Линда Берг-Кросс терапия супружеских пар



страница34/45
Дата27.04.2016
Размер7.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   45
ЧАСТЬ IV

ОСНОВНОЙ ПРИНЦИП САМОРЕАЛИЗАЦИИ:

СОЗДАНИЕ ДУХОВНОЙ СВЯЗИ

Принцип 4:

Составные концепции:

Блоки конструкции:

САМОРЕАЛИЗАЦИЯ

Создание духовной связи; изменение структур от преданности до отчаяния

РЕЛИГИОЗНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ

Секс


Духовность

Ключевая идея: СВЯЗЬ

26*

ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ: ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ И ТЕОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОДЫ



Я скорее бы жил в мире, в котором моя жизнь окружена тайной, чем в мире настолько маленьком, что мой разум может его понять

Гарри Эмерсон Фосдик

САМОРЕАЛИЗАЦИЯ ЧЕРЕЗ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА И ДОВЕРИЕ

Самореализация через обязательства перед партнером и доверитель­ное отношение к нему - один из основных способов развития челове­ком своего внутреннего потенциала, для того чтобы достичь духовной целостности и испытывать удовлетворение от своей жизни. Это форма самоактуализации, которая делает возможным гармоничное объедине­ние многих разных аспектов личности. Самореализация через обяза­тельства и доверие - это часть психической эволюции личности, описа­ние которой было дано многими исследователями в области теории лич­ности, включая Юнга (1939, 1965), Гольдштейна(1939)и Адлера(1927). Имеющие обязательства и доверяющие супруги могут успешно объеди­нить свой опыт раздельного и совместного существования вместе с чув­ством связанности со всем миром. Таково мое собственное определение того, что значит духовная полнота в продолжительных отношениях.

Если партнеры не могут достичь самореализации посредством обя­зательств и доверительного отношения, чаще всего они сообщают об отсутствии чувства любви и о неспособности ощущать «связь» со своим партнером. Это представляет серьезную угрозу стабильности пары, а также способности партнеров эффективно выстаивать три остальных основополагающих принципа-устойчивости, социальной поддержки и адаптации.

404


Краеугольный камень самореализации в супружеской терапии скла­дывается из сочетания трех различных теоретических перспектив: во­сточные религии (в том числе иудаизм, буддизм, даосизм и дзен), за­падные религии (иудео-христианские религиозные течения) и экзис­тенциальные теории личности (такие, как теории Маслоу, Фромма и Мэя). Это вступление отражает, как каждое представление о мире оп­ределяет отношения между супружеским удовлетворением и индиви­дуальной реализацией в рамках соответствующей структуры веры. В наше время исследователи, теоретики и клиницисты достаточно много заимствуют у каждой из этих перспектив, занимаясь поиском клини­чески важных способов отобразить взаимосвязь между индивидуаль­ным ростом и супружескими отношениями.

ОРГАНИЗОВАННАЯ РЕЛИГИЯ, ДУХОВНОСТЬ И БРАК

Боль заставляет вас думать, мысль делает вас мудрым, а мудрость делает боль переносимой.

Восточная мудрость

Повзрослев вместе с так называемым «поколением бэйби бумерз»*, психотерапия созрела до того, чтобы также обратиться к вопросам ре­лигии и духовности. Это был непростой шаг. Еще до появления психо­терапии и «лечения разговором», у истоков которого стоял Зигмунд Фрейд, религия рассматривалась многими психологами как эволюци­онная стратегия, помогающая справиться с ситуацией. Религия вос­принималась как средство для достижения цели на пути к самореали­зации, а не кульминацией реализации человека. Подобно Карлу Марк­су, который называл религию опиумом для народа, социальные пси­хологи считали, что когда люди с минимальными внутренними и/или социальными ресурсами нуждались в помощи, они обращались к ре­лигии за поддержкой. В целом, организованная религия рассматрива­лась большинством светских психологов как что-то такое, что потен­циально душит человеческую свободу, что предлагает готовые массо­вые решения вместо индивидуальных экзистенциально важных отве­тов, к тому же решения антинаучные.

Поколение, родившиеся в период демографического взрыва после Второй мировой войны - Прим переводчика

405

Несмотря на то, что психологи могли критиковать организованную религию, традиционно они отмечали сильную роль теистической и не­теистической духовности (например, роль нематериального мира) в том, что она стимулирует индивидуальный смысл жизни, прививает надеж­ду, создает мотивацию к изменениям и является неотъемлемой частью переживаний самореализации (James, 1890; Jung, 1939;Maslow, 1970).



В отличие от большинства других регионов западного индустри­ального мира, где организованная религия пришла в упадок за пос­ледние двадцать пять лет, население Соединенных Штатов Америки продолжало обращаться к религии и духовности для укрепления суп­ружеских отношений. Например, Бергин и Йенсен (Bergin and Jensen, 1990) сообщают, что две трети всего населения Соединенных Штатов считают, что традиционные религиозные взгляды очень важны для них. Поскольку ценности, в которых подчеркивается важность се­мейной жизни, способствуют тому, чтобы брак был успешным, и поскольку любая религия, в сущности, укрепляет и усиливает цен­ность семьи, у супругов, имеющих сильную веру, наблюдается тен­денция высоко ценить семейную жизнь и качество их семейных от­ношений. Будучи профессионалами, светские семейные терапевты также выделяют и поддерживают семейные ценности, поощряя и воз­награждая как женщин, так и мужчин за то, чтобы семейные обяза­тельства шли наравне или выше других обязательств (Jensen and Towle, 1991). Все больше светских семейных терапевтов также пы­таются включить религиозные и/или духовные ценности своих кли­ентов в свою терапевтическую работу.

Научное понимание религии и роли религии в жизни человека долж­но начинаться с концептуального анализа, который отличает многие оп­ределения и значения «религиозного» мира. Психологи создали много моделей, которые выделяют различные параметры религиозности, и по­пытались разработать континуум переживаний от высокоорганизован­ных религиозных ритуалов и убеждений до личностных, эволюциони­рующих, нетеистических, духовных позиций и указаний в жизни. На­пример, модель, разработанная Бейтсоном и Вентисом (Bateson and Venn's, 1982) предполагает, что религиозность имеет три центральных измере­ния: внешнее измерение, относящееся к тому, насколько часто человек обращается к религии для удовлетворения своих социальных потребно­стей в любви и безопасности; внутреннее измерение, относящееся к тому, насколько часто человек обращается к религии, чтобы получить отчет­ливые ответы на экзистенциальные вопросы (например, «Каково назна-

406

чение брака?»); и измерение поиска, к которому человек обращается, ведя диалог на экзистенциальные темы, не ограниченный временем.



Этические и терапевтические проблемы могут возникнуть, когда религиозные или духовные модели терапевта представляются в лож­ном свете - как светские или универсальные решения - или когда те­рапевты предполагают, что они разделяют религиозные убеждения сво­их клиентов. В одном из исследований, где рассматривались религи­озные модели терапевтов, был сделан следующий вывод. Порядка 45% относились главным образом к измерению поиска, 32% - главным образом к внутреннему измерению и 32% - к внешнему измерению (Shafranske and Malony, 1990). Предположение о том, что клиент или супруги разделяют те же самые религиозные и/или философские прин­ципы в жизни, что и терапевт, может ослабить терапевтический альянс и привести к недоразумениям. Например, терапевт может наивно по­лагать, что он или она разделяет те же самые религиозные убеждения, что и супруги, так как они относятся к одной и той же религиозной конфессии. Если терапевт видит определенные религиозные свидетель­ства этому, например, определенные ответы на вопрос «почему», ког­да речь идет о супружеской верности (внутреннее измерение), и раз­деляет эти убеждения, то его действия могут отдалить супругов, для которых «почему» относительно супружеской верности необходимо анализировать через самые разные противоречивые философские ис­точники (измерение поиска). Или же отдалить супругов, для которых чтение вслух Библии в домашнем кругу просто часть социального ритуала (внешнее измерение). Терапевтический навык заключается в том, чтобы понять, откуда пришел клиент, и отойти от своих основ, чтобы работать с системой взглядов клиента.

Процент обращения к религии или религиозным концепциям, как ни странно, достаточно высок. Шафранске и Мэлони (Shafranske and Malony, 1990) пришли к следующему выводу: несмотря на то, что по результатам исследования менее 20% клинических психологов утвер­ждали, что организованная религия была главным источником их ду­ховности, терапевтические интервенции с фокусом на религии были нередки. Больше половины психологов из данной выборки сообщали об использовании религиозных понятий или концепций и больше трети респондентов рекомендовали участие в религии клиента. 7% моли­лись вместе с клиентом и 24% сами молились за клиента.

Обывателю может показаться, что пасторские консультативные ус­луги, предлагаемые организованными религиозными группами, и ус-

407


луги, которые предлагают профессиональные семейные терапевты, -одно и то же. Необходимо признавать и понимать как различия, так и сходства между пасторским консультированием и супружеским кон­сультированием. На первый взгляд, фокус на проблеме одинаков как в пасторском консультировании, так и в супружеском консультирова­нии. Подобно различным школам супружеского консультирования, организованные религии представляют парадигматический инструмен­тарий для разрешения основных супружеских конфликтов. В пропо­ведях и групповой работе с парами при церкви делается акцент на не­обходимости в близости, коммуникативных проблемах между партне­рами, сексуальной реализации, тендерных ролях, препятствиях воз­награждениям, прощению и разрешению разногласий.

Однако два подхода имеют принципиальные различия в процессе нахождения решений. Пасторы-консультанты находят решения)в учении своих религиозных доктрин, применяя универсальные директивы для конкретной пары. Семейные терапевты стремятся помочь клиентам най­ти единственные в своем роде личные ответы, которые соответствуют эволюционному этапу жизни клиентов, их индивидуальным потребнос­тям и культурному контексту. Светские супружеские консультанты по­могают выявить ценности и важную жизненную философию в паре, в то время как пасторы-консультанты помогают супругам понять значение жизни и ценностей, свойственных определенной религиозной доктрине. Иными словами, пасторы-консультанты находят религиозные решения в контексте возможностей, которые позволяет религия; светские консуль­танты в своих решениях основываются на персонологическом и куль­турном контексте пары. Когда религия становится частью этого персо-нологического и культурного контекста, светским терапевтам необходи­мо по максимуму использовать преимущества этого.

Светским супружеским терапевтам во всех случаях необходимо вни­мательно относиться к доступным ресурсам в рамках религиозного со­общества клиентов, а также признавать и включать религиозные ценно­сти, важные для супругов. Однако когда религиозная доктрина сочетает в себе проблемы супругов, и далее мы подробнее остановимся на этом, светскому терапевту следует обращать внимание и противостоять огра­ничивающему характеру системы верований, помогая супругам твор­чески разрешить те проблемы, с которыми они сталкиваются.

И все-таки религия совсем не панацея. Религия может создать так же много проблем, как и предложить пути решения уже существую­щих (Prest and Keller, 1993). Проведенные исчерпывающие исследо-

408

вания демонстрируют, что фундаментальные религии, которым свой­ственно буквальное перфекционистское видение человека, создают абсолютно нереалистические ожидания для своих адептов. Люди по­стоянно обнаруживают себя и своих любимых в роли грешников и неудачников, и тогда в большом количестве имеют место дисфункции настроения, поведения и взаимодействия.



Возьмем, к примеру, случай Боба и Джоан. После двадцати лет суп­ружеской жизни они начинают подумывать о разводе. Оба партнера пра­ведные католики. Джоан считает, что с ней плохо обращаются, и чув­ствует себя настолько подавленной, что рассматривает возможность развода, невзирая на то, что это идет вразрез с учением церкви. За все время терапии Боб акцентирует внимание на том, что Джоан ведет себя предательски, просто рассматривая возможность развода. Очевидно, что Боб полагает, что они должны жить вместе, вне зависимости от того, насколько они несчастливы в браке и как их брак ухудшается. Он не может сосредоточиться на ее жалобах, так как для него они блекнут при сравнении с ее намерениями разрушить супружеские узы, что в его представлении более страшно. Он чувствует себя нравственно выше, даже несмотря на то, что в течение двадцати лет оскорблял свою жену, игнорировал свои обязанности по дому и держал в страхе детей.

Иногда люди воспроизводят конфликты, связанные с религией, ко­торые имели место между их родителями или с предыдущими супру­гами. Случай Джона может послужить примером этого. Он воспиты­вался в семье, в которой люди оскорбляли друг друга, что стимулиро­вало независимость в раннем возрасте. Когда ему было семь лет, все свое свободное время он работал в отцовском магазине автозапчас­тей. Он никогда не мог удовлетворять свои желания или ему никогда не позволялось отклоняться от его обычного графика. Несмотря на то, что он пытался быть послушным, его никогда не вознаграждали за это. Родители всегда находили недостатки в его поведении. Для Боба было крайне важным придерживаться церковных заповедей. Он испы­тывал внутренний импульс следовать букве закона, чтобы успокоить своих родителей - теперь это нашло свое выражение в том, что авто­ритетом для него была Церковь. Когда Боб понял истоки своей религи­озной страстности и проработал свою фрустрированную потребность в одобрении, его гнев и враждебный настрой по отношению к жене начал ослабевать. Он также начал принимать то обстоятельство, что все может закончиться разводом, если он не будет осуществлять рабо­ту над собой. Следовательно, религиозная страстность использовалась

409

Бобом в качестве психологической защиты. Она предохраняла его от тревоги по поводу того, что он столкнется со своими собственными ошибками и ему придется принять на себя ответственность за свое поведение. Подобные защиты и проекции - явление довольно распро­страненное. Люди часто переносят фрустрированную зависимость или потребность в проявлении заботы на свою религиозную группу.



Несмотря на то, что светские терапевты считают, что существуют разные реалии и разные способы регулирования отношений, они зна­ют, что должны помогать своим клиентам и направлять их, чтобы те, в конечном счете, выбрали только одну или несколько моделей поведе­ния, которые будут как адаптивными, так и ответственными в нрав­ственном отношении. Например, если человек имеет связь, вопрос здесь не просто в том, хочет ли он или она отводить этому время в своей жизни. Терапевтам необходимо помогать женщинам и\ мужчи­нам рассматривать свои решения в социальном/этическом шитексте -взвешивают ли они то влияние, которое окажет их решение на семью, детей и любовника/любовницу.

Только посредством анализа ценностей клиента терапевт может помочь клиенту и подвести его к удовлетворяющим нравственным и психологическим моделям поведения. Когда эти ценности формули­руются для супругов в религиозном контексте, терапевту помогает признание этого контекста и использование его в процессе решения проблем. Когда ценности определяются в более приватной духовной обстановке полезно отводить время на то, чтобы понять ценностную систему, которая получила развитие у клиента или пары, и то, как она проявляется. Анализ духовных ценностей помогает не только направ­лять клиентов к важным личностным решениям, он также способствует пониманию терапевтом клиентов во всех их проявлениях.

Чаще всего ценности религиозных доктрин согласовываются с гу­манистическими ценностями. Этот метод может оказаться очень эф­фективным для квалифицированного терапевта, который может помочь супругам найти подтверждение определенным ценностям из различ­ных источников их жизненного пространства. Например, ДиДжузеп-пе, Робин и Драйден (DiGiuseppe, Robin, and Dryden, 1990) пролили свет на то, что три иррациональных процесса мышления, постулируе­мые рациональными эмотивными терапевтами и представляющие со­бой сущность психопатологии (требовательность, низкое чувство соб­ственного достоинства и низкая толерантность к фрустрации), также несовместимы с иудео-христианской философией. И все же эти ирра-

410


циональные мысли могут проявляться у рационально настроенных и религиозных клиентов, так как они часто неправильно истолковывают философское ядро их религиозных верований. В процессе изучения более рациональных путей мышления выясняется, что светские и ре­лигиозные ценности становятся более гармоничными, что не остается незамеченным, и возникает больше вероятности того, что произойдут серьезные личностные изменения.

Колтко (Koltko, 1990) представил руководящие указания относитель­но того, как мудрый терапевт может лучше всего включить религиоз­ные и духовные ценности клиента в программу лечения. Во-первых, он подчеркивает, что важно знать официальную версию о принадлежности человека к определенной религии или его кредо, а также знать то, что значит для него эта религия или кредо. Я могу проиллюстрировать это на примере одна буддистская пара, которая проходила у меня лечение. Вера была центральным моментом связи этих людей, отношения между ними строились на ежедневных совместных занятиях медитацией. По­нимание того, что буддизм был для них главным образом механизмом для близости как партнеров, позволило мне усилить эту составляющую в их отношениях. Во-вторых, Колтко подчеркивает, что терапевту важ­но быть восприимчивым к культурным особенностям и иметь пред­ставление о «горячих клавишах» для конкретных религиозных групп. Например, в иудаизме много говорится о браках между разными на­циональностями, у мормонов — большое внимание уделяется представ­лению о свободе воли (расширенное представление о свободной воле, которое включает в себя решение проблем через прилежную работу и силу воли), а у «Свидетелей Иеговы» запрещается дарить подарки в традиционные праздники. Восприимчивость к культурным особенно­стям может помочь использовать адекватное оценивание того, как религия влияет на проблемы супругов. Далее следует отметить, что «бывшие» или «неактивные» члены религиозных конфессий могут, как и прежде, находиться под влиянием религии и руководствовать­ся этим. Среди наших клиентов была женщина, которая раньше при­надлежала к «Свидетелям Иеговы», но когда у нее завязались пре­красные отношения с другой женщиной, она была твердо убеждена в том, что она совершила грехопадение и заплатит за свое счастье тем, что никогда не попадет в рай. В терапии делался фокус на модифици­ровании ее системы верований, чтобы сделать возможным продолжи­тельное оценивание религиозных ценностей и ритуалов, которые по­могали ей, и отказаться от веры в те, которые она считала интеллекту-

411

ально и эмоционально невыполнимыми. И, наконец, терапевтам сле­дует обращаться к религиозной вере клиентов, чтобы содействовать исцелению, поощрять прощения и увеличивать вклад партнеров.



Как ни странно, ряд философов отнесли психотерапию к категории одной из многих религий мира: она также представляет мировоззре­ние с многочисленными решениями и обещаниями о спасении. Стан-дер и коллеги (Stander, and colleagues, 1994) представили десять сход­ных позиций в целях традиционных религий и целях психотерапии: «(а) поощрять ощущение перспективы, (б) давать смысл жизни (в) пред­ставлять ритуалы, которые трансформируют и соединяют, (г) представ­лять социальные поддерживающие связи, (д) структурировать обще­ство и устанавливать этические нормы, (е) представлять идентичность и наследие членам, (ж) поддерживать семьи, (з) облегчать позитив­ные изменения у индивидов, (и) искать физическое и эмоциональное благополучие у членов и (к) проводить обучение среди членов^.

Применение, причем как организованной религии, так и психотера­пии, может варьироваться в зависимости от уровня развития индивида. Когда дети или взрослые становятся жертвами неадекватного воспита­ния, у них отсутствует основное чувство доверия другим и уверенность в собственных способностях. Потребность в поддержке извне, привер­женность религиозной доктрине или светской терапевтической доктри­не становятся адаптивным навыком, помогающим справиться с ситуа­цией. Все догмы обещают вознаграждения всем своим последовате­лям. Адепты чувствуют себя в большей безопасности и в меньшей сте­пени ощущают свое несовершенство, следуя букве закона.

По мере того, как люди становятся более уверенными в себе и более зрелыми в отношении своей жизни, многие из них подходят к тому, что начинают чувствовать, что у них имеются некие внутренние ресурсы. Они могут выносить суждения и управлять своим поведением, вне за­висимости от системы вознаграждений и порицаний со стороны их дру­зей и семьи. Здесь они способны отойти от точных учений определенной веры или школы психического здоровья и прийти к иной вере. Подоб­ная, более зрелая вера характеризуется рядом известных признаков, в том числе способностью ставить что-то выше себя, жить в соответствии с духовными ценностями, иметь серьезные обязательства, не имея оп­ределенности; проявлять открытость к иным духовным ценностям; рас­ширять сферу социальных и человеческих интересов, а также найти значение и цель жизни. Это на самом деле высшие цели, которые вы­ражаются теологами восточных религий, иудео-христианскими рели-

412


гиями и современными теориями личности. Таким образом, все три подхода начинаются с одних и тех же вопросов и, в конечном счете, получают те же самые ответы, но приходят они туда разными путями.

ВОСТОЧНЫЕ РЕЛИГИИ, САМОРЕАЛИЗАЦИЯ И СУПРУЖЕСКАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ

Иудаизм, досизм, ден и йога приобретают чрезвычайную популяр­ность среди представителей западной цивилизации, которые ищут пути к тому, чтобы сократить стресс и разработать некую систему ценнос­тей, гармоничную особенностям характера человека и способную ин­тегрировать конфликтные потребности и требования, с которыми стал­киваются современные супруги. Все восточные религии призваны помогать человеку в том, чтобы найти путь к самореализации. Само­реализация - это более глубокий путь познания «истины» о мире - она выше пяти известных нам чувств. Несмотря на то, что восточные ре­лигии очень отличаются друг от друга, в них можно выделить четыре общих положения (Jagdish, 1977).

Первое положение заключается в том, что конечная истина лежит в личном опыте. Нет эмпирических доказательств, оценивающих любовь одного человека к другому. Уверенность в том, что ты любим или тебя не любят, идет от личного опыта истины, которая не нуждается в об­суждении или подтверждении. Подобным образом, путь к супружес­кому счастью основывается на личных инстайтах - а не на уроках, полученных от других. Каждый человек должен брать на себя личную ответственность за то, чтобы найти свой путь к супружескому счас­тью. Когда человек рассчитывает получить совет от других относи­тельно того, что ему делать или что говорить, это только мешает путе­шествию. Последние слова, слетевшие с уст Будды и обращенные к Ананде, резюмировали это указание оставаться верным своему лич­ному опыту. Он сказал «Anna дипо бхава» - «Будьте сами светом для себя». В браке каждый из нас должен находить свой собственный путь к тому, чтобы быть отзывчивым, любящим, ответственным супругом, и для каждого из нас эмоциональные, поведенческие и философские пути будут уникальными. Нет свода правил или простых директив. Каждый человек должен совершенствовать свою собственную исти­ну о мире и истину в браке.

Отчасти парадоксально и то, что вопросы личности являются цент­ральными в восточных религиях, и наряду с этим большое внимание уделяется роли учителей, наставников или гуру. Тем не менее, роль

413


гуру состоит в том, чтобы быть живым примером того, кто следует внутренней истине, и поощрять учеников поступать так же.

Второе положение состоит в том, что существует единство в мно­гообразии. Восточные религии рассматривают все вещи как взаимо­зависимые и взаимосвязанные. То, как жена реагирует на грязное бе­лье мужа, разбросанное на стуле, связано с тем, какой разговор у них состоится за столом, что в свою очередь взаимосвязано с тем, как они будут завтра реагировать на кризисную ситуацию на работе. В суп­ружеских отношениях не существует простых причин и следствий. Все события взаимосвязаны и являются частью более длительных от­ношений.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   45


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница