодых научных сотрудников и количество защищенных диссертаций в последние годы. Поскольку невозможно напрямую сравнивать эффективность работы научных организаций в разных областях науки, то сравнение рейтинговых показателей может быть осуществлено только между научными организациями в одной области знаний. Также нужно учитывать, что достаточно сложно сравнивать напрямую отраслевые институты и институты системы высшего образования с институтами системы РАН и отраслевых академий. Примерный план инвентаризации деятельности учреждений и выводы, которые можно сделать на основании этой работы, приведен в Приложении 2.
1.2.2. Оценка научного потенциала по формальным показателям
При всех недостатках системы оценки по формальным показателям, она обладает неоспоримыми достоинствами - ясностью критериев, простотой проведения и отсутствием возможности произвольно завышать/занижать оценку в зависимости от того, чья деятельность оценивается. Поэтому полученные в результате формальной оценки продуктивности работы показатели могут и должны быть использованы и как своего рода барьер, ставящий заслон на пути распределения ресурсов не на основании деловых соображений. В частности, нам представляется целесообразным установить некие минимальные формальные требования к научным сотрудникам, претендующим на занятие определенных должностей, на получение определенных видов бюджетной финансовой поддержки - премий, стипендий и т.д. При необходимости мы готовы участвовать в выработке подобной системы требований.
Другая возможность применения результатов формальной оценки в качестве барьера - это использования формальных показателей для организации целевой поддержки сравнительно небольшому числу лучших научных групп России, возглавляемых работающими на мировом уровне учеными. В принципе, выделение финансирования по формальным показателям вовсе не является оптимальным способом распределения средств, однако, в сочетании с последующим этапом конкурсного отбора среди выделенных по формальным показателям групп, оно может быть использовано в качестве временной антикризисной меры. Подобные предложения разработаны недавно член-корреспондентом РАН А.В.Соболевым и при необходимости могут быть переданы в распоряжение Экспертного управления Администрации Президента и отобранной по итогам конкурса рабочей группы.
Говоря о формализации критериев результативности научной работы, не следует забывать о том, что оценка научной деятельности отдельных групп и перспективности тех или иных исследований исключительно не может быть сведена к сложным системам формальных показателей. Такой подход может привести к тому, что научное творчество и конкуренция групп начнут подменяться начетничеством, что прямо противоположно живому и творческому характеру научной работы. Система оценок должна быть по возможности проста и понятна, в ее основе, как уже отмечалось, должны лежать в первую очередь очевидные и общепринятные показатели.
Ниже, говоря о формальных показателях, мы будем приводить цифры, которые кажутся нам разумными на основе нашего опыта работы. Однако нужно учитывать, что эти цифры, во-первых, относятся только к фундаментальным исследованиями (соответственно, при оценке деятельности научных сотрудников, ведущих и прикладные научные исследования, необходимо учитывать и другие показатели, такие, как число патентов и пр.) и, во-вторых, не являются всесторонне проработанными и обоснованными. Более точные цифры могут быть выработаны только в процессе широкой и открытой дискуссии с привлечением специалистов по наукометрии по завершении первого этапа сбора информации о результативности работы научных групп и учреждений по формальным показателям (см. Приложение 2). Помимо этого, формальные показатели должны учитывать специфику работы в различных областях науки. Например, в экспериментальной физике высоких энергий принято работать большими командами, поэтому там необходима выработка особой системы показателей.
1.3. Ставка на эффективные механизмы распределения финансирования
1.3.1. Конкурсы - естественный для науки метод выборочной поддержки лучших научных групп
Ведение исследований на современном уровне, особенно в тех областях науки, которые питают идеями высокотехнологичную индустрию, требует значительных финансовых вложений. Чтобы выделяемые средства расходовались эффективно и давали отдачу, должен действовать механизм, обеспечивающий их попадание в руки наиболее продуктивно работающих научных коллективов. Иными словами, поддержку необходимо оказывать в первую очередь тем коллективам, которые уже сейчас получают значимые результаты и могут внятно сформулировать свои исследовательские задачи и методы их достижения. Такой механизм давно известен - это конкурсное распределение средств.
Отметим, что наука по самой своей сути является конкурентной, соревновательной формой человеческой деятельности. Ученые постоянно соревнуются со своими коллегами в стране и в мире за получение первых, лучших, наиболее точных результатов, за наиболее полное объяснение или понимание природных феноменов, и т.п. По большому счету, фундаментальная наука - это соревнование с самой Природой, которая не слишком-то охотно раскрывает свои большие и маленькие тайны. Поэтому конкурсы среди себе подобных и конкуренция за гранты на исследования вполне отвечают существу научной деятельности.
1.3.2. Ключевые требования к организации конкурсов. Опасность распространения псевдоконкурсов
Мы считаем, что при сохранении базового финансирования научных учреждений необходимо постепенно, но существенно повышать долю конкурсного финансирования в расходах на науку. Однако любые разговоры о конкурсном финансировании бессмысленны, когда конкурсы являются конкурсами лишь на бумаге, т.е. если они организуются таким образом, что между участниками нет реального соревнования. Поэтому, прежде чем переходить к обсуждению вопроса о приоритетности того или иного способа распределения бюджетных средств, сформулируем несколько ключевых требований, которым обязательно должен соответствовать конкурс:
а) он проводится в строгом соответствии с четкими фиксированными правилами;

б) эти правила не подгоняются заранее под конкретных участников конкурса и обеспечивают возможность реальной конкуренции между разными заявителями;

в) научное сообщество заблаговременно получает полный доступ к информации о конкурсе, датах и правилах его проведения;

г) решения принимаются исключительно на основе заключений высококвалифицированных экспертов;

д) обеспечивается максимально возможная независимость экспертов;

е) анонимные отзывы и заключения экспертов доводятся до заявителей.


Требование, касающееся доведения отзывов экспертов до авторов проектов, нуждается в пояснении. Анонимные отзывы рецензентов обязательно доводятся до сведения авторов проектов в подавляющем большинстве грантовых агентств мира. Это связано тем, что ознакомление автора заявки с отзывом является очень важной дополнительной гарантией беспристрастности экспертов, ограничивающей предвзятое отношение при распределении грантов. То, что факт плохо аргументированной или явно пристрастной оценки проекта может стать достоянием гласности, ставит экспертные советы перед необходимостью особенно тщательно следить за уровнем и независимостью экспертизы. Очень важно и то, что ученые получают возможность использовать результаты квалифицированной экспертизы для улучшения качества своих конкурсных заявок в будущем.
Вышеописанные требования представляются настолько очевидными, что невозможно представить, чтобы кто-то всерьез взялся их оспаривать. Тем не менее, очень большие объемы бюджетного финансирования в нашей стране, особенно в последние годы, распределяется через "конкурсы", не отвечающие большей части перечисленных требований (правила конкурса расплывчаты, информация о его проведении своевременно доводится только до ограниченного круга лиц, "конкурсные лоты" чрезмерно детализированы с расчетом на заранее определенных исполнителей и т.д.). Распределение больших объемов средств через такие псевдоконкурсы ведет не только к отсечению от участия в конкурсе значительной части сильных коллективов, но и к распространению в науке коррупционных моделей поведения, когда часть распределяемых "по конкурсу" средств попадает в карман организаторов "конкурса", или близких к ним лиц. До последнего времени наука являлась одной из наименее коррумпированных сфер российской жизни, однако ситуация может измениться в случае, если практика проведения псевдоконкурсов будет расширяться, а выделяемые на науку ассигнования расти. Если не предпринять экстренных мер прямо сейчас, болезнь вскоре может приобрести трудноизлечимый характер: вырастет поколение научных работников, приученных к мысли о том, что главное не хорошо работать, а "делиться". Вряд ли нужно говорить о том, как это скажется на эффективности бюджетных расходов на науку. В связи с тем, что соблазн распределить деньги среди ограниченного числа лиц через псевдоконкурсы всегда будет велик, крайне желательно законодательно закрепить вышеизложенные требования и предусмотреть осязаемую ответственность за их нарушение. Выполнение этих условий должно в обязательном порядке опережать расширение доли конкурсного финансирования в общем объеме финансирования науки.
Некоторым принципам, которые могут существенно улучшить механизмы конкурсного распределения финансирования, но требуют дополнительной проработки, посвящено Приложение 3.
1.3.3. Преимущества конкурсного механизма распределения финансирования
При правильной организации конкурсное (грантовое) финансирование могло бы стать основным инструментом резкого повышения эффективности государственных расходов на науку и пресечения разбазаривания средств. Институт независимых высокопрофессиональных экспертов не только будет гарантировать объективность оценки научных проектов, но и резко ограничит свободу распоряжения огромными средствами, так как каждый участник экспертного процесса по определению может контролировать лишь небольшие части общей суммы. Кроме того, конкурсный способ распределения финансирования - единственный “быстрый” способ существенно (в разы) увеличить финансирование наиболее перспективных проектов. Как уже отмечалось выше, система управления научными исследованиями в России не приспособлена к тому, чтобы концентрировать ресурсы в руках лучших, наиболее продуктивных, исследовательских групп - а ведь именно они "делают науку". Организовать селективную и концентрированную помощь тем из них, кто способен распорядиться ею с наибольшей пользой, реально лишь на основе рациональной организации конкурсного распределения ресурсов.
Поэтому оптимизация и усиление конкурсов, и в первую очередь тех, которые поддерживают основные научные единицы (группы, лаборатории), а не целые институты (ведь практически в каждом институте есть и сильные, и слабые группы), должны стать одним из основных, если не главным, направлением реформы науки. При соблюдении перечисленных выше требований к конкурсам больше финансирования будет получать не тот, кто находится ближе к распределяющим финансирование органам, и не тот, кто лучше умеет лоббировать свои интересы (сейчас, к сожалению ученые вынуждены “добывать деньги” в основном за счет связей и лоббизма), а тот, кто лучше сможет использовать это финансирование на благо науки и общества. Более того, будут созданы постоянно действующие стимулы для плодотворной работы и поддержания высокой активности научной среды. Безусловно, гранты не являются абсолютно совершенной формой поддержки науки, но необходимость в течение ближайших лет спасти науку от провинциализации и деградации, имея в распоряжении довольно ограниченные средства, практически исключает альтернативы широкому распространению конкурсной системы.
Конкурсы, при правильной их организации, способны также решить целый ряд дополнительных задач.
1. Они позволяют производить, в наиболее мягком и естественном режиме, отбор жизнеспособных организационных форм; максимальную поддержку получат те институты, вузы и другие организации, которые смогут организовать самые привлекательные условия для научной работы, будут принимать на работу лучшие кадры и т.п.
2. За счет введения дополнительных (но явных и однозначно сформулированных!) условий конкурсов можно выборочно поддерживать то, что объективно нуждается в поддержке. Например, введение в части конкурсов квот для науки вне Москвы, Санкт-Петербурга и Новосибирска позволит поддерживать науку в регионах, а если при этом будут существовать и конкурсы без таких квот, но с более высоким уровнем финансирования, региональные ученые будут иметь хороший стимул догонять и перегонять столичных коллег. Условия конкурсов могут быть специально направлены на поддержку развития науки в университетах, в том числе отдельно - в региональных, на интеграцию НИИ и университетов, интеграцию разных регионов, на поддержку молодежи, и т.д. Не должно быть лишь подгонки условий под узкий круг потенциальных исполнителей. Многое из этого в той или иной форме уже существует, и вопрос заключается лишь в поддержке и укреплении эффективно работающих, а не формальных и подверженных лоббированию интересов, механизмов определения победителей.
3. Наконец, четкая работа механизма экспертиз на конкурсах является гарантией от развития псевдонауки за государственный счет.
В заключение отметим, что грантовая система позволяет сравнительно легко и без катастрофических последствий (которые возможны, например, при закрытии или приватизации научных учреждений) осуществлять разнообразные эксперименты. Это должно активно использоваться для обеспечения ее адаптации к специфическим российским условиям. Грантовую систему не нужно вводить с нуля - уже давно существуют и довольно успешно работают РФФИ и РГНФ. Важно лишь, на основе как российского, так и зарубежного опыта, дополнительно оптимизировать и укрепить эту систему и, после достижения достаточного уровня независимости экспертов, многократно (как минимум в 3 раза уже к 2008 г.) увеличить уровень финансирования успешных заявок. Сделав поначалу основную ставку на имеющие богатый опыт квалифицированной экспертизы фонды (РФФИ и РГНФ) при обязательном сохранении их независимого статуса, необходимо всячески способствовать становлению и развитию других реально работающих научных фондов (в том числе и организующих конкурсы по распределению уникального дорогостоящего научного оборудования).

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница