Линда Берг-Кросс терапия супружеских пар



страница8/45
Дата27.04.2016
Размер7.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   45

104

чаще, гармония в отношениях была сильно нарушена, уровень едине­ния супругов был значительно ниже, а уровень враждебности выше.



Повторяемость депрессивного поведения

Нет ничего удивительного в том, что в действиях людей, страдаю­щих депрессией, отмечается больше депрессивного. Тем не менее важно помнить и о том, что наиболее частыми реципиентами симптоматики пациента, страдающего депрессией, являются их супруги. Супругу человека, страдающего депрессией, постоянно приходится смотреть на унылое выражение лица, слушать пессимистические размышления, рассуждения о деградации и жить с партнером, обладающим низкой энергетикой, которого не интересует сексуальная сфера и который изо дня в день лишь о чем-нибудь сожалеет. К тому же очень часто имеют место слезы и самые разные жалобы психосоматического характера. Беседы с партнером, страдающим депрессией, кажутся неизменно на­полненными негативом по поводу прошлого, настоящего и будущего.

Вне всякого сомнения, поведение лиц, страдающих депрессией, изменяет эмоциональный характер и качество супружеских отноше­ний. Принимая во внимание частоту, с которой подобные взаимодей­ствия причиняют беспокойство тем лицам, которые испытывают нару­шения в браке и страдают депрессией, они представляют собой важ­ные области интервенции.

Более низкий уровень единения супругов

Единение — это чувство близости или принадлежности, то чувство, которое позволяет паре ощущать себя командой. В своем исследова­нии Бич, Нельсон и О'Лири (Beach, Nelson, O'Leary, 1988) выявили, что уровень единения в браках служил отличительным признаком от­ношений между страдающими и не страдающими депрессией женами, которые жили в постоянных раздорах со своими мужьями. К тому же пары, в которых один из партнеров страдал депрессией, демонстриро­вали значительно меньшую степень единения, чем пары, в которых никто из супругов депрессией не страдал. Это производит особенно силь­ное впечатление, так как почти все несчастливые пары имеют проблемы, связанные с низким уровнем единения. Для того чтобы выявить суще­ственные различия между этими двумя группами, следует указать на то, какую отчужденность должны ощущать супруги, состоящие в негармо­ничных браках, или когда один из партнеров страдает депрессией. Бил­лингс и Моуз (Billings and Moos, 1982) также пришли к выводу, что семьи

105


с низким уровнями единения показали более высокую депрессивную симптоматику. Монро и его коллеги (Monroe and colleagues, 1986) выявили, что использование Диадической шкалы адаптации (Dyadic Adjustment Scale - DAS), точнее, ее подраздела, определяющего уро­вень единения, помогало определить симптомы депрессии. Парам, стра­дающим депрессией и пытающимся разрешить различные вопросы, с которыми им приходится сталкиваться в браке, необходимо сфокуси­роваться на том, как можно развивать методы, способствующие еди­нению, и как своими действиями демонстрировать друг другу знаки внимания.

Большее нарушение гармонии в отношениях

Несчастливые пары, страдающие депрессией, демонстрируют дис­баланс в своих отношениях: потребности одного партнера становятся приоритетными за счет потребностей другого. В одном исследовании (Hautzinger, Linden, and Hoffman, 1982) было выявлено, что лица, ко­торые страдают депрессией, считают, что они находятся в «более зат­руднительном» положении, чем их супруги. Их супруги склонны со­глашаться. На словах оба партнера часто делаются акцент на чувствах и симптомах супруга, который страдает депрессией, а не на обсужде­нии супружеских проблем или действительно волнующих вопросах. Исследование, которое провели Мерикангас, Ранелли и Купфер (Merikangas, Ranelli, and Kupfer, 1979), еще раз подтвердило асиммет­рию во взаимодействии пар, у которых отмечались нарушения и деп­рессия. Его результаты показали, что женщины, которые проходили лечение от депрессии в условиях стационара, демонстрировали силь­ную тенденцию к тому, чтобы после обсуждения изменить свое мне­ние на мнение своего партнера. По мере улучшения их депрессивного состояния баланс мнений выравнивался. Если супруги, страдающие депрессией, получают поощрение и поддержку в проявлении уверен­ности, то вероятность возникновения конфликтов между партнерами снижается. Более вероятно, что проявления здоровой конфронтации приведут к разрешению конфликта и снизят вероятность постоянного избегания, которое напоминает движение по спирали.

Более высокий уровень враждебности

Несколько приведенных исследований показали, что мужья (жены) лиц, страдающих депрессией, часто испытывают враждебность в про­цессе взаимодействия супругов и после него (Arkowit?, Holliday, and Hutter, 1982; Kahn, Coyne, and Margolin, 1985). Чем дольше у человека

106


наблюдалось нарушение, тем выше вероятность того, что супруг, не стра­дающий депрессией, будет склонен к агрессивному поведению (Beach and Nelson, 1989; Nelson and Beach, 1990). Кроме того, показатели ре­цидивов после депрессии значительно увеличиваются, когда партнер, не страдающий депрессией, сильно выражает свои эмоции и высказывает критические замечания (Hooley and Hahlweg, 1985; Hooley and Teasdale, 1989). Кроме того, у супругов, страдающих депрессией, также часто отмечаются периоды вспышек депрессии и периоды их подавления.

Эти характеристики, изучением которых занимались динамично-ориентированные терапевты, были описаны как «небезопасный стиль привязанности» (Roberts, Gotlib, and Kassel, 1996)*. При наличии оп­ределенных черт характера и должного воспитания, из детей, у кото­рых отмечается безопасная привязанность к родителям, вырастут взрос­лые, отношения которых характеризуются теплотой, взаимной зависи­мостью и ответственностью. Дети, для которых характерна безопасная привязанность, реагируют на приходы и уходы родителей амбивалент­но или избегают их. Из них, по-видимому, вырастут взрослые, у кото­рых будут сходные проблемы со своими супругами. Тревожно-амбива­лентные люди стремятся к очень тесной близости, но колеблются между враждебностью и зависимостью, когда их партнеры действуют непред­сказуемо или не поддерживают их. Люди, склонные к избеганию, ис­пытывают неудобства в близости, и у них наблюдается тенденция к прекращению отношений и уходам, когда в действиях их партнеров проявляется отвержение. Они не знают, как обрести покой и безопас­ность от супругов. Предполагается, что эти взрослые, будучи детьми, имели подобный опыт со своими родителями.

Люди, для которых характерна небезопасная привязанность, хотят, чтобы их партнеры всегда находились рядом с ними, чтобы чувство­вать себя в большей безопасности (Freeney and Kirkpatrick, 1996). Тем

Айнсворт и др (Ainsworth et al 1978) описали три классических стиля привязанности, в основе которых лежали реакции детей после непродолжительно­го расставания К наиболее здоровым отношениям относилась безопасная привя­занность, когда ребенок был рад снова увидет ь свою мать Также были отмечены два типа небезопасной привязанности, которые были связаны с межличностными дисфункциями При стиле привязанности, для которого характерно избегание, ребенок игнорировал возвращение матери При амбивалентном стиле привязан­ности ребенок то сердился на мать, то лип к ней Эти с гили привязанности пред­ставляются достаточно стабильными на протяжении длительного времени, и в настоящий момент исследуются с точки зрения развития взрослого человека и влияния, которое они оказывают на его взаимоотношения

107

не менее, когда партнеры отвергают их, дистанцируются от них или испытывают депрессию, они становятся в высшей степени эмоцио­нальными и дисфункциональными. Таким образом, лица, для которых характерны небезопасные стили привязанности, сильно подвержены риску устанавливать фрустрирующие и беспокойные отношения. Ког­да все обстоит благополучно, то нет повода для беспокойства. Но та­кие люди не могут вынести и малейшего намека на расставание или отвержение. Они тут же переходят все на личности и возводят событие в ранг катастрофы, которая приводит к характерным проявлениям деп­рессии, враждебности и отсутствию сплоченности.



Однако маловероятно, что эти черты, характерные для небезопас­ной привязанности, сами по себе могут вызвать депрессию у подвер­женного риску партнера или у провоцирующего партнера. Скорее, эти черты будут побуждать людей к тому, чтобы интерпретировать свой опыт в негативном ключе, а такие мысли приведут их к депрессии. Иными словами, мысли, которые возникают у человека по поводу его взаимоотношений, влияют на то, существует или не существует для него риск быть подверженным депрессии. Однако отличительным чер­там дисфункционального стиля мышления присущи характеристики небезопасного стиля привязанности. Небезопасные привязанности ха­рактеризуются следующими паттернами мышления: «Для того чтобы быть счастливым, мне необходимо одобрение моего партнера» или «Если я упаду в глазах партнера, то, как человек, я - неудачник».

Роберте, Готлиб и Кассель (Roberts, Gotlib, and Kassel, 1996) под­твердили, что различные стили привязанности взрослых связаны с разными типами позиций и когнитивных способностей. Взрослые, ко­торых отличает небезопасная привязанность, имеют более дисфункци­ональные позиции, оказывающие непосредственное влияние на их са­мооценку и повышающие уровень их депрессии. Модель, получив­шая развитие в результате проведенного статистического анализа ли­ний поведения, предполагает, что небезопасная привязанность, харак­терная для многих взрослых, связана с негативными мыслями о себе. Негативные мысли понижают самооценку, которая затем становится причиной возникновения симптомов депрессии. Эти отношения со­храняются вне зависимости от уровня депрессивной симптоматики или степени невротизма.

Терапевтам, работающим с парами, для которых характерна небе­зопасная привязанность, необходимо с осторожностью относиться к обеим формам отчаяния: раздражению, которое «скрывается» в избе-

108


гании, равно как и к непосредственным нерегулируемым вспышкам. Осознание гнева и навыки в разрешении конфликта могут представ­лять собой особые цели интервенции.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ СУПРУЖЕСКОЙ ТЕРАПИИ ПРИ ЛЕЧЕНИИ ДЕПРЕССИИ

Исследования показывают, что при наличии этих характерных черт негармоничные, страдающие депрессией пары извлекают пользу из тех направлений терапии, в которых фокус делается непосредствен­но на супружеских отношениях. Индивидуальная когнитивная тера­пия уменьшает депрессию, но не дисгармонию супругов. Совмест­ная же супружеская терапия может способствовать устранению и того, и другого. В исследовании, проведенном в 1991 году (Townsley et al.), была предпринята попытка выявления факторов, которые делают совместную терапию более эффективной, чем индивидуальная ког­нитивная. В индивидуальной когнитивной терапии допускается, что депрессивные когнитивные установки распространяются на все от­ношения, включая супружеские. Изменение депрессивных когнитив­ных установок в процессе индивидуальной терапии влечет за собой изменения в поведении. Это предоставляет супругу некие новые сти­мулы реагирования, и посредством новых, инициированных им са­мим циклов взаимодействия пара будет совершенствовать свои вза­имоотношения. Совместная супружеская терапия предполагает, что когнитивные установки, связанные с депрессией, при разногласиях между супругами, не являются такими же, как те, которые имеют отношение к депрессии общего характера.

К исследованию были привлечены 50 женщин, которые обратились за терапевтической помощью с очевидными признаками депрессии. Имеющиеся в распоряжении исследователей методики позволяли оце­нить степень их супружеской адаптации, а также свойственный им стиль объяснения позитивных и негативных событий (то есть приписывание вины). Эта работа также позволила оценить уровень установок когни­тивных, вызывающих депрессию (то есть установок на то, чтобы де­лать из всего трагедию, чрезмерно обобщать и персонализировать), и представлений об отношениях. Статистический анализ показал, что частота и форма вызывающих депрессию когнитивных установок (пессимизм в отношении прошлого, настоящего и будущего) не были очень тесно связаны с супружеской адаптацией. Тем не менее три

109

фактора действительно имеют отношение к адаптации супругов: при­сущий им стиль приписывания ответственности и вины, дисфункци­ональные представления об отношениях, негативный и враждебный стиль коммуникации.



В этом исследовании выдвигается предположение, что когнитив­ные переменные, с которыми работают в обычной индивидуальной ког­нитивной терапии, могут не подходить при лечении супружеских дис­функций. Если это действительно так, то при лечении депрессии, кото­рая является результатом семейных конфликтов, супружеская терапия должна быть более эффективной, чем традиционная индивидуальная терапия.

Исследования результатов говорят в пользу супружеской терапии. В 1990 году О'Лири, Рисо и Бич (O'Leary, Riso, and Beach) сравнили результаты терапевтической работы с 41 женщиной, состоящей в несча­стливом браке и страдающей депрессией. Женщины были произвольно распределены на три группы, где проводилось лечение: группа индиви­дуальной когнитивной терапии, группа супружеской терапии и контрольная группа, ожидающая своей очереди. Большинство женщин полагали, что их депрессии предшествовали разногласия с супругом.

В результате у женщин, которые проходили совместную терапию, отмечалось сокращение или устранение депрессии, а также большая удовлетворенность браком. У тех, кто проходил индивидуальную ког­нитивную терапию, было выявлено сокращение депрессии, но усиле­ние супружеских разногласий; эта популяция также оказалась в боль­шей степени уязвимой перед рецидивами депрессии. Можно предпо­ложить, что если дисфункциональные аспекты супружеских отноше­ний не будут исправлены, то корни депрессии никуда не денутся, и процесс будет носить регенеративный характер.

КАК ЗАРУЧИТЬСЯ ПОДДЕРЖКОЙ СУПРУГА, НАХОДЯЩЕГОСЯ В РЕСУРСНОМ СОСТОЯНИИ

В супружеской терапии при работе с людьми, страдающими деп­рессией, усилия в основном направлены на то, чтобы сфокусировать внимание на совместной работе с супругами. В ходе сессий акцент делается на проблемах взаимоотношений между супругами. Однако есть достаточно оснований полагать, что супруги могут быть привле­чены к терапевтической работе в роли «ассистента», и это поможет партнерам справиться с депрессией. Особенно это актуально тогда, когда уровень нарушения у супругов можно охарактеризовать как

110


умеренный или низкий. Терапия, в которой супруг выступает в роли ассистента, включает совместные встречи, в ходе которых пары рабо­тают над преодолением супружеских дисфункций, и в ней особое вни­мание уделяется обучению тому, как быть «хорошим» супругом, что­бы партнеры могли лучше взаимодействовать между собой. Когда че­ловеку помогают должным образом «относиться» к супругу, многие дисфункциональные связи можно сдерживать, и брак становится удов­летворительным для той и другой стороны. Безусловно, все супруги, которые имеют партнера, страдающего депрессией, потенциально спо­собны помочь своим партнерам справиться с депрессией вне зависи­мости от степени нарушения в браке. Кроме того, привлечь мужей или жен в данном виде терапии значительно легче, чем сделать это приме­нительно к совместной супружеской терапии, когда их поведение и позиции формулируются как часть проблемы супруга.

ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ 5:

СТРАТЕГИИ ДЛЯ ПАРТНЕРОВ, НАХОДЯЩИХСЯ В РЕСУРСНОМ СОСТОЯНИИ,

ПРИ ОБЩЕНИИ С СУПРУГАМИ, СТРАДАЮЩИМИ ДЕПРЕССИЕЙ

Ниже приводится экспериментальный перечень навыков, по­зиций и взаимодействий, которые могут оказаться полезными для супруга, находящегося в ресурсном состоянии Приводятся также возможные терапевтические интервенции для достижения этих целей

Психологическое образование и библиотерапия.

Супруги должны иметь представление об этиологии, природе, течении и лечении депрессии Каждому клиенту и супругу необхо­димо представить копию брошюры NIMH, посвященной депрес­сии или таблицу сравнительных фактов, касающихся депрессии (см библиотерапию в конце данной главы)

Общие тактики для работы с партнером, страдающим деп­рессией.

Проанализируем то, как клиент взаимодействует с другими членами семьи и друзьями, которые страдают депрессией Тера­певты ошибочно предполагают, что когда человек взаимодейству­ет с супругом, страдающим депрессией, то для него это первый выходящий за рамки обычного опыт общения с человеком в по­добном состоянии В редких случаях дело обстоит именно так

111


Многие люди в своей родительской семье, среди сверстников или коллег по работе уже имели опыт общения с кем-то, у кого наблю­далась клиническая форма депрессии Некоторые имели личный опыт депрессии Признание и вспоминание других лиц в жизни супругов, страдающих депрессией, дает им чувство превосходства и немного «нормализует» те стрессы и напряжение, которые свя­заны с кризисом в настоящее время Мысль о выздоровлении ча­сто казалась нереальной до тех пор, пока супруг не вспоминал другие личные примеры людей, которые страдали депрессией и которым удалось ее преодолеть Терапевт должен работать с этой информацией, чтобы вселить надежду и открыть новые позиции и взаимодействия, которые могут оказаться полезными в настоя­щей ситуации

Осуществление рефрейминга депрессии, для того чтобы за­действовать партнера, находящегося в хорошем состоянии.

Находящиеся в ресурсном состоянии и не страдающие деп­рессией партнеры должны признать, что их поведение и позиции могут способствовать возникновению депрессии у супруга и обо­стрять ее Это означает признание того, что депрессия не являет­ся проблемой только одного супруга, скорее, депрессия представ­ляет собой симптом, который можно ослабить или облегчить, улуч­шая качество супружеских отношений Партнеры, не страдающие депрессией, должны понимать, что им необходимо измениться и что они не являются жертвой несчастливого супруга, а могут стать активными помощниками в браке с некоторыми неблагоприятны­ми моментами

Когда клиенты начинают проходить терапию, они склонны счи­тать, что симптомы и дисфория - все это внутри них самих Они не верят, что другие люди могут оказывать влияние на течение их болезни или помогать им В действительности больше всего их угнетает то, что они ощущают свое бессилие, когда речь идет о том, чтобы изменить себя Даже когда клиенты начинают значительно более системно рассматривать свои проблемы, их супруги неиз­менно продолжают считать, что проблема относится только к их партнеру Для того чтобы описать проблемы клиента, делается сильный акцент на чертах личности она или он слишком лени­вый, слишком неуверенный, слишком поспешно делает выводы, слишком пессимистичный и так далее Работа терапевта заклю­чается в освобождении от этих личностных ярлыков и фокусирова­нии на взаимодействиях в паре При каких условиях клиент стано­вится более разговорчивым или начинает улыбаться? Какие суп­ружеские взаимодействия заставляют ее или его уйти, перестать разговаривать или вызывают усталость'

112

Привлечение обоих партнеров к деятельности, доставляю­щей удовольствие.



Супруги, не страдающие депрессией, должны продолжать со­вершать те действия, которые считают восстанавливающими Од­нако им следует находить время и для того, чтобы помочь и под­держать супруга, страдающего депрессией, вовлекая его в те дела, которые доставляют удовольствие Это может означать, что супругу, который находится в ресурсном состоянии, необходимо присмот­реть за детьми или выполнить какие-то поручения, в то время как их супруг занимается, наносит визит другу, завершает уборку по дому или наслаждается чтением книги, когда его никто не беспокоит Поддерживающие действия, приносящие удовольствие, представ­ляют собой долгосрочный вклад супруга, находящегося в ресурс­ном состоянии Разумно ожидать, что в течение шести месяцев или более супруги, которые находятся в ресурсном состоянии, будут обучать своих партнеров тому, как доставлять себе удовольствие

Терапевту следует помогать супругу составлять расписание его, ее, а также «их» действий Для начала спросите у супруга, страда­ющего депрессией, о том, какая деятельность приносят ему или ей удовлетворение Попытайтесь составить список из восьми или девяти видов деятельности Затем попросите супруга, не страда­ющего депрессией, составить список приносящих удовлетворение занятий Наконец, составьте перечень совместно осуществлен­ных действий, приносящих удовлетворение обоим супругам в про­шлом или таких, которые, возможно, будут приносить им удовлет­ворение в будущем Как только все три списка будут подготовлены, составьте план работы на неделю и помогите супругам, находя­щимся в ресурсном состоянии, отметить по меньшей мере три периода, приносящих удовлетворение первый - для них самих, второй - только для партнера, страдающего депрессией, или вме­сте с другими, и еще один - то, что пара может сделать вместе На подробное составление плана может уйти целая сессия, но это представляется очень важным для того, чтобы сориентировать пару в направлении изменений

Важно, чтобы пара признала, что болезнь одного из партне­ров налагает дополнительные требования на здорового партне­ра Партнер, не страдающий депрессией, имеет право удовлетво­рять свои потребности, даже несмотря на его желание и обяза­тельства по отношению к супругу, страдающему депрессией К со­жалению, конфликт неизбежен, так как помощь супругу, страдаю­щему депрессией, зачастую означает то, что мы не можем удов­летворить свои собственные потребности В субботу утром муж не может пойти поиграть в гольф, если он должен помогать жене в работе по дому Поиск ответов на вопросы, сколько жертв необхо-

-3948 113

димо принести и в какой мере допустима забота о себе - все это глубоко личные и достаточно опасные моменты Тем не менее раз­решение именно этих моментов представляется очень важным для ведения терапевтического диалога с партнером, который на­ходится в ресурсом состоянии, так как супружеские конфликты в отношении эмоциональных обязательств и равенства во многих случаях являются причиной депрессии супруга

Акцентирование позиции партнера, находящегося в ресурс­ном состоянии и берущего на себя обязательства.

Поддерживайте партнера в том, чтобы он последовательно придерживался позиции, в которой выражается любовь и уваже­ние Это очень важно для восстановления самооценки и смеще­ния позитивного переноса от терапевта к более подходящему объекту любви - партнеру

Позиция более важна, нежели конкретные модели поведе­ния И это неудивительно Такое же явление отмечается в отно­шениях между родителями и детьми Дети достигают лучших ре­зультатов, когда их родители проявляют к ним любовь и являются последовательной силой в их жизни Любовь и последователь­ность имеют гораздо большее значение, чем то, является ли парт­нер жестким или мягким, веселым или серьезным, энтузиастом или домоседом по натуре Такие же аналогии можно провести и в браке партнеры испытывают наибольшую удовлетворенность, когда чувствуют любовь и последовательность со стороны своего супруга Подобное присутствие куда более важно, чем отличие суп­руга по каким-то параметрам, будь то крик, тревога или плач

Супруг, который находится в ресурсном состоянии, всегда дол­жен защищаться от жестокого или пассивно-агрессивного поведе­ния, которое служит «вознаграждением» за огорчение, причинен­ное депрессией Когда Джульетт и Рой приходили на сессии, Джуль­етт всегда подтрунивала над тем, что Рой был таким тихим и неспо­собным к коммуникации Несмотря на то, что она просто выставля­ла счет за те фрустрации, которые испытывала, живя с супругом, страдающим депрессией, ее тон и слова всегда звучали как наказа­ние Неудивительно, что муж не хотел с ней разговаривать!

Каждый человек в супружеских отношениях несет ответствен­ность за совершенствование теплых, любящих отношений Любовь не есть ответное чувство, возникающее спонтанно, когда кто-то чув­ствительно или отзывчиво реагирует на наши потребности (это обыч­но больше связано с чувствами благодарности) Любовь - это чув­ство, культивируемое самим человеком Это наше личное понима­ние и уважение к жизненному пути другого человека Расширяя свое представление о жизни до того, чтобы вместить в него весь путь конфликтов и разочарований, с которым приходится сталкиваться

114

супругу, мы учимся любить этого человека Мы начинаем видеть его или ее жизнь так же отчетливо, как и свою собственную




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   45


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница