Приложение 2. Москва и Московская земля



страница7/9
Дата27.04.2016
Размер1.43 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Приложение 2. Москва и Московская земля

Московская земля во времена правления Бориса Годунова

После нашествия Казы-Гирея в 1591 году Борис Годунов организовал московский люд на крупное строительство нового города. В течение одного года вокруг всех посадов была возведена деревянная крепостная стена‚ скрепленная высокими башнями‚ мощными воротами. Новый город называли Скородумом и Скородомом‚ так как его быстро задумали и быстро построили. Он представлял собой кольцеобразный‚ четырнадцатикилометровый‚ красивый дом‚ которым восторгались не только русские люди‚ но и иностранцы. Для строительства этого‚ по своему уникального сооружения потребовалось много леса. Заготовители и подвозчики‚ а также мастера-строители получали хорошее жалование и славили по справедливости Бориса Годунова‚ тогда еще правителя.

В 1600 году архитектор Бон Фрязин построил в Кремле колокольню «Иван Великий» высотой в 81 метр. В царствование Годунова народ называл ее «Годунов столп». Существует предположение о том‚ что задумана она была еще и как смотровая‚ сторожевая башня‚ с высоты которой обозревались подступы к Москве.

К зданию Посольского Приказа‚ возведенным еще в 1565 году‚ Годунов пристроил большое здание для Приказов (Присутственных мест) в 1602-1604 годах. В те же голодные годы‚ чтобы дать людям возможность заработать на хлеб‚ он соорудил здание в Кремле на взрубе‚ впоследствии названное Запасным двором.

В 1595 году‚ после пожара‚ уничтожившего весь Китай-город‚ Годунов организовал строительство новых каменных торговых рядов‚ чем очень потрафил купцам.

Архиепископ Елассонский Арсений‚ приверженец Бориса Годунова‚ составил список его дел‚ который приводит в своем сочинении «История города Москвы» И.Е.Забелин: «Он (царь Борис)‚ говори архиепископ‚ возобновил и украсил многие церкви и монастыри; храм Богородицы (Успенский собор)‚ патриархию покрыл железною крышею; украсил‚ возвысил и покрыл золотом большую колокольню (Иван Великий); в большом дворце внутренние палаты золотые расписал живописью (Грановитую палату); воздвиг вновь большой дворец близ реки Москвы (на взрубе‚ как выше упомянуто); построил большой мост в середине Москвы со многими намарами (лавками‚ мост через Неглинную‚ у Воскресенских или Неглиненских ворот); еще воздвиг с основания большой храм Николая Чудотворца в Москве на Арбате (Николай Явленный); устроил много серебровызолоченных рак‚ украсив их многочисленным жемчугом и драгоценными камнями‚ и переложив в них чудотворные святые мощи святых‚ просиявших в Москве и во всей России‚ иже во святых митрополита Московского и всея России Алексея чудотворца‚ св. Блаженного Василия чудотворца‚ преподобного Макария Калязинского чудотворца‚ преподобного Пафнутия Боровского чудотворца‚ устроил и другие многие ковчеги из чистого золота и положил в них все святые частицы мощей‚ которые находились в царской казне и которые патриарх вместе с царем и во всем архиерейским и священным чином приносят в Великую пятницу с торжественною литаниею в соборную церковь Пресвятой Богородицы и поют великие часы и после часов и вечерни снова относят в соборный храм Благовещения в казну‚ где они хранятся. Этот же царь устроил плащаницу с изображением Господа Христа с Божьей Матерью‚ двенадцатью апостолами и Иосифом и Никодимом из чистого золота тонкой работы‚ достойной удивления. На изображение Господа Христа пошло чистого золота 200 литр и на изображение апостола по 200 литр. Он же отлил два больших колокола‚ один для Москвы‚ в который звонят в великие праздники‚ а другой в монастырь св. Троицы. Подобной величины колоколов и такой красоты нельзя найти в другом царстве во всем мире. Он возобновил и украсил девичий (Новодевичий) монастырь близ Москвы и совершил многочисленные другие прекрасные дела и украшения» (Платонов И. Е. Указ. соч. С..162)


Земляной вал

Путешествуя по Бульварному кольцу (вдоль когда-то высившейся здесь стены Белого города), я не зря избрал принцип «двухсторонней гребенки» для маршрутов. Дело все в истории Москвы, а не в личности автора. Так развивался наш город. Уже во второй половине XVI века за территорией Китай-города, Белого города, Заяузья, Замоскворечья стали быстро расти стрелецкие, купеческие, ремесленные и монастырские слободы.

Если бы кому-то удалось взлететь вместе с птицами над Москвой тех времен, он бы увидел, как вокруг стены Белого города, «белгородской радуги», замкнутой водной гладью Москвы-реки, вспыхивают то там, то здесь этакие «протуберанцы» — новые поселения, постепенно сливающиеся в очередной пояс вокруг города. Между прочим, точно так же развивается Москва и в настоящее время. Взгляните на карту: протуберанцами, вспышками выглядят московские (уже московские!) районы Южное Бутово, Новокосино, Митино, Малжаниновский, Мытищи, Зеленоград, другие районы Москвы вне МКАДа. Они не спеша разрастаются вширь и вдаль от столицы, и через несколько лет они срастутся и образуют новый столичный пояс, а нашим юным читателям придется строить новую окружную дорогу километрах в 10–12 от МКАД. Москва остается верной своему «солнечному принципу», она уже сейчас «заказывает» москвичам и подмосковичам «новую орбиту», новое очередное кольцо.

Так было и во времена Бориса Годунова. Только-только он начал строить стену Белого города, как Москва потребовала от него, еще правителя при Федоре Ивановиче, начать новое крупное дело.

В 1591–1592 годах Борис Годунов организовал возведение Земляного вала, деревянного оборонительного сооружения, представлявшего собой стену-дом длиной 15 километров, высотой 5 метров, стянутую и укрепленную 52 или 58 башнями, в том числе 12 воротными. Этот дом-окружность, может быть, был самым длинным деревянным строением в истории России, а то и всего Земного шара. Строители, правда, над этим не задумывались. Им платили хорошее жалованье, они рубили сруб вокруг Москвы и радовали подарками своих детей и жен — что еще честному работяге надо для полного счастья!

Скородомом было названо это сооружение за быстрые темпы строительства. Иногда его называли Скородумом: быстро придумали, быстро сделали.

У русских людей есть всем известная поговорка: поспешишь — людей насмешишь. В 1611 году деревянное кольцо Годунова сгорело дотла. Но сказать, что Борис Федорович поспешил и людей насмешил, нельзя. Потому что не он поспешил, а само время, логика развития крупного стольного града «приказали» ему «официально оформить» границу города. Как можно было это сделать в тех условиях? Привередливый читатель, знаток истории градостроительства может дать несколько ответов на этот вопрос. Борис Годунов дал свой ответ, оригинальный, полезный для простолюдинов и точный! Точный потому, что «кольцо Годунова» функционирует по сей день под названием Садовое кольцо. А это значит, что царь угадал (или принял совет какого-нибудь мудрого человека) тенденцию развития крупнейшего в Восточной Европе города. Немало, однако, для одного человека.

В конце 30-х годов XVII века на месте сгоревших укреплений Скородома насыпали вал и вырыли ров. В 1659 году поставили деревянную ограду. В 1683–1742 годах бывший Скородом являлся таможенной границей Москвы и «рыночным кольцом». За внешней стороной Земляного вала было много рынков. Между прочим, эта особенность московской жизни возродилась и в наши дни, когда за МКАД возникли оптовые рынки, ярмарки, супермаркеты и другие торговые центры. Как их не называй, а суть у них одна: рыночная торговля.

В XVII веке южные ворота Земляного вала укрепили бастионами, Калужскую и Серпуховскую башни выложили из камня. Естественно, по соседству с валом стали располагаться Стрелецкие слободы.

В 1816–1830 годах Земляной вал срыли за ненадобностью. Получилось широкое кольцо. Его тут же полюбили садоводы. Кольцо во многих местах стало садовым, а там, где когда-то высились башни ворот, а возле них шумели рынки, само собой возникли площади.

Нужно отдать должное москвичам первой половины XIX века, особенно богатым москвичам, которые не дерзнули застраивать огромную кольцевую зону в 2–3 километрах от Московского Кремля ни роскошными зданиями, ни промышленными объектами. Нужно сказать им за это спасибо!
Московская земля во времена правления Михаила Фёдоровича

В первые годы царствования Михаила Федоровича в Москве вместо сгоревшего во время Смуты деревянного города, по той окружности был возведен Земляной вал в качестве крепостного сооружения. Строительство Земляного города (или Земляного вала) велось долгие восемь лет. Борис Годунов с аналогичным делом управился в течение года. Этот факт говорит о том, что как организатор Михаил Федорович и Земский собор, и Филарет вместе взятые заметно уступали таким государственникам, как Годунов, Иван III и так далее.

Но как бы то ни было, а столице первый царь Романовых уделял большое внимание. При нем сооружено водоразборное устройство, поставлявшее воду на царский двор из Москвы-реки, построено много церквей, а старые подновлены. Он «создал в своем дворе палату, зело причудну, сыну своему царевичу Алексею (Тюремный двор); колокольню большому колоколу (деревянную); на Фроловских воротах верх надстроил зело хитро; соорудил каменную, Мытоимницу, яже есть Таможня и Гостиный двор (в 1641 году) каменный, в нем палаты двукровные и трикровные, а на вратах Двора повелел свое царскаго величества имя написать златыми письмены, а вверху постави свое царское знамя – орел позлощен. При нем же создали у Спаса на Новом и у Пречистыя в Симонове – ограды каменные». Все это было построено в 1630-х годах.

В начале 1640-х годов царь «повелел соорудить дом преукрашен и в нем палаты двукровные и трикровные на душеполезное книжное печатное дело в похвалу своему царскому имени; и полату превилику создал где большое оружие делаху, еже есть пушки, и на ней постави своего царского величества знамя – орел позлощен. При нем же многие святые церкви каменные воздвигнуты и от боголюбивых муж» (Забелин И. Е. История города Москвы. М.: Наука. 1995. С. 164-165).

К середине XVII века обветшали стены Московского Кремля, но сил и средств, а также мастеров для восстановительных, очень трудоемких работ у Михаила Федоровича (а затем и долгое время у Алексея Михайловича) не хватало.

В 1643 году из Страсбурга в Москву прибыл палатный мастер Анце Яковсен (Яган Кристлер) с дядей своим Иваном Яковлевым Кристлером. Они начали строительство первого в Москве каменного моста. Работы закончились в 1687 году. До этого в Москве все мосты были деревянные, из плотов. В периоды весеннего и осеннего половодья они разбирались (Пыляев М. И. Старая Москва. М.: Московский рабочий. 1990. С. 255). Закончил строительство каменных дел мастер старец Филарет. На это сооружение было потрачено так много денег из казны, что родилась поговорка: «Дороже каменного моста».

В 1643 году царь Михаил Федорович приказал соорудить на печатном дворе на Никольской улице двухэтажные каменные палаты.

В 1645 году окончено возведение каменных ворот с башней.



Русские ученые и иностранцы о Москве, москвичах и Московской земле
«Деревенские поселения». (По академику Тихомирову)

«Обычным типом поселения в Московском крае было село с окружающими его деревнями. В селе стояли церковь, двор вотчинников, если село принадлежало землевладельцу, а также несколько десятков дворов. Деревни были поселениями небольшими, состоящими всего из одного – пяти дворов.

В монастырских селах числилось по 12, 21, 10, 17 дворов… В деревнях стояло от 2 до 10 дворов, но деревни с 10 дворами были редкостью. Количество деревень, тянувших к селу… равнялось, примерно, 10 – 15.

В черной волости Вохна, которую в конце XVI в. Все еще называли «княж Володимерская вотчина Ондреевича», как принадлежавшую раньше князю Владимиру Андреевичу Старицком, центрами были погосты. Из них три погоста названы живущими, а два пустыми. В погосте стояли одна, иногда две церкви (теплая и холодная) попов двор, кельи старцев или нищих» (Тихомиров М. Н. Труды по истории Москвы. М., 2003, стр. 371).

«В XVI столетии население Московского края жило более разбросано, чем в последующие века, так что при первом поверхностном взгляде может создаться впечатление, что край был более населен в XVI столетии, чем в последующие». (Там же, стр. 372).

«Московский край в основном был областью боярского и церковного землевладения. Только кое-где как остаток далекого прошлого еще остались дворцовые и черносошные земли. Вотчины больших людей и монастырей плотно окружали столицу; они преобладали и в остальных уездах Московского края». (Там же, 372).

В XVI веке «в целом Московский край по своему землевладению резко шагнул в стороны развития крупного землевладения».
Михалон Литвин. ( «О нравах татар, литовцев и москвитян». Пер. В. И. Матузовой. М., 1994 )
Москвитяне и татары намного уступают литвинам в силах, но превосходят их трудолюбием, любовью к порядку, умеренностью, храбростью и прочими достоинствами, которыми упрочиваются королевства. Стр. 75.

Москвитяне каждую весну из татарской Ногайской орды в обмен на одежду и другие дешевые вещи получают многие тысячи коней, наиболее подходящих для войны. 75.

… Татары, москвитяне, ливонцы, пруссы, из бережливости непрерывно носят одну и ту же одежду, а у нас она и дорога и разнообразна. 75.

У татар длинные туники без складок и сборок, удобные, легкие для верховой езды и сражения; их белые остроконечные войлочные шапки сделаны не для красоты; их высота и блеск придают толпам татар грозный вид и устрашают врагов, хотя почти никто из них не носит шлемов. Этому приему также подражают московитяне. А делаются эти шапки из овечьей шерсти, часто моются и купленные за один грош долго им служат. 75.

Хотя одни только московитяне богаты соболями и другими подобными зверями, однако, запросто дорогих соболей не носят. Но, посылая их в Литву, нежных изнеженным, получают за них золото, а по краям своих шапок из козьей шерсти укрепляют золотые бляшки и драгоценные каменья. И не портят их ни дождь, ни солнце, ни моль, как соболей. 76.

Они (московитяне) до такой степени не признают пряностей, что и за пасхальными трапезами довольствуются такими приправами: серой солью, горчицей, чесноком, луком и плодами своей земли не только простолюдины, но даже и высшая знать, и верховный вождь их, захвативший наши крепости, коих уже кичливо насчитывает 73. 76.

В Московии же нигде нет кабаков. Посему если у какого-либо главы семьи найдут лишь каплю вина, то весь его дом разоряют, имущество изымают, семью и его соседей избивают, а его самого обрекают на пожизненное заключение. С соседями обходятся так сурово, поскольку считается, что они заражены этим общением и являются сообщниками страшного преступления. 77.

А так как московитяне воздерживаются от пьянства, то города их славятся разными искусными мастерами; они, посылая нам деревянные ковши и посохи, помогавшие при ходьбе немощным, старым, пьяным, а также чепраки, мечи, фалеры и разное вооружение, отбирают у нас золото. 77.

Прежде московитяне были в таком рабстве у заволжских татар, что князь их наряду с прочим раболепием выходил навстречу любому послу императора и ежегодно приходящему к Московию сборщику налогов за стены города и, взяв его коня под уздцы, пеший отводил всадника ко двору. И посол сидел на княжеском троне, а он сам коленопреклоненно слушал послов. Так что и сегодня заволжские и происшедшие от них перекопские татары называют князя московитян свои холопом, то 5есть мужиком. Но без основания. Ведь себя и своих людей избавил от этого господства Иван, дед того Ивана сына Василия, который ныне держит в руках кормило власти, обратив народ к трезвости и повсюду запретив кабаки. Он расширил свои владения, подчинив себе Рязань, Тверь, Суздаль, Володов и другие соседние княжества. Он же, когда король Польши Казимир и князь Литвы сражался в Пруссии с крестоносцами за границы королевства, а народ наш погрязал в распущенности, отнял и присоединил к своей вотчине литовские земли, Новгород, Псков, Север и прочие; он, спаситель и творец государства, был причислен своими людьми к лику святых… 77 – 79.

Также и рожденный им Василий, поддерживая трезвость и ту же умеренность нравов, в год 1514 в последний день июля отнятую у нас хитростью Михаила Глинского крепость и землю со Смоленском присоединил к своей вотчине. Вот почему он расширил стольный град свой Москву, включив в нее деревню Наливки, создание наших наемных воинов, дав ей название на позор нашего хмельного народа. 79 – 80.

Точно также рожденный от него, правящий ныне, хотя и отдал нам одну крепость, но между тем в наших пределах воздвиг три крепости: Себеж, Велиж, Заволочье. Он в такой трезвости держит своих людей, что ни в чем не уступает татарам… и он оберегает свободу не мягким сукном, не сверкающим золотом, но железом; и он держит людей своих во всеоружии, укрепляет крепости постоянной охраной; он не выпрашивает мира, а отвечает на силу силой; умеренность его народа равна умеренности, а трезвость – трезвости татарской… 80.

А у соседних с нами татар и московитян судебное разбирательство надо всеми подданными вельмож и дворян как в гражданских, так и в уголовных делах передано не какому-то частному лицу, но общественному и законному чиновнику, причем, трезвому и живущему вместе с другими. Наши же делают это поодиночке и пьют, удалив свидетелей, и могут делать, что им угодно. 81 – 82.

А ныне князь их страшен нам, поскольку он постоянно обучает людей своих воинскому искусству. Не подобает никому из местных жителей вечно сидеть дома, но надлежит поочереди посылать их на защиту границ. 93.

Московитяне не готовят в войско воинов-наемников, которые когда-нибудь уйдут из их земли, и не расточают на них деньги, но стараются поощрять своих людей к усердной службе, заботясь не о плате за службу, но о величине их наследства. 93.

Даже и в повседневных делах блещет хитроумие этого варвара (Ивана IV, - А, П. Т.). Ведь он настолько ничем не брезгует, что продает мякину, сено и солому. На пирах же его используются большие золотые и серебряные чаши, называемые соломенными, то есть отлитые на выручку от сена и мякины.
Приложение 3

Осада Троицкой лавры Св. Сергия

Там русский дух

Там Русью пахнет

(Из русских сказок)

В 1345 году Сергий Радонежский основал в 71 км к северо-востоку от Москвы Троицкий монастырь. Уже в XVI веке он стал важнейшим духовным и культурным центром Московского княжества, великие князья которого при активной поддержке митрополитов всея Руси, московского боярства и столичного люда собирали в единое централизованное государство разрозненные, погрязшие в распре русские княжества. В 1380 году о. Сергий благословил на борьбу с темником Мамаем явившихся к нему в монастырь московского князя Дмитрия Ивановича и его двоюродного брата Владимира Андреевича Серпуховского.

Троицкие иноки Александр Пересвет и Родион Ослябя участвовали в Куликовской битве.

В 1540—1550 годы монастырь был огражден каменными стенами. Длина их составляла 1,25 км, в высоту они достигали 8,5—15 м, толщиной были не менее 6,5 м. Мощные стены скрепляли 11 башен. Царь Иван IV Грозный уделял большое внимание строительству крепостных сооружений, неоднократно приезжал в Троицкий монастырь, лично наблюдал за ходом работ.

Монастырь был включен в систему обороны Москвы, являясь главным форпостом на ее подступах с северо-восточной стороны, что говорит об осторожной политике Ивана IV Грозного, которого частенько обвиняют в несдержанности, в переоценке своих возможностей и сил страны, вынужденной (не по прихоти царя, между прочим, а в силу складывающихся обстоятельств, воевать с Литвой, Ливонией и Швецией, с Крымским, Астраханским и Казанским ханствами почти одновременно.

Русское государство, активно сдерживая давление практически со всех сторон, готовилось к великим завоеваниям, предначертанным восточно-европейской державе судьбой.

Эта же судьба ниспослала на Русь великое испытание — Смутное время. В нем особую роль сыграет в очередной раз в истории Руси Троице-Сергиева лавра, в которую «предусмотрительный Василий» Шуйский успел отправить дружины детей боярских, казаков, стрельцов. Они в короткие сроки оборудовали крепостные сооружения, оснастили их всем необходимым, «и с помощью усердных иноков успели снабдить монастырь всем нужным для сопротивления долговременного» (Карамзин. Стр. 495).

В данном случае чутье не подвело Василия Шуйского. Он догадался, что его противники в борьбе за царский престол попытаются овладеть монастырем...

Отряды польского магната Ян-Петра Сапеги и пана Лисовского подошли к монастырю 23 сентября 1608 года.

Воеводы князь Григорий Долгорукий и Алексей Голохвостов, увидев противника, сделали вылазку, подняли шум и переполох в стане поляков, но не это было важным для них в тот день. Они вовсе не собирались устраивать решающее сражение у стен монастыря с неприятелем, в пять-шесть раз превосходящим русских по численности войска. Налетчики дали возможность жителям монастырских посадов сжечь свои жилища и организованно отступили с мирными жителями и их семьями за стены монастыря. Огонь в посадах трещал по-осеннему звонко, но Сапега и Лисовский и другие знатные поляки не обратили на этот вызывающе злой гул огня никакого внимания. Они руководили своими отрядами, разбивали стены неподалеку от монастыря и готовили послание осажденным.
Закончив основные работы по оборудованию своих станов, поляки отправили воеводам послание, в котором призывали русских покориться царю Димитрию (Лжедмитрию II) и клятвенно обещали: «Если мирно сдадитесь, то будете наместниками Троицкого града и владетелями многих сел богатых; в случае бесполезного упорства, падут ваши головы» (Карамзин. Стр. 496).

Подобные же послания получили архимандрит и иноки. Они вышли на площадь и «всенародно» прочитали письма поляков.

Чтобы по достоинству оценить величие подвига защитников монастыря святого Сергия Радонежского, достаточно вспомнить сумбур и хаос, царившие в умах восточно-европейского люда в те годы страшные, разгульные, бедовые, знаковые для могучей державы, преодолевающей сложнейший барьер на пути своем. Сложность ситуации укоренилась даже не во внешних признаках этого полыхающего огнем барьера, через который нужно было перепрыгнуть побыстрее, а во внутренней объективной причине Смутного времени, являющегося своего рода «водоразделом» между двумя эпохами в жизни великой державы, когда Русское национальное государство, ожив свое время, превратилось (пока де факто) в государство имперского типа, с ярко выраженным сильным центром, очерченным границами Московского княжества и прилегающих к нему областей, и со слабыми в экономическом и политическом отношении окраинами. Это перевоплощение одного государства в другое бесследно никогда, ни у одного народа не проходило, о чем говорят, например, такие имена (и связанные с ними события в истории), как Кир и Дарий I, Цинь-Шихуанди и Лю Бан, Сулла и Цезарь, Моде и так далее. Оно всегда сопровождалось напряженной внутренней борьбой на уровнях самых глубинных: на молекулярном уровне, то есть на уровне отдельно взятой семьи, и на атомарном уровне — на уровне отдельно взятого человека.

И он — этот атом любого государства — часто не выдерживал напряжения борьбы с самим собой и взрывался. О последствиях ядерных взрывов люди двадцатого века знают не понаслышке. О последствиях «атомных» взрывов в душах отдельно взятых людей всем любителям исторического чтива тоже хорошо известно. Разрушительная энергия этих двух в чем-то удивительно похожих явлений бытия огромна именно потому, что и в том, и в другом случаях она с трудом поддается управлению. Именно поэтому страшны разного рода смуты и опасны для государства в целом и для отдельно взятого человека — особенно для человека, потому что ему, «взорвавшемуся», оторвавшемуся от всего того, что добрые люди называют «слишком человеческим», мечущемуся по вселенной заразным фантомом, ищущему что-то таинственное — не пойми что, не пойми зачем — шарахающемуся от себе подобных, заразу несущих, хаос порождающих, взрывающихся то и дело фантомов... потому что этому человеку, неопределившемуся, неопределенному, но даже в сумбуре смут нетеряющему вкус к жизни найти эту жизнь или хотя бы пути к ней, практически невозможно.

...В конце сентября 1608 года на территории Восточной Европы было великое множество людей потерявшихся. Они еще не взорвались (и слава Богу!), но уже потерялись в себе самих. Они не знали, чего хотят, чего не хотят, «что такое хорошо» и «что такое плохо». Перед ними носились разъяренные фантомы, примагничивающие к себе слабых, порождающие взрывоопасную тревогу в душах сильных, и лишь самые сильные не поддавались злому искушению, терпели и в терпении своем находили верные ходы.

В сентябре 1608 года многие города русские покорились Лжедмитрию II. Почему?! Не в данной книге отвечать на этот душевно сложный вопрос. Но покорились! А во многих городах разъедающее дух народа, русский дух сомнение появилось: а вдруг он и впрямь тот самый Дмитрий, сын Ивана IV Грозного, народом, между прочим, любимого!

Слушая послание Сапеги и Лисовского, защитники русского монастыря, прекрасно знавшие о положении в стране, о сомнениях своих соотечественников... не сомневались ни секунды!

«Не страшимся!» — ответили они полякам, да те и сами могли догадаться, глядя на пепел посадов, что защитники русской святыни живыми монастырь не отдадут.

Через день иноземцы приступили к осадным работам, а 3 октября начался обстрел монастыря.Стреляли поляки из 63 пушек беспрерывно, но быстро поняли, что их слабомощная артиллерия не разрушит стены лавры. Это невеселое открытие не отпугнуло Сапегу и Лисовского. Они, разработали план подкопа и в строгой тайне организовали работу.

Пушки продолжали пальбу, основное войско поляков, не скрывая, вело интенсивную подготовку к штурму, но се это было лишь отвлекающим маневром: мастера миной войны из войска Сапеги и Лисовского углубились в землю и стали сооружать подкоп под стены лавры.

Днем 13 октября в стане поляков была пьянка. Чужеземцы, подготовив необходимое количество штурмовых лестниц, тарас (плетеные корзины на полесах, исполняющих роль щитов для атакующих колонн), щиты рубленые, тоже на колесах с бойницами для стрельбы, теперь расслаблялись, пили, горд фланируя по своему страну. Попили они вина заморского, отдохнули. Подо вечер пушки поляков усилили огонь. сразу с заходом солнца чужеземцы под музыку бросились на штурм.

Но застать врасплох оборонявшихся им не удалось. Русские встретили атакующих дружными залпами пушек и пищалей, и поляки, не достигнув стен, побросав лестницы и тарасы, отступили с большими потерями. Сапега и Лисовский, как ни в чем не бывало, утром послали своих людей к победителям. Русские в это время собирали богатые трофеи. Поляки подъехали к ним на безопасное расстояние и предложили новые, более выгодные условия сдачи монастыря. И опять был отказ, а затем штурм, утренний сбор трофеев, новые условия...

Прошла неделя. 19 октября русские без приказа начальников устроили вылазку, н неудачно. Еще через шесть дней поляки глубокой ночью пытались овладеть монастырем и вновь русские были начеку.

Долгорукий и Голохвостов почувствовали неладное в поведении противника и решили узнать, что задумал враг. В Мишутинском овраге русские разведчики добыли языка литовского ротмистра Брушевского. Тот поведал под пыткой тайну Сапеги: поляки готовят подкопы! Вскоре к воеводам привели еще одного языка, раненого казака; тот указал место подземных работ. Не мешкая, Долгорукий и Голохвостов выработали контрметры. Русский умелец, «зело искусный» в горном деле, монастырский слуга Корсаков сделал под башнями «слухи», ямы, в которых постоянно находились воины, внимательно слушавшие голоса и стуки людей, копающих землю в глубине. Осажденные под его руководством соорудили ход из-под стены в ров для внезапной атаки, которую тщательно готовили воеводы.

И в ночь на 9 ноября русские с трех сторон напали на врага. Они овладели мельницей, нашли неподалеку от нее подкоп. Двое смельчаков Шилов и Слот заложили в него порох. Но поляки контратаковали русских. Разгорелся бой. Шилов и Слот спешили. Они зажгли порох и не успели выбраться из подкопа. Прогремел взрыв. Два мирных русских земледельца остались навеки в толще земли.

А бой продолжался. Воодушевленные защитники монастыря дрались зло и с диким возбуждением. «Не страшимся! Победим! Отомстим!»

В том бою они вывели из строя 1500 человек из войска Сапеги и Лисовского, Потеряв убитыми 174 человека и ранеными 66 человек. Русские отбили у врага 8 крупных пушек, много пищалей, самопалов, несколько бочек пороху, другое вооружение; подожгли, отходя в монастырь, туры, разрушили батареи.

Эта крупная победа вынуждала Сапегу и Лисовского изменить тактику осады. Они перестали штурмовать крепость, палить из пушек, окружили крепость плотным кольцом, и началась своего рода позиционная война. Каждая из сторон, отказавшись от активных действий, пыталась выманить противника в выгодное для себя место боя и разгромить его.

Зимняя осада — серьезное дело! Русский предатель доложил Сапеге о том, что, спустив верхний пруд, поляки оставят монастырь без питьевой воды. Чужеземцы воспользовались этим, но осажденные выкопали у себя пруды и успели запастись водой. Она была грязная, но ее пили, на ней готовили пищу.

Зима 1608—1609 годов началась с победы русских. По приказу воевод они налетели на укрепления противника, нанесли ему большой урон в ходе тяжелого долгого, продолжавшегося с переменным успехом боя, отошли за стены крепости. Хорошо началась зима для осажденных, но какой она была трудной для тех, кто сказал Сапеги и Лисовскому: «Не страшимся!»

В монастыре не хватало дров. Поляки зорко следили за крепостью, убивали дровосеков. Не хватало продуктов, воеводы уменьшали ежедневный паек. Скученность людей грозила эпидемией. В монастырь пробралась измена! Сначала русских предал Селевин. Его братья, узнав об этом, сражались отчаянно, удивляя храбростью и врагов, и соотечественников. Они погибли в бою, не опозорив свой род. Но не спасли они от измены, от дум о ней защитников.

Долгорукому донесли, что монастырский казначей вместе со вторым воеводой Голохвостовым замыслили измену! Казначею «дали время на покаяние: он умер скоропостижно» (Карамзин. Стр. 500). Голохвостова уличить в измене не удалось, он остался воеводой, сражался добросовестно, и не известно, был ли он в сговоре с казначеем и был ли сговор вообще!

Этот эпизод, однако, посеял недоверие в войске осажденных. А зима наступала, готовя новые испытания. Холода развели на время враждующие стороны, и в монастырь наведался новый искуситель! Молодые воины да и монахи по ночам стали покидать лавру, уходили в деревни, предавались там разврату с молодыми женщинами.

И наконец нагрянула в монастырь цинга! Она заразила самых бедных и слабых, от них болезнь перелетала к другим. Люди пухли и гнили, умирали, живые задыхались от смрада. Пощады болезнь не знала. В день от цинги умирало до 50 человек. Много дней в русской зиме. Люди копали большие, с запасом, могилы и с утра до вечера хоронили мертвых.

Уже было не до войны. Русские больше не устраивали вылазок, берегли силы для отражения атак, а Сапега и Лисовский, получив такого прекрасного союзника, не спешили воевать, ждали, когда цинга сделает свое дело без выстрелов, без утомительной резни.

Архимандрит Иосиф писал кесарю Авраамию Палицыну письма в Москву, просил о помощи. Василий Шуйский, слушая мольбы Авраамия, ничем не мог помочь осажденным: Лжедмитрий II сидел в Тушино и готовился штурмовать столицу. И все же русский царь выслал в помощь осажденным небольшой отряд с вооружением. Атаман Останков пробился сквозь кольцо осажденных в лавру, потеряв при этом всего несколько человек. В монастыре радовались пополнению как величайшей победе, хотя подмога-то была малая, всего 80 бойцов. Но очень своевременно они явились в лавру. Люди взбодрились, надежда осветила их суровые лица.

На следующий день осажденные увидели, как к стенам монастыря поляки подвели четверых из отряда атамана Останкова и на виду у изумленных соотечественников казнили их. Эта казнь пленных обозлила русских. Они вывели на стены монастыря 42 пленных литовца и сделали с ними то же самое, что поляки сделали с четырьмя русскими.

Между прочим поляки поняли все абсолютно верно. Они обвинили в злодеянии не русских, а своего же пана Лисовского, приказавшего казнить пленных, и хотели самого его отправить на тот свет. Не отправили. Сапега помешал им. Он был мудрее головореза Лисовского, человечнее. Хотя в данном случае его человечность дорого обошлась русским. Разбойник пан Лисовский еще долго будет бандитствовать на Руси.

В конце зимы русские захватили в плен литовца Мартиаса. Это был очень опасный человек. Он быстро вошел в доверие к князю Долгорукому и так понравился воеводе, что тот даже спал в одной комнате с ним. В стычках с поляками Мартиас бился храбро, многих своих сограждан убил, научил русских пушкарей быстро и точно целиться, по вечерам он вел мудрые разговоры с воеводами — ну очень хороший человек Мартиас!

Он готовил страшную измену, и только случай помог разоблачить этого супераганта Сапеги. Из польского стана к русским перебежал литовский пан Непмко, глухонемой от рождения, но воин прекрасный. Он увидел Мартиаса в компании воевод и яростно заскрежетал зубами, выгнал изменника из комнаты, объяснив знаками, кто такой Мартиас и что он может натворить.

Воеводы приказали пытать Мартиаса. Тот долго терпел, но в конце концов сдался, рассказал о том, что все это время он отправлял на стрелах извещения Сапеге, готовился в условленную ночь заклепать монастырские пушки... Литовец Немко крепко помог русским.

Но сами русские в Смутное то время ошибались частенько.

«Город за городом сдавался Лжедимитрию: Владимир, Углич, Кострома, Галич, Вологда и другие, те самые, откуда Василий ждал помощи... Шуя, наследственное владение Василиевых предков, и Кинешма, где защищался воевода Федор Боборыкин, были взяты и разорены Лисовским; взята и верная Тверь: ибо лучшие воины ее находились с царем в Москве. Отряд легкой Сапегиной конницы вступил и в отдаленный Белозерск, где издревле находилась часть казны государственной; ляхи не нашли казны, но там и везде освободили ссыльных... себе в усердные сподвижники. Ярославль, обогащенный торговлей английскою, сдался на условиях не грабить его церквей, домов и лавок, не бесчестить его жен и девиц... Псков... сделался вдруг вертепом разбойников и душегубцев» (Карамзин. Стр. 504—505).

Как легко было в те годы ошибаться человеку, как легко было этому атому взорваться!

Как трудно было сохранить себя от всевозможных соблазнов, страхов...

За время осады, продолжавшейся 16 месяцев, защитники лавры потеряли, по свидетельству Авраама Палицына, 2125 человек. К маю, когда отступила цинга, в живых осталось всего 500 человек. С ними-то Сапега и хотел поспорить, повоевать.

В ночь на 28 мая он вывел свои роты и хоругви на исходную позицию. Люди затаились в ожидании команды. Раздался взрыв. Поляки бросились на стены. Но их здесь ждали! Упорный бой длился всю ночь, и лишь утром поляки отступили. Русские осуществили дерзкую вылазку, захватили 30 пленных.

Через месяц Сапега вновь послал людей на штурм — результат был прежним.

Еще через месяц к полякам из Тушина пришла подмога. Пан Зборовский посмеялся над Сапегой и Лисовским, простоявшим здесь почти полтора года, но перед решающим штурмом и он послал воеводам и архимандриту предложение капитулировать! То ли испугался пан штурмовать крепость, то ли «пожалел» защитников, но наговорил он им в своем послании много лжи. Мол, и Москва уже покорилась Лжедмитрию.

«Красно лжете, но никто не имеет вам веры», — ответили воеводы, у которых осталось всего 200 воинов.

31 июля 1609 года они отразили еще один штурм, последний. Пан Зборовский перестал смеяться. Поляки перестали штурмовать монастырь. А 15 августа осажденные отбили у поляков большое стадо скота! Веселее стало жить в монастыре. 19 октября Скопин-Шуйский прислал в лавру 900 воинов, 4 января 1610 года — еще 500 ратных людей, и Сапега, Лисовский вместе с погрустневшим Зборовским 12 января сняли осаду.

Приложение 4.

Герои истории Московской земли, жившие в XVI-XVII вв.

Адашев Алексей Федорович (ум. в 1561 году) – русский государственный деятель. Происходил из дворян Костромы, связанных родством с московским боярством. Участвовал рындой в походах царя под Коломну в 1547 году, на Казань в 1548 году, казначеем в царском походе на Оку. Был одним из влиятельнейших советников царя. Под руководством Адашева А. Ф. проводились реформы по укреплению центральной власти, например, был создан Судебник 1550, оформлены приказы, отменены кормления, проведены военная и финансовая реформы. Он являлся членом «Избранной рады», начальником Челобитного приказа и постельничим, ведавшим личным архивом царя вместе с печатью «для скорых и тайных дел». Кроме этого Адашев руководил работами по составлению «Государева родословца», составлением официальной разрядной книги, редактировал «Летописец начала царства». Он участвовал в царских походах в 1553 году в Коломну, в 1555 году – из Коломны в Тулу, в 1556 году – в Серпухов. Обладая незаурядным дипломатическим даром он вел дипломатическую подготовку к войне с Казанским ханством, а затем, вместе с дьяком Висковатым, - Ливонской войны. В 1560 году послан царем с большим полком 3-м воеводой в Ливонию, осадил и взял крепость Вильянди, оставлен там воеводой. Казалось, все шло хорошо у Алексея Адашева. И вдруг опала, вдруг он оказался под домашним арестом в Юрьеве (Тарту) и вскоре умер. Чем же была вызвана опала? Специалисты отвечают на этот вопрос так. Политика «Избранной рады» и Адашева, в том числе, перестала отвечать интересам дворян, на которых царь делал основную ставку, которые являлись его главной опорой во всех делах. Кроме того, Алексей Федорович, был против Ливонской войны и смело высказывал свои мысли царю. Боярин оказался прав. Эта долгая утомительная война принесла много бед Русскому государству и никакой пользы. Но царь есть царь. Он решил воевать и перечить ему было бессмысленно и смертельно опасно.

Адашев, как и многие политические и военные деятели, волею судьбы приближавшиеся к трону, не понимали, что в стране происходят качественные преобразования, коренные изменения, что демократичные порядки времен Рюриковичей навсегда уходят в прошлое, что Русское государство превращается в державу имперского типа, а значит, править в ней должен император, единоличный правитель. Алексей Федорович был одним из самых образованных и умных людей своего времени. Об этом говорят его деятельности и богатая библиотека. Ее унаследовал боярин Ф. П. Головин, брат окольничего И. П. Головина, женившегося уже после гибели Адашева на дочери Алексея Федоровича.



Адашев Даниил Федорович (ум. ок. 1562-1563 годами) – русский воевода, окольничий, сын Ф. Г. Адашева. Участвовал в Казанских походах, успешно воевал всюду, куда посылал его царь. Стал начальником всей артиллерии в Ливонии и … вместе с братом попал в опалу. В 1562 году, по другим сведениям в 1563 году царь круто расправился с ним, казнив самого Даниила Федоровича, его малолетнего сына и многих его родственников.

Адашев Федор Григорьевич (ум. в 1556 году) – русский государственный деятель, окольничий, боярин. В 1538 году он был послом в Стамбуле, в 1547 году стал окольничим, затем участвовал в царских походах, получил чин окольничего, а в 1554 году был послан «на годованья» в Казань. Умер он раньше своих сыновей, внуков и других родственников в множестве загубленных царскими слугами. Ему в этом очень повезло, потому что многие люди считают самыми несчастными тех, кто, как когда-то троянский царь Приам, вынуждены были видеть гибель своих детей и внуков.

Баскаковы – дворянский род, происходивший от ордынского баскака. Его резиденция находилась в городе Боровске. После отмены системы баскачества он крестился, получил имя Мартын и поселился в трех верстах от Боровска, в селе Кудинове У него было два сына: Иван и Парфений, который стал преподобным Пафнутием Боровским. Иван Баскаков погиб в Казанском походе в 1547 году. Баскаковы служили воеводами, стряпчими, стольниками, занимали другие важные должности.

Басманов Алексей Данилович (? – 1570 год) – русский боярин, воевода из рода Плещеевых. Проявил себя в битвах за взятие Казани, в других войнах. Был одним из вдохновителей и организаторов опричнины. Убит собственным сыном по приказу Ивана Грозного.

Баторий Стефан — полководец, польский король. Родился в 1953 году. Участвовал в Ливонской войне 1558 – 1583 годов. Польским королем стал в 1576 году. В 1579 году основал Академию в Вильно. Умер в 1586 году.

Бельский Богдан Яковлевич – фаворит Ивана Грозного, противник Бориса Годунова, один из претендентов на русский престол в 1598 году.

Бельский Иван Дмитриевич (? – 1571 годы) – боярин и воевода. Участвовал в Ливонской войне, в походах против крымских татар. В 1565 году стал первым боярином земщины.

Бельские – княжеский род, Гедиминовичи. Основателем рода считается Ф. И. правнук великого князя литовского Ольгерда, литовский магнат, перешедший к великому князю московскому Ивану III Васильевичу.

Вассиан Петрович (Вассиан Косой, Василий Иванович Патрикеев) — князь, писатель. Жил в XV – XVI веках. Пострижен в монахи. В 1508 году стал главой движения нестяжателей. Осуждал церковное землевладение. Церковь осудила его, обвинив на Земском соборе 1531 года в ереси и сослав в Волоколамский монастырь.

Владимир Андреевич (1533 – 1569 годы) – удельный князь старицкий. Двоюродный брат Ивана IV Грозного. Участвовал в его походах, вступил в оппозицию к царю, казнен.

Воротынский Михаил Иванович (ок. 1510-1573) - русский полководец. Проявил себя при взятии Казани. В 1572 году разгромил войско крымских татар в битве у Молодей. Был незаслуженно обвинен в измене и казнен.

Вяземский Афансий Иванович (? – 1570) – князь, оружничий, влиятельный опричник. Обвинен в измене, заключен в тюрьму, где и умер.

Гермоген (около 1530 – 1612 годы) – русский патриарх в 1606 – 1612 годах.С декабря 1610 года призывал русский народ ко всеобщему восстанию против польских интервентов. Умер в заключении у поляков.

Глинские - литовские и русские князья ХV - ХVIII веках. В 1508 году в Россию прибыл князь Михаил Львович с братьями. Он стал приближенным Василия III Ивановича. Его племянница Елена Васильевна стала второй женой великого князя...

Годуновы – дворянский род, берущий свое начало, по предположению некоторых ученых, от легендарного татарского мурзы Чета, который в 1330 году якобы приехал из Орды и поселился в Костроме. В середине XVII ничем ранее не выделявшиеся Годуновы попали в список 1000 лучших фамилий государства, и началось их возвышение. Утратили свои позиции в русском государстве после гибели ставшего русским царем Бориса Годунова, а затем и его сына – Федора.

Горбатый-Шуйски Александр Борисович (? – 1565 годы) – боярин, воевода. Был фактическим руководидетелм взятия Казани, !-м наместником города. Являлся членом Избранной рады. Казнен вместе с сыном во время опричнины.

Дашковы – дворянский род, происходивший, согласно преданию, от Дашека, приехавшего в начале XVI века из Большой Орды на службу к великому князю московскому и всея Руси Василию III Ивановичу. При крещении он получил имя Даниил.

Дионисий (около 1570 - 1633 годы) – архимандрит Троице-Сергиева монастыря с 1610 года. В 1611 – 1612 годах рассылал грамоты по русским городам, призывал народ к восстанию против польских интервентов.

Иов (? – 1607 год) – первый русский патриарх с 1589 года. Автор посланий и сочинений по русской истории конца XVI века.

Конь Федор Савельич (вторая половина XVI века) – московский купец и архитектор. Происходил из семьи крепостного крестьянина, жителя Смоленщины. Строил мощные каменные сооружения в Москве (стены и башни Белого, Царева, города) в 1585 – 1593 годах, крепостные стены Смоленска в 1595 – 1602 годах. В 1605 году был яростным сторонником Василия Шуйского, агитировал народ против Лжедмитрия.

Курбский Андрей Михайлович (1528 – 1583 годы) – князь, боярин, писатель. Опасаясь опалы, изменил Родине, бежал в Литву. Воевал против русских. В последние годы жизни занимался литературным трудом, написал в том числе «Историю о великом князе Московском».

Кучум (? – около 1598 года) – хан Сибирского ханства с 1563 года. Воевал с Ермаком, сопротивлялся русским до 1598 года.

Лжедмитрий I (? – 1606 год) – русский царь, самозванец, предположительно Отрепьев Григорий. Убит боярами-заговорщиками.

Лжедмитрий II («Тушинский вор») (? – 1610 год) – самозванец неизвестного происхождения. В 1608 0 1609 годах создал близ Москвы Тушинский лагерь, безуспешно пытался взять столицу, бежал в Калугу, там его и убили.

Макарий (1482 – 1563 ) – митрополит Московский и всея Руси с 1542) писатель. Сторонник усиления самодержавия., представитель иосифлян, отстаивал позиции сильной воинствующей церкви. Возглавлял кружок книжников, которые собирали и распространяли по стране произведения русской церковной литературы. В 1551 году добился провала правительственной программы секуляризации церковных владений. Руководил анти еретическими соборами, редактировал «Четьи-Минеи» и «Степенную книгу». Способствовал открытию в Москве первой русской типографии.

Максим Грек (настоящее имя Михаил Триволист) (ок. 1475 – 1556) – публицист, писатель, переводчик, филолог, ученый богослов Благовещенской обители на Святой горе (Афоне). Родился в Салониках (по другим сведениям, в Албании) в семье знатного византийского вельможи. Получил образование в университетах Парижа, Флоренции и Венеции. В 1502 году принял пострижение в католическом монастыре , но в 1505 году покинул Италию и прибыл на Афонскую гору. Затем он принял уже второе пострижение в православной Ватопедской обители, принял имя Макарий и в 1518 году приехал в Москву. Здесь он напряженно работал, много переводил, писал собственные публицистические и научные труды. Вскоре Максим Грек сблизился с церковной оппозицией , был обвинен в ереси на церковном соборе 1525 года и заключен в темницу Иосифо-Волоцкого монастыря. Затем его сослали в Иосифо-Волоколамский монастырь. Он здесь упорно и много работал. Но в 1531 году его обвинили в связях с турецким послом и перевели в Тверской Отрочь монастырь. И здесь он, несмотря на ужесточенный режим, работал, написал несколько книг и сделал около 100 переводов. В 1551 году его перевли на покой в Троице-Сергиев монастырь. В начале 1553 на богомолье в монастырь прибыл Иван IV Васильевич. Он посетил Максима Грека, долго беседовал с ним наедине. Старец в конце разговора напомнил монарху о помощи вдовам и сиротам погибших под Казанью воинов. Царь выслушал ученого монаха, но, видимо, забыл о его словах.

Весной 1553 года Иван IV вместе с царицей Анастасией и сыном Дмитрием отправился в далекое путешествие в монастырь святого Кирилла Белозерского. Бояре были против этой поездки, опасной для здоровья еще совсем слабого царя, пережившего тяжелую болезнь, и для крошки-сына. Да и обстановка в стране оставалась напряженной: борьба в Казанской земле не угасла. Иван IV не слушал веские аргументы бояр. Несколько месяцев назад, больной, он дал обет в случае выздоровления поехать в монастырь, помолиться святым мощам. Остановить его никто не смог. Царь будто бы искал чего-то, очень важного. Он действительно искал … и поддержки, и совета, и того слова, которого он ждал от мудрых людей.

В обители Святого Сергия он вновь посетил Максима Грека, и вновь долго с ним беседовал. Знаменитый старец отговаривал самодержца от утомительного путешествия, видимо, догадываясь, что “ищет он в стране далекой” и, зная наверняка, что царь обязательно найдет то, ради чего он бросил дела и покинул Москву. Быть может, в отчаянии Максим Грек, уже после беседы, попросил Адашева и Курбского передать царю, что долгий и утомительный путь отнимет у него сына, но даже это грозное слово не остановило Ивана IV, мечущегося в поисках чего-то важного. Пророчество сбылось, Дмитрий умер в июне, путешествие продолжалось. Во всех монастырях царь вел сокровенные беседы со старцами. Чему они учили его?

В Дмитрове, в Песношском Николаевском монастыре, царь посетил бывшего коломенского епископа Вассиана. Во времена правления Василия III он пользовался огромным авторитетом у великого князя, имел большое влияние, большую власть. Боярам такой человек понравиться не мог. Они лишили его сана и сослали в монастырь. Не только влияние и политический вес Вассиана пугал бояр, но его образ мышления. Находясь в «системе ценностей» Страны Рюриковичей, бояре не могли признать и не признавали самодержавие. Вассиан же стоял именно на этой системе государственной власти, понимая, что время удельщины прошло, что прошло время Ивана III с его национальным государством, в некоторой степени схожим с западными королевствами, что Восточно-Европейское русское государство устремилось на быстрых скоростях к империи.

Царь спросил у старца, как править страной? Бывший коломенский епископ сказал ему: «Если хочешь быть истинным самодержцем, то не имей советников мудрее себя; держись правила, что ты должен учить, а не учиться - повелевать, а не слушаться. Тогда будешь тверд на царстве и грозою вельмож. Советник мудрейши государя неминуемо овладеет им».

Максим Грек жил в иной системе ценностей. Он, видимо, догадывался, что в самом недалеком будущем царь начнет проводить политику централизации власти, ужесточения власти, концентрации власти в одних руках. Он не знал, что для этого, царю придется проводить опричнину, но он знал, что подобные стратегические акции без крови не проводились ни в одном государстве. И может быть поэтому, Максим Грек напоминал царю о вдовах и сиротах «казанской войны», как бы предупреждая его о том, что крови во внутренней войне будет больше, и виновник этой крови будет жестоко наказан судьбой и историей.

Все же опала Максима Грека была отменена. Ученый монах участвовал в Москве в соборе, созванном для обличения ереси М. Башкина и В. Косого. Но силы Максима Грека угасали. В 1556 году он умер. Вскоре началась опричнина. Потом царь отменил ее. Но крови пролито было много. И был ослаблен государственный иммунитет. Это явилось одной из причин Смутного времени и, главное, его последствий для Русского государства и для Московской земли особенно.

Не прислушавшись к мудрым словам Максима Грека, царь потерял сына. Не проникнув в суть его добролюбия, человеколюбия, устроив на родной земле опричный шабаш, царь не только извел почти под корень род Рюриковичей, но и подкосил под корень свой собственный род: после царствования его слабоумного сына Федора, на Руси произошла смена династии и началась Смута.



Мстиславец Петр Тимофеевич – русский типограф XVI века. Соратник Ивана Федорова. С конца 70-х годов XVI века работал в Вильнюсе.

Мстиславский Иван Федорович (? – 1586 год) – князь, боярин, воевода, противник Бориса Годунова. С 1585 года в опале.

Нагие – дворянский род, происходивший от Ольгерда Преги, который приехал на Русь в 1294 году якобы из Дании. Он поступил на службу к князю тверскому Михаилу Ярославичу, принял православие, получил имя Дмитрия, женился на одной из сестер Михаила Ярославича - Ярославе. Возвышение Нагих в Московском государстве начинается в начале XVI века. После замужества Евдокии Александровны Нагой на Владимире Андреевиче, старицком князе, который был двоюродным братом Ивана IV, положение их еще более окрепло. Затем Иван Грозный женился на Марии Федоровне Нагой, и ее родственники стали сразу занимать важнейшие должности в государстве. Но после смерти царя почти все Нагие вместе с царицей и царевичем Дмитрием Ивановичем отправились в Углич в ссылку. Когда погиб царевич Дмитрий с Нагими поступили очень сурово: кто-то из них оказался в ссылке, кого-то постригли в монахи, кто-то был выслан в свои поместья..

Растопчины – русский дворянский род, происходивший от крымского вельможи, крестившегося и получившего имя Федор. Его сын Борис, по прозвищу Растопча, приехал на службу к Василию III Ивановичу в начале XVI века. Растопчины служили головами и воеводами.

Рахманиновы – дворянский род, происходивший от молдавских господарей Драгошей. Один из них, Иван, сын господаря Стефана IV, по прозвищу Вечин, был братом Елены, выданной замуж за московского князя Ивана Ивановича Молодого. Он приехал в Москву и получил прозвище Сусед. Один из его сыновей, Василий, имел прозвище Рахманин. В 1550 году трое Рахманиновых были включены в число лучших дворян и бояр и записаны в Тысячную книгу. Естественно, они получили под Москвой земли и стали их обживать.

Рахманиновы – дворянский род, выехавший в начале XVI века из Польши в Москву к Василию II Ивановичу. Служили головами, наместниками, стряпчими.

Сенявины – дворянский род, происходивший от шляхтича Алехна Сенявы, приехавшего из Польши в Россию в начале XVI века.

Сильвестр – русский политический деятель и писатель. Жил в XVI веке. Был священником в Новгороде, затем с 1540-х годов – в Благовещенском соборе Московского Кремля. В 1547 году произнес обличительную речь в адрес молодого царя Ивана IV Васильевича, после чего приобрел большое влияние и на царя и на бояр, стал одним из руководителей правительства Избранной рады. В 1560 году удален из двора, постригся в монахи до конца жизни пребывал в северных монастырях. Умер приблизительно в 1566 году. Сильвестр является автором новой редакции Домостроя.

Скопин-Шуйский Михаил Васильевич (1586 – 1610 годы) – князь, боярин, русский полководец. В 1610 году во главе русско-шведского войска освободил Москву от осаду «Тушинского воора». Имел огромный авторитет в войске, в русском народе.

Скуратов-Бельский, Малюта (Григорий Лукьянович) – государственный, военный и политический деятель Русского государства. Жил в XVI веке. Стал одним из руководителей опричнины в 1569 – 1572 годах. Погиб в 1573 году при взятии ливонской крепости Вейсенштейн (Пайды). Его имя олицетворяется со всеми казнями и жестокостями времени опричнины.

Строгановы (Строгоновы) - крупнейшие русские купцы и промышленники XVI – XX веков, выходцы из поморских крестьян. Основателем династии купцов и промышленников стал Аникей Федорович Строганов, живший в 1497 – 1570 годах.

Суворовы – дворянский род, происходивший от человека, приехавшего на Русь из Швеции в начале XVI века. Его потомок Юда имел прозвище Сувор.

Сукин Борис Иванович (XVI век) – московский дьяк, воевода и печатник. Благодаря должности печатника заседал в Думе. Его поместья находились в Московском и Коломенском уездах. Он владел монастырской вотчиной, селом Никитское, которую он обязался отдать в Троице-Сергиев монастырь на поминовение.

Сумороковы – дворянский род, происходивший от Левиса, при ехавшего из Швеции на службу к великому князю московскому Василию I Дмитриевичу. Крестился, получил имя Иуды. Высоких должностей до XVI века представители рода не занимали.

Тит (XVI век) – книгописец, монах. Написал «Пятидесятницы» («Сборник поучений наиболее Иоанна Златоуста от Пасхи до недели Всех Святых»). Принял монашество в Комельском монастыре св. Николая Угодника. В 1540 году он уже находился в Троице_Сергиевом монастыре.

Топорков Вассиан ( XVI ) – епископ коломенский с 1525 года. Последователь учения Иосифа Волоцкого, которому приходился племянником. Вместе с митрополитом Даниилом выступал против Вассиана Патрикеева, Максима Грека и других нестяжателей. В 1542 году оставил кафедру и стал игуменом Песношского монастыря в Дмитровском уезде. Некоторые историки считают, что Вассиан Топорков жил еще и во времена опричнины.

Федор Иванович (1557-1598) – последний русский царь из династии Рюриковичей. Сын Ивана IV Грозного. Царем стал в 1584 года. Неспособный к государственной и политической деятельности он отдал управление Русским государством в руки Борису Годунова, своего шурина.

Федоров, Иван Федорович (ок.1510-1583) - основоположник книгопечатания в России и на Украине. В 1564 году вместе с П. Мстиславцем выпустил первую русскую датированную печатную книгу «Апостол». Позже работал в Белоруссии и на Украине. Известен, в том числе, и как пушечный мастер. Он, например, изобрел многоствольную мортиру.

Чохов, Андрей – знаменитый русский литейщик. Родился в середине XVI века. Работал в Пушечном приказе в Москве. Отливал пушки, пищали, мортиры и колокола. Первые его работы относятся к 1568 году, последние – к 1629 году. Наиболее выдающимися произведения литейного искусства Чохова являются «Царь-пушка», созданная в 1586 году, и стоствольная пушка, отлитая в 1588 году. Умер Чохов приблизительно в 1630 году.

Шуйские – князья и бояре XV – XVII веков. Играли заметную роль в политической жизни Русского государства. Известны Скопины-Шуйские, Глазатые-Шуйские, Барбашины-Шуйские, Горбатые-Шуйские. Один из представителей Шуйский – Василий – был русский царем в сложнейший период истории с 1606 по 1610 годы.
Приложение 5.

Иностранцы

Герберштейн Зигмунд фон (1486 – 1566 годы) – немецкий дипломат, посетивший Русское государство в 1517 и 1526 годы. Написал «Записки о московитских делах».

Жолкевский (Жулкевский) Станислав (1547 или 1550 – 1620 годы) – великий коронный гетман, канцлер польский с 1618 года. Участвовал в войнах Польши против Русского государства, Швеции и Османской империи. Погиб в бою с турками у Цецоры.

Замойский Ян (1542 – 1605 годы) – польский коронный канцлер с 1578 года, великий гетман с 1581 года. Был советником Стефана Батория, организатором походов против Русского государства.

Сапега Лев Иванович (1557 – 1633 годы) – королевский секретарь, литовский канцлер, виленский воевода и великий гетман литовский.

Менгли-Гирей – крымский хан. Жил в XV – XVI веках. Ханом стал в 1468 году. Являлся союзником Русского государства в борьбе с ханом Большой Орды Ахматом. Перенес столицу ханства из Солхата (Старый Крым) в Бахчисарай. Окончательно отделился от Золотой Орды. В 1502 году разгромил Большую Орду. В последние годы жизни сыновья Менгли-Гирея осуществили несколько грабительских походов на русские земли. Умер он в 1515 году. После чего отношения Крымского ханства с Русским государством испортились.

Магнус (1540 – 1583годы) – датский принц. Участвовал в Ливонской войне , в 1570 году в Москве был провозглашен королем Ливонии под верховной властью русского самодержца. В 1578 году перешел на сторону Стефана Батория.
Приложение 6.

Города, монастыри, знаменитые села, основанные в этот период

Балабаново – город в Боровском районе Калужской области в 90 километрах к юго-западу от Москвы, на реке Протве. Впервые упоминается в письменных источниках в начале XVII века. В долине реки Истья в начале XVIII века был построен железоделательный завод, где в 1722 году Петр I отковал железную полосу.

Вяземский Иоанно-Предтеченский монастырь – основан преподобным Герасимом Болдинским в 1534 году городе Вязьма Смоленской области.

Давидово-Вознеская пустынь – основана монахом Давидом Серпуховским приблизительно в 1515 году в современном поселке Новый быт Чеховского района.

Давидово-Вознеская пустынь. Мужской монастырь – основана преподобным Давидом на берегу реки Лопасни на территории современного Чеховского района Московской области в 1515 году

Донской ставропигиальный мужской монастырь - основан в Москве царем Федором Ивановичем после нашествия крымского хана Казы-Гирея в 1591 году.

Каталог: download
download -> Объект исследования
download -> Выпускных квалификационных работ
download -> Выпускных квалификационных работ
download -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, изучающих курс «Концепции современного естествознания»
download -> Пояснительная записка 4 1 Цели и задачи реализации основной образовательной программы основного общего образования 4
download -> Проект концепция образования детей с ограниченными возможностями здоровья
download -> Программа формирования универсальных учебных действий у обучающихся на ступени начального общего образования
download -> Старший воспитатель


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница