Марк Сандомирский Физиология современного искусства: трансреализм, или технология креативности



Скачать 93.18 Kb.
Дата15.02.2016
Размер93.18 Kb.

Марк Сандомирский

Физиология современного искусства: трансреализм, или технология креативности



Просто о сложном
Наш экскурс будет протекать от философии искусства – к его физиологии. Подход этот имеет давнюю историю. У истоков стоит врач и поклонник психоанализа (в молодости) Андре Бретон с его сюрреализмом – признанием реальности внутренней, психической, субъективной как объективной. Эта «вторая реальность», внутрипсихическая, живет своей самостоятельной жизнью, независимо от сознания – бессознательной, опирающейся на автономные механизмы мозга. Соответственно творец – художник или литератор – использует «психический автоматизм, предназначенный выразить реальный мыслительный процесс». Таким образом, сюрреализм представлял собой собственно гибрид искусства и психотерапии (психоанализа), из которой он заимствовал понимание бессознательного, как объективного существующего субъективного способа организации психических процессов.

Вот как пишет об этом Дмитрий Старков: «Революционная концепция бессознательного, разработанная Фрейдом, вдохновила сюрреалистов на заимствование и разработку множества художественных приемов и образов, в которых бессознательные мечтания сливаются с реальностью. Именно пограничные психологические состояния... стали краеугольным камнем здания нового искусства, давшего начало многочисленным жанрам и поджанрам - от абстрактного экспрессионизма до поп- и перформанс-арта. Сюрреализм изначально открывал новые двери восприятия и развивал ‘альтернативное зрение‘, которое и по сей день в значительной степени питает художественное творчество. ...он предназначен исключительно для передачи настроений и состояний.»

На самом деле, все новое возникает на стыке разных областей знания. И сюрреализм возник, как приложение психоанализа в сфере искусства – как сознательное использование подсознания для творчества. И это был шаг вперед, к сближению искусства и науки, вот только продолжения не последовало – практической, научно обоснованной технологии творчества. Не хватало научных знаний о том, как устроен и работает мозг человека. Теперь, когда в области нейронаук произошла своего рода революция, это время пришло. На пороге – сюрреализм ХХI века, встречайте!
Что это такое
Мы не будем говорить о творчестве, как таковом – это виднее искусствоведам. Расскажем о том, что происходит непосредственно во время творческого процесса в голове творца – и в его организме в целом. Ведь вне зависимости от того, какие инструменты он при этом использует, главным ИНСТРУМЕНТОМ ТВОРЧЕСТВА оказываются его СОБСТВЕННЫЙ МОЗГ и ТЕЛО. Не важно, пишет ли он при этом маслом – или пером – или музицирует… Главное – что именно происходит в его голове. А это всегда одно и то же: МОЗГ ПЕРЕКЛЮЧАЕТСЯ из обыденного в ТВОРЧЕСКИЙ РЕЖИМ.

Это состояние называют по разному. А.С. Пушкин («Осень»): «Я забываю мир – и в сладкой тишине / Я сладко усыплен моим воображеньем… как во сне». Отто Ранк также писал про «сон наяву», или состояние «отождествления», когда человек «погружается в произведение искусства». Гастон Башляр говорил про «творческое воображение»: человек должен оказаться захваченным образами, создающими внутреннюю реальность, для этого уйти от внешнего мира. Михай Чиксентмихайи описал «flow», или «потоковое» состояние сознания, как «растворенность» человека в процессе деятельности. Абрахам Маслоу писал о подобных состояниях, как о «пиковых переживаниях». Мы писали ранее о трансе креативном и трансе информационном. Наталья Оганесян объединяет их в одном понятии – творческий транс. А в общем, как это состояние ни назови – лишь бы оно было действительно творческим. И тогда нужно признать: только особое СОСТОЯНИЕ СОЗНАНИЯ является ТВОРЧЕСКИМ. Ранее (в. книгх «ЗС» и «Психосоматика») мы уже говорили о том, что искусство служит способом ТРАНСляции ТРАНСа: в момент создания произведения один человек запечатлевает в нем, материализует свой транс, а потом другие люди в процессе восприятия этого произведения искусства «вживаются» в транс. Любое произведение – это законсервированный транс создателя, служащий способом воспроизведения транса для потребителей. На примере текстов это показано Д.С. Спиваком. Именно как способ ТРАНСляции ТРАНСа, искусство и привлекает ценителей – зрителей, слушателей, читателей (разные модальности транса).

Чем более насыщенным оказывается творческий транс – тем более трансовым создаваемое произведение. А как это сделать? Корифей сюрреализма Сальвадор Дали использовал «просоночные» состояния: «задремывал», держа в руке металлический предмет и роняя его… шум от падения будил художника. Просыпаясь от секундной дремы, в переходном состоянии между сном и бодрствованием он запоминал привидевшиеся мысленные картины: гипнагогические зрительные образы – во сне, пока глаза закрыты, иллюзии – в момент открывания глаз. Иначе поступал да Винчи, рисовавший «не глядя», когда рука как бы «сама», машинально выводила каракули (сейчас это называется «автоматическое письмо»). Потом, разглядывая запутанные клубки случайных переплетений линий, Леонардо отыскивал в низ образы. А в общем-то, почти тем же занимался в детстве каждый ребенок.

У ребенка еще нет многих внутренних барьеров и табу – он еще не знает, что многое «нельзя» просто потому, что «не принято» и «так положено». И конечно, он верит в чудо (творчество – это тоже чудо). Именно эта «детская» вера и помогает сделать невозможное – возможным, нереальное – реальным. И воплотить в продукте творчества. Последнее не случайно: состояние творчества требует посмотреть на мир «глазами ребенка». Причем в прямом, физиологическом смысле: в этом состоянии мозг взрослого человека начинает работать, как мозг ребенка. Известно это, впрочем, с библейских времен. Вспомните: «Будьте, как дети». В искусстве уместно вспомнить, к примеру, Уильяма Тернера, творчески использовавшего детские рисунки. Само состояние творчества – это тоже возвращение в детство. Собственно, еще сам упомянутый нами вначале Андре Бретон в своем «Манифесте сюрреализма» (1924) советовал в творчестве опираться на состояния «младенческого бездумия, интуитивных озарений». Образно сказал об этом в одном из интервью А. Шнитке: «Это несказанное счастье – возвращение в детство, исполнение мечты». Да и в повседневной жизни творческие личности часто характеризуются детскостью…

Именно это и позволяет им посмотреть на мир «глазами ребенка», свежим взглядом, незашоренным и свободным от стереотипов. И в то же время по-детски наивно любопытным – воспроизводя именно видение мира ребенка, которому жить интересно, потому что все еще внове, все еще незнакомо и непривычно. А если примелькалось – надо сделать его «иным», «освежить» восприятие. Увидеть необычное в привычном. В искусстве этот прием известен как «остранение» по В. Шкловскому. Ср. блоковское: «И мир опять предстанет странным…», так же точно, как это было когда-то в далеком детстве. С этой точки зрения, все творчество – своего рода «детская игра» со взрослой реальностью.

В общем, можно пытаться создавать творческий транс по-разному, но создавать его приходится обязательно. Вот как писал об этом Евгений Иванович Замятин: «В момент творческой работы писатель находится в состоянии загипнотизированного… Вся трудность творческой работы в том, что писателю приходится… гипнотизировать самого себя.. Иногда это состояние самогипноза, «сгущения мысли», приходит само собой… что именуется вдохновением. Но это случается редко... приходится каким-то усилием воли достигать этого состояния »

Эту трудность сегодня можно обойти с помощью ТЕХНОЛОГИИ. Не будем говорить, что бытие определяет сознание… но совершенно точно ТЕЛО МОЖЕТ УПРАВЛЯТЬ СОСТОЯНИЕМ СОЗНАНИЯ. Этот психосоматический подход может создавать ТВОРЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ, как форму, которая наполняется содержанием подознательно и далее отшлифовывается и интерпретируется сознательно. Таков предлагаемый рецепт технологии художественного творческого состояния. По аналогии с сюрреализмом, назовем этот подход трансовым реализмом. Обычно течения искусства сосредотачивали внимание на том, что хочет выразить, донести до людей творец художественного произведения, креатор. Некоторые – послуживший аналогом, прототипом сюрреализм – обращали внимание еще и на то, что происходит в момент творчества с самим креатором, внутри его психического пространства.

Трансреализм – это научный метод, основанный на представлениях объективных нейронаук. Он не позволяет, конечно, «алгеброй поверить гармонию» - но дает реальную возможность представить, что происходит в мозге человека (и в его организме в целом) в процессе создания художественного произведения, или, что особенно ценно, в процессе восприятия последнего. Ценно потому, что дает возможность в объективном смысле «приблизить искусство к народу» - дать адресатам искусства именно то, что им необходимо на психологическом и физиологическом уровне. То, для чего на самом деле любое настоящее и действительно актуальное искусство предназначено. Ведь истинное искусство привлекает внимание его адресатов не тем, сто они с любопытством наблюдают за головоломными интеллектуальными экзерсисами или безудержным эмоциональными бурями его создателей, а тем, что удовлетворяет их собственные жизненные потребности – психологические и физиологические.

● При этом те объективные психофизиологические процессы, которые непосредственно происходят у создателя художественного произведения в процессе творчества, связанные с проживанием творческого состояния (отличающегося от обыденного состояния сознания), включая как душевные, так и телесные проявления, а также те, что происходят у зрителей (слушателей, читателей) в процессе восприятия произведения искусства, условно именуемого его «потреблением», описываются психосоматикой творчества.

● В качестве базовой психотехнологии для креатора, используемой в творческом процессе для настройки, своего рода «технологии вдохновения», служит создание особых состояний сознания. Причем технология эта пригодна также и для потребителей искусства, как способ освежения восприятия и создания полноты ощущений.



Зачем и кому это надо


Описанный технологический подход к искусству, его психофизиологический реализм связан с пониманием и принятием (психо)физиологии искусства, причем как создания, так и восприятия, потребления его объектов. Трансовый реализм состоит в признании, осознавании того, что реально происходит в голове творца искусства в момент создания художественного объекта, а в голове потребителя искусства – в момент восприятия оного – транс. И то, и что связывает творца и потребителя – трансовая сонастройка, отражение последним чувств, образов и мыслей первого. А значит, отражение одного человека в другом – отражение буквальное, реальное – объективное, физиологическое. Это отражение, повторение мозгом одного человека в момент восприятия им объекта искусства состояния мозга другого человека, создавшего данный объект, состояния его мозга в момент создания, оставшегося запечатленным, «законсервированным» в объекте. Активно-деятельный творческий, креативный транс креатора порождает пассивно-созерцательный и сочувственный, рекреативный художественный транс наблюдателя (зрителя, слушателя, читателя).

В физиологии эта связь, или виртуальная коммуникация из мозга – в мозг, из головы – в голову, получила название «виртуальный мозг». Обычно он возникает в прямом, непосредственном (каноническом) общении людей. Но может возникать и при общении виртуальном, заочном, разделенном во времени и пространстве, посредником же между ними становится объект искусства. Виртуальный мозг всегда лежит в основе общения людей, их взаимодействия и объединения – феномен группы, массы, толпы, публики. Не важно, является ли последняя очной, собранной в одном месте, или заочной, виртуальной (по Московичи). Этот распределенный виртуальный мозг и для публики, распределенной во времени и пространстве, бывает актуальным.

Все описанное происходит, если благодаря восприятию объекта у потребителя искусства возникает психологический (эмоциональный, когнитивный) и физиологический (трансовый) резонанс с его создателем, аттракция к объекту творчества. Вспомним Маяковского: «Если звезды зажигают, / Значит, это кому-нибудь нужно…» И когда «зажигается» трансовое восприятие, когда благодаря восприятию некоторого объекта, созданного одним человеком, у других людей возникает с ним общность состояний, основанная на реальном возникновении виртуального мозга. И происходит это потому, что оно нужно обоим участникам такого общения: оба они испытывают витальную, жизненную потребность в трансах. Креатор, создавая объект искусства, проживает соответствующий транс – и удовлетворяет этим первичную потребность творчества, заложенную в мозге на уровне инстинкта. Но потребность эта еще и социальна изначально – креатор выполняет тем самым некоторую миссию, он делает это не только и не столько для себя, сколько для других людей. (Если, конечно, это искусство талантливо – и значит, востребовано, необходимо кому-то еще, кроме самого его создателя.)



И неведомые ему другие люди воспринимают продукт творчества, буквально притягиваются к нему благодаря содержащемуся в этом продукте в потенциальном, «законсервированном» виде состоянии транса. Благодаря тому, что это запечатленное на некоторых материальных носителях состояние одного человека может «зеркально» отражаться в мозгах других людей, передаваться им благодаря пробуждению, активизации особых «зеркальных» клеток мозга. Потому, что это нужно самим потребителям искусства для того, чтобы с помощью объекта искусства, оказавшегося для них созвучным, вызывающим внутренний отклик, эмоциональный резонанс, прожить собственный «художественный» транс. и это хотя бы на время восполняет для них вызванный неестественностью современного образа жизни дефицит естественных трансов. а при регулярном употреблении помогает преодолеть связанный с трансовым дефицитом тотальный глубинный дефицит удовлетворенности жизнью (по Kenneth Blum), получающую буквально эпидемическое распространение болезнь современной западной цивилизации.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница