Малыши от нуля до пяти лет. Считается, что до трех лет человеческие детеныши – более



Скачать 88.45 Kb.
Дата24.04.2016
Размер88.45 Kb.
Чего боятся приемные дети?

Катерина Демина,

детский и семейный психолог-консультант
Малыши от нуля до пяти лет.

Считается, что до трех лет человеческие детеныши – более «детеныши», чем «человеческие», поэтому нормальные страхи младенцев общие для всех человекообразных обезьян. Будем называть их «биологические страхи».

Внезапные громкие звуки: гроза, молния, ураган очень опасны. Поэтому – пылесос, дрель, резкий звонок в дверь ДОЛЖНЫ вызывать панику и крик. А то некоторые альтернативно одаренные взрослые начинают на полном серьезе стыдить и упрекать малыша в том, что (по сути) у него хорошо и правильно работают врожденные рефлексы.

Животные. Для обезьян опасны змеи, пауки, представители крупных кошачьих. А вот собаки не опасны совсем. Поэтому малыш может сильно испугаться бабочку «павлиний глаз», потому что у неё на крыльях узор в виде глаз (похож на узор на капюшоне кобры), отказываться заходить в сарай, потому что там валяется на полу шланг (тоже змея). Очень дальновидно избегать любых насекомых, Бог его разберет, ядовитое оно или нет, лучше держаться подальше.

Вода. Почти все обезьяны не умеют плавать, поэтому нормальная реакция младенца на купание в ванне – возмущенный и очень испуганный крик. Вот не надо только думать, что внутриутробно он плавал. Он не плавал. Он там находился, и дыхание у него было через пуповину. Когда водичка льется на лицо, у него рефлекторно перехватывает дыхание, и крик, кроме протеста, это еще и способ освободить дыхательные пути.

Вчера наблюдала душераздирающую картину: немолодая уже мама тащит на глубину девочку лет 6, девочка орет так, что на месте местных полицейских я бы вызывала вертолет со спецназом. «Мамочка, миленькая, нет, НЕЕЕЕЕЕТ, не надо, я прошу тебя, умоляю, пожалуйста, НЕЕЕЕТ!». Вода холодная, девочка первый раз в жизни на море, она просто не хочет туда лезть, ей дико страшно. Но мама уверена, что «Потом тебе понравится». Ну как так можно, а? Да, сегодня девочка уже вовсю барахталась на мелководье, но вчера – это было самое настоящее изнасилование.

Чужие/посторонние люди.

Ребенок ДОЛЖЕН бояться чужих людей. Точка. Все эти «хорошие манеры», дружелюбие, открытость – пожалуйста, потом. Сначала он научится не доверять никому, кроме членов семьи, а уж потом, постепенно, ближе к школе, станет вежливо отвечать на вопросы посторонних чадолюбивых бабушек в автобусе и здороваться в лифте. Сейчас (в младенчестве) залог его выживания – подозревать всех и вся. Особенно это важно в возрасте около двух лет, когда очень хочется доказать маме, что он сам-большой, вырвать руку и уйти куда глаза глядят.

Много раз в супермаркетах самых разных стран я обнаруживала в своей руке чью-то чужую маленькую ручку. Видимо, моя «мамскость» фонит сильно, и когда двух-трехлетний человек на секунду выпускает руку своей мамы (ну, просто нос зачесался, нельзя что ли?), то он автоматом прицепляется к любой другой похожей фигуре, которая ведет себя адекватно. То есть, подает сигналы «я твоя мама», подхватывает, идет в том же темпе, возможно, одета так же. Обнаруживается подмена совсем не сразу. Удивительно, что и мои сигнальные системы тоже опознают малыша как «своего», и я продолжаю идти спокойно, да еще и разговаривать могу начать. Даже зная, вроде бы, что у меня сейчас нет маленьких детей.

Кстати, мамы малышей: длинная юбка отлично имитирует хвост, на что у детей тоже врожденный магнит «хватайся за маму». Если вы все время носите брюки или джинсы, повяжите на талию длинный пояс, кушак, веревку. Руки освободятся, и инстинктивные программы привязанности поддержите.



На что следует обратить внимание приемным родителям:

ребенок 8 месяцев должен хорошо отличать маму от всех остальных людей и плакать при виде чужих. Может яростно отказываться идти на ручки к другим людям, включая бабушек и нянь. Это ХОРОШИЙ знак, ребенок развивается по возрастной норме.

(плавно вытекает из предыдущего) ребенок, которого взяли домой не сразу, может радостно кидаться ко всем встречным-поперечным, всех называть мамой, соглашаться идти с кем угодно и когда угодно. Если это происходит в течение первого года его пребывания в семье (особенно, если он малыш до трех лет), то, скорее всего, вы столкнулись с явлением «обнуления» возраста, и к 8-9 месяцам ПОСЛЕ усыновления это должно пройти.

если младенец не пугается громких звуков, не вздрагивает, не плачет – бегом к отоларингологу, проверять слух.

до трех лет дети не умеют фантазировать, врать. Все, что они рассказывают – реальная реальность, иногда требует расшифровки.
От пяти до семи-восьми лет

Всем уже известная «эдипальная фаза развития» ребенка приходится как раз на это время. Суть её вот в чем.

От рождения до примерно полутора-двух лет психика младенца представляет собой практически одно целое с материнской. Мама – абсолютно незаменима, без неё ребенок не выживает, а если её вдруг нет и нет подходящей замены, то психика ребенка «замораживается», останавливается в развитии. При благополучном течении жизни, ближе к двум годам случается первый возрастной кризис, условно обозначаемый как «Я сам!» и «нет!», в нашем фольклоре «волшебные два года». Время протеста, истерик, борьбы за власть и топанья ногами.

После того, как ребенок убедится, что он не может преодолеть власть родителей (и успокоится на эту тему), наступает дивная фаза романтической любви. Ребенок влюбляется в родителя противоположного пола, делает ему предложения руки и сердца, а от родителя своего пола пытается избавиться под разными благовидными предлогами, вроде «а ты, мамочка, пойди полежи, ты ведь устала? А папу ужином я сама накормлю, я ведь уже большая».

Так как ребенок фантазирует об исчезновении второго родителя (с целью занять его место), то логичным продолжением будут фантазии, что и родитель испытывает к малышу агрессивные, возможно, убийственные чувства. Грубо говоря, если я хочу, чтобы папа исчез, то он-то как на меня сердится! А ведь он гораздо больше и сильнее меня!

Мне очень страшно. Вдвойне страшно от того, что на самом-то деле, я же очень люблю папу/маму. И не представляю свою жизнь без него.

Это очень сложное время.

В этот период может вернуться энурез (ребенок начинает снова писаться по ночам, хотя вроде бы давно овладел навыком), малышу снятся кошмары с погонями, под кроватью могут поселиться монстры. В рисунках появляется страстный красный цвет, у мальчиков часто – фаллические символы, мечи, ракеты, огромные палицы и бейсбольные биты. Все для того, чтобы сразить соперника.

Правильным прохождением этой фазы считается вариант, при котором ребенок проиграет битву. На практике это означает, что ни в коем случае, как бы вам этого ни хотелось, не брать ребенка к себе в постель. Звучит банально, но я знаю, что, наверное, для 70% родителей – это самый простой способ решить разом все проблемы и с ночными хождениями, и со страшными снами, и с энурезом. Постарайтесь удержаться в рамках «Я побуду с тобой, но наша постель – только наша».

При неблагополучном разрешении эдипова конфликта, например, если родители расстались, или один из родителей явно предпочитает общество ребенка своему партнеру, малыш решает, что он победил в этой борьбе. То есть, он сильнее папы (в редких случаях – мамы). А раз он сильнее, то кто же будет защищать его самого?


Ближе к пяти годам на ребенка обрушивается идея смертности.

До этого момента дети считают себя практически бессмертными, а родителей – всемогущими Богами. К пяти-шести годам наши дети уже многократно наблюдают гибель разных живых существ: насекомых, домашних животных, иногда родственников, часто – в теленовостях.

Поначалу это потрясает. Если в семье тема смерти табуирована, замалчивается, ребенок остается один на один со своими фантазиями. В снах этого возраста появляются монстры, Баба-Яга и Кощей Бессмертный, привидения и призраки, возникает тема погонь, ребенок просыпается с криком, долго не может успокоиться. Лучшей стратегией в этом случае будет подробное проговаривание его фантазий и многократное подтверждение, что вы здесь, оберегаете и охраняете его, что вы понимаете, как ему страшно. Ни в коем случае нельзя высмеивать малыша. Для него все эти ужасы совершенно реальны.

Если ваша семья верующая, у вас есть мощная психологическая защита. Но не забудьте, что для маленького человека все СИМВОЛЫ веры, такие как жизнь вечная, Ад, Рай, спасение души – не метафоры, а опять же реальность. Поэтому будьте осторожны, обсуждая концепцию греховности, прощения и посмертного воздаяния.

Тематические страхи: у наших детей есть тяжелый травматический опыт. Многие из них пережили кошмары наяву, и когда они, дрожа, рассказывают, что во сне за ними гнался пьяный дядька с окровавленным ножом, это вполне могут быть не фантазии, а всплывшие воспоминания. Если один и тот же сюжет повторяется постоянно, если вы видите, что ребенок и днем продолжает об этом думать и говорить – не тяните, приводите малыша на психотерапию, чем раньше начнем, тем быстрее справимся.

С одним пятилетним мальчиком мы два месяца разыгрывали одну и ту же сцену: он строил из подушек и стульев очень тесную каморку, некоторое время сидел там, а потом я должна была все разрушить и встретить его «с радостью». Если бы это был обычный ребенок, я бы решила, что мы воспроизводим ситуацию родов. Но этот мальчишка год просидел с матерью в подвале, не выходя на свет, пока их не вытащил спецназ. Кто бы смог такое сочинить?
Младшие школьники

Вот ваше чадо идет в школу. Вы готовитесь, волнуетесь, ждете. К очевидным учебным тревогам добавляются так называемые «социальные страхи»: страх быть отвергнутой/непринятой у девочек и страх оказаться импотентом/быть осмеянным у мальчиков. («Импотент» в данном случае употребляется в изначальном смысле слова: «немощный, бессильный»).

Отчасти эти страхи тоже результат эволюции и ведут свое происхождение от первобытных людей. Для маленькой женщины жизненно важно быть принятой в сообщество других женщин, все свое время она проводит в кругу «своих», общается, собирает вместе коренья, выкармливает грудных детей – все это под защитой подруг и старших родственниц.

А для мальчика так же важно быть сильным, могучим, чтобы успевать на охоте за другими мужчинами, сражаться за территорию и самку, побеждать врагов и диких животных.

К обычным опасениям всех первоклассников у ваших деток могут прибавляться «особые»: меня будут сторониться, если узнают, что я приемный, надо мной буду смеяться. То есть, те же самые переживания, но нанизанные на другой стержень.

Обычно все налаживается в течение первого месяца, особенно, если есть возможность ходить с кем-нибудь вместе до школы, гулять после уроков. Как только появляется первый друг, социальные страхи исчезают, как утренний туман. Но не стоит совсем уж расслабляться, держите руку на пульсе, особенно мамы девочек: в третьем классе начинается новая увлекательная игра «дружим все против одного», и вот тут важно не упустить момент и вмешаться.


Подростки

После того, как человек осознает себя как биологическое существо (0-3 года), члена семьи и рода (3-7 лет), члена группы сверстников (младшая школа), он начинает задумываться о себе, как о представителе Человечества. Подростков начинает волновать судьба Вселенной, загрязнение окружающей среды, политика, общественная работа.

Страхи этого периода условно можно назвать «экзистенциальными», связанными с темой Бытия, они принимают планетарный масштаб. Подростка беспокоит возможность ядерной войны, или применения биологического оружия, терроризм.

Родителям (и учителям) необходимо быть очень внимательными, чтобы не пропустить раннюю манифестацию шизофрении в 16-17 лет. Маркером начавшегося заболевания будут служить вычурные, странные страхи, хорошо простроенная картина грядущих бедствий. В сочетании с активными действиями, направленными на предотвращение катастрофы (вторжения, уничтожения Земли), это является прямым показанием для визита к детскому психиатру.

«Тематических» страхов этого возраста я, честно говоря, не наблюдала.
Что делать родителям

Первое и самое главное: давать ресурс для борьбы со страхом. Обнимать, целовать, уверять в неизменности своей любви. Напоминать обо всем хорошем, активировать счастливые моменты семейной жизни, перебирать фотографии. Это общее правило для всех. Прежде чем куда-то отправляться, надо как следует подкрепиться (с) Винни-Пух, большой мастер борьбы с унынием.

Второе. Подробно проговариваем с ребенком содержание его страха. Важно не начать разубеждать, опровергать и доказывать, что под кроватью никого нет. Поговорите с ним о том, кто приходит к нему во сне, чего хочет, что делает. Постарайтесь разгадать смысл этих посланий, ведь во сне открывается спрятанная часть нашей души.

Обязательно называем чувства, эмоции и ощущения в теле. Все проговариваем. «Тебе, наверное, очень страшно. Я чувствую, как в животе у меня все сжалось в комок. Когда я боюсь, у меня сильно колотится сердце и потеют ладошки, а у тебя?»



Третье. Днем можно попробовать порисовать свои страхи, опять же – обсудить сюжет, спросить «а как ты думаешь, что это означает?». Потом спросить, чем ему можно помочь.

Чего не делать

Не пытаться «воспитывать храбрость», запирая ребенка в темной комнате. Никогда не пугать его нарочно. Оставлять свет, ночник или в коридоре, хоть до совершеннолетия. Следить за речью, чтобы не проворонить нечто вроде «Неупокоенные души ходят по земле» или еще что мистическое. Не говорить «какой ты трусишка, фууу! А я думал, ты смелый парень».


И еще одна важная вещь. Надо постараться не брать на себя переживания ребенка, он должен сам нащупать пути совладания со своим страхом, иначе это будет ваша работа, а не его рост.

источник: http://www.katryndemina.ru


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница