Повреждения опорно-двигательного аппарата вследствие перенапряжения



страница33/55
Дата27.04.2016
Размер4.13 Mb.
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   ...   55

7.2. Повреждения опорно-двигательного аппарата вследствие перенапряжения
МЫШЕЧНО-СУХОЖИЛЬНЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ ВСЛЕДСТВИЕ ПЕРЕНАПРЯЖЕНИЯ. Длительные, циклические нагрузки являются этио­логическим фактором возникновения перенапряжения мышцы, которое клинически проявляется слабостью пораженной мышцы, ее болезненным сокращением. В случае перенапряжения опасность повреждения возникает в сухожильно-мышечном участке из-за его уменьшенной эластичности и резкого уменьшения местного кровообращения в сухожилии по сравнению с мышцей и парартикулярными тканями.

Перенапряжение — это хроническое, повторяющееся повреждение мягкотканных структур вследствие постоянно повторяющихся микротравм, которое ведет к изменению локальной микроциркуляции и, как следствие, к дегенеративным процессам в мягких тканях. При микроскопии операционных биоптатов таких тканей отмечается нарушение структуры тканей с их лизисом, лейкоцитарной инфильтрацией и экстравазацией крови.

Повреждения мышечно-сухожильного комплекса из-за перенапряжения (перетренировки) подразделяются на четыре степени:

I степень — боль только после физиче­ской активности.

II степень — боль во время и после физической нагрузки, не влияющая на результат работы.

III степень — боль во время и после физи­ческой нагрузки, влияющая на результат работы.

IV степень — постоянная боль, наруша­ющая ежедневную физическую активность.

Приблизительно от 30 до 50% среди спортсменов жалуются на рецидивы синдрома растяжения.

Выделяют следующие факторы риска мышечно-сухожильных повреждений: дефициты растяжения и эластичности мышцы; концентрическо-эксцентричная слабость мышцы; дисбаланс прочности мышцы-антагониста; недостаточная тренированность мышцы; наличие дистрофических изменений (остеохондропатий) в точки крепления сухожилия к кости; недостаточная разминка; чрезмерное утомление; предыдущая травма мышцы; недостаточная реабилитация после предыдущей травмы.

Профилактика мышечно-сухожильных повреждений основывается на экспертизе эпидемиологических и клинических особенностей для определенного вида спорта и четкой оценки биомеханических принципов. Так, на примере футболиста при ударе мяча, когда имеется вероятность повреждения определенной группы мышц, можно выделить следующие биомеханические компоненты: приближение к мячу прямо или под углом, наличие или отсутствие опоры (земли) на стороне другой конечности, вес ударной конечности, момент сгибания и разгибания в коленном суставе, контакт ноги с мячом, эластичность (способность к растяжению) мышц.

Консервативное лечение мышечно-сухожильных повреждений можно разделить на два этапа. Первичная терапия (48 ч): ограничение нагрузки, прекращение тренировок (отдых), местная гипотермия, давящая повязка, возвышенное положение, иммобилизация, медикаментозная противовоспалительная терапия. Вторичная терапия: физиотерапия, лечебная физкультура, инъекционная терапия, повторное обследование, реабилитация. Таким образом, основой лечения является раннее обезболивание и противовоспалительная терапия травмы мягких тканей, особенно в случаях сопутствующего миозита. Длительно текущее воспаление ухудшает процесс заживления мягких тканей, что приводит к их детренированности и функциональной недостаточности. При активном воспалительном процессе важен относительный отдых для области поражения. Лед эффективен как противовоспалительный фактор только в первые часы после травмы (6-8 ч). С 5 суток предпочтительней использовать сухое тепло. Необходимо также использовать нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), причем в данных ситуациях препараты различных групп дают хороший обезболивающий и противовоспалительный эффект. При острой травме в течение 72 ч адекватный эффект достигается при назначении препаратов в инъекционной форме. При хронических состояниях перенапряжения рекомендуется их применение per os. Инъекции кортикостероидов могут использоваться только при хронических процессах и не дают полного излечения, к тому же они ускоряют деградацию коллагена, снижают синтез нового коллагена, уменьшают прочность сухожилия при растяжении, что приводит к его разрыву, если инъекции выполнять неправильно или очень часто. В связи с этим их применение оправдано только в периоде обострения и не чаще 1 раза в 2-3 недели. Весьма эффективным методом лечения травматических повреждений мягких тканей является локальная терапия с использованием мазей и гелей, содержащих НПВП как самостоятельно, так и с ультразвуком.

Нагрузочные повреждения сухожильного аппарата, возникающие при перенапряжении, могут протекать в виде тендинита, тендиноза и теносиновиита. Дегенеративные изменения приводят к утолщению сухожилия, с отсутствием или умеренной болью, нарушению функции и наличию тендовагинита.



Тендинит возникает из-за травмы сухожилия и связанного с нею разрушения сосудов и острого, подострого или хронического асептического воспаления.

Тендиноз — это невоспалительной природы атрофия и дегенерация волокон внутри сухожилия, часто связанная с хроническим тендинитом, которая может привести к частичному или полному разрыву сухожилия.

Теносиновит — это воспаление паратенона, который является наружным влагалищем некоторых сухожилий и выстлан синовиальной мембраной с гиперсекрецией синовии (на­пример, поражение сухожилия разгибателей большого пальца кисти при теносиновите де Кервена).

В отдельную группу следует выделить инсерциониты или инсерционные тенопатии, когда циклическое перенапряжение вызывает повреждение кинетических звеньев локомоции опорно-двигательного аппарата. При этом страдают участки прикрепления сухожилий, связок, фасций, синовиально-хрящевая и мышечно-сухожильная зона, что приводит к синдромам стенозирования и спонтанным разрывам сухожилий и мышц, компрессии нервных стволов и укорочению мышечной инсерции. С течением времени в наиболее перегруженных участках происходит минерализация (апатинная кристаллизация) коллагеновых волокон и основной субстанции, что приводит к снижению прочности инсерционных зон.



Тендопатии нижней конечности. Тендиноз сухожилия четырехглавой мышцы бедра (Синдром apex patellae). Пациенты при патологии данной локализации предъявляют жалобы на боль в области верхнего полюса (основания) надколенника при активной и пассивной нагрузке. Боль возникает резко после прыжков, бега, ударов ногой. Во время отдыха боль наблюдается редко и объясняется местным интерстициальным отеком. При клиническом осмотре определяется болезненность у верхнего полюса надколенника и дистальном участке сухожилия квадрицепса, усиливающаяся при сгибании коленного сустава, и сопровождается легкой крепитацией. Присутствуют дискомфорт и неустойчивость в коленном суставе в длительном положении с согнутым коленом и во время резкого разгибания с сопротивлением. Пациенты вынуждены разгибать коленный сустав в неправильном положении с бедренным смещением вперед, увеличением вальгуса и большеберцовой ротацией. Также необходимо оценить силу и эластичность квадрицепса и бицепса бедра. При рентгенологическом исследовании и МРТ дегенеративные изменения выявляются больше по задней поверхности. Наблюдаются оссификация сухожилия, формирование шпоры на основании надколенника.

Лечение. Консервативное лечение включает снижение физической активности, назначение НПВС, электропроцедуры в остром периоде. По исчезновении болевого синдрома большое внимание уделяется лечебной физкультуре, которую начинают с изометрической гимнастики, восстановления тонуса мышцы. Обычно положительный эффект наблюдается через 2-3 недели. Оперативное лечение показано больным при неэффективности консервативного лечения в течение 6 месяцев или нескольких рецидивов и обострении процесса. Операция включает иссечение дегенеративной, патологически измененной ткани. Выполняют продольные тенотомии и туннелизацию костной ткани надколенника спицей (веерообразное насверливание отверстий диаметром 1,5 мм в верхнем полюсе надколенника).

Разрыв сухожилия четырехглавой мышцы бедра. Частичные разрывы сухожилия четырехглавой мышцы бедра редкое повреждение, чаще происходит у спортсменов пожилого возраста. Проявления: боль в области сухожилия и слабость разгибания в коленном суставе. В анамнезе, как правило, присутствует наличие спортивной травмы. Если сухожилие vastus intermedius, которое является общим, не задействовано, может не быть никакой деформации. Определяется ослабление разгибания и дефицит силы. Нужно помнить, что при проведении теста на устойчивость с сопротивлением есть риск полного разрыва. Дифференцировать повреждение помогает МРТ и соно­графия.

При повреждениях менее Ѕ диаметра сухожилия лечение консервативное — гипсовая повязка до верхней трети бедра в положении полного разгибания в коленном суставе в течение 6-8 недель. При повреждении больше чем половины квадрицепса, его повторном повреждении необходимо хирургическое восстановление его целостности.

Существуют различные оперативные техники тенопластики: перемещенная тенопластика собственными тканями из vastus interme-dius, лавсанопластика с чрезкостной фиксацией (лавсановая лета проводится через поперечный или продольные каналы, просверленные в надколеннике, и вшивается через сухожилие к мышечной части прямой порции квадрицепса). Часто этапом операции является острая обработка — кюретаж верхнего полюса надколенника до кровоточащей кости (используя или кюретку и/или фрезу).

Полный подкожный разрыв сухожилия квадрицепса является одним из частых вариантов повреждения разгибательного аппарата коленного сустава. При этом страдает один из компонентов разгибательной дуги, что требует обязательного хирургического восстановления. Предпочтительной является диагностика в первые дни после травмы, тогда во время операции хирург не предпринимает технических усилий для устранения мышечной ретракции при сопоставлении концов сухожилия. Как правило, повреждения возникают в зоне прикрепления сухожилия к надколеннику, реже в мышечно-сухожильной части. Клинически определяется западение в проекции сухожилия, наличие межфасциальной гематомы, невозможность активного прижатия надколенника в пателло-феморальном суставе при разогнутой конечности, отсутствие активного разгибания голени, положительный симптом «заднего шага» (травмированный более активно передвигается назад). Операция предполагает полноценное, прочное восстановление сухожилия, сухожильный шов с обязательной реинсерцией (восстановлением точки прикрепления) и чрезкостной фиксаций в каналах надколенника лавсановыми нитями или лентой.



Рис.7.4. Техника операции при полном разрыве сухожилия четырехглавой мышцы бедра лавсановыми нитями
При операциях, выполненных в первые сутки, создается оптимальный тонус прямой порции квадрицепса, что очень важно для восстановления мышечной силы и ранней реабилитации. Послеоперационная иммобилизация коленным разгибательным армированным ортезом или гипсовой повязкой в течение 6-8 недель. Изометрическая гимнастика рекомендуется со 2-х суток после операции. Осевая нагрузка на ногу разрешается с четвертой недели. Полное восстановление с началом тренировок возможно с 12 недели.

В застарелых случаях конечный анатомо-функциональный результат намного хуже ввиду того, что происходит ретракция мышцы с ее дегенеративными изменениями, нарушением скользящего аппарата, обеспечивающего соотношение с межуточной головкой, верхним заворотом коленного сустава и суставной поверхностью межмыщелковой борозды бедренной кости. Иногда даже расширенная мобилизация проксимального конца не позволяет полностью устранить межконцевой диастаз и требует применения тендопластических методик.



Тендинит связки надколенника (колено прыгуна). Часто встречается у прыгунов в высоту, баскетболистов и волейболистов. Характеризуется болями, четко локализующимися в нижнем полюсе надколенника — в месте прикрепления связки. Начало заболевания острое, боль усиливается при увеличении физической активности, прикосновение к сухожилию вызывает боль. При более серьезных травмах может возникать отечность сухожилия. Первоначально спортсмен жалуется на боль после физической нагрузки. Постепенно боль ощущается во время занятий, а затем — и во время отдыха.

При значительной дегенерации в центральной части сухожилия развивается слизистая дегенерация. При рентгенографии, УЗИ и МРТ возможно выявить внутрисухожильную кальцинацию и наличие кист, утолщение сухожильного влагалища, синовиит. Клиниче­ское исследование надколенника является классическим по своей локализации ввиду максимальной доступности. При этом следует помнить, что легкая болезненность связки надколенника при пальпации в согнутом положении коленного сустава после тренировки может наблюдаться у спортсменов и без патологии.

Дифференциальную диагностику проводят с хондромаляцией надколенника, инфрапателлярным бурситом.

В связке надколенника дегенерация происходит в области нижнего полюса надколенника либо дистально у прикрепления к бугру большеберцовой кости. При обследовании боль можно вызвать активным разгибанием, а также непосредственным надавливанием на пораженное сухожилие.

Первоначальное лечение — консервативное. Используется НПВС препараты, холод, ультразвук. Реакция в сухожилии обусловлена чрезмерной нагрузкой, следовательно, лечение должно предусматривать изменение величины нагрузки, от полного покоя до эксцентрических укрепляющих упражнений и корректированного массажа. Целесообразно осуществлять растягивание четырехглавых мышц, а также использовать изометрические укрепляющие упражнения, без силовой направленности. Инъекции кортикостероидов при этом заболевании противопоказаны, поскольку непосредственная инъекция в сухожилие ведет к его ослаблению и может вызвать разрыв сухожилия надколенника.

В случае если заболевание достигло стадии, когда наблюдается значительная отечность сухожилия, как правило, рекомендуется хирургическое вмешательство. Дегенеративную часть сухожилия иссекают, реконструируя оставшееся сухожилие.



Тендопатия полуперепончатой мышцы. Тендопатия m. semimebranosum является редкой причиной медиальной боли коленного сустава. Клинически проявляется болью в задневнутреннем отделе коленного сустава, которая усиливается после длительного бега, подъема по наклонной поверхности и при сгибании коленного сустава с сопротивлением. Максимальная точка болезненности определяется у места прикрепления сухожилия на заднемедиальной части большеберцовой кости несколько ниже линии сустава. Между сухожилием и медиальной головкой икроножной мышцы и капсулой коленного сустава находится сумка, в которой иногда развивается хронический бурсит. Дифференциальную диагностику нужно проводить с внутрисуставной патологией. Лечение аналогичное патологии других локализаций.

Инсерцинит «гусиной лапки» (PES ANSERINUS). Патология проявляется в результате форсированной внешней ротации или попытки внутреннего поворота колена при фиксированной голени (лыжный спорт, футбол, гимнастика). Клинически наблюдается местный отек, болезненность при пальпации, усиливающиеся при попытке отведения голени, из положения ее во внутренней ротации. Чаще всего повреждение pes anserinus происходит с остальными стабилизирующими структурами коленного сустава. Дифференцировать необходимо с повреждением заднего рога внутреннего мениска и бурситов данной области.

Тендопатия ахиллова сухожилия (Achilles Tendinopathy). Чрезмерную нагрузку сухожилия во время энергичной физической подготовки рассматривают в качестве главного патологического стимула для тенопатии ахиллова сухожилия. Сухожилие может ответить на эту повторную чрезмерную нагрузку, превышающую физиологические пределы, или воспалением оболочки, или повреждением.

Сухожильное повреждение может также встречаться, если сухожилие хронически перегружено в пределах его физиологической возможности, поскольку частая, накопленная микротравма, не оставляет достаточно времени для отдыха и репарации. Микротравма может возникать из-за неправильного распределения нагрузки в пределах ахиллова сухожилия в результате различных сил икроножной и камбаловидной мышц, которые производят патологические концентрации нагрузки в пределах сухожилия, фрикционные силы между фибриллами и локализованное повреждение. Гипоксия ткани и последовательная реперфузионная травма, обусловленная гипертермией, обусловливают патогенез тенопатии.

Гистологически выявляется невоспалительное разрушение коллагена, дезориентировка и разрежение волокон, увеличение числа клеточных элементов, обеднение сосуди­стого русла, и увеличение количества межволокнистых гликозаминогликанов. Процесс характеризуется отсутствием воспалительных клеток и слабыми признаками хаотичной регенерации.

Клиника характеризуется болью и припухлостью, которые локализуются в области сухожилия, часто в месте прикрепления сухожилия на пяточной кости. Динамика развития болевого синдрома совпадает с таковой при других видах хронических повреждений сухожилий. Характерным признаком является взаимосвязь боли с выполнением подошвенного сгибания стопы.

Из инструментальных методов исследования используются УЗИ, ЯМР, которые помогают идентифицировать местоположение и протяженность поражения, а также провести дифференциальную диагностику между тенопатией и паратендинитом.

Лечение включает перерыв в тренировочном процессе, аналгетики, физиотерапию, иногда рекомендуется применение ортеза. Следует отметить, что постепенное возвращение к нагрузке (под контролем болевого синдрома) может быть полезным, так как сухожильная нагрузка стимулирует репарацию и ремоделирование волокон коллагена. Тенопатия ахиллова сухожилия не является воспалительным процессом. Поэтому нестероидные противовоспалительные препараты не приносят положительного эффекта. Инъекции кортикостероидов противопоказаны в связи с риском развития разрыва сухожилия.

Методы физиотерапии включают лечение холодом, глубокий массаж растирания, постепенную мобилизацию мягких тканей, нежное вытяжение (разгибание) и эксцентричные укрепляющие упражнения.

Показаниями к оперативному лечению являются верифицированные разрывы сухожилия, а также резистентный к терапии и рецидивирующий болевой синдром. Принципы хирургического лечения основываются на удалении дегенерировавших участков сухожильной ткани, стимуляции ее васкуляризации и регенерации путем нанесения множественных продольных разрезов, при необходимости — пластическом укреплении.

Клинические проявления, методы диагностики и лечения других, более редких видов тенопатий принципиально не отличаются от изложенных выше и основываются на знании анатомо-физиологических и биомеханических особенностей различных сегментов опорно-двигательного аппарата.

Инъекционная терапия в лечении повреждений сухожильно-мышечного аппарата. Об инъекционной терапии следует думать лишь в том случае, если пероральное или чрескожное введение медикаментов невозможно. Первой предпосылкой является соблюдение асептических мер, направленных на профилактику инфекции. Опасность инфекции должна взвешиваться в соотношении с предполагаемым воздействием.

Нельзя скрывать симптомы повреждений и последствий пере­грузок, которые сами по себе не допускают дальнейшую спортивную нагрузку.

Недопустимо применение длительной инъекционной терапии для уменьшения болей или вообще для создания возможности продолжать тренировки. В любой спортивной практике преобладающим является применение местных инъекций: обезболивающих и противовоспалительных. Перед принятием решения о применении инъекционной терапии врач должен обследовать спортсмена с целью уста­новления повреждений, которые не допускают дальнейшей физической нагрузки.

В основе лечебного действия местных инъекций гликокортикостероидов (преднизолон, дексаметазон, кеналог-40, дипроспан и т. д.) лежит торможение развития фибробластов и задержка образования фиброзного экссудата. Медикамент в месте его введения подавляет экссудацию и пролиферацию, т. е. оказывает непосредственное влияние, а не через системный механизм. Помимо эффекта ослабления болей, возникает состояние, известное под названием «мезенхимного наркоза». «Мезенхимный наркоз» (подавление экс­судации и пролиферации) наряду с направленным терапевтическим действием приводит к следу­ющим опасным побочным по­следствиям: без­удержное распространение инфекции (флегмона, эмпиема); вспышка латентного туберкулеза и неспецифической инфекции; выпадение необходимой для заживления активности фибробластов. Ни в коем случае при свежих повреждениях не сле­дует вводить глюкокортикостероиды в инфицированный участок. Не следует прибегать к внутрисухожильным инъекциям (ахиллово сухожилие, собственная связка надколенника, сухожилие квадрицепса).

Местное введение гликокортикостероидов оправдало себя при: тенопатиях, инсерционитах в местах прикрепления сухожилий; крепитирующем паратеноите; ахиллодинии, субакромиальном бурсите и тендините над­остных мышц. Дозировка: 10 мг кортикостероида с 2 мл 2%-ного раствора лидокаина в одном шприце. При необходимости введение кортикостероида повторяют через 2-3 недели, суммарно, не более 2-3 инъекций.

Противопоказания: свежие повреждения; латентные инфекции; внутрисуставные боли, обусловленные хондромаляцией или хондропатией (задерживается регенерация хряща), тяжелая степень артроза

УСТАЛОСТНЫЕ ПЕРЕЛОМЫ КОСТЕЙ В СПОРТЕ. Костная ткань, особенно в детском и юношеском возрасте, обладает выраженной пластической способностью приспосабливаться к воздействию физической нагрузки. Однако при физических перегрузках однотипного характера, превышающих физиологический предел, развивается локальное мышечное утомление, снижение функции мышц в поглощении ударных нагрузок, что ведет к еще большей нагрузке на кость. Это в свою очередь инициирует все большее ремоделирование остео­кластических элементов и, в случае, если отдых и восстановительные мероприятия не уравновешивают этот процесс, появляются зоны патологической перестройки костной ткани, а затем и стрессовые переломы (СП). По данным исследований, СП составляют около 10% всех спортивных повреждений, причем 95% их происходят в костях голени и стопы.

СП характерны в первую очередь для футбола с его большими нагрузками на кости тазового пояса (мощные удары по мячу, быстрый бег, финты, прыжки). Согласно исследованиям травматизма австралийской футбольной лиги, СП 1997/2000 гг. в среднем соста­вили 4,9 случая на клуб в течение сезона.

Главным этиологическим фактором развития СП являются дисплазии скелета: полая, либо плоская стопа, гиперпронация стопы, различная длина ног, варусная или вальгусная деформация коленных суставов и др., которые создают неправильное нагружение костей с зонами гиперпрессии; слабо развитые, ригидные мышцы; мышечный дисбаланс и недостаточная гибкость суставов, создающие у спортсменов неоптимальный двигательный стереотип.

Провоцирующими факторами риска СП являются тренерские ошибки: чрезмерная, однотипная, превышающая физиологические пределы тренировочно-соревновательная нагрузка, не учитывающая возрастные и половые особенности спортсменов. Особенно опасны внезапные увеличения физической нагрузки без использования средств восстановления, внезапная смена грунта на излишне жесткий (асфальт) или мягкий (песчаный).

Сопутствующие факторы риска: использование спортивной обуви, утратившей амортизационные свойства; остеопороз гормонального (у девочек-подростков) или алиментарного происхождения, приводящий к снижению механической прочности костей.

В начальной стадии в зоне повреждения появляются после интенсивных нагрузок боли, иногда неточно локализованные, небольшая отечность, чувство «забитости» мышц. После снижения тренировочных нагрузок боли исчезают.

В дальнейшем они неизменно появляются после каждой тренировки, во время ее и даже при бытовых нагрузках. Пальпаторно определяется утолщенный, болезненный периост, локальная припухлость. Длительность продромального периода бывает различной — от нескольких недель до нескольких месяцев. Если спортсмен вовремя не обращается к врачу и продолжает интенсивные тренировки, боли появляются даже после небольших нагрузок, на рентгенограмме выявляются характерные признаки — утолщение периоста. Вблизи периоста иногда могут появляться облаковидные тени костной мозоли. С течением времени в этой зоне, под истонченным корковым слоем, может образоваться тень «надлома» или зона мелкоочаговых овальных разряжений (т. н. зоны Лоозера). При продолжении тренировочных нагрузок формируется линия перелома. Рентгенологические изменения, как правило, запаздывают и четко проявляются только через несколько недель после начала заболевания. К тому же рентгенография не всегда выявляет патологию. Более информативными методами исследований являются сцинтиграфия и МРТ.

Диагноз ставится на основании в первую очередь клинико-анамнестических данных, дополненных рентгенологическими, сцинто­графическими и МРТ исследованиями.

У футболистов наиболее уязвимыми зо-нами являются кости плюсны, ладьевидная, пяточная, большеберцовая, бедренная кость и кости таза. Особенностью строения ладьевидной кости является наличие частично аваскулярной зоны, особенно уязвимой для физиче­ских перегрузок. На рентгенограмме стрессовый перелом ладьевидной кости визуализируется не всегда. В этих случаях помогает МРТ.

Как показали исследования, наиболее нагружаемыми частями стопы футболиста при быстром беге и резкой остановке после быстрого бега с поворотом на наружном отделе стопы является 5-я плюсневая кость. Переломы локализуются между дистальным эпифизом и диафизом.

У футболистов-подростков чаще всего наблюдаются авульсионные (отрывные) переломы области бугристости 5-й плюсневой кости. В результате незавершенного остеогенеза и несоразмерно больших тренировочных нагрузок снижается прочность костной ткани. Внезапная тяга сухожилия короткой перонеальной мышцы и подошвенного апоневроза, прикрепляющихся в области бугристости 5-й плюсневой кости, вызывают отрыв костного фрагмента.

Непременным условием успешного лечения стрессовых переломов является раннее обращение к врачу. Начальные стадии СП успешно лечатся консервативно. Необходим отказ от тренировок. В этот период для поддержания общей работоспособности успешно используется плавание и интенсивные общеразвивающие упражнения для здоровых частей тела, прием энзимов, препаратов кальция и специальная диета.

При выраженном болевом синдроме используются разгрузка конечности с помощью костылей, иммобилизация гипсовой лонгетой или брейсом. Такая схема лечения вполне применима для футболистов-любителей, однако неэффективна для профессиональных футболистов: сращение переломов крайне замедленно и даже в случаях мнимого выздоровления дает частые рецидивы, поэтому для профессиональных футболистов методом выбора является оперативное лечение, вполне надежно сокращающее сроки восстановления спортивной работоспособности. При СП 5-й плюсневой кости используется металлоостео­синтез отломков компрессирующим винтом. После операции на 4 недели накладывается иммобилизация. В этот период используются общеразвивающие упражнения для поддержания общей работоспособности спортсмена, прием препаратов кальция и энзимотерапия (флогэнзим, вобэнзим), ускоряющих сращение перелома и предупреждающих различные осложнения.

СП ладьевидной кости, учитывая дефицит кровоснабжения, требуют 6-недельной иммобилизации, в отдельных случаях оперативного лечения. Восстановление спортивной работоспособности наступает только через 5-6 месяцев.

После прекращения иммобилизации проводится комплексная реабилитация.

Программа реабилитации футболистов со стрессовым переломом 5-й плюсневой кости.



1-я неделя

1. Облегченные упражнения для восстановления функции голеностопного сустава.

Упражнения с эластичным сопротивлением для тренировки мышц голени. Самомассаж и вибромассаж стопы.

2. Тренировка в медленной ходьбе. Упражнения на велоэргометре и степпере. Плавание. Подъем на носки и ходьба на носках в бассейне.

3. Квантовая терапия, ручной, вибро- и гидромассаж.

2-3-я недели

1. Добавляются: подъем на носки, затем на носок оперированной ноги, ходьба на носках.

2. Тренировка в быстрой ходьбе.

3. В бассейне — беговые упражнения и подскоки.

4. Элементарные упражнения с мячом.

5. Проприоцептивная тренировка.



4-я неделя

После контрольной рентгенографии — медленный бег.



5-я неделя

Быстрый бег, прыжки, двусторонняя игра.



6-я неделя

Игровая практика.

Перед началом тренировки футболист подвергается медико-спортивной экспертизе с использованием клинических методов обследования и двигательных тестов, оценивающих функцию голеностопного сустава, подтаранных суставов, силовую выносливость плантарных мышц и сгибателей стопы, готовность футболиста выполнять бег в среднем темпе до 45-60 мин, делать беговые ускорения, прыжковые упражнения. Профилактика СП особенно актуальна для футболистов, имеющих факторы риска, перечисленные выше.

Строгая постепенность в увеличении тренировочных нагрузок. Для футболистов, перенесших в прошлом СП, и футболистов-подростков выполнение «правила 10%» — в течение первого месяца каждую неделю увеличение беговых нагрузок не более чем на 10%. Использование после тренировок и игр восстановительных мероприятий (различные виды массажа: гидро-, пневмо-, вибромассаж, плавание в теплом бассейне и пр.); развитие гибкости суставов, эластичности и силы мышц тазового пояса; питание, богатое фосфатом кальция для предотвращения остеопороза (молочные продукты, особенно сыр, творог и йогурт); при признаках остеопороза — лечебные препараты (кальций 3D Никомед и др.). Использование спортивной и повседневной обуви с высокими амортизационными свойствами. При выраженном плоскостопии и гиперпронации пяточной кости — изготовление индивидуальных ортопедических стелек.

Глава 8

ЗАБОЛЕВАНИЯ и ТРАВМЫ ПОЗВОНОЧНИКА И ЦНС

До 80% людей различных профессий на протяжении своей жизни испытывают боли по ходу позвоночника, страдая в той или иной степени от травм и заболеваний позвоночника. Однако некоторые люди подвержены более высокому риску возникновения болей в спине, обусловленного образом жизни. По очевидным причинам у спортсменов чаще возникают травмы позвоночника и имеется более высокий риск развития хронического болевого синдрома. При занятиях такими видами спорта, как футбол, хоккей, баскетбол, горнолыжный спорт, борьба, спортивная гимнастика, тяжелая атлетика, теннис, позвоночник подвергается значительным перегрузкам. Причем травмы позвоночника и болевой синдром могут отмечаться как у начинающих спортсменов, так и у профессионалов. По статистике, на травму позвоночника приходится около 5-10 % спортивных травм. Болевой синдром может быть обусловлен как острой травмой, так и длительной регулярной микротравматизацией мягких тканей спины.

Возникновение повреждений при занятиях спортом противоречит оздоровительным задачам системы физического воспитания. Хотя, как правило, эти травмы и не опасны для жизни, но они отражаются на общей и спортивной работоспособности человека, выводя его на длительный период из строя, нередко требуя много времени для восстановления утраченной работоспособности.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   ...   55


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница