Линда Берг-Кросс терапия супружеских пар



страница29/45
Дата27.04.2016
Размер7.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   45

Люди, которые испытывают на себе бремя фрустрированных жела­ний, устанавливают удобные отношения со своими партнерами, что по­зволяет им проецировать на них эти фрустрированные желания. Если мужчина испытывает чувство вины в связи с необходимостью произве­сти впечатление, он найдет себе жену, которая захочет принять образ человека, желающего пустить пыль в глаза. Если женщина была соци­ально ответственной в кругу своих родственников, она найдет себе мужа, который захочет принять желаемый, но пугающий образ того, кому не­обходимо нести на своих плечах весь груз ответственности. Обычно эту ситуацию можно представить как «услуга за услугу». В настоящем при­мере это будет означать, что жена представляется в карикатурном виде как человек, который желает приобрести только видимые проявления успеха и красоты, а муж - как человек, который недоступен и не спосо­бен нести на себе это бремя. Таким образом, вторая предпосылка про­ективной идентификации состоит в том, что люди волей или неволей, осознанно или бессознательно, становятся тем, что их супруги больше

334

всего боятся в самих себе. Неудивительно, что многие ненавидят супру­гов за то, что они стали такими, какие они есть. Это можно сравнить разве что с самыми ужасными кошмарами.



Скарф (Scarf, 1987) объясняет проективную идентификацию сле­дующим образом:

«Распространенный, сложный и часто деструктивный психи­ческий механизм, при котором отрицаемые и непризнаваемые аспекты внутренних переживаний одного человека проецируют­ся на близкого партнера, а потом эти аспекты внутренних пере­живаний, которые не признаются, обнаруживаются у партнера. Считается, что супруг не только высказывает мысли и выражает чувства, которые являются нежелательными, но его еще и под­держивают - различными намеками и провокациями - действо­вать так, как если бы это было действительно ему свойственно! В таком случае человек может компенсаторно идентифицировать себя с отвергаемыми мыслями, чувствами и эмоциями, которые выражаются у его партнера.

Одним из самых лучших и понятных примеров проективной идентификации может служить человек, который никогда не сер­дится и абсолютно не склонен к агрессии. Этот человек, никог­да открыто не выражающий своего гнева, может начать осозна­вать чувства, связанные с раздражением, только если они про­являются у кого-то еще - скорее всего, у близкого партнера. Когда человека, который никогда не выходит из себя, начинает что-то тревожить, и он испытывает раздражение, то он осознан­но не будет входить в контакт со своими чувствами. Он не отда- ет себе отчет в том, что испытывает раздражение, но ему очень хорошо удается запустить всплеск враждебности и гнева у сво­его супруга.

Супруга, которая до взаимодействия могла вообще не ис­пытывать раздражения, способна прийти в совершенную ярость. Ее гнев, который может быть связан с каким-то совершенно не имеющим значения вопросом, на самом деле представляет со­бой отреагирование его гнева. Таким образом, в некотором смысле эта женщина «защищает» своего мужа от определен­ных аспектов его внутреннего мира, которыми он не может осоз­нанно владеть и признать их существование.

Человек, никогда не выражающий своего гнева, может быть идентифицирован с выражением подавленного гнева у близко-

335


го партнера, когда ему не нужно брать на себя ответственность за него; это касается даже осознания того, что он первый начал испытывать раздражение! Но зачастую мы имеем то, что чув­ства гнева, которые так жестко отвергается в рамках собствен­ного «Я», решительно подвергается критике у супруга. Чело­века, который никогда не испытывает раздражения, в ситуации проективной идентификации часто ужасают несдерживаемые, импульсивные, неконтролируемые моменты, проявляющиеся в поведении супруга. Человек, который, по-видимому, никогда не грустит, также может увидеть свои депрессивные настрое­ния только тогда, когда они проявляются у партнера» (р. 62).

В проективной идентификации гнев и ссоры между супругами, по сути, являются лишь выражением глубоко личных внутренних конф­ликтов. Когда человек не осознает свой внутренний конфликт, поведе­ние супруга вызывает у него возмущение Если бы люди могли иден­тифицировать свои страхи и конфликты с «проблемой», которая име­ется в их собственной жизни, оба партнера могли бы работать над этим, направляя свои совместные усилия на разрешение этой проблемы. Чаще всего проецирующий партнер считает, что у него сразу будет все в порядке, как только у его супруга произойдут изменения и улучше­ния. Тем не менее, к успеху это не приводит, так как проецирующий партнер по-прежнему испытывает конфликт и будет бессознательно направлять свои усилия на то, чтобы изменить ситуацию. Иными сло­вами, человек будет пытаться заставить партнера измениться, но в то же время будет продолжать провоцировать или содействовать поведе­нию, о котором идет речь.

Чтобы разобраться с проблемами проективной идентификации, па­циентам необходимо положить конец «расщеплению». Расщепление -это другое психодинамическое понятие, которое относится к тенден­ции людей рассматривать себя как людей, существующих на разных полюсах естественной биполярной системы. Люди начинают отделять во внешнем объекте (человек, место или ситуация) хорошее от плохо­го и затем усваивают это расщепленное восприятие. Многоуровневые оттенки реальности оказываются утраченными, и люди делятся на ка­тегории «хороших» и «плохих», «злых» и «добрых», «правильных» и «неправильных». Расщепление приводит к появлению ригидных вне­шних границ и ригидных ролей в семье (Everett et al., 1989).

В дальнейшем люди начинают оценивать себя в соответствии с тем, к какой категории их отнесли. Это вызывает фрустрации, недопонима-

336

ние и невыраженные желания. Людям, которые «всегда» хотят помочь другим, необходимо признаться в том, что бывают такие ситуации, когда они никому не хотят помогать или сами нуждаются в помощи. Тем, кто имеет «постоянное» желание быть непритязательными и отрицать ценность материальных вещей, необходимо признаться в том, что бы­вают ситуации, когда они хотели бы быть элегантными и купаться в роскоши. Только научившись признавать свои собственные сложнос­ти, мы сможем избежать проецирования всех неприятных аспектов на самых близких и дорогих нам людей (Scarf, 1987).



Обратите внимание на то, что проективная идентификация редко осоз­нается человеком. В период романтической влюбленности акцент дела­ется на сходствах и привлекательных чертах партнеров, а иногда это и есть все то, что признается. Проективная идентификация -длительный процесс, который продолжается на протяжении многих месяцев и лет совместной жизни Она коварно набирает свои обороты, когда начинает исчезать иллюзия слияния. Она усиливает потребность в индивидуации.

Слияние и индивидуация.

Влияние этих факторов на общение супругов

В совместной жизни супругов существуют все типы многоуровне­вой коммуникации. Человек учится считывать сложные намеки, кото­рый делает ему другой, как на осознаваемом, так и бессознательном уровнях. К наиболее распространенным бессознательным фильтрам, используемым для кодирования и декодирования сообщений супруга, относятся фильтры сходств и различий.

Для каждого партнера борьба за автономию всегда связана с раз­дражением, когда рядом нет того, с кем можно было бы осуществить слияние. Партнеры хотят, чтобы их супруг был похожим на них, но в то же время хотят сохранять всю свою неповторимость и индивидуаль­ность. Они имеют желание объединяться и обосабливаться одновремен­но. Пытаясь найти какое-то объяснение, супруг всегда спрашивает: «Это похоже на меня или нет?»; «Это то, с чем я хочу идентифицироваться, или нет?»; «Это родственная мне душа или враждебная сторона?»

Главная задача развития состоит в том, чтобы объединить сходства, преодолеть чувства одиночества и в то же время не утратить способно­сти проводить различия и сохранять верность по отношению к своему «Я». Все это имеет место в любых диадических отношениях. Первые и самые важные отношения, в которых это можно наблюдать, - отноше­ния между ребенком и родителем. Способы разрешения вопросов бли-

22 — 3948 337
зости и сепарации, принятые в родительской семье, можно рассматри­вать как прототип того, как человек «естественным» для себя образом будет строить все свои отношения с близкими ему людьми.

Многие супруги не до конца осознают борьбу между слиянием и индивидуацией, которая происходит в родительской семье или в бра­ке. Однако, размышляя над подобным вопросом, они обычно спраши­вают себя: «Возможно, мне следовало вступить в брак с тем, кто больше похож на меня? Может быть, тогда я испытывал бы большее удовлет­ворение и был бы счастлив, если бы мы совпадали с моим партнером по ключевым вопросам» Иногда люди достигают определенного рав­новесия между этими вопросами. Они объясняют себе, что брак с че­ловеком, чьи сильные и слабые стороны отличались от их собствен­ных, имел внутренние резервы и был способен выдержать больше кри­зисов, так как каждый из них мог справиться с различными типами напряжения и стрессовыми факторами. На более глубоком уровне воп­рос заключается в следующем: «Насколько допустимо наше слияние с супругом и насколько мне необходимо бороться за создание своей собственной идентичности?»

В исследованиях постоянно указывается на то, что супружеское счастье связано с тем, что человек вступает в брак с кем-то, кто имеет с ним много общего. Люди обычно более счастливы в браке с партне­рами одной возрастной категории, одного уровня физической привле­кательности, одинакового социально-экономического класса, образо­вания, уровня интеллекта, религии, личности, социальных позиций и даже психопатологий. Связь с одним из этих'факторов позитивна, но достаточно незначительна. Тем не менее, когда вы начинаете формиро­вать группы сходств, то обнаруживаете, что лучше иметь партнера «сим­патичного», нежели «комплементарного». Вступление в брак с чело­веком, который походит на вас по этим важным параметрам, снижает вероятность постоянных конфликтов, касающихся стиля жизни, цен­ностей и семейных ритуалов.

В ряде исследований также подтверждается то, что психологичес­ки здоровые лица обычно выбирают себе таких же спутников и что у этих людей обычно самые лучшие браки. Например, Ким, Мартин и Мартин (Kim, Martin, and Martin, 1989) провели личностный тест (16PF) среди супругов, состоящих в браке более пяти лет, и пришли к следу­ющему выводу. Среди пар, которые были удовлетворены своим бра­ком, оба супруга поставили одинаковые и высокие отметки по таким характеристикам, как нежность, доверие друг другу, принятие других,

338

увлеченность и искренность. Отсутствие существенных различий в этой группе мужей и жен по вышеперечисленным характеристикам пред­полагало, что у этих супругов больше шансов быть удовлетворенны­ми своим браком, когда они имеют похожие и здоровые черты.



Интересно, что многие из нас упорно стремятся вступить в брак с тем человеком, с которым имеется сильное генотипное сходство. В исследованиях, где проводился анализ полиморфных генетичес­ких факторов среди большой выборки пар, было выявлено, что у партнеров действительно проявлялось большее генетическое сход­ство, чем можно было бы ожидать, если бы пары формировались наугад (Russel and Wells, 1994). Никто еще не пытался прогнозиро­вать развод на основании генетических различий, но поскольку эти черты равным образом связаны с супружеским счастьем, вполне можно предположить, что вступление в брак с лицом, который очень сильно отличается от вас по основным характеристикам, действи­тельно поставит вас в ситуацию, когда риск развода очень велик.

И хотя нет никаких сомнений в том, что мы будем более счастливы, вступив в брак с человеком, очень похожим на нас, все же многие вещи могут приводить нас в ярость. В этой связи следует отметить, что очень многие люди вступают в брак с теми, кто очень сильно отлича­ется от них самих, для того чтобы их брак был успешным. Во-первых, в самом начале многих очаровывают люди, так не похожие на них самих. Как мы уже отмечали выше, их привлекательность отчасти выз­вана проективной идентификацией, кроме того, это можно объяснить естественным интересом ко всему новому и неизвестному. Когда кто-то демонстрирует позиции, взгляды и стили поведения, очень отлич­ные от наших, мы можем влюбиться в такого человека, потому что это создает у нас ощущение «целостности». Стеснительного мужчину очень привлекает динамичная, уверенная в себе женщина; может ли он не удивляться тому, с какой легкостью она делает то, что для него так болезненно и трудно? И только когда отношения станут «реальны­ми», мужчина понимает, что женщина данного типа слишком домини­рует над ним и слишком много вмешивается в его личную жизнь.

Развитие в браке:

слияние - индивидуация - интеграция

Супружеские привязанности - сложный и противоречивый процесс. Помимо различий в проективной идентификации, у супругов суще­ствуют реальные различия в темпераменте, происхождении, ценностях

22*


339

и способностях. После того как супруги проживут вместе несколько лет, слияние, к которому они так стремились, сменяется потребностью в индивидуации и самоопределении. Когда супруги переходят к инди-видуации, комплементарные черты, которые когда-то вызывали вос­хищение или снисходительное отношение, начинают выводить их из себя. Жена, вместо того чтобы ценить ту чистоту, в которой супруг содержит машину, приходит в ярость от того, что его так волнуют столь незначительные вещи.

Фэб Проски (Phoebe Prosky, 1991) утверждает, что супруги знают, когда они находятся на этом этапе индивидуации, потому что их начи­нает мучить вопрос:

«Где же тот человек, с которым я вступил в брак?» Партнеров очень пугает дезинтеграция сходств, которые они ощущали в самом нача­ле, и обычно они предпринимают отчаянные попытки восстановить прежнее восприятие блаженства слияния. Эти попытки создают очень трудную, но действенную ситуацию обучения, но эта ситуация на­ходится в основном вне сферы сознания. Отсутствие понимания процесса, в который они задействованы, вызывает боль. Их ссоры не отражают реальную ситуацию; скорее это поверхностные прояв­ления борьбы, которую они сейчас ведут».

Данный анализ дает объяснение тому, почему люди, прожив много лет в браке, оказываются на разных полюсах. С течением времени многие пары, вместо того чтобы увидеть сходства, выделяют только различия. Различия в коммуникации становятся для них более важны­ми, чем подтвержденные сходства. Потребность в деидентификации или личностной индивидуации, возможно, является основной психо­логической силой, мотивирующей подобное изменение в восприятии. Слияние является фрустрирующим и недостижимым, поэтому успеш­ная автономия становится настолько важной. Смещение фокуса спо­собствует изменениям в коммуникации.

Л'Абэйт (L'Abate, 1990) приводит следующие восемнадцать ха­рактерных особенностей, по которым супруги обычно находятся на разных полюсах. Все они оказывают очень сильное влияние на моде­ли общения:

1. Экспрессивный супруг против неэкспрессивного супруга.

2. Гиперактивный супруг против пассивного супруга.

3. Чрезмерно зависимый супруг против очень независимого суп­руга.

340


4. Супруг-перфекционист против супруга, действующего по прин-' ципу «авось и как-нибудь».

г, 5. Рефлексирующий супруг против импульсивного супруга. ,' 6. Супруг-лидер против супруга, всегда следующего за кем-то. >■ 7. Супруг, проявляющий настойчивость, против чрезмерно сенти­ментального супруга.

8. Супруг, манипулирующий другими для реализации своих соб­ственных потребностей, против супруга, отрицающего то, что ему что-то нужно от других.

9. Ригидный супруг против супруга, который с легкостью прини­мает изменения.

10. Супруг, который преимущественно отдает, против супруга, ко­торый главным образом получает.

11. Избалованный вниманием супруг против супруга, к которому относятся с пренебрежением.

12. Супруг, потакающий своим желаниям, против супруга, кото­рый во всем себе отказывает.

13. Супруг, готовый подчиняться, против супруга-бунтаря.

14. Супруг, критикующий других, против супруга, склонного к са­мокритике.

15. Супруг, который показывает свои чувства, против супруга, ко­торый скрывает свои чувства.

16. Доверчивый супруг против супруга, склонного прибегать к хит­рости.

17. Доминирующий супруг против послушного супруга.

18. Супруг, отрицающий все проблемы, против супруга, который указывает на проблемы.

Всякий раз, когда в браке возникает конфликт, каждый из супругов имеет возможность проанализировать как свою роль, так и роль супру­га в этом конфликте. Зрелая идентификация, а также признание реаль­ных различий и проявлений проективной идентификации позволяют каж­дому из супругов взять на себя личную ответственность за улучшение супружеских отношений. Когда люди фокусируют внимание на том, что происходит с партнером, они все еще находятся на этапе слияния - они рассматривают партнера через призму собственного нарциссизма, что очень ограничивает видение. Партнеры, которые находятся на этапе сли­яния, думают: «Если бы он (она) понимал меня, любил меня и хотел бы сделать меня цельным (компенсировать мои ограничения), тогда он (она) сделал бы это и не сделал бы того». Когда супруги начинают делать

341

акцент на том, что с ними происходит, они находятся на пути к личност­ной и супружеской зрелости. Они задают себе вопрос: «Чем вызван этот сильный гнев? Какую ответственность несет каждый из партнеров за то, чтобы сделать эту ситуацию решаемой? Как я могу действовать иначе в будущем? Какие новые альтернативы и стратегии я могу попро­бовать?» Они начинают думать: «Как я могу осуществлять свой даль­нейший рост и изменения, чтобы стать более цельным и чтобы отноше­ния больше удовлетворяли нас обоих?»



Многие супруги поддерживают комплементарные/полярные отно­шения в своем браке. Иногда это удовлетворяет их. Однако, по-види­мому, существует четыре типа издержек, связанных с «институциона-лизацией различий». Во-первых, фрустрация и гнев становятся оче­видными параметрами в их отношениях. Области, в которых у партне­ров происходят трения, обычно признаются, и люди могут прибегать к одним и тем же стандартным аргументам на протяжении многих лет. Например, проявляющий настойчивость супруг может всегда крити­ковать своего неторопливого супруга, высказывая определенные вы­ражения в его адрес, получая в ответ контрнаступление. Во-вторых, в комплементарных отношениях роли с течением времени становятся комичными, а черты каждого супруга - очень сильно преувеличенны­ми, так как они никогда не используют полярный репертуар своих суп­ругов. Опять же супруг, проявляющий настойчивость, никогда не име­ет возможности расслабиться, в то время как супруг, который всегда расслаблен, не знает, что такое работать без отдыха. В третьих, в таких браках супруги становятся очень зависимыми друг от друга. Это пред­ставляет риск только в тех случаях, когда супруги не слишком зави­симы и не хотят или не несут ответственности за то, чтобы реализовы-вать привычные компенсаторные модели поведения по отношению к своим супругам. Четвертый и самый опасный аспект таких отношений состоит в том, что каждому партнеру приходится жить с постоянным страхом, что его могут оставить.

После многих лет брака супруги, находящиеся на здоровой траекто­рии развития, начинают рассматривать друг друга в сложных ситуаци­ях, которые требуют взаимозависимости. Уже нет необходимости под­черкивать сходства и единение. Исчезает и потребность видеть только различия. Как же супруги осуществляют трансформацию? Чтобы раз­решить проективные идентификации, каждый супруг должен пройти процесс индивидуации и быть открытым для диалектического понима­ния отношений. Иными словами, они должны прийти к тому, чтобы

342

ощущать себя и своих супругов как личностей отдельных и независи­мых. Человек становится зрелым, когда он перестает проводить разли­чия между собой и своим супругом, воспринимает его как равного и принимает сложную и взаимосвязанную природу супружеских взаи­модействий. Далее я постараюсь объяснить, как это происходит.



В счастливых браках, когда супруги прожили вместе много лет, на­блюдается тенденция способствовать и подчеркивать все потенциальные возможности у каждого из партнеров. Жена может рассчитывать на поддержку мужа, когда ей необходимо быть экономной в одной области и расточительной - в другой; муж обращается за помощью к жене вне зависимости от того, хочет ли он научиться вязать или выставить свою кандидатуру на пост шерифа округа. Ни у одного из супругов нет необ­ходимости изображать друг друга в карикатурном виде.

Когда супруги успешно проходят процесс индивидуации, они пере­стают дополнять дефицитарные области друг друга и совершенствуют свои собственные области, которые не были развиты или подавлялись. Супруги, испытывавшие напряжение, с течением времени занимают полярные позиции и эмоционально придают большое значение этим раз­личиям. У таких супругов мало общего, хотя в глазах общества они и являются парой.

Этот процесс развития супругов можно считать повторением роди-тельско-детских отношений. Совершенствование отношений с одним родителем логически служит для человека моделью развития, что и используется им в совершенствовании отношений с супругом. Оба парт­нера должны иметь способность к установлению контакта и делать ак­цент на том, чтобы укреплять этот контакт, поддержку и близость. С течением времени это должно привести к индивидуальному росту, независимости и, в конечном счете, - к балансу взаимной зависимости.

СИСТЕМНАЯ ТЕОРИЯ И ОБЩЕНИЕ МЕЖДУ СУПРУГАМИ

Сколько бы человеку ни было лет, он оста­ется незрелым, пока рассматривает себя как исключение из расы людей

Гарри А. Оверстрит

В системной теории постулируется то, что проблемы, из-за кото­рых браки становятся несчастливыми, не имеют никакого отношения к жене или мужу. Проблемы не касаются каждого из них лично, но

343


очень тесно связаны с психическими границами «отношений». Эти от­ношения относятся к прошлым и настоящим моделям трансакций и коммуникативному коду, которые используются между мужем и же­ной. Это показывает, как каждый партнер влияет сам и какое влияние на него оказывают ежедневно повторяющиеся вербальные и невер­бальные модели. Эти модели могут удовлетворять супругов или при­водить к нарушениям в браке.

В системной теории не имеет смысла пытаться определить, кто из супругов вызывает эти проблемы. Эти проблемы связаны с взаимо­действием; действия мужа влияют на реакции жены, которые, в свою очередь, влияют на реакции мужа, и потом - на действия жены. Каж­дый из партнеров может и внести свою лепту в наступление кризиса в отношениях, и способствовать изменениям, без которых супружеская система не может развиваться дальше.

В системной теории выделяются два основных принципа: гомео-стаз и структура отношений (дисфункциональные модели трансакций и связанная с ними борьба сил, что и определяет отношения).

Гомеостаз

Гомеостаз - это биологическое явление, которое характеризует тен­денцию всех живых организмов к тому, чтобы сохранять прогнозиру­емое устойчивое состояние и возвращаться к этому или похожему со­стоянию, когда оно было нарушено. Самый наглядный пример гомео-стаза можно наблюдать в процессе терморегуляции. Мы сохраняем температуру тела около 98, градусов Тго Фаренгейту, но в кризисные периоды (инфекции) у нас поднимается температура, что позволяет по­высить производство белых кровяных телец и победить инфекцию. Как только инфекция будет побеждена, наша температура возвращается в норму.

В браке также существуют устойчивые, предсказуемые процессы. В периоды кризисов супруги могут отойти от своего привычного рас­порядка, но ненадолго и не испытывая при этом сильного стресса. Они захотят вернуть себе статус-кво, как только для этого представит­ся возможность. Даже когда статус-кво не очень удовлетворяет суп­ругов, они чувствуют себя спокойнее, возвращаясь к привычным для себя схемам.

Ни для кого не секрет, что в отношениях легче быть несчастным, чем постоянно работать над их изменением. Это явление супружеские терапевты называют гомеостазом. Гомеостаз представляет собой кон-

344





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   45


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница