Маршрут Пожарского (Один из предполагаемых маршрутов)



страница5/9
Дата27.04.2016
Размер1.43 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
9. Первое земское ополчение

В конце 1610 года рязанский воевода П. П. Ляпунов собрал для борьбы против польских интервентов первое земское ополчение, в которое вошли простые люди, незнатные воеводы и дворяне. Вскоре к нему присоединились жители Тулы, Калуги, нижнего Новгорода, Среднего Поволжья и русского Севера. Об этом узнали в Москве: и поляки и московские патриоты. Они стали готовиться к предстоящим схваткам.

Боярин Салтыков предложил полякам искусственно возбудить в городе волнения и расправиться с противником. Поляки на это не пошли. Они предоставили возможность патриарху совершить в вербное воскресение 17 марта 1611 года традиционное шествие в Кремль.

Мирно шли по родному Кремлю за патриархом люди. Напряженными взглядами провожали их интервенты. Салтыков нашептывал польским воеводам: « Ныне были случай, и вы не били, так они вас во вторник будут бить». Он оказался прав.

Во вторник поляки, готовясь к встрече ополченцев, стали вытаскивать из Китай-города пушки, привлекая к этой работе москвичей. Непосильная то была работа для русских! В любую секунды нервы у них могли не выдержать.

Извозчики по незначительному поводу вступили в пререкания с поляками, и тут же, будто огонь поднесли к пороховой бочке, разразилась схватка. Бой разгорелся мгновенно. Восстание распространилось по всему городу. Посадские люди, холопы, крестьяне, ратники, дворяне, некоторые бояре взялись за оружие.

В эти дни в Москве оказался князь Дмитрий Михайлович Пожарский.

Он родился 1 ноября 1578 года в семье Михаила Федоровича Глухого-Пожарского и Евфросиньи Федоровой Беклемишевой. Дед Дмитрия, Федор Михайлович Третьяков-Пожарский, имел небольшой чин. Отец – всю жизнь провел в вотчинах удельного Стародубского княжества, а также в деревне Лужной на реке Угре, в деревенской пятине Новгородского уезда и в деревне Медведково, что на Яузе в пятнадцати километрах от Боровицкого холма (ныне микрорайон Медведково).

В 1578 году после кончины отца мать будущего героя переехала в Москву, где пристроила детей на службу. В 1598 году Дмитрий Пожарский был назначен стряпчим, через четыре года – стольником. Служил он стольником и при Лжедмитрии I , и при Василии Шуйском. В 1608 году во главе небольшого отряда воевода Пожарский совершил первый воинский подвиг. Банда Лисовского пыталась захватить Коломну, перекрыть последнюю дорогу, по которой в Москву поступали продукты. Отряд Пожарского скрытно подошел к городу. От разведчиков воевода узнал расположение противника и в предрассветной тишине неожиданно атаковал и разгромил врага. Весной 1609 года князь одержал победу над атаманом Салоковым. После этого Василий Шуйский направил его воеводой в Зарайск.

Сюда вскоре прибыл человек от Ляпунова и предложил князю выступить против Шуйского. Зарайский воевода отказался от войны против царя. Вскоре к Пожарскому прибыли посадские люди, затем его дальние родственники с требованиями признать Тушинского вора. Воевода опять отказался. Но как только в Москву вступили поляки, он перешел на сторону рязанского ополчения и поехал в столицу, чтобы вывезти оттуда семью. Он был надежным человеком. И для государства, и для семьи, и для друзей – настоящих патриотов Русской земли.

Оказавшись в центре событий, князь собрал людей у церкви Введения Богородицы, что на Лубянке, возвел здесь острожок (баррикаду), послал бойцов на Пушечный двор. Он работал спокойно, без суеты. Поляки не знали, что происходит на Лубянке, и готовились к решительной атаке на патриотов. Но вдруг из-за острожка раздался залп нескольких орудий. Иноземцы сильно удивились. Но пушки Пожарского били по ним, «втоптали неприятеля в Китай-город». Князь организовал людей, они готовы были наброситься на врага, но вдруг из-за Китай-города рванулся на них огонь. Поляки с отчаяния подожгли дома, подоспевший ветер бросил снопы пламени на москвичей . Атаку пришлось отложить. А тут и ночь пожаловала.

За ночь интервенты хорошо подготовились к сражению, выделили 2 тысячи человек, и те перед рассветом разбежались по московским улочкам с факелами в руках. И загорелась Москва, в который уж раз загорелась Москва! Деревянная, по лету чистая и сухая, она горела быстро, и лишь Кремль не горел каменный. В Кремле поляки сидели, своего часа дожидались.

Князя Пожарского ранило. Он упал на землю и, теряя сознание, крикнул: «Хоть бы мне умереть, только бы не видеть того, что довелось увидеть!» Патриоты подхватили его, отнесли к повозке и отправили с верными людьми в Троице-Сергиев монастырь. Там его подлечили, и отправился он в свою вотчину поправлять здоровье.


10. Осада Смоленска

Через несколько месяцев по Русской земле пронеслась печальная весть: после двадцатимесячной осады пал Смоленск. Двадцать месяцев осады! К 2 июня 1611 года в городе осталось 200 человек, способных держать в руках оружие. Каждый из них оборонял более 20 метров крепостной стены. Интервенты даже в этой ситуации не предложили защитникам капитуляцию, зная, что смоляне в плен не сдаются, что биться они будут до последнего воина. Но знали они и другое. Один житель Смоленска выдал им слабое место в системе обороны города. Туда один из рыцарей Мальтийского ордена, не раз участвовавших в войне на стороне Речи Посполитой, подложил порох.

В полночь поляки подошли к городу. Грянул мощный взрыв, в стене образовался большой проем. Туда кинулись поляки и рыцари. Под натиском превосходящих сил врага защитники медленно отходили к огромной горе, на которой возвышался красивый православный храм. Под собором, в глухих подвалах, лежало много пороха.

Двадцать месяцев русская крепость держала у своих врагов большую армию неприятеля. Двадцать месяцев русские люди имели возможность организовать сопротивление интервентам. Не смогли объединиться в эти месяцы русские люди. Не смогли.

Защитники Смоленска медленно отходили к холму, к храму. Враг преследовал их, буквально по пятам. Защитники сделали свое дело. Теперь остался один шаг, последний шаг, шаг в бессмертие. Над городом раздался страшной силы взрыв. Вместе с последними защитниками погибло много поляков и рыцарей Мальтийского ордена, которому вообще-то на Руси делать было нечего, как, впрочем, и полякам.

Смоленскую крепость построил русский зодчий Федор Савельев (Конь). Возглавлял оборону города воевода Шеин.


11. Как искали деньги на Второе ополчение

Совсем плохи дела были на Русской земле. Казалось, не найдется уже такой силы, которая смогла бы объединить патриотов, усмирить буйный дух бандитствующей на руку полякам голытьбы, выдворить не прошенных гостей вон. Так и думали многие интервенты, не догадываясь о могучей внутренней силе русского народа, о русском духе, просыпающемся.

Не прошло и трех месяцев после падения Смоленская, а в Нижнем Новгороде на должность посадского старосты вступил Кузьма Минин, человек с хваткой купца, с умом государственным, с сердцем настоящего патриота. Случилось это 1 сентября 1611 года.

Кузьма Минин приступил к новым обязанностям и первым делом народ на сходку собрал у собора православного да сказал по простому, безо всякого куража, которым любили щеголять в Думе бояре да князья, теперь разбежавшиеся по своим углам-вотчинам: «Православные люди! Поохотим помочь Московскому государству!»

Люди и Земский собор в Нижнем Новгороде единодушно поддержали Кузьму Минина. И обрадовались они своему единодушию, великое дело сделали, Русь решили спасти! Но прошел день, другой, третий, а Русь почему-то не спасалась. Оказывается, для этого большие деньги нужны, что созвать ополчение, вооружить воинов, накормить их и так далее, и так далее. Людей, готовых драться за спасение Отчизны, в Нижнем Новгороде было много, а вот денег на организацию похода в богатом купеческом городе не нашлось ни алтына. Потому что как раз за день до Земского собора один купец отправил товар на Каспий, другой – заложил деньги в Архангельске, третий – отправил приказчика в Сибирь, и так далее, и так далее: от самого бедного до самого богатого купца. Такое уж оно купеческое дело. Сегодня ни гроша, а завтра будет и алтын, и поболее того.

Так-то оно так, но Родину-то нужно спасть сегодня, а не завтра!

Вновь собрал народ на сходку новый староста, сам купец, бывалый человек. Все он знал о людях, верное слово к ним нашел, сказал: «Православные люди! Не пожалеем животов наших, да не токмо животов – дворы свои продадим, жен, детей заложим, и будем бить челом, чтобы кто-нибудь стал у нас начальником. Дело великое! И какая хвала будет всем от Русской земли, что от такого малого города произойдет такое великое дело. Я знаю, только мы подвинемся, так и многие города к нам пристанут и мы избавимся от иноплеменников».

Понравилась его речь людям. Загалдели все на площади: «Заложим детей и жен, спасем Русской землю!» Кузьма Минин, чтобы люди-то не забыли про свое обещание, тут же приказал выборным силой взять – Постановили же ! – и выставить на продажу в холопы всех жен и детей богатых горожан. И началась кутерьма в нижнем Новгороде. Одни брали силой семьи бгачей, другие мчались домой за деньгами. А кто, если спросить начистоту, откажется иметь в доме работницу с купецким званием?! Купецка дочь да в холопочках – прелесть какая, отрада для души.

Ну уж купцы тоже не лыком шиты, да не каменные у них сердца. Своих родненьких жен да детей они любили и уважали и точно знали, что государство начинается в родном доме, за семейным столом. За такое государство они горой стояли. Факт. Иначе бы нижегородские семьи в те смутные времена распались бы, и что бы делала без них спасенная Русь, трудно сказать.

Нижегородские купцы полезли в свои тайники, набили кошельки, пришли на торги и выкупили своих родненьких жен да детей. Затем вернулись они в свои хоромы и стали жить-поживать и добра наживать, с гордостью рассказывая детям да внукам, а то и правнукам о своем подвиге во славу Отчизны и на счастье семьи.


12. Верный выбор

Великое дело началось с шутки, в казну ополчения поступили первые средства, но их не хватало. На Земском соборе решили собирать «пятую деньгу» с посада, городских монастырей и их вотчин. Многие горожане вносили добровольные пожертвования. Кузьма Минин вел строгий учет каждой копейке и думал о воеводе ополчения.

Он предложил народу выбрать воеводой ополчения князя Д. М. Пожарского, еще не залечившего раны. Народ мудро согласился. Почему же они выбрали Дмитрия Михайловича? Может быть, он к этому времени прославился славными победами? Победы, конечно, были, но «местного масштаба». Они говорили, что дарование полководце у князя есть, но оно должно развиваться в сражениях и походах. Опыта крупным битв у Пожарского не было. Почему же выбрали именно его? Потому что ни он сам, ни его ближайшие предки не скомпрометировали себя в бурных событиях XVI века.

Нижегородцы собирали ополчение на святое дело. В таких делах нужны люди святые, чистые. Это не профессиональное войско, не княжеская дружина, не банда разбойников. Это народное ополчение. В него принимали дворян, детей боярских, стрельцов, пушкарей, посадских людей, крестьян. Не отказывались от услуг партизан, отдельных казаков. Но когда к воеводе явились наемники, им строго сказали: «Наемные люди из других государств нам не надобны». Мнение князя поддержали все ополченцы, хотя было ясно, что, отвергнутые наемники могут перейти на сторону врага. Но Минина и Пожарского это не пугало. Пусть идут к полякам и наемники, и крупные банды казачков. На святое дело надо идти с чистой совестью, с чистыми людьми, не запачканными кровью сограждан.


13. Второе ополчение. Битва за Москву

Атаман казаков Заруцкий, прознав о планах Минина и Пожарского, пытался захватить Ярославль, перекресток торговых дорог. Князь опередил его, захватил город, где вскоре был сформирован Совет всей земли Русской, фактически исполнявший функции русского правительства. Сюда прибыли английские послы с предложением о помощи. Пожарский отказался. Со шведами, взявшими Новгород и Тихвин, он вел хитроумные переговоры, тянул время, путал шведских дипломатов. А тем временем русские люди укрепили города-крепости, мимо которых мог пройти путь шведов на Москву от Новгорода и Тихвина.

Летом среди казаков наметился раскол. Многие из них решили поддержать земское ополчение. Отряд Заруцкого отошел от Москвы.

26 июля Пожарский двинул войско Второго ополчения ускоренным маршем из Ярославля в Москву. Туда же устремились части гетмана Ходкевича. Нужно было опередить этот отряд польского подкрепления. Под Москвой стоял отряд казаков Д. Трубецкого, люд не надежный. То они поддерживали лжецарей, атаманов, то решили сражаться в ополчении. Кто знает, что они решат завтра, когда увидят войско гетмана Ходкевича?

Ополченцы спешили к Москве. Нужно было успеть. Жаркий август мешал людям идти. Но земское ополчение шло быстро и на полтора дня опередило противника. 20 августа патриоты (к ним теперь присоединились чуваши, татары из Касимова, представители других народов многонациональной державы) вошли в столицу, окружили Кремль, стали укреплять лагерь за Яузой. На противоположном берегу стояли казаки Заруцкого.

Гетман прямо с походного марша послал людей в бой, уверен был в победе. У него были прекрасные специалисты военного дела, одни венгры да запорожские казачки чего стоили. Именно эти части атаковали лагерь Пожарского, потеснили ополченцев, а с тыла по патриотам ударили из Кремля поляки. Битвой была жаркой. Князь Трубецкой, получивший перед боем пятьсот всадников от Пожарского, не спешил вступать в схватку, будто ждал чего-то. Но люди Трубецкого самовольно, без приказа, контратаковали врага. Их поддержали казаки. Удар решил исход дела в первом бою с интервентами в пользу ополченцев.

Через день гетман Ходкевич атаковал и казаков Трубецкого, и ополченцев Пожарского, который перед боем получил записку от одного польского пана: «Лучше ты, Пожарский, отпусти к сохам людей своих». Воевода прочитал записку и сказал: «Обязательно отпущу, но сначала вас всех отправлю по домам. Либо в русские могилы».

Интервентов в городе было около пятнадцати тысяч. У русских – около десяти тысяч. Значительный перевес, особенно если учесть профессиональную выучку иноземцев и наспех обученных русских новобранцев. Кроме того, изменник Орлов в ночь на 23 августа провел отряд гайдуков к церкви Георгия на Яндове. Это позволило чужеземцам закрепиться в важном районе, откуда они могли нанести по противнику неожиданный удар. Крупные силы интервенты сосредоточили в Донском монастыре. Ополченцы перегруппировались, дабы не быть застигнутыми врасплох.

Утром 24 августа Ходкевич бросил в бой главные силы, личную дружину, конных венгров, украинских казаков, запорожцев. Они отбросили русских к Земляному валу. Здесь битва продолжалась более пяти часов. Русские защищались храбро, но интервенты наседали. Пожарский сражался на волу, успевая руководить ходом сражения. Ополченцы и казаки Трубецкого сделали все, что могли, но вынуждены были отступить от Земляного вала.

Враг ворвался в Замоскворечье, продолжая наступление. Пехотинцы – венгры и запорожцы – подошли к Клементовскому острожку, к ним пришло подкрепление из Кремля и Китай-города. Поляки смяли русских, порубили всех до единого, заняли острожек.

Ходкевич, уверенный в победе, ввел в Замоскворечье огромный обоз, которые так ждали осажденные в Кремле поляки. Победа интервентов была близка. Но вдруг казаки Трубецкого, получив подкрепление, нанесли неожиданный контрудар по Клементовскому острожку. Противник потерял 700 человек убитыми, замешкался. Пожарский отправил Авраама Палицына к казакам, которые, обвинив ополченцев в отступлении, начали рассыпаться в разные стороны. Их нужно было уговорить продолжить бой. Палицын это сделал. Пожарский придерживал пехоту, затевал вместе с Минин всеобщее наступление. Минин собрал несколько сотен конников. Прозвучал сигнал. Русские пошли в наступление.

Она была неожиданная и стремительна. Войско Ходкевича подалось назад. Но тут ударила по врагу русская конница, и поляки со своими приспешниками в панике бежали к Донскому монастырю. Потери у них были очень большие. На следующий день они сбежали из Москвы в сторону Можайска и Вязьмы.

Ополченцы окружили Китай-город, где окопались оккупанты, через два месяца вытеснили их в Кремль. 27 октября (по старому стилю) поляки сдали Кремль.
14. Еще одно дело Пожарского

Русские люди радовались, мечтали о созыве Земского собора для избрания нового царя, но вдруг Пожарскому сообщили, что Сигизмунд III с крупным войском идет на Москву. Будто знал польский король, что воевода распустил значительную часть ополчения!

Оставалась у Пожарского одна надежда на казаков. Приехал он к атаман, долго говорил с ними, обещал им поместья, всем казакам жалованье и участки для строительства домов в Москве. Атаманы вышли на круг, сказали казакам все, как есть, и те поверили надежному человеку князю Пожарскому, решили единогласно: «Надо разгромить поляков!»

И казаки сделали это, спасли Москву от больших бед, они выпроводили чужеземцев с Русской земли.


15. Михаил Романов

В января 1613 года в Москву съехались со всей земли русской – с пятидесяти городов – выборные люди по делу важному: царя избирать. Долго спорили они, судили-рядили, предлагали в качестве кандидатов В.И.Шуйского (еще не знали в Москве, что умер бывший царь Василий Иванович в польской неволе от тоски смертной, от обиды на бояр) и Воротынского, и Трубецкого, и Михаила Федоровича Романова, сына Филарета. Некоторые современники тех событий утверждают, что в выборной компании активное участие принимал и Дмитрий Пожарский, освободитель Москвы, якобы потративший на подкупы 20 тысяч рублей, сумма по тем временам громадная! Да, герой Второго ополчения пользовался заслуженным авторитетом у жителей столицы. но не у бояр, опасавшихся этого прямого человека, еще не раскрывшего все свои возможности. С опаской к нему относились и другие избиратели. Герой есть герой! Став царем, Дмитрий Пожарский вряд ли был бы послушным исполнителем воли бояр, Боярской Думы, а именно о таком способе правления (об ограниченной монархии) мечтали уже не первое десятилетие не только те, кто был членом Боярской Думы со времен Ивана IV Грозного, но и многие добромыслящие граждане Русского государства, насмотревшиеся на ужасы таких монархов-диктаторов, которыми были оба Ивана Грозных...

Дмитрий Пожарский из обедневшего княжеского рода вызывал и зависть у многих князей и бояр. Шансов воссесть на русский престол у него не было совсем‚ и понимали это многие‚ и сам он‚ человек практического ума‚ вряд ли питал надежды на чудо.

Не устраивали большинство избирателей другие кандидаты‚ в основном‚ по той же самой причине: любой из предлагаемых на царство мог со временем резко усилиться и править‚ опираясь лишь на свой клан‚ а не на «землю»‚ не на Земский собор.

«Выберем Мишу Романова‚ он молод и нам будет поваден»‚ – писал в те дни Ф.И.Шереметев В.В.Голицыну‚ и это мнение вскоре стали разделять‚ практически‚ все.

Миша Романов‚ шестнадцатилетний сын Филарета‚ был не только молод‚ но и спокоен‚ не властолюбив‚ податлив на добрые советы‚ почти не упрям‚ в меру меланхоличен.

Согласно легендам‚ первыми предложили кандидатуру Михаила Федоровича не высокопоставленные бояре‚ а мелкие люди: неизвестный дворянин из Галича‚ какой-то казак с Дона‚ представители городов‚ пришедшие к Авраамию Палицыну со смиренной просьбой передать их мнение Земскому собору. В этих легендах‚ передаваемых разными историками и современниками важных событий есть некая логика‚ свойственная простолюдинам: юноша Миша‚ по всем сведениям и слухам‚ человек не злобный‚ не буйный‚ наверняка так и править будет страной. А Земские соборы помогут ему управлять государством. Кажется‚ вполне логичная «народная» думка. Надо учесть и тот факт‚ что «представители народа»‚ «мелких людей»‚ очень легко можно было подкупить‚ всучив в их натруженные руки письма к Земскому собору. Нужно ли об этом помнить в разговоре на данную тему? Может быть‚ и не нужно. Но ведь кому-то было нужно чернить имя Дмитрия Пожарского! Кто-то до сих называет его‚ повторяя Н.И.Костомарова‚ человеком бесталанным‚ серым‚ случайно оказавшимся во главе Второго ополчения! Случайного в жизни любого, даже гения, не так уж мало. Но во времена‚ подобные Русской Смуте‚ случайные люди‚ взлетая иной раз на самые высокие места‚ тут же опускаются вниз. Случайная личность не смогла бы довести дело Второго ополчения до логического финала‚ хотя‚ справедливости ради‚ нужно согласиться и с теми людьми‚ которые‚ отдавая дань Дмитрию Пожарскому – освободителю Москвы‚ признавая его военный и организаторский талант‚ весьма скептически относятся к его таланту и возможностям «царским»: у каждого человека существует свое «гениальное дело»‚ где он только и может проявить до конца свои возможности.

В начале февраля кандидатура «Миши Романова» пришлась по душе многим выбранным людям. Земский собор принял решение отправить послов в города‚ чтобы‚ как говорится‚ из первых уст узнать мнение русского народа. В это же время из городов в Москву стали прибывать вести о полной поддержке Михаила Федоровича и даже о том‚ что некоторые северские города уже присягают ему!

21 февраля на торжественном заседании Земского собора в Успенском храме Михаила Федоровича Романова единогласно избрали на московский престол. В тот же час Земский собор присягнул новому царю.

В Кострому отправилась делегация во главе с архиепископом Рязанским и Муромским Феодоритом‚ Авраамием Палицыным и Шереметевым. 14 марта к Ипатьевскому монастырю вышла из города торжественная процессия: послы Земского собора‚ «сопровождаемые крестным ходом». Мать Михаила‚ инокиня Марфа‚ узнав о цели визита‚ наотрез отказалась от предложения Земского собора стать ее сыну русским царем. Она‚ как и многие опытные царедворцы‚ была неплохой актрисой. Люди московские‚ говорила она сердито‚ «измалодушествовались»‚ думают только о себе‚ и править ими шестнадцатилетнему дитяти невозможно.

Обыкновенная игра. Никому уже не интересно было знать‚ о чем мечтает и что хочет «Миша Романов»‚ его выбрали в цари‚ и его дело – быть «повадным». Но поиграть‚ конечно‚ можно. Для истории. Для потомков.

Наконец спектакль был окончен‚ и новый царь вместе с матушкой отбыл к «измалодушествовавшему» люду. Династия Романовых воцарилась на Русском престоле.

По пути в Москву юный царь видел‚ в каком состоянии находится его страна. «Все дороги были разрушены‚ многие города и селения сожжены. Внутренние области сильно обезлюдели. Поселяне еще в прошлом году не могли убрать хлеба и умирали от голода. Повсюду господствовала крайняя нищета» (Ист. 22‚ стр.6).

А в Москве – одни малодушные. Мало чувства и законности. Чиновники грабят всех‚ кого можно‚ естественно‚ больше всех достается от них самым бедным‚ бессловесным. Удивительно! Как этим «измалодушествовавшим» москвичам и жителям других городов пришла в голову такая странная мысль: избрать на русский престол Михаила Федоровича Романова?! Почему голодная‚ опустошенная страна сделала такой выбор? Потому что верили люди русские‚ что именно такой застенчивый‚ где-то даже робкий юноша (и только он!) вытянет их из разрухи‚ не обидит‚ не опозорит‚ не нахамит‚ не даст в обиду‚ опираясь в своем правлении на Земский Собор.

Нищего очень легко обидеть. Страна была нищей. Обижать ее в те годы было никак нельзя.

Заключение

Земским собором 1613 года завершился сложный и драматичный период в истории Русского государства. С 1510 по 1613 годы обитатели Страны Московии укрепили на всех уровнях национальное централизованное государство, начали создавать державу имперского типа, в целом удачно противостояли соперникам на всех границах, осваивали Западную Сибирь, налаживали дипломатические отношения с разными странами, развивали промышленность, хотя и не такими быстрыми темпами, как того хотелось бы. Важно отметить, что политика Москвы на землях бывших Казанского и Астраханского ханств и Сибири была сдержанной и конструктивной, хотя, конечно, она не всех удовлетворяла. Но вот пример, как говорится, из жизни. Во времена Смуты ни одна из национальных окраин Страны Московии не подняла сколько-нибудь крупное антирусское восстание, а чуваши до сих пор с гордостью говорят о том, что их предки по собственному желанию снарядили и отправили в Москву большой отряд в помощь Второму ополчению. Эта гордость красивых людей вполне понятна, И. как в народе русском говорят, низкий поклон предкам гордых чувашей!

Можно ли назвать эти 103 года русской истории в целом удачными и поставить удовлетворительную оценки тем, кто ее творил на разных социальных уровнях, вспомнив опричнину, несчастных Рюриковичей и беды Смутного времени? Чтобы точнее ответить на этот вопрос, нужно обратиться за помощью к мировой истории и вспомнить уже упоминавшийся нами Древний Рим в период с 146 года до н.э. до первые годы н.э, во время которого древнее государство прошло тот же самый путь, который преодолела Страна Московия в 1552 – 1700 годы, то есть из сильного национального государства превратилось в державу имперского типа. За это время в Риме было столько трагических событий! Борьба за власть, междоусобица, гражданские войны, восстания рабов, внешние войны сгубили много великих римлян … и таких аналогий в мировой истории немало. Они говорят о многом. Они учат. Они призывают мудрых людей взвешенно относиться не только к оценкам тех или иных событий и героев истории, но и к самим событиям, в эпицентры которых судьба бросает нас, и к людям, которые нас окружают.


Каталог: download
download -> Объект исследования
download -> Выпускных квалификационных работ
download -> Выпускных квалификационных работ
download -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, изучающих курс «Концепции современного естествознания»
download -> Пояснительная записка 4 1 Цели и задачи реализации основной образовательной программы основного общего образования 4
download -> Проект концепция образования детей с ограниченными возможностями здоровья
download -> Программа формирования универсальных учебных действий у обучающихся на ступени начального общего образования
download -> Старший воспитатель


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница