Марк Воронов


Клинический пример : Пациентка А. 53 лет, тяжелая форма инфектарт-



страница7/15
Дата11.02.2016
Размер3,3 Mb.
ТипРуководство
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15

Клинический пример : Пациентка А. 53 лет, тяжелая форма инфектарт-

рита с резко выраженной деформацией суставов, преимущественно кистей рук, больше

правой. С детства подавала большие надежды, одна из многодетной крестьянской семьи

получила высшее образование. Вышла рано замуж, родила двоих детей и вынуждена была

жить в родительской семье мужа, где всем руководила его деспотичная мать. Пациентка

никогда не работала по специальности (она – педагог), жизнь посвятила по настоянию му-

жа и свекрови воспитанию детей (кстати, оба ребенка стали врачами) и домашнему хозяй-

ству (в хозяйстве было много домашних животных и пасека). Первые признаки заболева-

ния появились сразу же после рождения первого ребенка, после рождения второго – было

резкое обострение с полным обездвиживанием. Из этого состояния больная вышла, с её

слов, в результате совместного воздействия терапевта и специалиста по неврозам. Окру-

жающие характеризуют пациентку как необычайно добрую и отзывчивую женщину, ти-

хую и глубоко религиозную. Работа с ней строилась, исходя из её религиозности. Рацио-

нальная часть работы заключалась в объяснении дисгармоничности её состояния, при ко-

тором имеется резкий перекос в сторону вежливости. Она была обучена техникам «сбалан-

сированной критики» и «обращению от первого лица» для общения со свекровью и мужем.

Трансовая работа заключалась в том, что ей были «встроены» внушения о необходимости

любви к себе (основываясь на второй Христовой заповеди : «Возлюби ближнего, яко само-

го себя !») и умении прощать («Нагорная проповедь»). Пациентка стала принимать актив-

ное участи в жизни религиозной общины, посещая её собрания и навещая престарелых и

больных. В семье ей пришлось преодолеть значительное сопротивление свекрови и мужа,

в чем большую поддержку ей оказали дети. В результате проведенного лечения подвиж-

ность суставов правой руки увеличилась, а левой – восстановилась полностью.


Пациентка Г.,35 лет,инженер-кораблестроитель,не работает - инвалид 2-й группы,разведена,проживает с матерью, отчимом и восьмилетним сыном. Диагноз:инфекционно-аллергический полиартрит с преимущественным поражением тазобедренных суставов,2-сторонний коксартроз (справа - 2-й,слева - 3-й степени),состояние после операции на левом тазобедренном суставе в 1993 году - межвертельная остеотомия,артропластика,костная пластика головки,2-я операция в 1996 году - аналогичная на левом тазобедреном суставе.

Объективно - высокая, стройная, привлекательной внешности женщина, мышцы нижних конечностей слегка атрофированы.

Подвижность : в правом тазобедренном суставе : сгибание -30 градусов,отведение -10,в левом : сгибание-15 градусов,отведение- 0.

Ходит с большим трудом,опираясь на трость.Психологический статус :больная угнетена,часто плачет,жалуется на чувство безысходнос-

ти.

По окончанию 1-го сеанса с пациенткой был заключен устный контракт,в котором ей не давалось никаких обещаний относительно улучшения ее соматического статуса,а было разъяснено, что, в случае ее активного сотрудничества,качество ее жизни, под которой подразумевалась активная жизненная позиция, хорошее настроение иоптимизм,существенно улучшится.



В связи с тем, что пациентка воспринимала свое тяжелое состояние как наказание за свои проступки (она даже их конкретизировала), ее внутренняя позиция была пассивной – позицией справедливо наказанного ребенка.

С помощью притчи «Азраил - ангел смерти» была предприня-

та попытка расшатать это убеждение, сместив акцент с вины и наказания на предупреждение и испытание. С целью дистантирования терапевта от проблемы пациентки был проведен анализ скрытой выгоды заболевания для нее. Она состояла в желании заставить окружающих (прежде всего, мать) сменить роль обвинителей на роль спасателей.

При анализе базового конфликта (родительского сценария) было установлено, что воспитывала пациентку только мать, женщина с жестким, авторитарным характером, внешние проявления чувств в семье не были приняты. Отношения между родителями в семье были очень напряженными, отец злоупотреблял алкоголем и покончил с собой. В дальнейшем была проведена работа по оценке ситуации актуального конфликта языком поведенческих реакций,а не чувств,которым пациентка описывала все,что с ней происходило. Выяснилось, что особенно подавленной она чувствовала себя при контактах с матерью, когда та вербально, а чаще невербально, давала понять, что зависимость от нее пациентки и ее сына абсо-

лютна. Это подкрепляло убеждение пациентки в её беззащитности и бесперспективности активной позиции. Кроме того,подобное чувство возникало при контактах с мужчинами, которые оказывали ей внима-

ние, но пациентка,страстно желая близости,отказывала им,полагая, что ее физический недостаток (почти полное отсутствие подвижнос-

ти в тазобедренных суставах) не дают ей возможности как давать,

так и получать,и зараннее чувствовала неловкость перед партнё-

ром. Кстати, в этом ее убеждении большую роль играла мать.

С целью усиления ее дефицитных качеств (искренность, прямота, решительность,доверие) была проведена следующая работа:

1.Пациентке было предложено упражнение для усиления качества "искренность" : каждый день говорить все большему числу людей комплименты,причем,со временем,исчерпав круг знакомых,говорить их незнакомым.

2.Пациентка получила навыки определения степени конгруентности при оценке своих взаимоотношений с друзьями и близкими, после чего значительно усилилось качество - "доверие".

3.Было проведено 3 терапевтических сеанса с матерью пациентки, во время которых мать поняла причины своей установки (она выросла втакой же деспотичной обстановке, какую создала в своей семье), поняла, что во многих случаях была и сейчас остается внешним пусковым механизмом для запуска ригидного образца поведения, характеризующегося беспомощностью, беззащитно-

стью и ненужностью, у своей наделенной всяческими талантами дочери. Мать пережила инсайт и резко изменила форму отношений с дочерью, признав в ней личность, способную к самореализации даже при наличии такого тяжелого физического недуга.

При дальнейшей работе были использованы техники НЛП и психосинтеза. Пациентке было предложено в своем прошлом найти эпизод, в котором она ощущала наибольший физический и психологи-

ческий комфорт. Этим эпизодом было пребывание на капитанском мостике корабля во время прохождения мореходной практики. Анализ эпизода показал, что наибольшей значимость для пациентки было ощущение полета - свободы, физически выражавшееся в чувстве уменьшения собственного веса почти до состояния невесомости.

Это ощущение было с помощью техники "якорения" закреплено, метафорически якорю был придан образ птицы с большими крыльями. При дальнейшей работе выяснилось,что для субличности, кото-

рой пациентка была на мостике, самым важным качеством является независимость, понимаемая ею как свобода передвижения (в идеале, по всему миру) и разнообразия контактов,чего она была полностью лишена как вследствие болезни, так и высокой степени зависимости от матери и ее установок. В прошлом это предопределило выбор профессии - в кораблестроительный институт пациентка поступила после того, как ее не приняли в мореходноеучилище. С пациенткой была проведена работа по интеграции субличностей (психосинтез) и уровней личности (НЛП).

В результате проведенной терапии,вследствие изменения убеждений(от "я полностью зависима" до "я зависима только в некоторой степени, поведение пациентки изменилось.Она стала разъездным (по всей Украине) дистрибьютором компании сетевого маркетинга, нормализовала свои отношения с друзьями и близкими. Обьем движений в суставах резко увеличился,трость она забросила, ходит,почти не прихрамывая. Увеличение объема движений в суста-

вах стало возможным вследствие исчезновения гипертонуса прилежащих к суставу мышц, что позволило полностью использовать

остаточную подвижность,а главное,компенсаторно использовать подвижность других суставов. Гипертонус мышц отражал напряжения в ее внутренней сфере и он исчез, когда эти напряжения были ликвидированы. Пациентка успешно решила свои проблемы в личной жизни.


Тиреотоксикоз и реакции стресса.

Общеизвестно, что в состав гормонов щитовидной железы входит йод и на состояние структуры и функции щитовидной железы оказывает влияние содержание йода в пище. Так, в горных местностях, где продукты питания содержат мало йода, широко распространен зоб – разрастание тканей щитовидной железы. Избыточный прием йодистых препаратов (даже минеральных ванн с повышенным содержанием йода) приводит к усилению функции щитовидной железы – тиреотоксикозу.

Казалось бы решение проблемы заболеваний щитовидной железы лежит на поверхности : при повышении ее функции – уменьшать йод в пище, а при повышении – увеличивать. Оказалось, что все не так просто. В указанных горных местностях имеются случаи гипертиреоза (а йода в пище мало), а при увеличении в пище йода гипертиреоз развивается далеко не у всех.

Со времени открытия Гансом Селье феномена стресса все непонятное в механизмах патогенеза относится на его счет. Реальный же стресс, вызывая с помощью адреналина повышение кровотока и усиленную подачу в железу сырья (йода), вызывает только один пик подъема гормонов щитовидной железы, а затем - сырья нет и уровень гормонов падает, а гипофиз с помощью тирео-тропного гормона только продолжает "мучать" железу, вызывая развитие зоба (М.Я.Жолондз).



Стресс (по Селье) - совокупность стереотипных, филогенетически запрограмированных, неспецифических реакций организма, готовящих его к физической активности. Эти реакции могут быть вызваны любым фактором (химическим, физическим, психологическим,социальным),нарушающим целостность организма (или воспринимаемых подсознательно как таковыми).

Реакции осуществляются через симпатоадреналовую и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую системы. У.Кеннон: "При боли, голоде, ярости, страхе (позднее отнесенных к стрессовым состояниям) концентрация адреналина увеличивается".

Селье описал 3 стадии стресса : мобилизации (тревоги), повышение резистентности, истощения (или восстановления).

Гаркави, Квакина, Уколова: в зависимости от силы раздражителя – имеют место три типа адаптационных реакций: 1)тренировки, 2)активации, 3)стресса. Для стрессовых реакций характерно переключение с пластических реакций на энергетические, то есть с парасимпатической реакции на симпатическую.

Я предлагаю реакции стресса и адаптации расположить в порядке чередования реакций преодоления препятствия. Таким образом, первой реакцией будет мобилизация («тревога»), по Селье. Вторая реакция – тренировки, по Гаркави, на этой стадии организм «вспоминает» реакции на подобные ситуации («смирение»), которые успешно и часто (тренировки) применялись в прошлом. Третья реакция – активации, по Гаркави, на этой стадии активируются механизмы адаптации, что возможно только при «капитуляции» гормонов действия (дофаминов) и включения гормонов подавления (глюкокортикоидов). Четвертая стадия – повышение резистентности, по Селье, «концентрация» восстановительных сил. Пятая стадия – восстановление, по Селье, восстановление – «преодоление препятствия», вызвавшего весь описанный цикл приспособительных изменений.

При стрессе несколько увеличивается количество гормона Т4 в крови не за счет усиления производства, а из-за освобождения части, связанной с белками плазмы и предназначенной для "общих" нужд организма (в повышении окисления). При кратковременном воздействии - тироидная система активизируется (поддерживается активность коры надпочечников, глюкокортикоиды которой, подавляя иммунитет, снимают воспаление). При длительном воздействии активность снижается, так как при интенсивном обмене быстро истощаются резервы.

Итак, йод есть, стресс есть, а тиреотоксикоза может не быть. Все симптомы тиреотоксикоза связаны с избыточным потреблением кислорода клетками и тканями. Тироидные гормоны

(при поступлении в клетку Т4, отщепляя йод, превращается в более активный Т3, он в 5 раз активнее, хотя и живет в 5 раз короче - 1 сутки) являются «проводниками» кислорода внутрь клетки, к ее энергорасходующим структурам.

Наличия или отсутствия сырья (йода) и команды на производство гормона в виде стресса недостаточно для того, чтобы нарушить механизмы нормальной жизнедеятельности организма и вызвать болезнь. Значит, должны существовать какие-то компенсационные механизмы, действующие в качестве буфера, то есть уменьшающие или увеличивающие потребление тироидных гормонов одними тканями с тем, чтобы их потребление органами - мишенями оставалось на неизменном уровне. Это органы, на энергообеспечение которых с помощью увеличенного потребления кислорода в наибольшей степени влияют тиреотропные гормоны. Оказалось в эксперименте, что это печень, почки, гипофиз и диафрагма. На энергообеспечение миокарда, скелетной и гладкой мускулатуры эти гормоны влияют в меньшей степени, а на мозг, яички, селезенку – практически не влияют.

Среди органов-мишеней только печень может оказать влияние на потребление и выведение тиротропных гормонов (и йода, соответственно). В нормально функционирующем организме она способна, переходя с режима окислительного фосфорилирования на режим перекисного окисления и наоборот, увеличивать или уменьшать потребление тироидных гормонов. Только печень способна недопотреблять Т4 и, тем самым, недовыделять его из организма и не снижать его уровень в крови. При этом печень постоянно стремится восстановить вынужденно-уменьшенное потребление Т4 и вынужденное им уменьшение потребления кислорода. Этим она сразу же снижает уровень Т4 в крови, тем самым включая ТТГ и угрожая входом в колебательный режим. Тогда Высшая Нервная Система через блуждающий нерв ограничивает восстановление потребления Т4 печенью. Возникает быстро затухающий модулированный процесс, который заканчивается выходом на некоторое свое среднее значение потребления Т4 печенью, "тихая" йодная гормональная недостаточность распространяется по всему организму.

Таким образом, ценой энергетически невыгодных условий работы печени сохраняется обычный уровень гормонов в крови, что дает возможность нормально функционировать гипофизу (регуляция эндокринной системы в целом за счет включения коллатералей и усиленной выработки гормонов), диафрагме (дыхание и другие ее функции), почкам, миокарду и т.д. Уменьшается количество йода в пище – печень уменьшает потребление и выведение тироидных гормонов, увеличивается йод и атакуют стрессы – увеличивается потребление и выведение–болезни нет!

Избыток гормонов вызывает усиление "производственной" (желчь) и ослабление "складской" деятельности печени. Жиров хотя и много, но это не склад, а цеховой запас, нужный для активного производства. И это не дает возможности накапливать гликоген. Это тиреотоксический инсулиннезависимый диабет 2-го типа, связанный с избыточным всасыванием йода.

Если на фоне диабета 1-го типа - тиреотоксикоз, результат - тяжелый сочетанный диабет 1-го и 2-го типов сразу.

Каковы же механизмы декомпенсации, почему не включается спасительная печень ? Ответ на этот вопрос может дать успешная практика в областях, далеких от хирургического или фармакологического воздействия на щитовидную железу.

Специалисты по акупунктуре получают хорошие результаты при лечении тиреотоксикоза, активно снижая напряжение парасимпатической системы. Это совпадает с данными о том, что блуждающий нерв угнетают функцию щитовидной железы. Вместе с тем, основным стимулятором активности железы является уровень йода в крови, следовательно, этот механизм воздействия не может быть основным. Остается предположить, что парасимпатическая система является проводником центральных влияний, заставляющих печень работать в режиме, при котором она мало расходует тироидные гормоны и поддерживает в крови их сверхвысокий уровень. Это заставляет работать в сверхрежиме гипофиз (результат – повышение основного обмена), диафрагму (учащенное дыхание), миокард ( тахикардия, экстрасистолы, пароксизмальная тахикардия), скелетную мускулатуру (тремор) и т.д.

Успешно влияют на компенсацию механизмов оксигенации и психотерапевты, ставящие своей задачей воздействие на излишне тревожные черты личности пациента – на его катастрофические установки мышления. В связи с этим возникает вопрос : часто сопровождающая тиреотоксикоз раздражительность является причиной заболевания или его следствием ?

Зоб толкает больного на неосмысливаемую им раздражительность, «целебную» для больного, о чем свидетельствует статистически достоверное снижение заболеваемости в годы войны. При стрессе больные получают облегчение от снижения Т4 в крови, от уменьшения его потребления органами-мишенями и от снижения гиперфункции щитовидной железы - тройная выгода возбуждения этих больных. Поясним эту мысль : адреналин усиливает выработку гормонов (непосредственно и через гипоталамус-гипофизарную систему), но не на долго. Дальше йода нет, а печень благодаря симпатическим влияниям усиливает потребление и уменьшает выведение тироидных гормонов. Все это приводит к снижению уровня гормонов в крови и симптомы заболевания исчезают или проявляются в меньшей степени. При гипотиреозе – все наоборот, стрессовые реакции, снижая и так низкий уровень гормонов в крови, ухудшают течение заболевания.

Получается, на первый взгляд, парадоксальная ситуация : тревога ослабляет процесс потребления тироидных гормонов (и кислорода, тем самым) печенью, а гнев (раздражительность) – усиливает. Этот парадокс легко решается в рамках системы чередования реакций на препятствие.

Тревога включает парасимпатическую реакцию максимального поглощения всего, что есть в пище, йода в том числе. Поступающее в избыточном количестве сырье (йод) заставляет щитовидную железу избыточно производить гормоны. Если этим все ограничится, печеночный механизм компенсации, включившийся в процесс путем усиленного потребления гормонов, ликвидирует избыток их. Однако, если тревога нарастает, реакция накопления переходит в следующую – капитуляцию, минуя реакцию смирения. Включается более архаичный (менее выгодный) механизм функционирования гепатоцитов печени, они экономят тироидные гормоны вместо того, чтобы их расходовать. Эта явно неадекватная реакция приводит к повышению уровня гормонов в крови, вслед за которым разыгрывается клиническая картина болезни.

Первый акт этой драмы разыгрывается в фазе накопления из-за тревоги (усиление всасывания), второй – в фазе капитуляции из-за страха, третий – в фазе концентрации, в которой печень путем механизма экономии собственного использования гормонов щитовидной железы повышает их концентрацию в крови. Фаза принятия пропускается, а в фазе преодоления препятствия – «фантомный» вариант (непродуктивный сброс энергии).(рис.21)

По данным Бориса Любан-Плоцца (Справка : швейцарский психотерапевт, президент Международного Балинтовского центра, главный вдохновитель труда нескольких авторов книги «Психосоматические расстройства в общей медицинской практике») ситуация болезни часто характеризуется тем, что гипертиреоз развивается вслед за сильными переживаниями и острыми жизненными трудностями, при наличии коституциональной расположенности и соответствующих внутрисемейных отношений в раннем детстве больного. Смерть близких, несчастные случаи, переживания, потери могут служить пусковыми моментами или вызывать рецидив уже стабилизированного гипертиреоза.

И в случаях отсутствия очевидно провоцирующих или усиливающих заболевание событий, тщательно собранный анализ почти всегда позволяет увидеть, что больные почти постоянно находятся в трудной напряженной жизненной ситуации.

Картина личности.

У таких больных находят готовность постоянно перевыполнять свои задания. Похоже, что этих больных в детстве принуждали к тому уровню самостоятельности, справиться с которым они не были готовы, будь это ранняя утрата матери, развод или ссоры родителей, преждевременное участие детей в родительских конфликтах или воспитание младших сиблингов. Пациент достоверно чаще является старшим из нескольких детей. Они производят впечатление личностной зрелости, которая, однако, не всем ситуациям адекватна, и лишь с трудом скрывает слабость и страх, страх перед половой жизнью взрослых, перед расставанием или собственной ответственностью, или вообще перед необходимостью выжить. Их фантазии заполнены умиранием и смертью. По Александеру (1951), гипертиреоидный больной – человек, «пытавшийся выдержать всю его жизнь борьбу со своим страхом».

Стремление к социальному успеху, к труду и ответственности к больных носит, по-видимому, функцию самоуспокоения. «Контрафобические» черты устанавливаются в более, чем двух третях случаев, отрицание и вытеснение страха – в более одной трети. У четырех пятых больных отмечается в течение всей жизни стремление безусловно выдвинуться, с доводящим до изнеможения обязательством успеха . У женщин это проявляется в повышенной потребности производить на свет детей, и, по возможности, усыновлять детей сверх этого (Brautigam, Christian ,1973).

Приведенный литературный обзор подтверждает нашу мысль о том, что гипертиреоз является следствием неосознанного предпочтения поведения, характерного для реакций накопления (тревога) и капитуляции (страх). Дальнейшее продвижение процесса к стадии “фантомного” преодоления препятствия( проявлением которого является тремор и усиление основного обмена на уровне тела и проявления гнева и раздражительности на уровне поведения) уже само по себе в состоянии принести временное облегчение. Предпочтения эти закрепились в качестве стереотипов в детстве, когда в качестве алгоритмов были приняты драйверы : “Будь лучшим!” или “Радуй других!” (Стюарт и Джеймс. “Современный трансактный анализ”, 1997).

По Пезешкиану при заболеваниях щитовидной железы особо развита сфера деятельности. Сферы контактов и тела определяются полностью стремлением к успеху и достижениям. Концепции в области деятельности можно представить примерно так : “Ты можешь справиться сам. У нас много других забот!” Их состояние характеризует истopия-напутствие :

В oднoй пеpсидскoй истopии pассказывается o путнике, кoтopый с великим тpудoм бpел, казалoсь, пo бескoнечнoй дopoге. Он весь был oбвешан всякими пpедметами. Тяжелый мешoк с пескoм висел у негo за спинoй, тулoвище oбвивал тoлстый буpдюк с вoдoй, а в pуках oн нес пo камню. Вoкpуг шеи на стаpoй истpепаннoй веpевке бoлтался стаpый мельничный жеpнoв. Ржавые цепи,за кoтopые oн вoлoк пo пыльнoй дopoге тяжелые гиpи, oбвивались вoкpуг егo нoг. Hа гoлoве, балансиpуя,oн удеpживал напoлoвину гнилую тыкву. Сo стoнами oн пpoдвигался шаг за шагoм впеpед, звеня цепями, oплакивая свoю гopькую судьбу и жалуясь на мучительную усталoсть.

В палящую пoлуденную жаpу ему пoвстpечался кpестьянин. "О, усталый путник, зачем ты нагpузил себя этими oблoмками скал?"-спpoсил oн." Действительнo, глупo,-oтветил путник,-нo я дo сих их не замечал". Сказав этo, oн далекo oтшвыpнул камни и сpазу пoчувствoвал oблегчение. Вскopе еме пoвстpечался дpугoй кpестьянин":Скажи усталый путник, зачем ты мучаешься с гнилoй тыквoй на гoлoве и тащишь за сoбoй на цепи такие тяжелые железные гиpи?" -пoинтеpесoвался oн. "Я oчень pад, чтo ты oбpатил на этo мoе внимание. Я и не знал, чтo утpуждаю себя этим". Сбpoсив с себя цепи, oн швыpнул с себя тыкву в пpидopoжную канаву так, чтo oна pазвалилась на части. И внoвь пoчувствoвал oблегчение. Ho чем дальше oн шел, тем сильнее стpадал. Кpестьянин, вoзвpащавщийся с пoля, с удивлением пoсмoтpел на путника: "О,усталый путник,пoчему ты несешь за спинoй песoк в мешке, кoгда,пoсмoтpи, там вдали так мнoгo песка. И зачем тебе такoй бoльшoй буpдюк с вoдoй - мoжнo пoдумать, чтo ты задумал пpoйти всю пустыню Кавиp. А ведь pядoм стoбoй течет чистая pека, кoтopая и дальше будет сoпpoвoждать тебя в пути!"-"Спасибo, дoбpый челoвек, тoлькo тепеpь я заметил,чтo тащу с сoбoй в пути". С этими слoвами путник oткpыл буpдюк,и тухлая вoда вылилась на песoк. Задумавшись,oн стoял и смoтpел на захoдящее сoлнце.Пoследние сoлнечные лучи пoслали ему пpoсветление : oн вдpуг увидел тяжелый мельничный жеpнoв у себя на шее и пoнял, чтo из-за негo шел сгopбившись. Путник oтвязал жеpнoв и швыpнул в pеку так далекo, как тoлькo смoг. Свoбoдный oт oбpеменявших егo тяжестей oн пpoдoлжал свoй путь в вечеpней пpoхладе,надеясь найти пoстoялый двop.

Рекомендуемые способы психотерапевтического воздействия исходят из того, что и тревога, и страх, и гнев – эмоции необходимые. Вместе с тем, если они становятся доминирующими, их соматическая реализация проявляется в виде тиреотоксикоза. Механизмы проявления : усиление всасывания (это делает тревога) и переход на энергосберегающий обмен в печени (концентрация, включаемая страхом).

В уже упомянутом выше “Современном трансактном анализе” разрешение на выход из драйвера дает пациенту авторитетный для него терапевт из своего состояния “ребенка в ребенке”. Это невербальное, в основе своей, скорее интонационное, в очень располагающей, дружелюбной и веселой форме переданное сообщение о том, что он (пациент) уже сейчас, без всяких дополнительных с его стороны усилий, достоин любви и уважения.

Пезешкиан рекомендует, следуя 5-ступенчатой модели терапию, переместить внимание, а затем и поведение пациенты в другие сферы жизни : способности реагировать телом, устанавливать новые контакты и получать от них удовольствие и способность фантазировать – уходить в свой внутренний мир.

Особый характер носит патогенез тахикардии и экстрасистолии при тиреотоксикозе. Избыточный уровень тироидных гормонов приводит к тому, что кислород с их помощью избыточно поглощается тканями ( миокарда и скелетных мышц, в частности). В результате вынужденно наступает реакция сокращения : тремор , тахикардия и экстрасистолия. Согласно нашим представлениям, действия, лишенные смысла, это проявления реакции экспансии в «фантомном» варианте. Следовательно, психотерапевтическая работа в этом случае должна быть направлена на работу со смыслообразующими и целеполагающими факторами с тем, чтобы от реакции бессмысленной демонстрации перейти к осмысленной реакции экспансии.

Итак, реакция тревоги переходит в реакцию страха, напряженность в паралич. Затем паралич нормальной печеночной реакции поглощения тироидных гормонов приводит к возрастанию их уровня в крови. Высокая их концентрация заставляет “сбросить” энергию в фазе экспансии. Тиреотоксикоз – реакция сброса, вот почему двигательное (тремор , тахикардия и экстрасистолия) и психоэмоциональное (вспышки раздражительности и гнева) улучшают состояние больных.

Наша “фирменная рекомендация” заключается в том, что находящемуся в трансе любого уровня пациенту “вращается” круг чередования реакций. В случае с тиреотоксикозом акцент ставится на моменте перехода от накопления к смирению. Очень важно, чтобы в этой реакции осуществлялось принятие своего прошлого рода, что достигается умением прощать. Вся симптоматика заболевания свидетельствует о том, что этот переход качественно не завершается, и энергия вместо концентрации для последующего преодоления препятствия расходуется впустую. Работе в трансе предшествует рационально-эмотивная терапия по Альбеоту Эллису или логотерапия по Виктору Франклу. Теоретически здесь возможно отреагирование тревоги и страха с помощью телесно-ориентированных методов, но у нас такого опыта пока нет.


Каталог: docs
docs -> Общие положения Нормативные документы для разработки ооп бакалавриата по направлению подготовки 050100 «Педагогическое образование»
docs -> Образовательная программа основного общего образования гоу спо яо борисоглебского политехнического техникума
docs -> Проектирование педагогического дискурса в высшем профессиональном образовании будущего учителя 13. 00. 08 теория и методика профессионального образования
docs -> Образование в человеческом измерении
docs -> Отчет о проведенной 25-26 ноября 2010 г
docs -> Мифтахова нурия шайхулисламовна система адаптационного обучения студентов на двуязычной основе в технологическом вузе
docs -> Заполярный филиал
docs -> Научно-педагогические основы формирования профессиональной компетенции будущих учителей иностранных языков в педвузах Республики таджикистан (на материале англиЙского языка) 13. 00. 01 общая педагогика


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница