Маргарет Уэйс Галактический враг



страница13/42
Дата22.02.2016
Размер6.55 Mb.
ТипКнига
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   42

Книга третья



Строй свой корабль смерти. Тебе предстоит томительное путешествие в забвение. Ты пройдешь сквозь смерть, долгую и мучительную смерть, лежащую между старым и новым «я».

Д. Л. Лоуренс. Корабль смерти

Глава первая



Если Бог соединит, то человек да не разлучает.

Молитвослов
Генерал Джон Дикстер стоял, скрестив на груди руки, прислонясь к стене возле двойных золотых дверей, украшенных изображением феникса, возрождающегося из пепла.

– Ее сиятельство очень занята, сэр, – начал было Агис извиняющимся тоном, смущенный тем, что ему приходится держать в коридоре офицера столь высокого ранга.

– Я знаю, – сказал коротко Дикстер. – Я подожду.

– Миледи... – Капитан заговорил по пульту связи.

– Впустите его, – последовал лаконичный приказ.

Двери открылись. Дикстер выпрямился, с благодарностью кивнул капитану, а тот отсалютовал генералу, входившему в отсек Командующего. Двери с легким вздохом, заглушившим вздох Дикстера, закрылись за ним.

Мейгри сидела за пультом связи в дальнем углу. Дикстер увидел на экране капитана Уильямса, лицо его было просто безумным. Мейгри ни слова не сказала вошедшему, лишь знаком приказала сесть рядом.

Дикстер, не очень любивший мебель Сагана, предпочел остаться стоять. Он направился к миледи, стараясь держаться на расстоянии от пульта связи, и принялся рассматривать безделушки, которые Саган собрал взамен тех, что погибли вместе с первым «Фениксом».

Генерал смотрел, но ничего не видел. Попав сюда, к миледи, он тщетно пытался понять, правильно ли он сделал, что заставил себя прийти к ней. Он слушал ее голос, ответы почти не были слышны – звук был подкручен; в голосе Мейгри сквозила усталость, бесконечная усталость, и не физическая, а психологическая.

– Свадьба назначена на восемнадцать часов, капитан. Значит, у портного и его помощников есть еще шесть часов. Я убеждена, что за это время...

Уильямс перебил ее, Дикстер не мог разобрать его тираду, хотя он догадывался, о чем тот ведет речь.

Мейгри покусывала губу, терпеливо слушала капитана, пальцы нервно отбивали дробь по столу. В конце концов она перебила его.

– Да, капитан Уильямс, я прекрасно знаю, что Нола Райен – офицер Королевской армии. Знаю, что на ее счету – двенадцать уничтоженных истребителей коразианцев и четыре – подбитых и выведенных из строя. Я знаю, что она была награждена за доблесть, проявленную в битве с коразианцами, помню о ее воинственном характере. Но, черт побери, она ведь женщина, это ее свадьба, и если она решила выходить замуж в белом платье, приказываю разрешить ей. К тому же она будет эффектно выглядеть в нем на экране во время передачи вечерних новостей по ГРВ. Вы же знаете, лорд Саган никогда не пользовался этими кружевными белыми скатертями.

Уильямс, судя по всему, не собирался уступать. Мейгри подождала еще несколько мгновений, пока он возражал ей, потом перебила:

– Сдается мне, капитан, что пошить юбку гораздо легче, чем брюки. Всего несколько швов... Нет, я никогда сама не шила, но скажите портному, что я пришлю ему свое платье, он сделает по нему выкройку. Еще скажите ему, что, если он не сошьет платье вовремя, я ему прошью его башку! Понятно, капитан? Отлично. А теперь насчет свадебного торта, капитан, – сказала Мейгри и устало улыбнулась. – Имейте в виду, на прием будет допущена пресса, он будет транслироваться по интервидению. Все свободные от дежурства в этот день должны явиться на прием в честь свадьбы в полной парадной форме. И, конечно же, вы и адмирал Экс.

Уильямс что-то ответил.

Мейгри вздохнула, положила руку на пульт.

– Поверьте, капитан, я, как никто другой, хотела бы, чтобы милорд был с нами. Выполняйте распоряжения.

Она нажала на кнопку выключателя. Экран погас. Она сидела, продолжая смотреть на него.

– Если бы я приказала им прорвать вражескую блокаду, никто бы и не пикнул. А тут... – Плечи ее поникли, она опустила голову на руки. – Легче было объявить войну...

– Миледи, – послышался голос Агиса. – Адмирал Экс просит...

– Скажите адмиралу, что у меня совещание.

– Он говорит, что дело не терпит отлагательств, миледи. Что-то насчет цветов...

– Я приду позже, – предложил Дикстер.

– Нет, останься, Джон. Я... нам надо поговорить. Скажите адмиралу, капитан, пусть он сам позаботится о цветах. Я полностью доверяю его вкусу... Итак... – Мейгри поднялась, обошла стул, но голову по-прежнему держала опущенной, лицо заслоняли волосы. – Один Господь знает, какие цветы он закажет. Не уверена, что Экс может отличить розу от цветной капусты. Впрочем, в данном случае, думаю, это не будет иметь принципиального значения... – Голос ее замер.

Наступила неловкая тишина. Мейгри смотрела на руки, лежавшие на спинке стула. Дикстер осторожно поставил статуэтку на место.

– Ты избегаешь меня, Мейгри.

– Да, – ответила она холодно. – И я бы продолжала это делать, но ты сам настоял на этой встрече, столь болезненной для нас обоих.

– Мейгри, я...

– Не надо, Джон! – воскликнула она, подымая руку, стараясь остановить его. – Не говори этого! Я не стану слушать.

– Не говорить чего? – переспросил Дикстер, глядя в недоумении на нее.

– Не говори, что прощаешь меня. Я не достойна прощения. Мне не нужно оно.

– Простить тебя? – Дикстер недоумевал. – За что простить тебя? Мейгри, я не понимаю...

– Ты никогда ничего не понимал!

Она подняла голову, глаза ее стали темнее, в них зияла такая пустота, от них несло таким холодом, что даже в далеком космосе он не испытывал ничего подобного.

– Ты никогда не понимал, Джон. Ты слишком хороший. Слишком благородный. Я бежала с «Непокорного» чтобы найти свою смерть, Джон Дикстер. Я бросила тебя, бросила Дайена, прекрасно зная, что, останься я с вами, я спасла бы вас! Я пренебрегла вами, предала вашу дружбу. Я предала Дайена, верившего мне и боготворившего меня. Я предала все и всех. Как потом мне стало известно, Дайен сам спасся, а вас спас Саган.

– Но, Мейгри, ты должна была исполнить свой долг...

– Долг! – Она отбросила со лба волосы и рассмеялась с горечью. – Долг! Ты хочешь сказать, что я должна была бежать с этой бомбой? Выкрасть ее по секрету от Сагана? Хочешь знать истинную причину, почему я бежала, Джон? Хочешь?

Мейгри сделала шаг навстречу ему. Ее серые глаза горели, пламя, освещающее их изнутри, делало их страшными. Она сжала кулак, пальцы скрючились, застыли.

– Мне она самой была нужна! Мне самой нужна была власть! Господи, я продала свою звезду Страпса, драгоценный камень, чтобы заполучить ее.

Джон знал, где этот камень. Он видел его... один только раз. Больше он никогда не осмелился взглянуть на него. Некогда чистейший кристалл потемнел. Он внушал ужас, на него невозможно было смотреть. Серебряная цепь, на которой он висел, почернела от запекшейся крови адонианца Снаги Оме. Драгоценный камень был теперь у Дайена, его вставили в чрево бомбы. Из него сделали «спусковой крючок» этого оружия.

– Саган был прав, Джон. Шрам на моем лице оставил след не только на коже. Оставил след в моей душе. – Она выпрямилась, снова стала высокой и величественной. – Полагаю, тебе лучше уйти.

– Ты пришлешь за мной в случае необходимости, обещаешь, Мейгри? – спросил спокойным голосом Дикстер. – Что бы я ни говорил, что бы ни делал, я вызываю у тебя лишь презрение. Скажи я, что не стоит говорить о прощении, ты станешь презирать меня за то, что я «славный малый». А скажи я, что ты действительно причинила мне страдания, но я прощаю тебя, ты станешь презирать меня за то, что я – малодушный. А если я скажу, что презираю тебя , и выйду из этой комнаты, тогда ты будешь удовлетворена, верно? Для тебя это лучший вариант. Все предано забвению.

– Да, – сказала она, стараясь не смотреть на него, – все предано забвению.

Она положила руки на спинку стула.

– А теперь я скажу то, ради чего пришел сюда. Я люблю тебя, Мейгри. Может, это и глупо, – добавил Дикстер с печальной улыбкой. – Может, ты презирала меня все эти годы именно за то, что я любил тебя, любил, прекрасно понимая, что ты никогда не станешь моей.

Мейгри подняла на него взгляд, слеза скатилась по щеке, изуродованной шрамом.

– Надеюсь, я все-таки лучше, чем ты говоришь, – сказала она мягко. – Может, не намного лучше... на капельку лучше.

Дикстер шагнул к ней, взял за руку. Мейгри крепко сжала его руку, слишком крепко.

– Ты всегда шутил, мол, никогда не надо говорить друг другу «До свидания», потому что если расставаться без слов, будет казаться, что мы и не разлучались... Я с тобой прощалась, когда покидала борт «Непокорного», Джон. И ты, я думаю, – Мейгри устало улыбнулась, – и ты прощался со мной, когда я бежала.

Дикстер проглотил слюну, но это не помогло. Нестерпимая боль в груди мешала ему говорить.

– Я знаю. Я понимаю. – Мейгри накрыла его руку своей рукой. – Я решила, что так будет лучше. Но я рада, что ты пришел.

– А мы и не прощались друг с другом. Пока еще... – Добавил Дикстер весело и привлек ее к себе. – И чары любви не угасли. Мы не расстались.

– Нет, – сказала она тихо и прижалась к нему, словно к большому дубу, чтобы спрятаться от дождя. – Мы не расстались...

– Миледи, – прозвучал немного уставший голос Агиса. – Мендахарин...

– Это Таск! – закричал Таск. – Мне надо поговорить с вами!

– Пришлите его ко мне!

Не успели двери приоткрыться, как Таск влетел в кабинет Командующего.

– Свадьбе каюк! Баста! Никаких свадеб!

Мейгри покачала головой.

– Нет. Не выйдет. После всех моих треволнений?! Ты женишься, Таск, под дулом моего лазерного пистолета!

– Да ты просто трусишь, – начал успокаивать его Дикстер. – Каждый жених трусит...

– Да какое это имеет отношение к тому, что случилось? – спросил Таск вне себя от гнева. – Со мной все в порядке! Это Икс-Джей!

– Икс-Джей? – Мейгри смотрела на него, ничего не понимая. – Компьютер?

Таск застонал.

– Этот дьявол вмешался. Верите?! Он подключился к центральному компьютеру нашего корабля. Надеюсь, они четвертуют его! Саган вырвет из него его электронные кишки! Этот, этот... – Он не мог говорить, погрозил кулаком куда-то, должно быть, в сторону своего космического корабля.

– Таск, ничего не могу понять! Что натворил Икс-Джей?

– Натворил? Он пронюхал насчет свадьбы, вот что он натворил! И рассвирепел, ясное дело, потому что его не пригласили. А поскольку его не пригласили, он грозился заморозить все сбережения и разослать всем компьютерным службам галактики, выдающим кредит, что я обанкротился, – и, поверьте мне, у него все компьютеры в корешах, – словом, грозится оставить меня без гроша. Так что теперь вам ясно, – Таск грохнул кулаком по столу, – свадьбе каюк.

Мейгри посмотрела на Дикстера. Они старались справиться с собой, но безуспешно: оба разразились смехом.

Таск выпрямился с видом оскорбленной добродетели, наградил каждого обиженным, укоряющим взглядом, отчего они еще больше развеселились. Мейгри рухнула в кресло, приложив руку к боку, стараясь перевести дыхание. Джон Дикстер откинулся на спинку дивана, утирая слезы.

– Благословит тебя Господь, Таск, – сказал он тихо.

– Ох, Таск, прости меня, – сказала Мейгри и вскочила, чтобы удержать Таска, который мчался к дверям. – Я понимаю, что для тебя в этом нет ничего смешного. Просто... просто... – Она хихикнула, спохватилась и постаралась переключиться на рассудительный тон. – Свадьба состоится в намеченное время. Я сама обо всем позабочусь, в том числе об Икс-Джее.

– Вы позаботитесь? – спросил Таск с сильным сомнением. – Конечно, я понимаю, у вас Королевская кровь, вы обладаете могущественными способами, но этот компьютер принадлежит мне! И потом, как вы собираетесь приглашать на свадьбу Икс-Джея? Разве что доставите мой корабль прямо к брачной церемонии...

– Неужели не ясно, Таск? Вот как это будет. Мы не собираемся доставлять твой корабль сюда. Мы устроим свадьбу на твоем корабле. Нола ведь не станет возражать против этого. Зато Икс-Джей сможет присутствовать на свадьбе. По-моему, очень трогательно с его стороны, что он хочет разделить с вами радость.

– По-моему, он жаждет превратить мою жизнь в ад кромешный. Но раз уж вы речь завели об этом, думаю, Нола будет очень даже рада, если мы сыграем свадьбу на моем корабле. Ведь мы на нем познакомились и сражались с коразианцами, я помню ту ночь, когда ее ранило, и я испугался, что она умрет, и тогда понял, что влюбился в нее без памяти... Да. – Таск прокашлялся, потому что голос его охрип. – Факт, это классное местечко для свадьбы. Миледи, генерал, благодарю вас! Пойду сообщу новость Ноле.

Таск убежал. Мейгри покачала головой, вздохнула, посмотрела смиренно на погашенный экран пульта связи.

– Подождем, пока капитан Уильямс узнает эту новость...

* * *

Это была одна из самых странных свадеб Вселенной. Устроили ее на борту космического военного корабля, окруженного вражеским флотом, известили о ней сигналом которым обычно объявляют тревогу. Пилоты и члены экипажа, находившиеся на вахте, приветствовали свадебную церемонию, проследовавшую по лестнице, которая вела на нос «Ятагана», спустились через люк в отсек, где находились каюты, которые Таск битый час надраивал.

Платье невесты напоминало о банкетном столике, с которого удалось сорвать скатерть и из нее пошить его, зато была длинная кружевная фата, предмет особой гордости портного, а сама Нола была вне себя от счастья, сияла, как солнышко; капитан Уильямс заметил не без ехидства адмиралу Эксу, что она могла бы напялить на себя тельняшку юнги, никто бы и не заметил.

Не обошлось без приключения: фата невесты зацепилась, когда они спускались через люк, и Нола застряла. И как ни пытались отцепить фату, ничего не получалось, в конце концов один центурион с мрачным видом подошел к невесте, держа в руках нож. Но тут подскочил обезумевший от ужаса портной и спас свое детище, освободив невесту из ловушки, и свадебная церемония двинулась дальше. Портного единодушно признали героем дня.

Невеста, жених, король и компьютер – все присутствовали на «Ятагане» и готовы были начать церемонию бракосочетания. Но посаженая мать, леди Мейгри, отсутствовала.

Никто не знал, где она и почему не явилась туда, где ей надлежало быть.

– Подождите! – сказал Дайен и отправился искать ее.

Генерал Дикстер оттягивал, сколько мог, начало церемонии, но он не мог оттягивать до бесконечности; репортеры горели нетерпением, мороженое в форме башни начало таять; в любую минуту кораблю могли дать команду вступить в бой с врагом.

– Я только что говорил с Агисом. Он доложил мне, что миледи не покидала своего отсека, – тихо сказал Дайен, вернувшись. – Он попытался выйти с ней на связь, но безуспешно.

Дикстер стал мрачнее тучи.

– Это не похоже на Мейгри. Она прекрасно знает, какой важный для Таска и Нолы сегодня день.

– Да, сэр. Полагаю, что следует начинать.

Генерал посмотрел на капитана Уильямса, вышагивающего взад и вперед по палубе с трубкой в зубах, на адмирала Экса, багрового от нетерпения, бросающего на него тревожные взгляды.

– Эй, что происходит? – спросил Таск, подходя к ним. – Нола говорит, что она совсем спеклась под своей фатой и цветы вянут. А от моего чертова воротничка у меня уже рубец на шее. Где леди Мейгри?

– Скоро присоединится к нам, – сказал Дикстер, поглядывая на Дайена.

– Давайте начинать, – добавил Дайен.

– Конечно! – Таск поначалу огорчился, но волнение, вызванное торжественным моментом, все вытеснило из его головы, и он думать забыл о том, что Мейгри нет.

Приглашенных, к счастью, было мало, и так корабль еле вместил всех. Брачная церемония – короткая и простая – состоялась в отсеке, где размещались члены экипажа.

Джон Дикстер встал рядом с улыбающимся во весь рот Таском. Форму ему отутюжил его адъютант Беннетт, но она все равно имела помятый вид, словно он в ней успел поспать.

Дайен стоял чуть поодаль, преисполненный величия, серьезности и торжественности, в парадной форме с пурпурной королевской лентой.

Наступила короткая пауза, все ждали, когда из кубрика вылезет робот дистанционного управления, присланный Икс-Джеем. Дикстер, глядя на Дайена, вспомнил, как юноша пришел к нему в кабинет с Таском, чтобы узнать свое подлинное имя. Он повзрослел, понял Дикстер, а не просто подрос. Он стал воплощением достоинства, уверенности, неустрашимости.

Строгая парадная форма шла ему. Он был чертовски красив. Протуберанец рыжих густых волос, ниспадающих на лоб, на плечи, четкие, точно вырезанные из перламутра черты лица. Глаза у него, как говорил Дикстер, «очи Старфайеров», были иссиня-голубые, они, словно пламя, могли испепелить, осветить, согреть. Он унаследовал от своего отца чувственный рот, его пухлые губы могли становиться жесткими, непреклонными, когда он сердился, могли дрожать и обмякнуть, когда он испытывал душевную слабость, могли что-то бормотать, когда он был в нерешительности.

«Он выше нас намного, он буквально парит над нами, – подумал Дикстер, – он способен зажечь небеса ослепительным пламенем и может, как и его дядя, пожертвовать собой, и тогда комета отделится от звезды и, превратясь в льдинки и пыль, упадет в темноту.

Интересно, что думает о нем Мейгри, – рассуждал про себя Дикстер, в двадцатый раз бросая взгляд в сторону люка, все больше и больше волнуясь. – Где же она?»



* * *

Наконец появился робот Икс-Джей, маленькие металлические ручки замелькали в воздухе, лампочки заморгали, как глаза проказливой обезьяны. Он запрыгал вокруг гостей, пока не доскакал до Таска и Нолы и не устроился между ними.

Потом Икс-Джей издал предупредительный сигнал, призвав всех к вниманию.

– Генерал Дикстер предложил, чтобы вместо формальных слов «мы собрались сегодня, чтобы...» каждый из нас что-нибудь сказал, может, даже и умное, правда, придется попотеть, особенно Таску, но постарайтесь. Я начну. Во-первых, хотел бы сказать, что я чрезвычайно благодарен Ее сиятельству за то, что она предложила устроить свадьбу на этом корабле. В первый раз за семь лет Таск прибрался здесь. А если нам повезет, мы не заметим трусов, висящих в душевой на кране. Еще я хочу поблагодарить Нолу Райен за то, что она согласилась выйти замуж за этого разгильдяя. Она наверняка перекроет кислород всем девицам, которые сюда нескончаемым потоком лились...

– Икс-Джей! – зарычал Таск и смерил грозным взглядом робота.

Нола захихикала.

– И наконец, э... – Икс-Джей споткнулся и замолчал. Лампочки погасли, произошел какой-то сбой. – Простите. Технические неполадки. – Робот вспыхнул на секунду, потом произошел слабый толчок в его аудиосистеме. – Я хочу сказать это сегодня, пусть это будет свадебный подарок, больше я никогда не скажу. Мендахарин Туска... – Робот остановился, потом выпалил, захлебываясь словами, вырвавшимися из его электронного чрева: – Ты – самый – хороший – пилот – сволочь – ты – такая – никогда – раньше – меня – жизнь – не сводила – и – мне – плевать – знают – другие – это – или – нет – я – хочу – пожелать – тебе – и – Ноле – самого – самого... Но если, – добавил Икс-Джей, и его лампочки снова вспыхнули, – кто-нибудь припомнит мне мои слова, я откажусь от них, зарубите себе на носу. Поскорее закругляйтесь, потому что я кучу денег трачу на кондиционер.

– Икс-Джей, как мило с вашей стороны, – сказала Нола.

– Черт бы тебя побрал, Икс-Джей. – Таск прокашлялся. – Не знаю, что сказать. Мне кажется... Ох-ох-ох – мне кажется, я хочу тебя поцеловать.

Робот грохнулся на пол, ручки повисли, лампочки погасли.

– Держите его от меня подальше! – предупредил механический голос Икс-Джея, поступивший из центра управления, находящегося в кубрике. – Не то, клянусь, разгоню всю вашу компанию.

– Хорошо, – ответил, улыбаясь, генерал Дикстер. – Я держу Таска.

– Просто следите за ним, и все. Поцелует он меня... – пробормотал он с возмущением и погрузился, преисполненный оскорбленного достоинства, в молчание.

Таск усмехнулся и подмигнул Ноле. Генерал Дикстер сделал шаг вперед, положив руки им на плечи.

– Таск и Нола, я хочу только одно сказать. Вы прошли вместе огонь, воду и медные трубы, вместе смотрели в лицо смерти. А сейчас у вас задачка посложнее: вам предстоит вместе смотреть в лицо жизни. Любить друг друга, доверять друг другу, уважать друг друга, дружить друг с другом, уверен, у вас все это отлично получится. У меня нет ни сына, ни дочери, но, если бы они у меня были, я пожелал бы им то же самое, что и вам. Да будет благословенна ваша совместная жизнь!

Нола обняла его, прижалась к нему.

– Никогда больше не говорите, что у вас нет дочери, сэр, – сказал она тихо, – отныне она у вас есть.

– Что ты сказала? – попытался понять Таск, но у него перехватило горло и голос пропал.

Он обнял Дикстера и Нолу, положив им на плечи руки, и они втроем словно застыли; их молчание встревожило Икс-Джея, который, не слыша никаких звуков, замигал лампочками.

Дайен инстинктивно отступил, прижавшись к стене. Он смотрел на эту троицу с таким же изумлением, с каким он смотрел на инопланетянина, когда увидел его в первый раз. Любовь, уважение, доверие, забота. Связь между двумя людьми, благодаря которой один признается другому: «Ты самый дорогой для меня человек во Вселенной». Дайен свободно говорил на многих инопланетных языках, но этого языка, языка любви, он не знал. Он не владел им, не понимал его. Внутри он был мрачен, холоден, внутри у него было пусто. Ему хотелось света и тепла. Он хотел, чтобы сердце его переполнилось любовью! Он хотел, чтобы кто-нибудь смотрел на него так же, как Нола смотрела на Таска. Чтобы рядом была девушка, он мог бы протянуть ей руку, она смеялась бы вместе с ним над глупыми шутками, которые для других ничего не значат. Чтобы он мог кричать на нее, ссориться с ней, а потом просить у нее прощения, а потом все снова начинать сначала. Как же он хотел кого-нибудь любить!

«Но разве можно полностью довериться девушке? – спросил он сам себя с горечью. – Я ведь уже убедился, что, глядя на меня, они видят не меня, а корону. Роскошную жизнь и придворные приемы. Своих детей – на троне. Теперь мне стало ясно, почему мой дядя так никогда и не женился. Я...»

Ладонь правой руки ожгли пять уколов. Кровь захлестнул жар, желчь опалила рот, перед глазами заплясали мушки. Дайену показалось, что он умирает. Он схватился за крюк, к которому Таск прикреплял подвесную койку.

«Абдиэль! – пронеслось эхом в его мозгу. Он стал задыхаться от жара, потом его тут же бросило в холод, и он задрожал, как осиновый лист. – Абдиэль...»

Присутствие ловца душ было столь явственным, что Дайен почувствовал, как тело его содрогается от оглушительных раскатов смеха, гремевших в его мозгу. Старфайер огляделся, ничего не понимая. Он не удивился бы, если бы увидел сейчас старика в проеме люка.

Нет. Никого нет.

Свадебная церемония продолжалась. Таск и Нола давали друг другу брачные обеты так тихо, что их почти не было слышно.

Дайен задыхался. Надо выбраться отсюда. Внезапно он осознал, что он должен найти Мейгри. Он не понимал, что с ним происходит, а она поймет. Нечеловеческим усилием воли он заставил себя дождаться конца церемонии.

– Отныне вы муж и жена.

Нола отбросила с лица фату, обняла Таска. Он тоже крепко обнял ее и поцеловал. Она ответила на его поцелуй. Икс-Джей протрубил в рожок: засвистел, зазвенел колокольчиками, включил другие шумовые эффекты (причем некоторые весьма грубые), словом, все, что было у него в памяти. Дайен заставил себя подойти к ним, пробормотал поздравления и торопливо удалился.

* * *

– Мне надо увидеть леди Мейгри! – потребовал Дайен, выбегая из персонального лифта Сагана.

Агис, стоявший у золотых двойных дверей, торопливо ответил:

– Есть, Ваше величество.

Из отсека Сагана доносился плач отчаяния и гнева, горький протест против удара судьбы.

– Простите, Ваше величество.

Капитан мгновенно призвал своих подчиненных. Твердо, хотя вежливо, он отстранил Дайена и дотронулся до пульта.

Двойные двери открылись. С пистолетом наготове Агис и его люди вбежали в комнату. Дайен – следом за ними, оттолкнув одного из центурионов, который держал в руках кинжал, готовый расправиться с врагом.

В комнате было темно. Свет шел только от освещенных циферблатов и кнопок на пульте управления, от включенного монитора и от звезд в иллюминаторе – холодный, безликий свет.

– Миледи! – крикнул Агис, роняя в спешке попадавшиеся на пути стулья.

– Сюда! – позвал Дайен; боль, горе и страх, которые они испытывали оба, помогли ему найти миледи.

В дальнем углу комнаты стояла темная ширма, скрывавшая от постороннего глаза маленький алтарь. Мейгри, в парадном голубом платье, которое она надела на свадьбу, поверх него – серебряный стихарь, лежала на полу перед алтарем без сознания.

Дайен опустился возле нее на колени, осторожно поднял. Веки ее задрожали, она взглянула на него.

– Мейгри, – спросил он тихо, – что-то случилось с Саганом? Что? Мейгри, скажите нам...

Она смотрела на него и не узнавала.

– Мне тоже предстоит пройти через пламя, – простонала она. Боль исказила ее лицо. Она вновь потеряла сознание.




Каталог: sites
sites -> Рабочая программа дисциплины
sites -> Выпускных квалификационных работ
sites -> Федеральное государственное бюджетное
sites -> Рабочая программа дисциплины Педагогика высшей школы Направление подготовки 030100 Философия
sites -> Тьюторская система обучения в современном образовании англии 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования
sites -> Образовательная программа подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре по направлению подготовки 44. 06. 01 Образование и педагогические науки
sites -> Работа с семьей: проблемы и методы их решения. На заметку социальному работнику
sites -> Пояснительная записка Содержание и контекст Методы обучения
sites -> Проблематика сопровождения детей из неблагополучных семей


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   42


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница