Межэтнической толерантности в системе образования с точки зрения постмодернистской теории



Скачать 176,6 Kb.
Дата22.02.2016
Размер176,6 Kb.
УДК 316.7

ПОЛИТИКА МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА И ФОРМИРОВАНИЕ

МЕЖЭТНИЧЕСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПОСТМОДЕРНИСТСКОЙ ТЕОРИИ

В.В. Фурсова

В статье анализируется политика мультикультурализма и межэтнические проблемы образования в различных странах мира. С точки зрения постмодернистской парадигмы характеризуется формирование толерантной образовательной политики и ее основные принципы.

________________________________________________________________

Особое место в современном гуманитарном знании занимает тема постмодернистской социологии образования – этнические проблемы в образовании, что, конечно, не случайно. По мнению зарубежных социологов, настоящее столетие связано с ростом регионального национализма и утверждением прав различных меньшинств во всем мире. Этот процесс некоторые политические деятели пытались ограничить в XIX веке гуманистической мечтой о едином социальном и политическом гражданстве. Происходит также и рост социальных движений в мире: «черных», панков, феминистов, экологов, гомосексуалистов в противовес «культуре потребления», которая анонимирует и деиндивидуализирует личность. С этой точки зрения, дискурс постмодернизма в отличие от модернизма терминологически и теоретически отражает движение к многообразию языков, знаний, восстающих против господствующей культуры с ее стремлением представить универсальную истину, красоту и справедливость. Образовательный феномен поликультурализма в Европе, Англии, Северной Америке и Австралии является частью глобального движения.

К началу 70-х годов американское образовательное пространство покончило с рассмотрением расовых, культурных, лингвистических различий с позиции их ассимиляции в широкой американский «плавящий котел». Социологические исследования тогда показывали, что обучение уменьшает расовые различия и что в школе идея ассимиляции, в основном, себя дискредитировала. В дальнейшем появилась точка зрения о необходимости изучения культурных различий и о мирном сосуществовании различных этносов, которые не теряют себя в общем национальном пространстве, а развивают и поддерживают собственные культурные традиции. Появилась идея о необходимости поддержки и уважения культурных особенностей учащихся. С этими процессами были связаны все культурные движения в США в 60-70 годы: борьба за гражданские права, антивоенное движение, женское движение.

Поликультурализм здесь явился результатом широкого политического выбора. В 1990-е годы он установился в американских школах. Американские школьники, согласно исследованиям, имеют среди школьников мира весьма низкий уровень успеваемости по математике и естественным науками. Школа отстает от запросов нации потому, что уделяет большее время малочисленным культурным обществам, мало уделяет внимания вводу детей в западные культурные традиции, слабо учит детей серьезным дисциплинам, недостаточно чтению и письму, английскому языку. В этом плане прогрессивная педагогика развивается значительно более активно, чем мультикультурная. Такое положение дел в школе вызывает серьезную озабоченность у бизнеса, отмечающего, что образовательные кризисы негативно влияют на конкуренцию на мировом рынке. Отсюда еще более возрастает значение прогрессивной педагогики, базирующейся на активной деятельности и формировании навыков учащихся. Мультикультурализм, лишенный своих привилегий, однако, остается в центре американского образовательного дискурса. Его главные черты – уважение наследства, культурных ценностей, критика евроцентризма.

Политика мультикультурализма противостоит практике и политике тоталитаризма, его пониманию единства. В работе К. Камиллери «Культурная антропология и образование» [1] рассматриваются образовательные проблемы этнических меньшинств. Иммигранты, по мнению автора, при переселении на Запад сталкиваются с субкультурой, которая прежде всего на Западе является отражением привилегированных классов, частью которых иммигранты определенно не становятся. Следовательно, здесь возникает некоторое число специфических проблем и препятствий. На эти трудности впервые обратили внимание в США. Это выразилось в общем движении к анализу ценностей, верований и жизненных стилей различных больших сообществ иммигрантов, в том числе черных и индейцев. В то же время необходимо учитывать специфические особенности представителей других этносов: физические, интеллектуальные, психологические и т.д. Например, учебные упражнения, соединяющие зрительные и слуховые стимулы и вовлекающие двигательную активность, будут предпочтительнее для афроамериканских студентов, в то время как сидячая работа над математическими проблемами или чтение может быть более уместным для евроамериканских детей. Большое внимание в США также посвящено меньшинствам испанского происхождения. Учителя занимались изучением следующих особенностей мексиканцев: идентификация с семьей, с этническим сообществом, определением статусов и ролей, основанных на членстве в этих двух группах, персонализации межличностных отношений и католической идеологией.

На примере изучения индейцев Уотсон написал статью, в которой показано, что девочки часто выводятся из школы по достижении половой зрелости для получения традиционного образования, которое сделает их «совершенными» женщинами. Это обучение может быть выполнено только дома, где они подчиняются строгой дисциплине. Большинство детей индейцев пассивно: приходят в школу и молча сидят в классе. Когда обучение кончается, они возвращаются к своему жизненному укладу, почти полностью не связанному с тем, что они учили в школе. Они не осознают важности выполнения уроков дома и не испытывают поощрения к применению того немногого, что они получают в школах.

Исследования такого рода остаются редкими в Европе. Большое внимание уделяется образовательным и культурным трудностям, встречаемым иммигрантами в странах их пребывания и неудачам их детей, в частности в школе.

Большинство стран «третьего» мира сталкивается с образовательными проблемами, более тесно связанными с культурными изменениями, чем в западных индустриальных странах. Страны Латинской Америки, в основном рассматриваемые как развивающиеся, представляют собой основу внедрения западных цивилизаций. Индейцы еще занимают маргинальные позиции, даже более маргинальные, чем миллионы черных, бывших рабов, ввезенных когда-то, чтобы служить господствующим классам. Эти классы навязывали свою культуру в то же самое время, как они пытались радикально декультивировать другие этносы. Определенное число туземных сообществ преуспело, тем не менее, в сохранении своих языков, различных традиций, ритуалов, религиозных верований. Таким образом, получается, что, во-первых, официальная культура подтачивалась сверху и подвергалась воздействию снизу в связи с наплывом европейских иммигрантов, которые, по большей части были из низших классов и почти никто из них не был грамотным: они принесли с собой культурный опыт и элементы региональных культур (танцы, песни, ремесла и т.д.). Во-вторых, цветные этнические сообщества предприняли процесс «культурного восстановления». Результатом были решительные движения, в которых социальные, экономические и политические изменения переплетались с культурными и образовательными. Более того, эти движения часто радикализовывались и достигали революционных целей.

Культура и господствующая школьная система в Латинской Америке подчинена двойной серии воздействий:

1. Вытекающих из двойственных отношений с западными культурами, которые рассматриваются в одно и тоже время как доминирующие и родительские.

2. Развивающихся через контакты между ними и различными доминирующими сообществами, которые, используя еще живые модели из повседневной жизни, пытаются облагородить себя в плане отражения выживших и формализованных элементов их первоначальных культур с целью повысить их до уровня национального равенства и позволить им проникнуть настолько глубоко, насколько это возможно, в образовательную систему, которая сурово наказывает эти сообщества за их «отличность».

Тем не менее, в противоположность принципам и образцам поведения, которые имели влияние в прошлом, сейчас существуют такие, которые благоприятствуют повышению статуса этих крайне ущемленных групп, включая большое число потомков европейских иммигрантов рабочего происхождения. В качестве примера можно взять усилия К. Мейера обучить социокультурно ущемленных людей на южном побережье Бразилии. Усилия по улучшению грамотности, например, должны быть основаны на естественных средствах выражения и коммуникации людей, которых они затрагивают. Проблема также заключается в том, что письменный язык в сложных обществах является традиционным, то есть условно соотносится со значениями, которые он предположительно выражает. Это можно проследить на примерах показа учащимся танцев, телесных жестов, графических символов, содержащихся в их религиях, ритуального и мифологического символизма в ремесленных работах. Как только они поймут и признают в этом языке новые нетрадиционные виды письма, они будут способны установить первичную связь между их способом анализирования и интерпретирования индексов среды. Эта связь, однажды установленная, будет помогать позитивному отношению к обучению письменному языку. Действительно, будет осуществляться спонтанная возможность приобщаться к элементам своей собственной культуры. Эти меры по улучшению грамотности могут служить прототипами для будущих попыток удовлетворения потребностей, которые испытывают развивающиеся страны: хотя эти страны признают необходимость принятия социокультурных изменений, они хотят познакомиться с новой культурой, интегрировать новую иностранную культуру через использование их первоначальной культуры, их собственного наследства как отправной точки. Даже если эти социальные группы рассматривают себя как различающиеся по разным параметрам, они живут вместе, как если бы были основаны на базисе общего, первоначального наследства и национального призвания. Они стремятся преодолеть кризис, порожденный их конфронтацией как независимых наций с новой международной средой.

Однако на деле культурные проблемы не исчерпывают сути дела. Школьная система усугубляет классовое, этническое, лингвистическое неравенство. Средний класс является самым способным для оценки и манипулирования системой приема и продвижения через тесты. В системе образования всегда есть парадоксы. Религиозное образование может оказаться крайне модерным, тогда как модерное образование может увековечивать традиционное социальное неравенство.

Согласно антропологам, специализирующимся на Юго-Восточной Азии, буддистская концепция спасения души имеет эффект, похожий на кальвинистский. Она может поощрять персональные достижения через экономию и работу, что ведет к приобретению богатств. В других случаях признаваемая цель школ – это принесение изменений в общество. И, тем не менее, она приносит стагнацию в старую систему. Например, в Иране при монархии официальное отношение к школе превозносило индивидуальную инициативу, групповую кооперацию и ценность ручной работы, но институциональное поведение блокировало эти эффекты. Система образования являлась отражением иранской бюрократии того времени, которая была авторитарной, персонализованной, высоко конкурентной, жесткой и закрытой для всех инноваций.

Образцовой системой образования является Япония. Японские школы предоставляют высшее техническое образование, соединённое с жестокой конкуренцией за университетские дипломы. Чтобы достичь этого, нужно было покончить с феодальной, клановой системой социальной мобильности, существовавшей перед реформами Мейдзи. Дж. Леклерк заметил по этому поводу, что эквивалент клановой системы возродился в форме своеобразной касты, которая знала, как подготовить ее детей должным образом к получению лучших дипломов в наиболее престижных и дорогих университетах. В любом случае, в данной системе студенты поглощают огромный объём знаний. Но, в то же самое время школы должны внедрять систему ценностей и развивать отношения, которые будут требоваться от каждого индивида в профессиональной жизни и которые являются существенными для динамизма фирм. Японцы безупречно выполняют эту задачу, полагаясь на традиционные ценности и понятия, на которые они ссылаются в учебниках: рабочая этика, чувство дисциплины и иерархии, идея о том, что социальная солидарность не должна подвергаться опасности посредством индивидуальной инициативы и что выполнение нужд сообщества не может быть отложено. Кроме того, демократические идеалы сами по себе не исключают аристократических отношений, и эта модель стихийно транслируется в иерархическую организацию современного предприятия.

Острое чувство безусловной ценности национальных интересов выжило потому, что благодаря своим успехам традиции и обычаи страны не обесценилась сознательно или бессознательно. Эффективное принятие научного позитивизма не имеет необходимо результата в виде принятия свода западных ценностей, а именно индивидуализма, отказа от духа сообщества, от власти, от иерархии и неуважения к старшим, к определенным традициям. Япония преуспела в решении различных проблем, с которыми ныне сталкиваются развивающиеся страны.

В то же время многие из условий, которые сложились в Японии, существуют в большинстве стран «третьего» мира. Они также имеют ценности сообщества и отрицание индивидуализма, чувство уважения к иерархии и власти, прямо укорененное в их традициях и способное служить позитивным посредником в переходе к продуктивной, динамичной системе современного капитализма.

Хотя в реальности широко распространена ситуация, характеризующаяся обеспокоенностью большинства деколонизированных стран тем, что результат школьной деятельности неадекватен, что молодые люди, обученные в них, плохо подготовлены для нужд общества, которому они теоретически предназначены служить. Эти личности имеют острое чувство принадлежности к элите, презрения к знанию и культуре их предков, часто далеко отдаляются от повседневной реальности, являются безнадежно потерянными для сельских сообществ и только стремятся к материальному благополучию и западным ценностям. Эти интеллектуалы не могут рассчитывать на эффективное социальное восхождение, которому они были свидетелями в ранние дни независимости. Они будут вынуждены во все большей степени довольствоваться низкосортной работой или оставаться безработными. Они превращаются в озлобленные личности с доминирующими негативными отношениями, такими как негодование, пораженчество, покорность и бегство от реальности. Все это указывает на потребность реструктуризации «западной» образовательной модели.

В контексте этнокультурных проблем образования П. Эрни [2] рассматривает эксперименты в черной Африке, которые он признает как наиболее значимые, но чьи достижения были слабыми: реформа 1959 г. в Гвинее, реформа 1962 г. в Мали, введение в действие образовательного телевидения, образования в сельских районах Кении и практика самообеспеченности в Танзании. Автор сделал вывод о радикальной неадекватности института образования, выводимой из недостаточного принятия в расчет социо-экономических факторов.

Настолько, насколько деревенские жители признают школы как средство уйти от бедности, массовый отъезд из деревень будет продолжаться и образовательная система – не важно, какие предметные материалы она поставляет – будет построена на песке. Но в то же время верно, что определенный тип образования может внести бесценный вклад в общественное развитие. Проблема заключается в том, как можно спроектировать этот тип обучения?

Эрни полагает, что надо начать с постановки вопроса: является ли школа той средой, которая предопределяет сегрегацию молодых людей и толкает их, скорее, на край, чем на середину социальной и экономической жизни? Не потому ли это происходит, что школа схоластична и работает против цели, которую она должна достигнуть? Это значит, по мнению автора, что надо отказаться от самого понятия специализированного учреждения, покончить со школой западного типа и стремиться к полному погружению образования в жизнь сообщества таким путем, чтобы подросток продолжал оставаться полноценной частью его первоначальной культурной среды. Эффективность традиционного образования может быть объяснена посредством факта, что оно сильно интегрировано в повседневную жизнь, оптимально использует потенциал группы сверстников, передает прогрессивным и функциональным способом культурное наследие через каждодневные обстоятельства, и знает, как использовать эмоциональные ресурсы и мобилизовать систему символов, которые передаются прямо с подсознанием. Схема деятельности школ, импортированная извне, является наиболее вредной: она освобождает сообщества от привычки к социальной саморегуляции. Эта критика была нацелена на образовательный процесс в странах «третьего» мира. Основной вывод автора гласит: необходимо создать местные условия для эффективного вовлечения сообщества в образовательный процесс.

Д. Гилборн в своей работе «Раса. Этничность и учебный план. Обучение и образование в полиэтничных обществах» [3] уделяет большое внимание проблемам образования в многонациональных английских школах. Он отмечает, что в конце 80-х – начале 90-х годов учебный план становится объектом дискуссий среди учителей и определяет новую фазу в борьбе за учебный план, который является универсальным для всех учащихся страны.

В 70-е годы был основан и распространен на некоторые школы курс «изучения черных». Он был предназначен для афро-карибов с целью решения проблемы низкой самооценки, которая рассматривалась как основная причина образовательных неудач черных. Кроме того, эти курсы обычно разрабатывались и преподавались учителями из этнических меньшинств и рассматривались как радикальное достижение, однако они критиковались за компенсаторные программы, которые ставили в неравные условия детей этнических меньшинств. Это требование стало ключевым фактором в определении мультикультурализма в образовании. Одна из главных проблем в этой связи – недостаток четкого понимания, что из себя представляет мультикультурное образование и каким оно должно быть.

С точки зрения Р. Дженкинса, политика ассимиляции различных этнических меньшинств в образовательном пространстве является наиболее рациональной. Он считает, что это процесс не просто ассимиляции, но обеспечения равных возможностей в сочетании с культурным разнообразием в атмосфере терпимости.

К. Муллард предложил антирасистскую программу. Он разработал концепцию мультикультурного образования, которая получила признание и в других странах. На основе шести сравнительных кейс-стади он сделал вывод о том, что политика учебного плана, касающаяся культурного сохранения меньшинств, может реально влиять на жизненные шансы и равенство возможностей. Несмотря на огромное количество работ в этой области, не нашлось общепринятого представления об антирасистской педагогике или соответствующем учебном плане.

Уровень общественных разногласий, касающихся антирасизма, был проиллюстрирован событиями в манчестерской школе, где азиатский школьник был избит до смерти своими белыми сверстниками. Кроме того, убийство было преднамеренно раскручено теленовостями так, что осуждалась в целом вера в антирасизм.

Одна из попыток систематизировать дискуссии по этой проблеме была предпринята Д. Уильямс. Она разработала типологию, состоящую из трех противоположных подходов.

Первый – техницистский, основанный на идее компенсации, выражался в программах «исправительной работы» и в необходимости знания английского как второго языка.

Второй – моральный, отражает личностно-ориентированную педагогику и подчеркивает использование спорных вопросов и самоанализа как средства сглаживания предрассудков и дискриминации.

Третий – социально-политический, пытается смоделировать плюралистическое общество взаимосвязанных, самостоятельных, но равных групп с центральной проблемой идентичности.

Кохен и Маньон разработали «идеальный» учебный план. Содержание учебного плана не должно отражать, считают авторы, стереотипы экзотичных, отсталых людей. Следует избегать переноса западных суждений на другие культуры, которые имеют свою собственную действительность и не должны оцениваться исключительно британскими ценностями.

По мнению Брандта, только антирасистский подход может начать изменять расистский механизм эксплуатации, который лежит в основе структуры общества. Представители данного подхода подчеркивают необходимость проникновения в стратегию реконструкции учебного плана. Таким образом, мультикультурные вопросы должны быть включены в учебный план и не могут ограничиваться только отдельными курсами. Все учителя обязаны знать о проблемах мультикультуризма и быть готовыми к проявлению предубеждений, недооценки этнического происхождения своих учеников. Однако исследования свидетельствуют о том, что многие учителя не в состоянии заменить старые учебные материалы на новые. Авторы же данного проекта подготовили материалы для огромного количества предметов, в том числе для музыки, искусства, математики, обществознания.

Брандт выделяет в учебных планах следующие принципы антирасистской политики: полный пересмотр предыдущего учебного плана; отбор материала для формирования целей в рамках нового учебного плана; критическое осмысление важности «скрытого» учебного плана [4].

Многие исследователи выделяют следующие принципы организации учебных планов:

1. Разнообразие социальных, культурных и этнических групп мира должно отражаться в примерах, рассказах, коммуникациях и информации.

2. Представители социальных, культурных, этнических групп должны представляться как индивиды, которым присущ интернационализм и общечеловеческие качества.

3. Разнообразные культуры должны описываться с помощью их собственной терминологии, а не оцениваться с точки зрения «этноцентричной» или «европоцентричной культуры».

4. Учебный план должен включать корректную информацию о расовых и культурных различиях и сходствах.

5. Все учащиеся должны видеть культурное разнообразие нашего общества с позитивной стороны.

6. Проблема расизма как на индивидуальном, так и на институциональном уровне должна осознаваться как открытая и поддающаяся корректировке.

Многоэтническая политика должна позволить каждому учащемуся ликвидировать постоянно возникающий конфликт между идеалами и реалиями общества. Особенно это важно для образовательной политики США, где эти идеалы сформулированы наиболее четко в Конституции. Этому должны соответствовать специальные учебные заведения по истории США, что способствует быстрой социализации молодых людей. Если такая работа не будет проводиться, то это сформирует у ряда учащихся циничное отношение к существующей действительности. Борьбе за эти идеалы было посвящено гражданское движение защиты прав личности в США в 60-годы, что привело к проведению многочисленных реформ в области образования. Учащиеся должны осознать, какой тяжелой ценой был достигнут существующий уровень свободы в США и необходимость его сохранения.

В ходе обучения необходимо, чтобы учащиеся поняли, что право выбора средств и уровней этнической идентификации личности является добровольным и не обязательно совпадает с деятельностью всей этнической группы. Учащиеся должны поддерживать и развивать у себя индивидуалистическое мышление. Многоэтническое образование направлено на формирование ценностей, позиций, поведения этнического плюрализма. Положительные цели этнического плюрализма включают в себя уважение национального и этнического достоинства личности, осознание того, что разнообразие суть одна из важнейших черт человеческой жизни, а межэтнические конфликты являются деструктивными и разделяющими.

К сожалению, констатирует Бэнкс, еще многие учащиеся ведут девиантный образ жизни, что сказывается и в межэтнической сфере общения. Многоэтническое образование требует формирования у каждого учащегося культуры межэтнического общения, уважения к поведению других этнических групп. Многоэтническое образование должно развивать у учащихся способность принимать решения, навыки социального участия и политической эффективности, базирующихся на гражданской позиции и этническом плюрализме. Молодое поколение должно обязательно ознакомиться с концепциями власти, действующими в рамках отдельного многоэтнического общества. Оно должно проникнуться чувством политической эффективности, включающим в себя, наряду с демократическими ценностями справедливости и равенства, ответственность в принятии решений. Учебное заведение в этом плане является микрокосмосом, отражающим изменяющуюся динамику этнических групповых позиций.

Большая роль в развитии навыков межэтнической деятельности принадлежит правдивой информации по этническим проблемам, ибо ложная информация приводит к формированию чувства эгоцентризма. Полиэтническое образование должно способствовать пониманию места каждой этнической группы в образовательном окружении. В этом плане оно связано не с изучением одной этнической группы, а большинства народов, входящих в состав данной нации. Совместные программы многоэтнического образования приводят к превращению этнического разнообразия в интегральный естественный и нормальный компонент образовательного эксперимента для всех учащихся. Они противопоставляют себя расизму, дегуманизации, национальным конфликтам. Многоэтническое образование позволяет формировать у учащихся преемственность в изучении культуры у учащихся различных расовых и этнических групп. Оно направлено против расизма, расовой дискриминации и использования одних рас против других.

Междисциплинарный и многоэтнический подход к образованию позволяет лучше реализовать в общественной действительности многоэтническое образование. Одна учебная дисциплина не может отразить все социальные проблемы отдельных этнических групп. Поэтому необходим междисциплинарный подход к многоэтническому образованию с использованием данных социальных наук, истории, литературы, музыки. Многоэтническое образование позволяет лучше использовать компаративный подход к изучению этносов. Социальная реальность при этом подходе исследуется в форме перспектив развития отдельных этнических групп. Многоэтнический подход позволяет учащимся лучше интерпретировать содержание событий, ситуаций и точек зрения, участвовать в эстетическом творчестве различных этногрупп, знакомиться с музыкальной культурой этноса, архитектурой, танцами, поэзией. Многоэтническое образование дает возможность легитимироваться коммуникативной системе, в рамках которой развиваются все языки и диалекты. Оно позволяет лучше использовать местные коммунальные ресурсы в образовательных целях. Аттестацию учащихся в рамках единой многоэтнической культуры необходимо осуществлять с учетом их этнической принадлежности. В условиях многоэтнического образования учебное заведение должно постоянно совершенствовать подготовку и переподготовку педагогов, снабжать их соответствующими материалами.

Не следует упускать из вида, что семья, традиции соседей, совместная жизнь помогают лучшему образованию учащихся. Поэтому, заключает Бэнкс, педагоги, администрация, учащиеся, родители – все должны участвовать в осуществлении различных программ многоэтнического образования.

Таким образом, зарубежные исследователи большое внимание уделяют этническим проблемам, в частности, этнической дискриминации и воспитанию молодежи в духе интернационализма с помощью поликультурного образования, что будет способствовать дальнейшей глобализации и сотрудничеству народов мира. Вместе с тем нельзя не отметить, что в постмодернистском этнокультурном дискурсе «должное» подчас доминирует над «сущим». В силу этого обстоятельства соответствующие теории следует рассматривать не столько как констатации реального положения дел, сколько как образовательные программы.

Литература

1. Camilleri C. Cultural antropolgy and education. – Published by cogan page in association with UNESCO, 1986.

2. Banks J. Multiethbnic education. Theory and practice. – Second edition. – N.Y.: Praeger, 1994.

3. Gillborn D. Race, ethnicity and Education: Teaching and Learning in Multi. Ethnic schools. – London: Unwin hyman ,1990.

4. Aroпowitz S. & Giroux H. Postmodern education: Politics, culture and social criticism. – Minneapolis: University of Minnesota Press, 1991.
POLICY OF MULTICULTURALISM AND FORMING OF INTERETHNIC

TOLERANCE IN THE SYSTEM OF EDUCATION FROM THE VIEWPOINT OF

POSTMODERNISM THEORY

Valentina Fursova

Policy of multiculturalism and interethnic problems in different countries are analyzed in the article. Forming of tolerant educational policy and its basic principles are described from the viewpoint of postmodernism theory.



________________________________________________________________

Фурсова Валентина Владимировна – кандидат социологических наук, доцент кафедры социологии факультета журналистики и социологии Казанского (Приволжского) федерального университета.
Каталог: staff files -> F112510770
staff files -> Стратегии стрессосовладающего поведения педагогов в профессиональной деятельности
staff files -> Социология образования: зарубежные парадигмы и теории
staff files -> Учебно-методическое пособие для студентов заочного отделения Под редакцией
staff files -> Типы взаимодействий субъектов в информационно-образовательной среде
staff files -> Обучение коммуникативным тактикам ведения спора Abstract
staff files -> Предпосылки возникновения и роль жанров детского фольклора в формировании и развитии татарской письменной литературы
staff files -> Р. А. Нуруллин виртуальность как основание бытия
staff files -> Тенденции изменения показателей развития человеческого капитала в России. Trends in indicators of human capital in Russia


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница