Маргарет Уэйс Галактический враг



страница30/42
Дата22.02.2016
Размер6.55 Mb.
ТипКнига
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   42

Глава третья


А клятва? Клятва? Небу дал я клятву!

Так неужель мне душу погубить?
Уильям Шекспир. Венецианский купец. Акт IV, сцена I
– Выходим на трассу, миледи. Во всяком случае, мне представляется, что это она. Показания соответствуют...

– Коразианцы украли всю нашу аппаратуру, наверно, это та самая трасса. Координаты есть в компьютере. – Мейгри стояла позади Агиса и наблюдала за монитором. – Я вычислила координаты полета с максимальной точностью. Что там наш эскорт делает?

– Они летят по обе стороны от нас. Шесть машин по левому борту, шесть – по правому.

– Наверно, мы для них не такая уж ценная добыча, – прокомментировал Крис. Он пришел из машинного отделения, чтобы проследить за тем, как они делают прыжок.

– Наверно, – ответила Мейгри. – В противном случае они бы шестьсот кораблей выслали и окружили бы нас лучевой паутиной. А с чего им бить тревогу? Они и в голову не берут, что мы попытаемся улететь от них. Мы же прилетели сюда ради денег, вы это помните? Вот они и уверены, что мы послушно будем следовать за ними. Да они остолбенеют от удивления, когда поймут, что мы отрываемся и летим в другом направлении.

– Не исключено, что по ту сторону пустоты нас ждет шестьсот кораблей неприятеля.

– Сомневаюсь, чтобы они угадали, куда мы полетим. Мы окончательно собьем с толку их коллективный интеллект. Ведь наше решение не поддается никакой логике. А к тому времени флот Его величества подоспеет. Они им и займутся.

– Начинаем прыжок, миледи. – Агис дал сигнал тревоги, такой длинный и пронзительный, что все, кто бодрствовал, чуть не оглохли.

Мейгри села, пристегнула ремни и стала выжидать, наблюдая за эскортом коразианцев, летящих беззаботно рядом с ними. Пройдет мгновение – и этот беспечный эскорт будет сопровождать... пустоту.

– Я решила, куда мы полетим, – сказала она. – То ли это крупные астероиды, попавшие в орбиту какого-то малого солнца, то ли заброшенная планета, распавшаяся на куски. Там мы найдем Абдиэля. Система находится на краю пустоты, для него это очень удобно. В случае опасности ловец душ тотчас же может перебраться на дружественную территорию. Планеты нет на карте, она находится вдали от основных центров коразианцев, так что ему никто там не мешает. В тех местах только на этой планете необходимые для выживания условия.

– Как это вам удалось вычислить координаты, сестричка? – спросил Крис, выпуская дым.

– Как я могла не вычислить их? – сказала себе под нос Мейгри, но он и не услышал ответа.

– С помощью вашей мысленной связи?

Звезды исчезли, эскорт коразианцев как сквозь землю провалился. Мейгри пристально вглядывалась в бесконечную пустоту.

– Да, – сказала она громко. – Это мой дар.

– Прыжок завершен, миледи, – сказал Агис.

– Спасибо. Сколько времени нам предстоит еще быть в пути?

– Меньше двадцати четырех часов.

– Отлично. – Мейгри отстегнула ремни, встала. – Я пошлю Спарафучиле, чтобы он сменил вас. Отдохните, Агис. Крис, бортмеханики пришли в сознание?

– Да. Но чувствуют себя неважно. У них такой вид, словно они после чудовищного приступа морской болезни. Но когда надо будет заступать, они будут в форме.

– Хорошо. Пойду вниз, поговорю с капитаном.

Мейгри ушла. Крис посмотрел ей вслед, потом сел, вынул изо рта сигару, глянул на нее.

– Вы женаты? – спросил он Агиса.

Центурион покачал головой.

– Милорд не разрешает тем, кто служит в Почетной гвардии, вступать в брак. Когда человек раздваивается в своих привязанностях, он становится ненадежным, говорит милорд.

– Вы подписали контракт?

Агис посмотрел на него, криво ухмыльнулся.

– Что такое контракт? Росчерк на бумажке, не более того. С точки зрения правосудия это налагает на вас кое-какие обязательства, но не факт. Доказательство тому – туча адвокатов, расплодившихся в галактике. Мы, центурионы, приносим клятву.

– Но и клятву можно нарушить.

– Да, – ответил тихо Агис. – Но если нарушишь клятву, ответственность за это не на кого свалить. Клятву даешь Господу.

Крис откинулся назад, положил здоровую руку на консоль.

– Я больше привык к адвокатам.



* * *

Мейгри вошла в каюту к капитану без стука и, видно, помешала беседе, которая весьма занимала ее участников, во всяком случае, Томи. Капитан наклонилась к брату Фиделю и что-то ему доказывала. Как только Мейгри вошла, она сразу замолчала, бросила быстрый взгляд на священника и откинулась на подушку. Прикрыв глаза, погрузилась в свой наркотический ступор.

Брат Фидель побагровел. Он сидел, сложа руки и не глядя на капитана, потому и не замечал заговорщицкого взгляда, которым та на него смотрела.

Мейгри поняла, чего добивалась Томи.

– Брат Фидель, – сказала она. – Ступайте на капитанский мостик и доложите обстановку Крису. Предварительно осмотрите бортмехаников, наркотики действуют на них или уже нет.

Она внимательно следила за Томи, заметила, как та от удивления невольно открыла глаза. Впрочем, тут же закрыла.

Священник поднялся.

– Слушаю, миледи.

– А потом идите к себе в каюту, ложитесь и поспите. Ваше дежурство закончилось, – добавила Мейгри, увидев, что он собрался возражать. – Капитан скоро вернется на капитанский мостик. Вы отлично справились с поручением, брат Фидель, вас представят к награде.

Подняв глаза, монах посмотрел на лежащую женщину. Та снова открыла глаза. Она в растерянности, с мольбой смотрела на него. Может, она просила его остаться? Может, надеялась, что он окажет сопротивление своему командиру?

Брат Фидель выдержал взгляд Томи. Повернувшись к Мейгри, сказал:

– Спасибо, миледи. – И без лишних слов, не оглядываясь, вышел из каюты. Дверь за ним захлопнулась.

Томи с ненавистью уставилась на Мейгри.

– Ну что, избавилась от него? А зачем? Решила убить меня? – Голос ее звучал глухо, взгляд был затуманенным.

Мейгри подошла вплотную к кровати.

– Кончайте представление, капитан. Нет нужды. Я приказала брату Фиделю не делать больше вам уколов. На что вы рассчитывали? На то, что в конце концов соблазните его?

Томи моргнула, ее глаза сузились.

– Если это какой-то трюк...

Мейгри наклонилась, сняла с рук девушки парализаторы.

– Никакой не трюк.

Томи, продолжая настороженно следить за ней, села.

– Вы будете какое-то время чувствовать онемение в руках и ногах, – продолжала Мейгри. – Центральная нервная система не сразу восстановит свои функции. Часа два не надо много ходить. А потом, полагаю, вы захотите принять душ и надеть форму. Когда придете на капитанский мостик, я скажу вам наши координаты после окончания прыжка и сообщу данные о запасах топлива. Надо, чтобы его хватило вам на обратное путешествие через пустоту. А мы скоро высадимся с вашего корабля. Какое-то время вам придется в одиночку командовать. Ваш помощник поправляется после своего ранения, оно оказалось не очень серьезным, но он еще не способен приступить к исполнению своих обязанностей. А что касается пассажиров, то я бы на вашем месте оставила их в состоянии спячки до возвращения в нашу галактику. Но это вам, естественно, решать. Есть вопросы?

Томи с недоверием смотрела на нее. Зажала обмякшие руки меж колен.

– А где коразианцы?

– Улетели. Мы сбежали от них, когда делали прыжок. Не исключено, что снова на них наткнемся. Ведь это их галактика. Но к тому времени, будем надеяться, вы встретитесь с флотом Его величества.

– Его величества... – Томи еще плохо соображала. – Кто это?

– Простите, капитан. У меня в самом деле нет времени объяснять вам все.

– Ты не сдашь нас коразианцам?

– Нет, капитан.

– Вы возвращаете мне корабль, прогулочный лайнер, мы не вооружены и находимся во вражеской галактике...

– На краю ее, капитан. Не так уж это безнадежно, как вам кажется.

– И мне предстоит найти общий язык с каким-то королем. Чего он король? Исправительной колонии?

– Можете поступать, как вам заблагорассудится, капитан. Это снова ваш корабль, через шесть часов он поступит в ваше полное распоряжение. Я предлагаю вам наилучший вариант спасения.

– Ай, можешь не делать мне никаких одолжений, сука.

Томи сняла парализаторы со щиколоток. Опершись о ночную тумбочку, попыталась встать. Но ноги не держали ее. Она зашаталась, начала падать, рухнула на постель. Ругаясь себе под нос, она вытянулась, стала растирать ступни и щиколотки, пытаясь вернуть в них жизнь. Опершись снова о ночную тумбочку, снова попыталась встать, постояла, покачиваясь, потом добрела до письменного стола и схватилась за него, чтобы не упасть.

Томи подняла блестящее от пота лицо и посмотрела на Мейгри, наблюдавшую за ней.

– Удовольствие получаешь, глядя на меня, да?

– Я просто ждала, вдруг вам понадобится помощь, – спокойно ответила Мейгри.

– Не понадобится. По крайней мере от тебя. Или от этого хиляка, убогого девственника, который следил за мной...

Мейгри схватила Томи за руку. Та попыталась высвободиться, но Мейгри держала ее мертвой хваткой.

– Выслушайте меня, капитан. Это между нами, женщинами. Этот «убогий девственник», как вы называете его, силен в своей вере и в том, что он считает своим долгом – перед Господом и человеком, его другом и повелителем, эта сила помогает ему преодолеть не просто желание, которое он испытывает к вам, но любовь.

Да, он любит вас, капитан. Любит вас, несмотря на то, что знает о ваших намерениях просто использовать его. А может, он любит вас именно поэтому. Понял, что у вас только одно на уме – попытаться спасти людей, которые вверили вам свои жизни. Можете не верить мне, но мы с самого начала не собирались сдавать вас коразианцам. Если бы Фидель понял, что вы в опасности, он немедленно бросился бы вам на помощь, он так и намеревался поступить, когда коразианец угрожал вам...

– Ты права, черт побери. Но я все равно не верю тебе.

– Это не имеет значения. Я хочу, чтобы вы поняли и поверили одной-единственной вещи. Брат Фидель настоящий священник. Он стал им с отроческих лет. Он посвятил себя служению Господу. Он принял обеты послушания, бедности... и целомудрия. Если это вам послужит утешением, скажу, капитан, что за свои страдания вы отомстили, причинив ему жестокие страдания.

Я не виню вас за это, капитан. И брат Фидель не винит. Запомните. Вы оправитесь после всего случившегося с вами. Наркотик выйдет из организма. Воспоминания о перенесенных часах выветрятся. Вы станете героем, знаменитостью, когда вернетесь в галактику. Я не провидец, капитан Корбет, но предвижу, что это происшествие станет для вас рубиконом. Вы прославитесь благодаря ему, разбогатеете, приобретете совершенно новый статус.

Но не он. Не брат Фидель. Ему предстоит до конца своих дней страдать от ран, которые вы ему нанесли. По ночам его будут терзать сны, в которых он будет видеть вас. Воспоминания о вас будут мешать ему молиться, хотя он не забудет, что вы просто использовали его, презирали его. Он попросит Господа помочь ему, и эта помощь будет ему дарована. Но всякий раз, капитан, когда вы снова решите назвать его «хилым», вспомните об этих страданиях...

Мейгри отпустила девушку, повернулась и вышла.

Томи стояла, вцепившись в письменный стол, чтобы не упасть. На нем лежала мягкая кожаная сумка брата Фиделя. Неловкими, непослушными руками она взяла ее и открыла.

Там лежала аккуратно свернутая плетка, темная от крови юноши.

– Просто использую его. – Глаза Томи наполнились слезами. – Много ты знаешь... сука.




Каталог: sites
sites -> Рабочая программа дисциплины
sites -> Выпускных квалификационных работ
sites -> Федеральное государственное бюджетное
sites -> Рабочая программа дисциплины Педагогика высшей школы Направление подготовки 030100 Философия
sites -> Тьюторская система обучения в современном образовании англии 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования
sites -> Образовательная программа подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре по направлению подготовки 44. 06. 01 Образование и педагогические науки
sites -> Работа с семьей: проблемы и методы их решения. На заметку социальному работнику
sites -> Пояснительная записка Содержание и контекст Методы обучения
sites -> Проблематика сопровождения детей из неблагополучных семей


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   42


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница