Линда Берг-Кросс терапия супружеских пар



страница30/45
Дата27.04.2016
Размер7.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   45
сервативную тенденцию пар к тому, чтобы продолжать как функцио­нальные, так и дисфункциональные связи. Достигнув определенного равновесия или устойчивости, супруги активно противостоят всему, что представляет угрозу для этого устойчивого состояния. Партнеры, имеющие нарушения, могут создать новый уровень гомеостаза, но для этого потребуется потратить колоссальное количество времени, при­ложить массу усилий и блокировать пути, которые ведут к исходному устойчивому состоянию (Jackson, 1968).

Что же часто происходит, когда наступает кризис (например, дли­тельный визит родителей супруга) или возникает давление, связан­ное с развитием, направленным на изменения (например, супруги, которые думали что им нужна работа на полный день, приходят к выводу, что потребности ребенка превыше всего, и им необходимо найти работу на неполный рабочий день). А происходит то, что один партнер обычно старается измениться и отвечать новым требования­ми, в то время как другой еще больше старается оставить все как есть и действовать по старинке. Не всегда становится сразу очевид­но, кто именно из супругов сопротивляется изменениям и в каких областях. Супружеским терапевтам иногда необходимо реорганизо­вать систему в рамках терапевтической сессии, чтобы получить воз­можность наблюдать те области, в которых муж и/или жена сопро­тивляются необходимым изменениям. Их сопротивление связано с потребностью сохранять гомеостаз в отношениях. Не следует забы­вать, что целью гомеостаза кроме всего прочего является сохране­ние позитивных взаимодействий, которые позволят супругам функ­ционировать более эффективно.

Если рассматривать брак как закрытую систему, то наиболее важ­ной отличительной чертой его будет то, как у супругов проявляются постоянные неопределенные нарушения, пока ими не будет найдено состояние равновесия. Когда один человек в семье изменяется, дру­гие члены семьи могут отрицать или разрушать эти изменения, пыта­ясь вновь обрести комфортное состояние равновесия. Когда все чле­ны семьи оказываются перед необходимостью что-то изменить в жиз­ни (например, свадьба), ряд изменений (позитивных и негативных) бу­дет продолжаться до тех пор, пока люди не достигнут нового уровня гомеостаза (von Bertalanffy, 1968).

Многие теоретики начинают оспаривать концепцию гомеостаза. Они считают, что семьи представляют собой открытые системы, способ­ные к тому, чтобы реагировать на внешних агентов и изменения. Но-

345

вые модели, в которых подчеркиваются неизбежные изменения в бра­ке между постоянством и переменами, интегрируются с моделями внут­реннего роста, чтобы лучше объяснить дисфункциональные отноше­ния (Моуег, 1994).



Дисфункциональные модели взаимодействия

Если гомеостатический анализ указывает терапевту, кто пытается измениться и кто сопротивляется изменениям, то дисфункциональные модели взаимодействия показывают, как эти попытки проявляются в общении между супругами. Существует много хорошо известных мо­делей, которые рассматриваются в кабинете терапевта. К наиболее рас­пространенным моделям относятся: (1) взаимный уход - коммуника­ция характеризуется подавленной ненавистью и разобщением; (2) вза­имные обвинения - коммуникация характеризуется повторяющимися спорами с эскалацией конфликта, когда супруги высказывают в адрес друг друга обвинения и пренебрежение; (3) пары, в которых один предъявляет требования, а другой совершает уходы — коммуникация характеризуется тем, что один из партнеров постоянно прибегает к от­крытым действиям, чтобы разрешить какой-то вопрос или выразить свое раздражение, гнев и разочарование, в то время как другой парт­нер просто старается избежать обсуждения этого вопроса (Wile, 1981).

Во многих дисфункциональных моделях общения есть общие чер­ты. Во-первых, в основе наиболее дисфункциональных моделей взаи­модействия лежит убеждение, что тот же самый старый спор действи­тельно представляет собой борьбу за «истину». Если муж всегда шу­тит, а жена все воспринимает слишком серьезно, муж должен продол­жать прибегать к своим шуткам, подтверждая истину, что «жизнь сле­дует воспринимать легко». А у жены есть мотивация продолжать ко всему относиться чрезмерно серьезно, подтверждая всякий раз свою истину, что «жизнь нужно воспринимать серьезно». Терапевтам необ­ходимо обосновать переживания каждого партнера и рассеять иллю­зию о том, что существует абсолютная истина. И лишь когда супруги смогут понять, что их точки зрения представляют собой реалии, свя­занные между собой, только тогда, возможно, они перестанут вести эти битвы и будут стремиться разрешить конфликт.

Во-вторых, многие дисфункциональные модели взаимодействия также характеризуются ригидными «интимными отношениями», когда действия, направленные на установление близости, у одного партнера немедленно приводят к дистанцированию у другого (что тоже свиде-

346

тельствует о попытках создать гомеостаз). Когда жена говорит: «Да­вай после обеда отведем куда-нибудь детей, чтобы заняться сексом», она делает шаг в сторону близости. Своим ответом «Я планировал поиграть в гольф» муж устанавливает дистанцию в отношениях. Вече­ром, желая близости с ней, он будет шептать ей теплые и ласковые слова, и уже она будет отвечать ему, что совершенно обессилела, так как все время сидела с детьми, пока он играл в гольф.



Для того чтобы супружеская коммуникация была успешной, тре­буется очень уязвимый и открытый стиль самовыражения. Когда суп­руги не доверяют друг другу и боятся того, что их отвергнут, а их самолюбию будут нанесены глубокие раны, они будут балансировать на грани эмоционального раскола, который имеет место у них в браке, и сохранять созданную ими дистанцию, чтобы ощущать себя в психо­логической безопасности.

В-третьих, дисфункциональные модели взаимодействия больше все­го поддаются изменениям во времена серьезных кризисов или каких-то потрясений. В такие периоды супруги - в силу давления извне, болезни, изменений на работе, рождения детей, контроля за подростками вы­нуждены реорганизовать привычную для них жизнь, в такие периоды их модели общения ослабляются и могут выйти на более высокий и глубокий уровень. Например, переход с полного рабочего дня на непол­ный рабочий день, уход за престарелыми родственниками и переезды вызывают необходимость серьезных изменений в семейном ритуале и структуре. Многие супруги считают, что вместе с новым напряжением появляются и новые возможности для более полного и менее ригидного взаимодействия. Как только каждый из супругов признает неизбежность изменений, позитивные изменения не замедлят сказаться.

Власть

Структура отношений определяется тем, как распределяется власть. В рамках супружеских отношений власть относится к способности оказывать влияние на эмоции, поведение и стили принятия решений в паре. Это влияние расширяется главным образом посредством ком­муникативного стиля супругов. Слова, которые они используют, а также определенные моменты, когда они к ним прибегают, оказывают влия­ние на их функционирование. Хейли (Haley, 1984) лаконично увязал власть супругов с их общением, когда говорил о том, что «основные конфликты в браке центрированы на проблеме, кто и кому должен сказать, что необходимо делать и при каких обстоятельствах».



347

Брак, в котором власть распределена одинаково, преуспевает. Суп­руги по-разному определяют справедливость в соответствии со свои­ми нуждами и желаниями. Для одной пары имеет большое значение принятие совместных решений о том, как они будут тратить деньги, проводить выходные и где будут жить. Другая пара достигает равен­ства, устанавливая, что жена будет отвечать за расходы и состояние семейного бюджета, а муж будет определять, где они будут жить. В третьей паре равенство может достигаться следующим образом: муж контролирует область принятия решений на раннем этапе брака, а жена будет контролировать эту же область в последующие годы брака.

Когда один партнер постоянно воспринимается другим как чело­век, осуществляющий контроль, супружеское разочарование почти не­избежно, и в этом особенность нашей культуры. Сильный партнер при­нимает конфронтационный стиль общения, в то время как слабый пред­почитает избегать конфронтации. На крайнем полюсе слабый партнер даже не пытается как-то оказать влияние (например, сказать супругу, какой фильм он хотел бы посмотреть, куда бы ему хотелось поехать в отпуск), поскольку он предвосхищает то, что его отвергнут, и боится супружеского гнева, который может последовать за этим. Подобные «пугающие последствия» только ускоряют движение по нисходящей спирали супружеского удовлетворения (Cahn, 1992).

В первые годы существования брака у супругов могут возникать самые разные споры, они могут вести борьбу, пытаясь выработать пра­вила, которые будут определять, кто и за что отвечает и в каких ситуа­циях. Тем не менее, отношения, связанные с распределением власти в браке, могут претерпевать изменения на разных этапах жизненного цик­ла супругов. Кроме того, власть, которую человек имеет на работе и в обществе, может быть взаимосвязана с желаемым уровнем контроля, который необходим человеку в супружеских отношениях.

Власть, вне всякого сомнения, является центральным моментом в понимании наиболее разрушительных проблем, возникающих между супругами, в частности, проблемы жестокого обращения. Исследова­тели по-прежнему пытаются разобраться в этих отношениях, несмотря на всю их сложность. В ряде научных работ высказывались предполо­жения о том, что существует два типа применения физической силы в браке. Первый тип - реальные «поборники контроля». Они хотят конт­ролировать своих супругов и прибегают к физическому, психологи­ческому или вербальному насилию для достижения своих целей. Они оскорбляют своих супругов совершенно открыто. Ко второму типу

348


относятся люди, которые не ощущают своей силы и не стремятся к власти. Напротив, они считают себя ни на что не годными и набрасы­ваются на супруга, поскольку ощущают свою сильную зависимость, беспомощность и тревогу. Они обороняются, оскорбляя своих супру­гов. Их вспышки представляют собой плохо управляемые реакции, свидетельствующие о слабости (Prince and Arias, 1994).

В системной теории много и других важных концепций, которые влияют на супружеские отношения, самые известные из них рассмат­риваются в главе, посвященной вопросам воспитания детей. Несмотря на то, что я ограничивалась лишь кратким описанием многих теорий, системные концепции, имеющие отношение к воспитанию детей, на­столько тесно связаны с отношениями супругов, что в этом разделе . речь пойдет именно о них.

В следующей главе, посвященной проблемам коммуникации, бу­дут рассматриваться положения, которые важны как для психодина­мической, так и для системной теории. Эти теории трудно апробиро­вать и показать в экспериментальной парадигме. Таким образом, по­чти все исследования, о которых говорилось в данной части, основа­ны на когнитивно-социальных психологических теориях. Это похоже на то, как если бы гуманитарные исследователи взяли за основу тео­ретические философские теории семьи и преобразовали их в модель, которую легче исследовать. Их открытия подтверждают основные прин­ципы теории семьи, даже если в моделях исследования и делается больший акцент на таких понятиях, как «взаимность» и «контроль сти­мула», чем на понятии «защитных проекций». Поэтому, несмотря на то, что традиционные теории семьи (психодинамические и системные) еще не представляют достаточной эмпирической ценности, их клини­ческая ценность не вызывает сомнений. Теории семьи представляют собой новые и более развернутые способы рассмотрения проблем, с которыми сталкиваются супружеские пары. Принимая это во внима­ние, исследователи и клиницисты расширили методы оценивания про­блем супружеской коммуникации, а также репертуар конструктивных и эффективных методов интервенции.

ГЛАВА 7


КОММУНИКАЦИЯ

Счастливый брак - это долгий разговор, который всегда кажется слишком коротким.

Андре Мору а

О ЧЕМ РАЗГОВАРИВАЮТ СУПРУГИ?

Одна из самых серьезных причин, связанных с проблемами в обще­нии, состоит в том, что в наше время пары имеют слишком мало време­ни для общения, и существует так много важных и интимных вопросов, которые им необходимо обсудить. Канули в лету те дни, когда супруги выходили после обеда на веранду и за десертом вели беседу. Суета и скоротечность современной жизни приводят к тому, что большое коли­чество разговоров посвящено обсуждению того, как должны распре­деляться обязанности по дому и как согласовать обязанности, которые имеются у людей перед расширенной семьей и обществом. Многие из этих разговоров происходят под давлением, когда один из супругов должен делать то, что не может сделать другой. Цель беседы заключает­ся в том, чтобы поддерживать семейную эффективность. Иногда, когда на беседы отводится мало времени или один из супругов сам выражает желание выполнить какую-то задачу, эти разговоры доставляют удоволь­ствие. Чаще всего они расцениваются с тем же удовлетворением и энту­зиазмом, что чувствует водитель, который сворачивает к бензоколонке для того, чтобы узнать дальнейшее направление.

Минимальные ежедневные требования: дебрифинг

Сегодня наиболее интимным и эмоционально связывающим типом бесед, которые могут происходить с любой частотой, является дебри­финг. В ходе такой беседы каждый партнер рассказывает о том, что произошло задень. Начиная работу над тем, чтобы изменить характер

350


общения между супругами, многие супружеские консультанты просят своих клиентов выделить время на то, чтобы вспомнить и обсудить друг с другом испытания, неудачи, а также радости, которые были в течение дня. Вангелисти и Бански (Vangelisti and Banski, 1993) провели интервью среди 709 пар, представляющих разные слои населения, чтобы оценить влияние, которое оказывает такого рода общение между суп­ругами на их удовлетворенность браком. Они пришли к выводу, что партнеры, которые имели обыкновение вести друг с другом такие бе­седы, были счастливее в своих отношениях. Было также выявлено, что женщины сильно разграничивали слушание и обсуждение во вре­мя дебрифинга. Они стремились к тому, чтобы уравнять процессы слу­шания и обсуждения. Что касается мужчин, то у них отмечалась тен­денция рассматривать разговор как событие само по себе, и их не заботила необходимость затрачивать одинаковое количество времени на обсуждение и на слушание.

По-видимому, женщины и мужчины имеют разные представления о том, каково должно быть содержание дебрифинга. Женщинам нра­вится рассказывать о своих эмоциональных переживаниях, которые у них возникали в течение дня, обсуждать вопросы взаимоотношений, они уделяют деталям гораздо больше внимания, чем мужчины. Муж­чины предпочитают обсуждать абстрактные, философские вопросы. Например, Мэри и Джон работают в одной компании, которая занима­ется компьютерным программированием. Когда Мэри приходит домой, она рассказывает о том, как трудно ей убедить Джона сотрудничать, акцентируя свое внимание на том, что в течение рабочего дня он со­вершает множество незначительных поступков, которые расстраивают ее. Джон, по-видимому, пойдет домой и поделится со своей супругой тем, что он крайне обеспокоен сбоями в работе программы и перспек­тивой того, что 1000 линий кодов придется менять.

Когда супруги заняты в совершенно разных сферах, очень сложно найти точки соприкосновения для того, чтобы провести дебрифинг. У одного супруга может возникать ощущение, что другой не поймет того давления, которое он испытывает на работе, и особенностей его рабо­ты, или он может быть просто не заинтересован в том, чтобы детально обсуждать каждодневные обязанности. Один мужчина, который про­ходил терапию, сказал, что он понятия не имел о том, что его жена более пяти лет мечтала о человеке, с которым можно было погово­рить. А он каждый день возвращался домой, выжатый как лимон, не имея ни терпения, ни желания слушать рассказы о тех проблемах, с

351


которыми она сталкивалась на своей работе: от царапины на колене до пролитого пузырька с клеем. Жена согласилась, что такого рода со­бытия могут быть не самыми интересными, но это часть ее жизни, и муж должен с уважением к ним относиться хотя бы по этой причине. В таких ситуациях перед терапевтом стояла задача убедить пару оце­нить общие для них затруднительные ситуации и фрустрации, с кото­рыми каждому из них приходится справляться индивидуально.

Разногласия при заключении контракта представляют собой не мень­шую эмоциональную проблему, чем ситуация, когда один из родите­лей вынужден забрать ребенка из детского сада. Когда фокус смеща­ется с содержания работы в сторону эмоциональных вознаграждений и стрессовых факторов, которые связаны с работой, это ставит все переживания на работе на более ровную почву. Когда области работы очень специфичны, добиться понимания еще труднее, но сделать это также необходимо. Одна женщина-хирург однажды рассказывала мне, что она и ее партнер поддерживали интерес к тому, что происходит с каждым из них на работе, таким образом. Один день в году каждый из них проводил на работе супруга, следуя за ним по пятам. Партнер дол­жен был наблюдать за тем, как она проводит операцию, из специаль­ного смотрового помещения, она же в свою очередь должна была помогать ему в мастерской по изготовлению мебели. Этот различный опыт связывал их разные миры и обеспечивал им ту степень открыто­сти, которая необходима для создания атмосферы дебрифинга.

Проведение дебрифингов является одним из самых простых путей для того, чтобы супруги могли каждый день подтверждать друг другу, что они обеспокоены и заинтересованы тем, что происходит в жизни каждого из них. Общение в такой форме также служит прекрасным переходом, обеспечивающим людям смену ролей: от работника и кол­леги к любовнику и другу. Очевидно, что продолжительность дебри­финга может значительно варьироваться от одной минуты до целого часа или более. Однако в основном такой разговор ведется от пятнад­цати до тридцати минут.

Стили общения, распространенные среди супругов

Содержание споров между супругами так же важно, как и стиль ведения этих споров или основания для их возникновения. Области супружеских конфликтов на самом деле достаточно ограничены, и они отражены в разных главах данной книги.

3S2


Лави и Олсон (Lavee and Olson, 1993) разработали компьютерную методику оценки состояния брака (ENRICH), которая определяет каче­ство отношений супругов по девяти наиболее распространенных про­блемам и конфликтным областям. Эти девять областей конфликтов при оценивании дают потенциальную картину содержания и динамики суп­ружеских споров, влияющую на спокойствие между супругами. Сюда входят личностные вопросы, трудности в общении, неудачные спосо­бы разрешения конфликтов, проблемы, связанные с финансовым уп­равлением, споры по поводу проведения отдыха, сексуальные отно­шения, не приносящие удовлетворения, дети и родительские вопросы, конфликты на почве лояльности к членам семьи и друзьям и различия в религиозных убеждениях.

Олсон проводил этот опрос по методике ENRICH среди 8385 пар, которые состояли в браке в среднем около десяти лет и имели двоих-троих детей. Для восьмидесяти процентов опрошенных пар этот брак был первым. Опрашиваемые пары главным образом были протестан­тами (80%) и принадлежали к европейской расе. Когда были проана­лизированы все ответы, оказалось, что можно выделить семь отдель­ных типов супружеских пар. Несмотря на то, что имеются некоторые ограничения для того, чтобы считать эти открытия общими, семь типов супружеских пар, которые были выделены в соответствии с этими данными, дают важную информацию о том, которого рода браки су­ществуют в настоящее время в Соединенных Штатах. Очевидно, что каждый супружеский тип имеет свои четкие очертания проблемных и укрепляющих сторон брака. Различные супружеские типы характери­зуются разными потребностями в общении, имеют разные способы и темы для обсуждения.

Тип 1. Пара, лишенная жизненной силы. Тип был выявлен среди 40,5% респондентов. Это пары, которые сообщали о проблемах и спо­рах в каждой из названных областей. Излишне говорить, что эти люди были явно несчастливы в своих браках и свыше 60% пар находились на стадии развода.

Тип 2. Пара, в которой делается акцент на финансовом аспекте. Типичные представители - 10,7% респондентов. Ответы этих супру­гов были очень похожи на ответы супругов первого типа (пары, ли­шенные жизненной силы) за исключением того, что они заключали достаточно серьезные соглашения по финансовым вопросам. К этой категории относились пары, которых кроме соглашений по материаль­ным вопросам имели мало точек соприкосновения. Многие из этих

23-3948 353

супругов посвящали себя карьере, а не отношениям. Это классичес­кий пример «брака по расчету».

Тип 3. Конфликтующая пара. Нарушения затрагивают глубинные аспекты их отношений. Такие супруги имеют низкие личностные и коммуникативные показатели, с трудом разрешают конфликты и ула­живают финансовые вопросы. Тем не менее, они производят хорошее внешнее впечатление и неплохо функционируют в обществе. У них высокие показатели по таким областям, как досуг, дети, семья и рели­гия. Они имеют умеренно высокие показатели в области секса. Среди пар, которые прошли интервью, 13,7% попадает в эту категорию. Кон­фликтные пары имеют прагматический брак. Может быть, брак и не принес этим людям того, на что они надеялись, но он позволяет им ощущать себя частью сообщества и находить радость в ритуалах се­мейной жизни.

Тип 4. Традиционная пара. Тип был выявлен среди 9,9% супругов. Традиционные пары черпают большую силу из религии и своих нук-леарных и расширенных семей. Эти пары более счастливы, нежели просто любовники. Несмотря на то, что они могут иметь сильные на­рушения, когда это касается близких отношений друг с другом, они стремятся приходить к соглашениям и получать удовольствие как от досуга, так и от решения финансовых вопросов.

Тип 5. Сбалансированная пара. Тип был представлен в 8,4% выбор­ки. Сбалансированные пары сообщали как о сильных внутренних ас­пектах отношений, так и о внешних аспектах. Они также имели и труд­ности в каждой из этих областей. Несмотря ца. то, что сбалансирован­ные пары обычно сообщали о высоком уровне общей удовлетворенно­сти, и мужья, и жены рассматривали возможность развода (27,1 %) чаще, чем пары, которые относились к типу 4 (18,8%) и типу 6 (16,3%).

Тип 6. Гармоничная пара. Такой тип был распространен среди 7,7% выборки. Гармоничные пары счастливы в интимных отношениях, но ведут борьбу с некоторыми внешними аспектами своей супружеской жизни (родственники, работа, финансы).

Тип 7. Пара, имеющая жизненные силы. Тип представлен только 9% всех супругов. У пар, имеющих жизненные силы, отмечается по­стоянно высокий уровень во всех девяти областях. Это другой слу­чай, в котором богатые становятся еще богаче. Супруги этой катего­рии стремились дольше оставаться в браке, они происходили из пол­ных семей и у них лучшее финансовое положение, чем у большинства супругов.

354


Если мы рассмотрим эти типы в континууме, то обнаружим, что пары 1-го, 2-го и 3-го типов наименее удовлетворены своими браками и имеют больше всего нарушений. Им необходима помощь в самых разных областях и у них возникают споры по многим аспектам совме­стной жизни. Тип 4, традиционная пара, находится в середине; они имеют средние по силе отношения, но им необходимо развивать навы­ки разрешения проблем и проявлять больше эмпатии друг к другу. Пары 5-го, 6-го и 7-го типов достаточно хорошо чувствуют себя в браке, и им потребуется обращаться за помощью только в том случае, если произойдет нечто экстраординарное, что ввергнет их в кризис.

Семь супружеских типов Олсона подчеркивают тот факт, что не существует единой модели счастливого брака. Каждая пара приходит со своими собственными сильными и слабыми сторонами и ей необ­ходимо обсуждать те области, которые становятся проблемными для них как для пары. На основании того, что даже среди пар, имеющих жизненные силы, которые сообщают об удовлетворении во всех обла­стях, свыше четверти этих пар подумывают о разводе, можно предпо­ложить, что личные модели супружеского удовлетворения чрезвычайно важны для понимания и содействия супружеской стабильности (Lavee and Olson, 1993).

Возможно, вы уже задумывались о том, что парам было бы полез­но узнать свой супружеский тип до заключения брака, чтобы иметь представление о том, что их ожидает. Существует добрачный ПОДГО­ТОВИТЕЛЬНЫЙ опросник, который рассматривает четыре типа пар (имеющие жизненные силы, гармоничные, традиционные и конфликт­ные). Исследования, в которых использовался добрачный ПОДГОТО­ВИТЕЛЬНЫЙ опросник, указывают на то, что конфликтные пары были подвержены риску даже в период ухаживания - вероятность отменить запланированное заключение брака у таких пар в три раза выше, чем у пар, имеющих жизненные силы (и они составляют 40% всех пар, ко­торые отменили свои планы). Даже с большим количеством распадов до заключения брака, конфликтная группа по-прежнему составляла почти половину тех групп, которые расстались или развелись впос­ледствии. Что касается традиционных пар, то вероятность развода или расставания для них была меньше, несмотря на то, что по уровню со­общаемого супружеского удовлетворения эти пары стояли только на третьем месте. Вероятность расставания или развода среди гармонич­ных пар в два раза превышала то, что отмечалось среди традиционных пар. Создается впечатление, что гармоничные пары укрепляются бла-




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   45


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница