Лингвосинергетическая трактовка учебно-педагогического дискурса



страница3/15
Дата10.02.2016
Размер3.05 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
ГЛАВА 2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЛИНГВОСИНЕРГЕТИЧЕСКОГО ПОДХОДА К ИССЛЕДОВАНИЮ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ДИСКУРСА



    1. Синергетика как универсальная научная парадигма

На данный момент концепции синергетики доминируют в методологии научных исследований. Синергетика – наука о самоорганизации сложных систем, об универсальных закономерностях развития динамических систем. Синергетика представляет собой междисциплинарное научное направление, основная цель которого заключается в познании явлений и процессов природы на основе синергетических принципов. Одним из положений синергетики является признание дискурса сложной незамкнутой неравновесной системой, которая самоорганизуется и в результате речемыслительного процесса образует высоко упорядоченные структуры.





      1. История становления синергетики как науки. Лингвосинергетика и синергетическая педагогика

Предпосылками синергетики служат исследования многих выдающихся ученых: А. А. Андронова, Н. Н. Боголюбова, А. А Власова, А. Н. Колмогорова, Н. С. Крылова, Л. Больцмана, Л. Д. Ландау, Л. И. Мандельштама, А. Пуанкаре. Главную роль в зарождении науки о самоорганизации играет учение В. И. Вернадского о ноосфере. Создатели теории самоорганизации в современной интерпретации – Г. Хакен и И. Пригожин.

Термин «синергетика» (от греч. «synergeia» – совместное действие) впервые введен немецким физиком Германом Хакеном. Исследователь определяет синергетику как науку о самоорганизации, как междисциплинарную теорию «совместного действия многих подсистем, в результате которого на макроскопическом уровне возникает новая структура и соответствующее функционирование» [Цит. по: Бородкин, URL]. В дальнейших исследованиях ученый переходит от физических исследований к изучению мозговой активности, поведения человека и вскоре убеждается, что как природные, так и социальные системы способны к спонтанному образованию структур (пространственно-временных и функциональных). Г. Хакен видит в синергетике универсальный формальный язык, позволяющий проанализировать разнообразные процессы самоорганизации. Свою точку зрения один из основателей синергетики описывает в ряде трудов: «Синергетика» (1980), «Синергетика. Иерархии неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах» (1985), «Информация и самоорганизация. Макроскопический подход к сложным явлениям» (1991), «Тайны природы. Синергетика: учение о взаимодействии» (2003).

Г. Хакен формулирует основные положения синергетического метода исследования:

1. самооганизующиеся системы состоят из взаимодействующих друг с другом одинаковых или разнородных частей;

2. исследуемые системы считаются открытыми нелинейными и далекими от равновесия, упорядоченность в которых возникает из хаоса в результате самопроизвольных механизмов;

4. нелинейность – основа многообразия, приводящего к точкам ветвления процессов;

5. причиной нестабильности систем становятся внутренние и внешние колебания, в процессе возникновения которых система приближается к оотносительно устойчивым структурам;

6. изменения в системах приводят к появлению эмерджентных качеств;

7. возникающие структуры могут быть упорядоченными или хаотическими [Хакен, 1980, 2003].

Термодинамический подход к самоорганизации реализуется брюссельской школой во главе с И. Пригожиным. Введенное данной школой в 1967 году основное понятие «диссипативная структура» играет важную роль в становлении синергетики. Диссипация – процесс рассеивания, превращения энергии в менее организованные формы. Диссипация необходима и важна как «свойство механизмов самоорганизации, способствующее выстраиванию упорядоченной структуры в открытой нелинейной среде, способствующее возникновению порядка через флуктуации» [Пригожин, 1983, с. 104]. Основные термины, разработанные брюссельской школой, отражены в трудах Г. Николиса, И. Пригожина «Самоорганизация в неравновесных системах: От диссипативных структур к упорядоченности через флуктуации» (1979), И. Пригожина «От существующего к возникающему: Время и сложность в физических науках» (1985), «Философия нестабильности» (1991), И. Пригожина, И. Стенгерс «Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой» (1986), «Время. Хаос. Квант» (1994).

Начальные предпосылки к созданию теорий Г. Хакена и И. Пригожина аналогичны. Основой двух теорий служат представления об открытых, неравновесных системах, обладающих свойствами эмерджентного поведения. Различие теорий заключается в том, что Г. Хакен акцентирует внимание на пространственном измерении синергетики. И. Пригожин концентрируется на проблеме темпоральности («переоткрытия времени»), преодолевающей «дуализм внутреннего (субъективного) времени и внешнего (объективного) времени» [Цит. по: Аршинов, URL].

В настоящее время до конца не определена роль синергетики в системе научного знания. Синергетику оценивают как картину мировосприятия, научную парадигму, отдельную дисциплину. Синергетика, осуществляя преемственность в развитии междисциплинарного знания, представляет собой новое явление в науке, которое заставляет задуматься о том, что традиционная дисциплинарная структура научного знания становится неприемлемой.

В отечественной науке разработкой фундаментальных проблем синергетики занимается научная школа, сложившаяся в Институте прикладной математики им. М. В. Келдыша. Представителями школы являются В. И. Арнольд, В. А. Галактионов, С. П. Капица, Е. Н. Князева, С. П. Курдюмов, Г. Г. Малинецкий, А. П. Михайлов, А. А. Самарский и многие другие. Особое внимание уделяется моделированию динамических систем, режимов их развития и функционирования, анализу разнообраных процессов, а также рассмотрению проблем естествознания и гуманитарных наук в рамках философской синергетической концепции. Начиная с 1994 года Е. Н. Князева в соавторстве с С. П. Курдюмовым, публикует ряд монографий: «Законы эволюции и самоорганизации сложных систем» (1994), «Одиссея научного разума. Синергетическое видение научного прогресса» (1995) и «Основания синергетики: Режимы с обострением, самоорганизация, темпомиры» (2002). Данные труды отражают результаты многолетних исследований ученых. Важными для нашего исследования являются следующие выводы:



  • «синергетика изучает механизмы самоорганизации определенного класса систем (открытых и нелинейных) различной природы [Князева, Курдюмов, 2002];

  • процесс самоорганизации характеризуется созданием структур благодаря внутреннему спонтанному эффекту локализации, следовательно, структура – это локализованный в определенных участках среды (системы) процесс [Князева, Курдюмов, URL];

  • самыми устойчивыми структурами являются аттракторы, на основании анализа которых появляется возможность прогнозировать ход эволюции всей системы;

  • локализовать аттрактор можно вследствие моделирования сложных систем;

  • сложные системы характеризуются несколькими режимами развития: режимами развития на фундаментальной длине (S-режим, имеющий фиксированную область локализации), быстрого роста (LS-режим) и ослабления интенсивности процессов (HS-режим);

  • LS-режим (lower, диссипативность «ниже») – режим роста интенсивности процесса, локализующий аттрактор;

  • после локализации аттрактора становится возможным S-режим – режим гармонизации в виде остановившейся «тепловой волны» (standing wave – стоячей волны);

  • HS-режим (higher – диссипативность «выше») – режим растекания, размывания структур от центра, локализация аттрактора во время развития в таком режиме отсутствует [Князева, Курдюмов, 2002, с. 57, с. 302];

  • быстрый процесс развития системы обусловливает существование режима с обострением (blow-up) – режима сверхбыстрого нарастания процессов в открытых нелинейных системах, при которых характеризующая величина (в нашем случае, плотность связей и элементы симметрии) неограниченно возрастает за конечный промежуток времени [Князева, Кюрдюмов, URL], три характерных типа режимов с обострением (blow-up solution): S-режим – обострение на конечном интервале (region blow-up), LS-режим – обострение в одной точке (single blow-up), HS-режим – обострение во всем пространстве (total blow-up);

  • изучение режимов с обострением актуально для моделирования и выявления содержания когнитивных процессов и процессов обучения, образования.

В. Г. Буданов в диссертации «Методология синергетики в постнеклассической науке и в образовании» (2007), разрабатывая концептуальные основания и принципы синергетики, разграничивает «синергетику для образования (интегративные курсы синергетики в средней и высшей школе по завершении очередного цикла обучения – спиральное восхождение по рубежам осознания целостности мира); синергетику в образовании (внедрение материалов, иллюстрирующих принципы синергетики в частных дисциплинах) и синергетику образования (применяемая к самому процессу образования, становления личности и знания)» [Буданов, URL]. Наше исследование ориентировано на решение проблемы оптимизации учебно-педагогического процесса в рамках терьего направления.

Очевидно, что в настоящее время идеи синергетики (теории самоорганизации сложных систем) активно развиваются по многим направлениям гуманитарного знания. Синергетический подход в педагогических науках как компонент системной методологии позволяет педагогу и учащимся комплексно развивать специфические для учебно-педагогического общения способности: способность системно воспринимать речевое поведение собеседника, улавливать позитивные и негативные сигналы и адекватно на них реагировать. Умение правильно выстраивать стратегию общения, обеспечивая ее эффективность речевыми тактиками, и знания о синергийности изучаемого языка, отличной от синергийности родного языка, способствуют формированию системного учебно-педагогического взаимодействия.

Стремительно развивающееся направление «педагогическая синергетика» изучает принципы и закономерности самоорганизации педагогических систем. Яркими представителями данного направления являются И. Н. Бабич, В. Г. Буданов, Л. К. Гейхман, С. К. Гураль, Л. П. Киященко, С. А. Ламзин, М. А. Федорова, Г. Шеффер и другие.

С. А. Ламзин в докторской диссертации «Методические принципы как основа теории обучения иностранным языкам: Синергетический аспект» (2002) формулирует основные принципы обучения иностранным языкам и распределяет их по трем уровням: «принципиальные положения общей теории познания; дидактические принципы; принципы методики обучения иностранным языкам» [Ламзин, 2002, с. 5]. Эффективность обучения иностранным языкам достигается при условии, что дидактический процесс согласован с системой принципов. В то же время отмечается, что учебный процесс характеризуется некоторой непредсказуемостью.

Моделирование деятельности педагога и учащихся в рамках высшей школы осуществляет в своем диссертационном исследовании «Педагогическая синергетика как основа моделирования и реализации деятельности преподавателя высшей школы» (2004) М. А. Федорова, подчеркивая концептуально-методологическую новизну идей самоорганизации, связанную с «признанием способности различных систем к саморазвитию не только за счет притока энергии, информации, вещества извне, но и за счет использования их внутренних возможностей» [Федорова, 2004, с. 4]. М. А. Федорова выделяет два направления в педагогической синергетике. Первое направление – синергетика в содержании образования – определяет основные синергетические понятия через описание сложных нелинейных систем и переносит их в иные области знания. Обучение направлено не на увеличение информации, а на изучение универсальной модели развития сложных систем. Второе направление – синергетика в организации образовательного процесса – направлено на «создание образовательных программ как образа развития, улучшающего отношения между субъектами образовательного процесса, как своеобразного пути поэтапного изменения возможностей, по которому субъект движется в образовательном пространстве» [Там же].

В диссертации И. Н. Бабич «Совершенствование учебно-воспитательного процесса школы в условиях функционирования образовательной среды, реализованной на базе информационных и коммуникационных технологий» (2006) утверждается, что синергетический подход к совершенствованию учебно-воспитательного процесса повышает структурное и функциональное многообразие, предполагает «создание единого информационного педагогического поля семьи и школы, позволяющее педагогическому коллективу эффективно организовать учебно-воспитательный процесс с учетом особенностей возрастного периода в развитии учеников, наладить позитивное педагогическое взаимодействие с учащимися и их родителями» [Бабич, URL].

Разработке синергетического подхода к иноязычному дискурсу посвящен ряд трудов С. К. Гураль. В диссертации «Обучение иноязычному дискурсу как сверхсложной саморазвивающейся системе (языковой вуз)» (2009) центральным элементом реализации синергетического подхода к изучению иноязычного дискурса является дискурс-анализ. «Структурное содержание иноязычного дискурса рассматривается как линейное самоорганизующееся когерентное образование» [Гураль, 2009, с. 306]. Базовыми характеристиками дискурса служат пропозиция, референция, экспликатура, импликатура, инференция, релевантность, пресуппозиция и ментальный лексикон. Принципы коммуникативности, наблюдаемости, нелинейности, незамкнутости, гомеостатичности и возникновения и усиления порядка через флуктуацию представляют собой принципы синергетического подхода к обучению иностранному языку как иноязычному дискурсу. Уровень «сформированности у студентов-лингвистов знаний о языке как постоянно развивающейся системе» является показателем обученности иноязычному дискурсу [Гураль, 2009, с. 12].

В монографии «Синергетическая педагогика» (2011) Л. К. Гейхман в соавторстве с Л. В. Кушниной и А. В. Кушниным рассматривает концептуальную основу формирования ноосферной личности – синергетическую педагогику. Важнейшая составляющая синергетической педагогики – «компетентностный подход, соотносимый с гуманистическими ценностями образования. Компетентность понимается в работе как основывающаяся на знаниях, интеллектуально и личностно обусловленная социально-профессиональная жизнедеятельность человека» [Гейхман, 2011, с. 162]. Синергетическая педагогика имеет целью изучить открытую непрерывную модульную систему образования, в которой формируются ноосферные личности студента, взаимодействующего с преподавателем в рамках дистанционного образования на сверхвысоком уровне (уровне самообразования, самовоспитания, самосовершенствования).

На современном этапе развития науки синергетика вошла в круг интересов лингвистики. Языковеды (Н. Ф. Алифиренко, В. Н. Базылев, В. Г. Борботько, Н. А. Блазнова, И. А. Герман, Н. А. Давыдова, М. Н. Ельцова, Т. В. Искина, Л. А. Манерко, Н. Н. Миронова, И. Ю. Моисеева, Г. Г. Москальчук, Н. Л. Мышкина, В. А. Пищальникова, Е. В. Пономаренко, И. Н. Пономаренко, Я. Н. Ронжина, Е. В. Рылова, И. В. Савина, М. Г. Старолетов, А. А. Харьковкий, Д. С. Храмченко) изучают синергийные свойства языка и речевой деятельности. Принципы синергетики активно применяются в общей теории текста и теории дискурса. Проблема организации дискурса как сложноорганизованной нелинейной системы находится на стадии разработки. В этом плане синергетика и новое направление – лингвосинергетика – представляют актуальные направления, активно развиваемые в последнее время.

С применением синергетической методологии в когнитивной лингвистике и психолингвистике изучаются такие сложные человекомерные системы, как ментальный лексикон (психолингвистическая концепция ментального лексикона как динамической самоорганизующейся системы А. А. Залевской), ядро ментального лексикона (концепция ядра как странного аттрактора, притягивающего к себе все траектории эволюции системы Н. О. Золотовой).

Разрабатывается новый подход к языку (контрадиктно-синергетический), нашедший воплощение в трудах Н. Л. Мышкиной, описывающей синергетическую природу языка, его системные и асистемные аспекты. Контрадиктно-синергетический подход исследует форму энергии языка, способную порождать «новые смыслы в результате синергии спонтанных и детерминированных движений смыслов текстовых единиц всех уровней, планов и измерений» [Мышкина, 1998, с. 31]. Одним из системообразующих терминов контрадиктно-синергетической лингвистики является термин «контрадикция» как «внутренний механизм движения текстового пространства» [Мышкина, 1999]. К контрадикциям относятся «логически противоречивые высказывания, нарушающие формально-логический закон противоречия, а также смысловые разрывы языковой системы, трактуемые как проявления симметрии-асимметрии» [Мышкина, 2011, с. 95], раскрывающие «законы смыслокреации на текстовом уровне» [Там же].

В исследованиях Г. Г. Москальчук закладывается тенденция ориентации методологического и методического аппарата лингвистических учений на восприятие текста как природного энергетического, информационного объекта. Г. Г. Москальчук изучает процессы структурной организации и самоорганизации текста, описывая методики и результаты своего исследования в монографии «Структура текста как синергетический процесс» (2003). Исследователем проанализированы модели структуры текста и выявлены функционально разнообразные формы текста, определенные «вариативным расположением креативного аттрактора в позиционной иерархии данной формы» [Москальчук, 2003]. В более поздних исследованиях, результаты которых отражены в монографии «Векторы интерпретации текста: Структуры, Смыслы, генезис» (2013), Г. Г. Москальчук определяет текст как «форму и способ упаковки языковой материи в целостное коммуникативно целесообразное сообщение» [Москальчук, 2013, с. 15] и описывает категорию формы текста. Фундаментальность проведенного Г. Г. Москальчук исследования заключается в разработке метода позиционного анализа, включающего методику позиционных срезов, методику выявления внутренних циклов, методику определения формулы текста. Доказательность многолетних исследований отражена в статистических параметрах моделей структуры текста и созданных экспериментальных вариациях текста. Данный метод имеет большое значение при рассмотрении текста как структурного строения, инвариантные признаки которого неосознанно переносятся в продуцируемый текст.

Актуальными остаются исследования аттрактора как структурного компонента текста, по которому возможно провести общий анализ целого текста. Н. А. Блазновой подробно изучены точечные аттракторы; Э. Т. Болдыревой – креативный аттрактор, в непосредственной близости к которому наблюдается увеличение концентрации маркеров эмоционально-экспрессивной информации. Изучая систему «экспериментатор – текст – реципиент», Е. А. Коржнева в диссертационной работе «Деятельность лингвиста-экспериментатора при исследовании структуры текста» (2003) обозначает текст как структуру-аттрактор, вокруг которой организуется система. В диссертационном исследовании «Восприятие англоязычных текстов носителями русского языка как синергетический процесс» (2009) Н. В. Добрынина подтверждает изложенные выше идеи об аттракторе и утверждает, что аттрактор является доминантным элементом в процессе восприятия текстов на иностранном языке русскоязычными учащимися. Экспериментальная верификация каждого исследования, применение разноаспектных методов составляют доказательную базу диссертационных работ.

В исследовании Т. В. Андурсенко «Системно-динамическая организация текстового пространства» (2010) определяются характеристики физического пространства и семантического пространства инварианта текста, позволяющие облегчить интерпретацию текста. Кроме этого, устанавливаются этапы формирования не только структуры, но и содержания текста.

В монографии К. И. Белоусова «Синергетика текста: От структуры к форме» (2008) описываются онтологические качества текста: «пространственно-временная протяженность, полионтологичность, сукцессивно-симультанная организация, функциональность, целостность» [Олизько, 2009, с. 37]. Данная работа описывает переход к исследованиям модели текста.

А. Ю. Корбут в диссертации «Текстосиметрика как раздел общей теории текста» (2005) описывает и классифицирует целый ряд понятий, входящих в разработанный автором раздел теории текста. Основу исследования составляют повторы как элементы, создающие внутритекстовую симметрию, реализация которой, в свою очередь, и есть формообразование текста. Помимо этого, проводится оценка формообразующих процессов микро- и макроуровня текста, исследуется межтекстовая симметрия разных жанров. Все уровни иерархически сложенной самоорганизующейся системы охарактеризованы, с помощью эксперминетов создана доказательная база нового раздела науки, последовательного в своей методологической организации.

В рамках текстоцентрического подхода, применяемого в диссертационном исследовании «Симметрия/асимметрия в лингвистике текста» (2005), И. Н. Пономаренко демонстрирует возможность изучения лексико-семантического и текстового пространств методом выявления симметрии и асимметрии в структуре текста.

В диссертации «Синергетическая модель текстоообразования» (2007) И. Ю. Моисеева выделяет механизмы текстообразования в процессуально-динамическом аспекте. Предложенная исследователем синергетическая модель текстообразования позволяет описать процессы, происходящие при становлении текста, выявить статические и динамические аспекты взаимодействия языковых структур, «установить зависимость деривационной способности структур от их локализации во внутритекстовом пространстве-времени» [Моисеева, 2007].

Монография «Введение в лингвосинергетику» (1999), авторами которой являются И. А. Герман и В. А. Пищальникова, посвящена описанию основных положений исследования речевой деятельности как синергетической системы. В монографии рассматриваются лингвистические и психологические основания изучения рече-/смыслопорождения – сложной динамической системы, самоорганизация которой детерминируется креативным аттрактором, или доминантным смыслом.

Одновременно с изучением текста, речевой деятельности в рамках синергетики происходит разработка дискурсивно-синергетического подхода, рассматривающего текст как речемыслительное образование событийного характера в совокупности с экстралингвистическими факторами его существования. В монографии «Принципы формирования дискурса: От психолингвистики к лингвосинергетике» (2006) В. Г. Борботько описывает «язык», понимая под данным понятием инструмент рефлексии, способный моделировать дискурсивные структуры. В своей работе автор говорит о дискурсе – процессе ориентировочного отражения мира и определяет, как соотносятся дискурс и контекст речевой деятельности.

В диссертации «Семиотико-синергетическая интерпретация особенностей реализации категорий интертекстуальности и интердискурсивности в постмодернистском художественном дискурсе» (2009) Н. С. Олизько освещает проблему изучения «интертекстуальности и интердискурсивности как системообразующих категорий постмодернистского художественного дискурса» [Олизько, 2009]. Комплексный семиотико-синергетический подход позволяет рассмотреть «процесс функционирования художественного произведения в пространстве семиосферы» [Там же].

Е. В. Пономаренко в монографии «Лингвосинергетика бизнес-общения с позиций компетентностного подхода (на материале английского языка)» (2010) описывает предпосылки и перспективы развития функциональной лингвосинергетики как отрасли языкознания и разрабатывает теоретические основы анализа бизнес-общения. В работе намечаются перспективы использования функциональной лингвосинергетики в процессе обучения. Основная цель заключается в совершенствовании языковой подготовки специалистов разного профиля. Прикладные аспекты намеченного направления исследования связанны с разработкой эффективных приемов речевого воздействия, играющих важную роль в бизнес-общении.

Наше исследование, направленное на изучение результатов взаимодействия педагога и учащихся, функционирующих в учебно-педагогической коммуникативной среде, предполагает применение интегрированного лингвосинергетического подхода, основанного на базовых синергетических принципах, обеспечивающих организацию и самоорганизацию учебно-педагогического дискурса.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница