Лингвометодические проблемы преподавания иностранных языков



страница1/8
Дата24.04.2016
Размер0,91 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8



П роблемы межкультурной коммуникации


ISSN 1817-3241

ЛИНГВОМЕТОДИЧЕСКИЕ

ПРОБЛЕМЫ ПРЕПОДАВАНИЯ

ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ

В ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ


Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского

ЛИНГВОМЕТОДИЧЕСКИЕ

ПРОБЛЕМЫ ПРЕПОДАВАНИЯ

ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ

В ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ


Межвузовский сборник научных трудов

В Ы П У С К 4

Под редакцией Л. И. Сокиркиной

ИЗДАТЕЛЬСТВО САРАТОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

2007


У

ДК 802/808(082)

ББК 81.2-5я43

Л59

Л59
Лингвометодические проблемы преподавания иностранных языков в высшей школе: Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. Л.И. Сокиркиной. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2007. – Вып. 4. – 128 с.: ил.

В четвертый выпуск сборника включены статьи, отражающие результаты исследований в области межкультурной коммуникации, методики преподавания иностранных языков, теоретического и прикладного переводоведения, использования информационно-коммуникационных технологий в учебном процессе.

Для специалистов в области лингвистики, методики преподавания иностранных языков и межкультурной коммуникации.

Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я :



Л.И. Сокиркина (отв. редактор), канд. филол. наук,

Р.М. Базылева, канд. филол. наук,

Н.И. Иголкина (отв. секретарь), канд. пед. наук,

Е.Н. Базанова, канд. ист. наук

УДК 802/808(082)

ББК 81.2-5я43

ISSN 1817-3241  Саратовский государственный

университет, 2007

ПРЕДИСЛОВИЕ
В четвертом выпуске сборника научных трудов «Лингвометодические проблемы преподавания иностранных языков в высшей школе» представлены статьи преподавателей иностранных языков высших учебных заведений Саратова, Пензы, Ставрополя, Карачаевска. В сборник вошли статьи, которые продолжают традицию, заложенную в предыдущих выпусках, а именно комплексного подхода к изучению проблем, связанных с преподаванием иностранных языков в высшей школе. Авторы знакомят читателей с результатами теоретических и прикладных исследований в области лингвистики, межкультурной коммуникации и методики преподавания иностранных языков.

Особенностью данного выпуска является то, что в нем появилась новая рубрика – «Проблемы теоретического и прикладного переводоведения», где можно познакомиться с работами по изучению проблем перевода как художественной литературы (Д.Н. Жаткин, С.В. Бобылёва, С.А. Хрянина, М.В. Колесник), так и научных текстов (Л.А. Глазкова, Н.А. Калинина).

Взаимопроникновение языков и культур в современном мире является предметом интереса исследователей и творческих людей уже давно. Восприятие другой культуры и способы передачи своих впечатлений писателями и кинематографистами стало предметом интереса некоторых авторов (М.А. Фомина, Д.Н. Целовальникова). В ряде других работ затрагивается лингвистический аспект осуществления межкультурной коммуникации (Б.Р. Могилевич, М.Б. Текеева, Э.А. Шабанова).

В рубрике «Проблемы функционирования языка» опубликованы статьи, в которых приведены результаты исследований о функционировании языка как средства коммуникации на современном этапе развития общества (Н.А. Кубракова, Т.А. Присяжнюк, И.Ю. Саяпина). Результаты исследования лингвистических особенностей речи при усвоении иностранного языка представлены в работе Е.Н. Даштоян.

Способы повышения эффективности преподавания иностранных языков и оптимизация учебного процесса в высших учебных заведениях  темы исследований преподавателей-практиков. В своих статьях они делятся опытом по внедрению в педагогическую практику новых методов и инновационных средств обучения (Р.М. Базылева, И.П. Крамаренко, И.В. Катаржина, Е.Н. Красикова, И.С. Толстова, Е.М. Учаева, Т.В. Цыкина, М.А. Зай-цева, С.Ю. Гаврилова).

Представленные в статьях сборника результаты научно-исследова-тельской работы авторов отражают современные тенденции теоретических и прикладных направлений в тех областях знаний, которые связаны с линг-вометодическими проблемами преподавания иностранных языков в высшей школе.




Л.И. Сокиркина

ПРОБЛЕМЫ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС И ОБРАЗОВАНИЕ В США:

СОВРЕМЕННЫЕ ИНДЕЙСКИЕ ПЛЕМЕННЫЕ КОЛЛЕДЖИ
Е.Н. Базанова

Саратовский государственный университет

Кафедра английского языка и межкультурной коммуникации
В современном мире национальный вопрос остро стоит во многих полиэтнических странах. США является прекрасным примером того, как в одной из самых густонаселенных стран мира, традиционно считающейся очень терпимой в плане решения национальных и религиозных вопросов, долгое время тлеют разногласия между национальными диаспорами и как правительство старается выстроить сбалансированные отношения с каждой этнической группой. Тем не менее США остается страной, в которой официальная политика равных возможностей независимо от национальной и религиозной принадлежности распространяется на все сферы жизни. И область высшего образования не исключение.

Несмотря на то что поступление в любой вуз страны происходит по принципу равных возможностей для абитуриентов разного этнического происхождения, в силу финансовых, географических, культурных и иных факторов, процент не белых абитуриентов, особенно коренного населения, в вузах страны невелик. В США существует развитая система учебных заведений для представителей национальных меньшинств страны  государственные и частные университеты, а также колледжи. Подчас такие учебные заведения для национальных меньшинств объединены в ассоциации – например, Консорциум высшего образования для американских индейцев (American Indian Higher Education Consortium) или Ассоциация колледжей и университетов для коренного населения (Association of Tribal Colleges and Universities).

Мы бы хотели заострить внимание на индейских племенных колледжах, история которых ярко иллюстрирует, с одной стороны, плодотворную борьбу коренных народов за право на самоопределение и самоуправление, а с другой – успешный опыт американского правительства в области поддержки так называемого «этнического образования».

На сегодняшний день в Америке, по разным данным, от 10 до 20 мил-лионов человек имеют индейские корни, но лишь немногие из них идентифицируют себя как коренные американцы [1, 3334]. Данные последней переписи населения показывают, что индейцы составляют 0.9% американского населения [2].

В течение многих лет индейское образование было направлено в основном не на учёбу как таковую, а на «американизацию» учащихся. И хотя количество выпускников среди коренного населения увеличилось к концу ХХ в., общий уровень образования среди индейцев остаётся низким (по сравнению со средним по стране) [3, 31]. По наблюдениям известного американского индеаниста Д. Хили, единственной позитивной подвижкой являются колледжи, контролируемые племенами; более 30 таких колледжей появилось с 1960-х гг. Они располагаются непосредственно на территориях резерваций или около них и предоставляют 2-годичное образование. Некоторые из них были построены на деньги, вырученные от игорного бизнеса. Преподавание в колледжах такого типа отвечает нуждам и запросам коренного населения и ориентированно на тех студентов, которые затем продолжают своё образование за пределами резерваций [4, 331].

Первый колледж, который полностью контролировался племенными властями, был создан в резервации племени навахо в 1968 г. Причиной создания такого индейского колледжа стало большое количество студентов навахо, не окончивших образование во внерезервационных учебных заведениях. Именно поэтому племенные власти решили основать собственный колледж с двухгодичным обучением – Общинный Колледж Навахо. Среди преимуществ подобного вида образовательного института называлось то, что «студенты испытывали меньшее количество финансовых и психологических проблем, а также изучали культуру и систему жизненных ценностей племени навахо» [5, 649].

Примеру навахо последовали и другие племена. К 1990 г. в США существовало уже 24 индейских колледжа, где студенты могли получить диплом младшего специалиста. Два колледжа – Оглала Лакота Колледж и Синте Глеска Колледж – предоставляют возможность обучения по системе бакалавриата.

Современный индейский колледж обычно располагается в нескольких зданиях, которые были подарены индейской общине или арендуются племенем. Иногда под учебные заведения приспосабливаются другие помещения. Например, Литтл Биг Хорн Колледж базируется в бывшем спортивном центре, одно из помещений Форт Бертхолд Колледжа – это бывшее почтовое отделение, Синте Глеска Колледж перестроил книжный магазин под классную комнату. И только несколько индейских колледжей имеют в своем распоряжении просторные строения. В резервации навахо студенты проходят обучение в колледже, расположенном в самом центре резервации: шестиэтажное административное здание построено в национальном стиле и окружено другими университетскими подразделениями (общежитие, спортивный зал и студенческий центр).

Однако несмотря на то что во второй половине ХХ века коренные американцы получили возможность основывать собственные образовательные учреждения и размещать их на территориях резерваций, количество учеников, которые эти колледжи могли принять, было ограничено – прежде всего вследствие того что сами колледжи были небольшими [6].

Отличительной особенностью племенных колледжей является то, что наряду с общеобразовательной программой, в них ведется преподавание традиционно индейских предметов, что, по мнению резервационного населения и педагогов, подготовит студентов, с одной стороны, к резервационной жизни, а с другой – к общению со внерезервационным, внешним окружением. Таким образом, можно выделить три основные характеристики индейских колледжей. Во-первых, учебные программы в таких колледжах всегда построены с опорой на традиционную индейскую культуру. Ученики изучают племенной язык, искусство и философию не как дополнительные предметы, а как основные. Во-вторых, главный акцент делается на преподавание таких дисциплин, которые наиболее востребованы в жизни конкретной резервации. В результате большинство выпускников не испытывают больших трудностей в поисках работы в той или иной индейской общине. В-третьих, на базе колледжей часто проводятся научно-прак-тические исследования, которые отвечают насущным требованиям общины и спонсируются племенными властями. Это приводит к тому, что индейские образовательные учреждения сочетают в себе функции колледжа и исследовательского центра.

В качестве примера можно привести уже упоминавшийся Общинный Колледж Навахо. В его уставном документе сказано, что основной задачей колледжа является повышение образовательного уровня студентов на основе индейских традиций. Среди важнейших дисциплин называются изучение философии племени, языка, истории, культуры, профессиональная подготовка, позволяющая выпускникам успешно существовать в мультикультурном и технологическом обществе, проведение научных исследований, делающих вклад в социальное и экономическое развитие резервационной общины [7].

В заключение хотелось бы отметить, что современное коренное население в США уникально не только тем, что обладает определенной автономией, собственными территориями, поселениями, правительствами, но также и тем, что добилось права создавать и развивать собственные, этнические образовательные учреждения. И хотя на современном этапе функционирование индейских колледжей не лишено многочисленных проблем, трудно не разделить уверенности племенных властей в успешном развитии чисто индейского, традиционного образования. Ведь именно такое обучение, построенное на соединении общеобразовательной программы и изучении культурно-исторических основ традиционного уклада жизни, как нельзя лучше соответствует современным нуждам индейских общин.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Wilkins David E. American Indian Politics and the American Political System. Lanham, Oxford, 2002.

2. U.S. Census Bureau. http://www.census.gov

3. Population Bulletin. 1999. Vol.54, №3.

4. Healey Joseph F. Race, Ethnicity, Gender and Class. Thousand Oaks, 2003.

5. Native America in the Twentieth Century: An Encyclopedia / Ed. by Mary B. Davis. N.Y.; L., 1996.

6. Tribal Colleges: Shaping the Future of Native America. Princeton, 1989.

7. Navajo Community College http://www.dinecollege.edu



О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ КОММУНИКАЦИИ

ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА

В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ СРЕДЕ
Н.И. Иголкина

Саратовский государственный университет

Кафедра английского языка и межкультурной коммуникации
Лингвистические исследования начала XXI в. характеризуются небывалым интересом к проблеме влияния экстралингвистических факторов на современный язык. Исследователи отмечают, что проблемы взаимоотношения и взаимовлияния языка и общества привлекали внимание исследователей давно, но именно сейчас социолингвистический подход приобрел особую актуальность, что связывают с господствующей в настоящее время антропоцентрической парадигмой. «Современный этап в развитии антропоцентрического языковедения знаменует переход от изучения коммуникации, сознания, речевого поведения вообще к попыткам определения своеобразия коммуникативных проявлений, которые свойственны либо социальной группе, либо являются характеристиками отдельно взятого индивида» [Седов, с.6].

Анализ работ, посвященных исследованию актуальных проблем в современной социолингвистике, позволил определить ряд следующих направлений, которые вызывают наибольший интерес у исследователей:

 изучение национальной специфики и сохранение культурной идентичности в условиях глобализации и расширения межкультурных контактов;

 исследование профессиональной составляющей речевого поведения и коммуникативной компетенции;

 изучение разговорной речи с точки зрения влияния на коммуникативный процесс различных экстралингвистических факторов.

Интерес к этим направлениям объясняет актуальность изучения речи преподавателей иностранного языка, так как в силу специфики своей профессии они в большой степени подвергнуты влиянию других культур и других языков. Нами было проведено исследование с целью выявления особенностей влияния профессиональной деятельности, связанной с изучением и преподаванием английского языка и межкультурной коммуникации, на речь членов профессионального сообщества.

Заимствования реалий и обозначающих их лексических единиц (ЛЕ) представляют собой одно из самых очевидных последствий взаимовлияния языков и культур. Изучение заимствований является постоянным предметом интереса лингвистов. Анализ работ по данной тематике показывает, что в центре внимания исследователей чаще всего оказываются следующие вопросы:

 принципы дифференциации заимствований и иноязычных вкраплений, связанных с переключением кода и интеркода;

 классификация заимствований;

 причины заимствования.

В данной статье делается попытка оценить роль и проанализировать причины англоязычных вкраплений в речи преподавателей английского языка на родном (в данном случае русском) языке. Анализу были подвергнуты англицизмы, которые встречаются в устной и письменной речи преподавателей кафедры английского языка и межкультурной коммуникации Саратовского государственного университета при общении друг с другом. За рамками нашего анализа остались заимствования, которые функционируют в других социально-коммуникативных системах или имеют широкое распространение во всем современном российском обществе и вошли в систему русского языка (например, менеджер, органайзер, шоу, шопинг, спикер и т.д.).

Изучение и анализ собранного материала позволили разделить англоязычные элементы в речи преподавателей английского языка на две группы. В первую (большую) группу входят англицизмы, использование которых связанно с ситуациями обсуждения профессиональной деятельности преподавателей, а именно преподавание английского языка, общение по методическим и организационным вопросам. В этой группе мы выделяем следующие подгруппы.



1. Названия видов деятельности (учебные приемы, навыки и умения):

reading  чтение

speaking – говорение, устная речь

listening – аудирование, восприятие на слух, слушание

writing / academic writing – письмо, академическое письмо

skimming  ознакомительное чтение, беглое чтение, чтение по диагонали

scanning  беглый просмотр (текста)

interpreting – устный перевод

translating – письменный перевод

gap filling – заполнение пропусков

2. Слова и выражения, связанные с организацией учебного процесса (названия видов заданий, указаний к их выполнению, названия учебников, изданных за рубежом, обозначения средств обучения и т.д.):

warming-up – разминка, задание для разминки

activity – задание для развития какого-либо умения или навыка

drill – тренировать, натаскивать; упражнение для тренировки и натаскивания

drilling  подготовка, тренировка; натаскивание; зубрежка

tick  делать отметку, ставить птичку, галочку

circle – обвести в кружочек

match  найти соответствие

cloze  обучающий тест, в котором некоторые слова заменены пробелами

photocopiable – допустимо копирование

summary  краткое изложение, конспект (возникает непонимание )

topic sentence – предложение, в котором заключена основная мысль абзаца

key word – ключевое слово

matches – задания, в которых необходимо определить соответствия

handout(s) – раздаточные материалы

intermediate средний, промежуточный

placement test – тест для определения уровня владения языком

course (student) book  учебник для студента

teachers book – книга для преподавателя

work book – рабочая тетрадь

English-English dictionary – англо-английский словарь

mind mapспособ нелинейной записи информации с использованием ключевых слов и ассоциативных связей

pre-intermediate – уровень владения языком, который выше начального, не меньше среднего

upper-intermediate – уровень владения языком, который выше среднего, но меньше продвинутого

top-student  лучший студент

3. Лингвистические термины:

links, linking words – слова-связки

binomials  вид словосочетания

phrasal verbs  фразовые глаголы

grammar  грамматика

defining (non defining) relative clause  определительные придаточные предложения

conditional – условное наклонение

4. Слова и выражения, используемые при обсуждении организационных вопросов:

deadline – предельный срок

coffee-break – кофе-брейк, небольшой перерыв во время работы (на отдых, перекус; в офисах, на конференциях)

travel grant – пособие, денежные выплаты на путевые расходы

wine and cheese reception фуршет

В отдельную подгруппу мы выделили слова, которые в данной социально-коммуникативной системе усвоены на морфологическом уровне, что является одним из релевантных этапов процесса заимствования. Как правило, ЛЕ этой подгруппы подвергаются ассимиляции также на фонетическом и грамматическом уровнях.



ридер (от a reader)  хрестоматия (книга с текстами для чтения по какому-либо предмету)

юнит (от a unit)  часть, глава, раздел в учебнике

скрипт (от a script) – текст аудиозаписи

вёк(и) бук(и) (от work book) – рабочая тетрадь (тетради)

хэндаут(ы)  (от handout(s)) – раздаточные материалы

тикнуть  (от to tick) – отметить галочкой

задриллить (от to drill)  заучить, натренировать

хэдвэй (от «Headway»)  название учебника (в речи преподавателей склоняется и употребляется во множественном числе).

Во вторую группу мы включили англицизмы, которые используются в разговорной речи преподавателей при обсуждении с коллегами повседневных вопросов. В эту группу входит гораздо меньше англоязычных элементов и при этом она отличается гораздо большей динамичностью, чем первая. Особенность этой группы заключается в том, что в ней чаще по сравнению с первой встречаются окказионализмы, что и является причиной нестабильного состава группы. Приведем примеры тех англицизмов, которые довольно часто встречаются в устной речи преподавателей английского языка:

wet blanket что-л. заглушающее активность, энтузиазм и т.д.; человек, отравляющий другим удовольствие, радость и т.п.

hand-me-down  подержанное платье; вещь, передаваемая по наследству

lump  ком; крупный кусок

slice  ломтик, ломоть; тонкий слой; резать ломтиками или слоями

brainstorm / brainstorming  мозговая атака, мозговой штурм (групповой метод решения сложных проблем)

gap  глубокое расхождение (во взглядах и т.п.), разрыв

experience  впечатление, переживание, случай, событие, жизненный опыт

hi – привет

bye – пока, до свидания

excuse  повод, предлог, причина; оправдание, объяснение, отговорка

Следует отметить, что особенно часто в качестве таких окказионализмов выступают не только отдельные слова, но и более крупные синтаксические структуры, а именно словосочетания и предложения, например:



to wine and dine – угощать дорогими винами и изысканными блюдами, потчевать

the more the better – чем больше, тем лучше

slowly but surely – медленно, но уверенно

last but not least  хотя и последний, но не менее важный

just for fun – в качестве забавы

just for a change – для разнообразия

ladys room  туалет

Its a must. – Это обязательно.

One step at a time. – Действовать постепенно.

It is challenging. / It is a challenge.  В этом есть вызов.

It is frustrating. / It is a frustration.  то, что вызывает срыв планов и крушение надежд

You are welcome – Добро пожаловать, обращайтесь еще

Ladies first.  Дамы вперед.

Ive done it. – У меня получилось, мне удалось

Forget it. – Выбрось это из головы, забудь про это.

В данной группе также существуют слова, которые усвоены системой языка на фонетическом, морфологическом и синтаксическом уровнях. Часто такие слова приходят из молодежного жаргона, например:



отхепибездить (от happy birthday) – поздравить с днем рождения

окрезевший, крезанутый (от crazy) – ненормальный, неадекватный

наслайсить, порезать слайсами (от to slice) – нарезать тонко, нарезать ломтиками

слайсик (a slice) – тонко нарезанный кусочек

Анализ собранного материала с точки зрения дифференциации англоязычной лексики, в качестве заимствований или явлений переключения кода показывает, что часть материала можно отнести к заимствованиям, но используемым преимущественно в речи исследуемой социальной группы (например, юнит, ридер, наслайсить, окрезевший, крезанутый, тикнуть, задриллить и т.д.). Основанием для того, чтобы отнести их заимствования, является то, что они в достаточной степени освоены системой русского языка, а именно:

 передаются графемно-фонематическими средствами русского языка;

 соотносятся с грамматическими классами и категориями русского языка;

 являются семантически освоенными;

 отвечают критериям частотности употребления [Крысин, с.35].

Некоторым словам свойственно отклонение от данных критериев: например, listening, speaking, mind map и др. не только соотносятся с грамматическими классами и категориями русского языка, но и склоняются, но при этом не изменяют графическую форму языка-источника. Подобная тенденция была отмечена А.Л. Клёновым при исследовании заимствований на материале устной речи молодежи. По мнению А.Л. Клёнова, это объясняется тем, что освоение этих заимствований языком еще не завершено [Кленов, с.6165].

Тот факт, что некоторые англицизмы используются в речи представителей других социальных групп, позволяет предположить, что эти ЛЕ имеют большой шанс войти в систему русского языка. Например, А.В. Козлова, исследуя речь участников сетевого общения, также отмечает использование ими слова окрезевший (от слова crazy) [Козлова, с.75]. По нашим наблюдениям, это слово в ходу среди молодежи, особенно изучающих английский язык [Климова, с.6872]. Г.Г. Молчанова в своей статье так-же приводит подобные примеры из речи эмигрантов – так называемый «брай-тонский язык»: «Вам послайсить или целым писом?» [Молчанова, с.28].

В целом, по нашим наблюдениям, слова, которые используются при обсуждении профессиональной сферы, чаще подвергаются ассимиляции, чем слова, используемые при обсуждении повседневных вопросов. Причина, по-видимому, в том, что вторые чаще являются окказионализмами и представляют собой словосочетания и предложения.

С точки зрения проблемы классификации англоязычных элементов в речи интересно провести аналогию между изучением данного явления в речи преподавателей английского языка и явлениями переключения кода и лексических заимствований в кадийском варианте французского языка. Мы полагаем, что подобное сравнение допустимо, если рассматривать пре-подавателей английского языка как искусственных билингвов. Тот факт, что, сталкиваясь с речевыми лакунами, кадийцы нередко переходят на английский язык, стал предметом интереса ряда исследователей [Р. Белл, Т. Клинегер, М. Пикон и др.]. Пытаясь решить проблему классификации англоязычных элементов, некоторые из них предложили уйти от принятого принципа классификации есть флексии, значит, это заимствование, слово используется без изменения – это явление переключения кода, так как данный принцип не всегда себя оправдывает. При анализе вкраплений некоторые ЛЕ иллюстрируют процесс морфологической нейтрализации (глаголы не могут быть отнесены ни к английской, ни французской языковой системе) [Суходоева, с.2531].

Как отмечает в своей статье Т.А. Суходоева, данную проблему было предложено снять, принимая во внимание предложенный Майклом Пи-коном термин буферного кода, а также использованные А. Вальдманом, Т. Клинглером и некоторыми другими лингвистами термины «промежуточный код» и «интеркод». Р. Белл вводит понятие «интер-языка» для обозначения высказываний билингвов, которые, по его мнению, являются в такой же мере языком, что и любой другой. Он рассматривает данный язык билингва (интер-язык) как «уникальную и автономную коммуникативную систему, которая может описываться так же, как вновь открытый язык вновь открытого народа» [цит. по: Белл, с.168170].

Поддерживая идею о том, что высказывания билингвов создают уникальную автономную систему, приведем следующие примеры. В книге «Язык и межкультурная коммуникация» С.Г. Тер-Минасова при сопоставлении идеологий России и Запада пишет:

«Герб, флаг и символы власти и режима и в СССР, и в США играли важнейшую роль в качестве открытой пропаганды. В этом последнем предложении есть одна неточность: время глагола играть. Дело в том, что сопоставление уже несуществующее-го СССР с вполне жизнеспособными США идет по двум разным временным линиям: когда речь идет о Советской России – это прошедшее время. Так сказать Past Simple или Past Indefinite, все тенденции США – это Present Perfect или даже Present Perfect Continuous: они были в прошлом и продолжаются в настоящем» (выделено мною.  Н.И.) [c.254].

Как видим, для того чтобы точнее передать содержание, С.Г. Тер-Минасова в аннотации к книге прибегает к использованию аналогий, понятных тем, для кого она пишет, а именно для тех, «кто соприкасается с проблемами межнациональной, межкультурной коммуникации в профессиональной или повседневной жизни» [Тер-Минасова, с.254].

Приведем ещё пример. Рассмотрим ситуацию общения трех человек, из которых один не владеет английским языком, а двое  преподавательницы английского языка. Одна из них занимается исследовательской работой в Великобритании и, рассказывая о своих новых знакомых, говорит: «…Мы с ним делали курс по…». В ходе дальнейшей беседы участник общения, который не владеет английским языком, начал задавать уточняющие вопросы, которые свидетельствовали о том, что между ними возникло непонимание. Выяснилось, что данная фраза (Мы с ним делали курс) трактовалась так: речь идет о человеке, совместно с которым в Великобритании разрабатывался и преподавался учебный курс по некой дисциплине. На самом же деле речь шла об одногруппнике, совместно с которым данная дисциплина изучалась. Следует отметить, что у третьего участника общения непонимания не возникло, так как ему было известно английское выражение to do a course – учиться.

Анализ причин заимствований является, пожалуй, одним из главных предметов интереса тех исследователей, которые занимаются иноязычными вкраплениями. В той или иной степени все исследователи пытают- ся объяснить причины этого явления в языках. В статье Е.В. Хапилиной, Ж. Багана называется ряд причин, которые приводят к появлению заимствований. Они отмечают, что одна из основных причин заимствований в условиях расширения языковых контактов – это экономия языковых усилий при порождении речи [Хапилина, Багана, с.6668]. Данная экономия достигается использованием вкраплений и заимствований при заполнении номинативных лакун, возникших в данном языке, используются готовые единицы чужого языка, а также использованием ЛЕ из одного или двух слов, которые заменяет описательное наименование (cloze, placement test и др.). В условиях профессионального общения преподавателей английского языка данная тенденция усиливается тем фактом, что в условиях общения билингвов требования к понятности резко ослабевают и единицы одного языка свободно переносятся в другой, где используются в неадаптируемом виде без какой-либо морфологической адаптации. На такую особенность в общении билингвов обращал внимание У. Вайнрах [Вайнрах, с.139].

Отмечается, что использование иноязычных слов, предпочтение их исконным (при наличии корреляций) психологически повышает статус говорящего, дает ему ощущение причастности к особой социальной группе. Мы полагаем, что в общении преподавателей английского языка данный фактор также имеет место, в особенности когда общение происходит на профессиональные темы. В таких ситуациях общения использование заимствований и явления переключения кода необходимо относить к стратегиям и тактикам построения профессионального дискурса. В данном случае влияние профессии на формирование коммуникативной компетенции очевидно.

Лингвокреативность, т.е. способность языковой личности к речетворчеству, считают одной из характеристик «человека говорящего» [Седов, c.25]. Данное явление выражается в языковой игре – «феномене речевого общения, содержанием которого выступает установка на форму речи, стремление добиться в высказывании эффектов, сходных с эффектами художественной словесности. Подобное “украшательство” обычно носит характер остроты, балагурства, каламбура, шутки и т.д.» [Седов, с.25]. Безусловно, языковая игра – явление, свойственное филологам вообще и в частности преподавателям иностранных языков. Стремление к лингвокреативности позволяет проявить свою индивидуальность в речи и является средством эмоционального воздействия на собеседников.

При оценке роли заимствований и вкраплений исследователи чаще отмечают их положительное влияние на язык, хотя злоупотребление допускать нельзя. А.Л. Клёнов характеризует роль заимствований как скорее положительную: « В подавляющем большинстве случаев заимствование англоязычной лексики объясняется воздействием языковых и внеязыковых факторов, при этом в процессе освоения заимствованной лексической единицы происходит ее семантическая, стилистическая и сочетаемостная дифференциация с лексическими единицами, уже существующими в заимствующем языке. Это приводит к расширению синонимических рядов и дроблению семантических полей. Таким образом, можно говорить не о “засорении”, а об обогащении языка. Система языка способна самостоятельно осуществлять контроль за входящей в язык иноязычной лексикой, а следовательно, языковое планирование в этой области должно ограничиваться мерами скорее культурологического, нежели законодательного характера» [Кленов, с.65]. Следует отметить, что исследователи отмечают возможность использования не только лексических, но и морфологических заимствований. О.Б. Сиротинина пишет, что «вполне возможно освоение русским языком инговой формы как словообразовательного элемента» [Сиротинина, с.33].

Использование вкраплений при переключении кода в общении билингвов (когда не происходит никакой ассимиляции иноязычных слов) некоторые исследователи рассматривают как средство сохранения языка. [Суходоева, с.2531]. Если же судить о заимствованиях и вкраплениях как явлениях отклонения от нормы, то и здесь можно обнаружить положительный эффект данного явления. В статье В.Л. Кудашиной автор отмечает: «…любое отклонение от нормы создает экспрессивный эффект… и любое отклонение, отступление от нормы выявляет скрытые возможности языка, заложенные в его системе» [Кудашина, с.389]. Далее автор отмечает, что речевое произведение служит средством реперезентации языковой личности автора и отображает видение языковой картины мира самим продуцентом. Таким образом, использование англицизмов в профессиональном общении преподавателей английского языка скорее можно считать оправданным, так как это позволяет повысить качество осуществления коммуникации.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Вайнрайх У. Языковые контакты. Киев, 1979. С.139.

Клёнов А.Л. Роль англоязычных заимствований в развитии русского языка (на материале устной речи молодежи) // Романо-германская филология: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов, 2005. Вып.5. С.6165.

Климова О.А. Употребления заимствований в речи как одно из проявлений искусственного билингвизма // Романо-германская филология: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов, 2005. Вып. 5. С.6872.

Козлова А.В. Особенности функционирования англоязычных заимствований в фиксированной устной речи (на материале записей сетевого общения) // Романо-германская филология: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов, 2005. Вып. 5. С.7378.

Крысин Л.П. Иноязычные слова в русском языке. М., 1968.

Кудашина В.Л. Экспрессивность как тенденция к преодолению стандарта речевой коммуникации // Языки в современном мире: Материалы V Междунар. конф. / Отв. ред. М.К. Гуманова: В 2 ч. М., 2006.

Молчанова Г.Г. Новое в лингвистике – новое в межкультурной коммуникации // Языки в современном мире: Материалы V Междунар. конф. / Отв. ред. М.К. Гуманова: В 2 ч. М., 2006. С.2639.

Седов К.Ф. К основаниям лингвистики индивидуальных различий (о принципах речевого портретирования) // Проблемы речевой коммуникации: Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. М.А. Кормилицыной, О.Б. Сиротининой. Саратов, 2007. Вып. 7. С.629.

Сиротинина О.Б. Факторы, влияющие на развитие русского языка в ХХI веке // Проблемы речевой коммуникации: Межвуз. сб. науч. тр. / Под. ред. М.А. Кормилицыной, О.Б. Сиротининой. Саратов, 2007. Вып. 7. С.2942.

Суходоева Т.А. Явления переключения кода и интеркода во французском языке Луизианы // Романо-германская филология: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов, 2005. Вып. 5. С.25–31.

Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. 2-е изд., дораб. М., 2004.

Хапилина Е.В., Багана Ж. К вопросу о причинах лексического заимствования // Романо-германская филология: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов, 2005. Вып. 5. С.6668.

Цит. по: Белл Р. Социолингвистика. Цели, методы и проблемы. М., 1980.


Каталог: sites -> default -> files -> textdocsfiles -> 2014
2014 -> Сборник научных и методических трудов Издательский центр «Наука» Саратов 2013 удк [37. 015. 3 + 376] (082)
2014 -> Материалы международной научно-практической конференции дыльновские чтения «повседневная жизнь россиян: социологический дизайн»
2014 -> А. Г. Маклаков общая психология
2014 -> Программа дисциплины «новые информационные средства обучения химии»
2014 -> Книга скачена из Интернета и приведена в такой, как вы видите, вид мной, Максимом из Томска. Специально для библиотеки
2014 -> Романова А. И. (Самара) опыт использования контент-анализа фотографий для изучения типов самопрезентации в социальной сети
2014 -> В глянцевых журналах
2014 -> Гендерные архетипы в рекламе
2014 -> Использование сети интернет в туристской индустрии
2014 -> Абрамова Д. А., Толубаева М. Н. (г. Ульяновск) влияние сми на духовную жизнь


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница