Линда Берг-Кросс терапия супружеских пар



страница22/45
Дата27.04.2016
Размер7.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   45

256


данском браке. Таким образом, мы видим, что у женщин после вступ­ления в брак просто увеличивается объем работы, а вовсе не то, что мужчины выполняют намного меньше работы по дому (несмотря на то, что это имеет место в действительности).

С появлением детей женщины, состоящие в браке, возможно, боль­ше всех занимаются выполнением работы по дому; но семейная жизнь может также оказывать определенное психологическое влияние на ту мотивацию, которую имеет женщина для организации своего дома. Увеличение объема работы по дому, которая лежит на плечах женщи­ны, представляется важной информацией для терапевтов, которую он должен отслеживать, так как это позволяет отойти от обсуждения «спра­ведливости» и работать с женщиной в направлении того, насколько она сейчас испытывает давление, и что ей приходится сейчас выпол­нять больше работы, чем когда-либо еще. На некоторых женщин это, очевидно, не распространяется. Но для тех, кто может отследить раз­личия в собственном поведении и увидеть, что требуется выполнять больше работы, изменения в ожиданиях и обсуждение становятся на­много менее эмоционально заряженными. И здесь дело не в том, что мужчина стал выполнять меньше работы, а в том, что женщина делает больше и считает, что нужно делать еще больше. Под воздействием этих аргументов мужчины могут спокойно обсудить увеличение зап­росов так, что это не будет представлять угрозы.

Обычная американка в целом выполняет 70% общих обязанностей по дому (временные затраты). Почти 10% женщин утверждают, что они осуществляют 100% домашней работы, в то время как очень не­многие женщины (менее 1%) говорят о том, что они выполняют 25% или менее домашней работы (Мейегег, 1993). Единственная работа по дому, которой отдают предпочтение мужчины, - это уход за машиной, а также уборка снега и стрижка газона перед домом. Но они занима­ются этим не так часто, в сравнении с такими рутинными операциями, как приготовление пищи и уборка дома.

Безусловно, планирование в каждой семье - процесс очень инди­видуальный, но поразительно, насколько определяющими являются такие факторы, как образование, доход, тендерные предпочтения и возраст детей. Например, женщины, получившие лучшее образование и имеющие более высокие доходы, выполняют значительно меньший объем работы по дому, в отличие от другой категории женщин. В этом случае их мужья выполняют значительно больше работы по дому по сравнению с другими. Чем младше дети, тем больше женщине прихо-

17 3948 257

дится прибегать к контролю, который, вне всякого сомнения, распро­страняется и на супруга. Возможно, именно поэтому женщин, имею­щих маленьких детей, так раздражает несправедливое распределение труда (Меёегег, 1993).

Продолжая работу в этом направлении, Питтман и Бланчард (Роптал апс! В1апсЬаг<1, 1996) пришли к заключению, что чем позже женщины вступали в брак, тем меньший объем работы по дому они выполняли. Отчасти это связано с тем, что эти женщины имеют одного ребенка или двоих детей (и, таким образом, меньше работы), но отчасти и тем, что женщины в более зрелом возрасте имели постоянную работу и продолжали заниматься своей карьерой и после вступления в брак. Постоянная занятость женщин напрямую связана с тем, что мужчины стали выполнять самую разную работу по дому. В действительности, стаж работы может быть более важным фактором, чем профессио­нальный статус или доходы супругов в случаях, когда предполагается вклад мужа.

Справедливое распределение домашних обязанностей представля­ет важный вопрос, который приходится решать всем супругам, но, прежде всего, это актуально для тех женщин, которые работают пол­ный рабочий день и продолжают нести на себе львиную долю домаш­них дел. Более низкий вклад мужа в ведение домашней работы ста­вится женщиной в один ряд с эксплуатацией и отсутствием поддерж­ки, если только она не придерживается традиционных взглядов отно­сительно пола или занятости неполный рабочий день (Рта ап<1 Веп§15оп, 1993). Работа остается невыполненной, и жена рассматривает это как эксплуатацию и невнимание к ней. Это использование жены. Женщи­нам, супругов которых отличает упрямство и которые против выпол­нения работы по дому, необходимо провести определенную работу, чтобы освободиться от собственных чувств заброшенности и пренеб­режения, когда делается фокус на выполнении домашней работы. Жены придают символическое значение работе по дому. Приготовить обед и помыть посуду означает, что «я забочусь о ком-то». Когда эти обязан­ности выполняет супруг, женщина думает - «обо мне заботятся» (НоспзсЫИ апё МасЬип§, 1989). В данном контексте физический стресс, связанный с выполнением дополнительных обязанностей, усиливает­ся эмоциональным стрессом чувства пренебрежения и того, что тебя используют.

Неравенство при распределении труда часто представляет больший стресс, чем реальный объем выполняемой работы. Результаты обшир-

258


ного исследования, в котором принимали участие свыше 1180 взрос­лых, в возрасте от восемнадцати до шестидесяти пяти лет, и рассмат­ривался самый широкий спектр выполняемых работ, показали, что более серьезное влияние на уровень нарушений у супруга оказывало неравенство при распределении труда, нежели реальный объем работ. Если жена затрачивала только три часа в неделю на работу по дому, а муж три минуты, эти три часа вызывали сильный стресс, дисфорию и гнев. В том же самом исследовании было выявлено, что мужчины в среднем сообщали о выполнении ими 42,3% работы по дому, в то время как женщины - 68,1 %. Когда женщины работали полный рабо­чий день, выполняя при этом более 46% обязанностей по дому, это сказывалось на повышении уровня депрессии (В1гс1, 1999). Очевидно, что женщины в выполнении ими работы по дому доходят до того, что это негативно сказывается на их психологическом здоровье. Это вов­се не означает, что реальный объем выполняемой работы не имеет зна­чения; просто различные выполняемые задания не оказывают такого сильного влияния, как неравенство при распределении обязанностей.

Когда женщины несут на себе бремя чрезмерной работы по дому, то первое, что следует отметить, - это питание. Принимая пищу в дру­гих местах, каждый член семьи имеет определенные преимущества (это доставляет удовольствие, позволяет изменить место приема пищи, больше расслабиться и т. д.). Несмотря на то, что это не позволяет сэкономить время, энергия не растрачивается на планирование, закуп­ку продуктов, приготовление пищи и уборку на кухне. Когда оба суп­руга зарабатывают, во многих семьях принято питаться вне дома один раз в неделю или больше. С другой стороны, к найму помощника по ведению домашнего хозяйства часто прибегают только в том случае, если доход жены позволяет ей больше не заниматься этими делами (ВЫ апс! Козз, 1993; Огарева, 1993).

Эволюционные различия относительно участия мужчин и женщин в ведении домашнего хозяйства связаны с возрастом и наличием вре­мени. Колтрейн и Иши-Кунтц (СоИгапе апс! 1зЫ-Кит2,1992) показали, что мужчины, которые становятся отцами после двадцати восьми лет, выполняют значительно больше работы по дому, нежели мужчины, которые становятся отцами до достижения ими этого возраста. Отцы, которые придерживаются либеральной идеологии в отношении гендер-ных различий и наличия времени, с возрастом выполняют значитель­ную часть работы по дому. Это открытие можно объяснить следую­щим образом: когда супруги становятся родителями не сразу, мужчи-

п* 259


ны чувствуют себя на работе более уверенно и могут легче составить свой график работы. Они также являются более зрелыми и уже не раз обсуждали вопросы, связанные с выполнением работы по дому, со своими женами.

После пятидесяти лет, когда дети покидают семью, у мужчин отме­чается новый всплеск активности в отношении ведения домашнего хозяйства. Женщины в возрасте продолжают выполнять основные до­машние обязанности, но мужчины также начинают больше работать по дому, когда они выходят на пенсию. К сожалению, их участие не так ярко выражено, как этого ожидают или надеются женщины. Женщины на пенсии также выполняют больший объем работы по дому, но все же их затраты намного выше, чем у мужчин. И это действительно так, несмотря на то, что большинство женщин продолжают воспринимать работу по дому как неблагодарный труд, повторяющийся изо дня в день, из-за чего они имеют низкий статус и оказываются в изоляции. К тому же достаточно часто встречаются и такие ситуации, когда жен­щины обижаются на своих мужей, потому что те начинают вмеши­ваться в ведение домашнего хозяйства после многих лет игнорирова­ния. Они, очевидно, хотят донести следующее: «В трудное время я со всем этим справлялась без тебя. И сейчас я, конечно, не нуждаюсь в твоей помощи» (\\^агс1, 1993). Тем не менее, многие женщины в возра­сте испытывают огромное удовлетворение, когда у них появляется воз­можность поровну разделить с мужем обязанности по дому. В дей­ствительности, факты говорят о том, что супружеское удовлетворе­ние, особенно после пенсии, еще в большей степени связано с про-„ цессом совместного принятия решений, участием обоих супругов и эмоциональным равенством в отношениях, чем в первые годы суще­ствования брака.

Разбирая с парами вопросы ведения домашнего хозяйства, трудно избежать вопроса о положении женщин в обществе. Например, во время сессии редко делается фокус на том, нужно ли вообще задей­ствовать жену в осуществлении работы по дому. Скорее это рассмат­ривается как «данность», что жены выполняют различные обязаннос­ти, чтобы доказать свою заботу о семье. Здесь необходимо обсудить и то, насколько мужчины могут или должны «вносить свой вклад». Жизнь учит женщин с большей легкостью относиться к своим поступ­кам, поскольку этим они показывают свою заботу. Звонкович и колле­ги (Хуопкоук апс! со11еа§иез, 1996) пришли к выводу, что когда оба супруга вместе решают, как распределить обязанности по дому, объек-

260


тивное оценивание отражает, что мужья чаще всего добиваются свое­го. Терапия должна помочь женщине увидеть, что забота всегда со­пряжена с усилиями, и в проявлении женщиной внимания к членам своей семьи нет ничего предосудительного.

Понимание определенных идеологий, которые имеются у каждого партнера в отношении ролей при выполнении работы, а также сексу­ально-ролевых позиций, может помочь терапевту акцентировать вни­мание на уровне конфликтности в настоящем стиле жизни партнеров. Для большинства пар работа по дому является тяжелым бременем, когда они имеют разные ожидания относительно того, кто «должен» выполнять различные обязанности. Жена или муж, имеющие очень нетрадиционные сексуально-ролевые позиции, но традиционные взгля­ды, когда она выполняет работу по дому, а он зарабатывает деньги, будут недовольны, если речь зайдет о распределении работы по дому. И наоборот, когда супруги имеют традиционные сексуально-ролевые позиции и оказываются в ситуации, когда оба работают и вместе зани­маются воспитанием детей, обычно у обоих супругов это будет вызы­вать чувство разочарования и негодование (Сгои1ег апй МсНа1е, 1992; Ртаапс! Веп§1зоп, 1993).

Распределение обязанностей по уходу за ребенком

Лэмб и коллеги выделяют три аспекта в сфере участия родителей в процессе воспитания детей (ЬашЬ апс1 со11еа§ие5,1985,1987): (1) сколь­ко времени затрачивает каждый из родителей на непосредственное вза­имодействие с детьми; (2) общий объем времени, когда родитель дос­тупен для детей (хотя он и не взаимодействует с ними непосредствен­но, обычно это время, которое он ежедневно проводит дома) и (3) ответственность родителей за детей (например, осуществлять контроль, чтобы убедиться в том, что определенная работа была выполнена). На основании различных исследований, матери, по всем трем аспектам, оказываются более вовлеченными в процесс воспитания детей, неже­ли отцы.

В самом начале, когда ребенок только появляется на свет, матери естественно проводят больше времени с младенцами. Те из них, кото­рые кормят детей грудью, биологически связаны с ребенком таким образом, что это исключает отца. И даже матери, дети которых нахо­дятся на искусственном вскармливании, очевидно, имеют большую мотивацию к тому, чтобы брать на себя основную ответственность за

261


новорожденных. Кросс-культурные сравнения подтверждают, что по­явление этой мотивации отчасти обусловлено традиционной социали­зацией и может быть изменено при наличии надлежащих социальных стимулов (Нуёе, Еззех, апс! Ноггоп, 1993). Например, в Швеции, где отец имеет возможность взять отпуск по уходу за ребенком, что явля­ется национальной политикой с 1974 г., число отцов, которые пользу­ются предоставленной возможностью, увеличивается с каждым го­дом. В 1974 г. только 4% отцов взяли такой отпуск, а в 1994 г. этот показатель достиг уже 50% отметки. В среднем отец в Швеции берет пятьдесят два дня по уходу за ребенком, в то время как мать - 225 дней (шесть месяцев). При этом интересно отметить то, что жены, как пра­вило, берут первые шесть месяцев, а отцы - следующий месяц или два. Как только ребенок начинает самостоятельно передвигаться, уча­стие отца возрастает.

В Соединенных Штатах законопроект о предоставлении отцу отпус­ка по уходу за ребенком все еще находится на стадии доработки, но общество всячески поддерживает отца, который берет хотя бы несколько дней отпуска, когда в семье рождается ребенок. Согласно различным исследованиям американский мужчина, в среднем, берет одну неде­лю, когда рождается ребенок. Чаще всего, он использует дни из от­пуска и те дни, которые он может взять по болезни (Нуйе, Еззех, апс1 НогЮп, 1993).

Несмотря на то, что отцы действительно становятся более активны­ми на том этапе, когда ребенок начинает ходить, и отец, и мать уделяют одинаково много времени воспитанию и уходу за младенцем до того времени, пока малыш не начнет ходить. Когда дети становятся старше, время непосредственного взаимодействия родителей с детьми стано­вится все меньше и меньше. Когда дети идут в школу, отмечается зна­чительное снижение родительской вовлеченности, чем когда они по­сещали дошкольные учреждения, то же самое можно сказать и о под­ростках по сравнению с детьми. Отсутствуют эмпирические данные, которые могли бы подтвердить, что отцы проводят больше времени с детьми, когда те становятся старше. Однако различные исследования свидетельствуют о том, что отцы сообщают о своем желании больше взаимодействовать с детьми по мере того, как те становятся старше.

Дети растут, и между супругами возникают самые разные споры, так как жена считает, что муж недостаточно вовлечен в процесс воспи­тания детей. Нормативные данные важны здесь для того, чтобы предста­вить некую модель, т.е. то, как это происходит в реальном мире. Дейч,

262

Лози и Саксон (Оеи1зсН, Ьогу, апй 8ахоп, 1993) проводили исследова­ние среди 268 пар (в которых оба супруга работали), которые прожива­ли в западной части Массачусетса и на севере Коннектикута. Исследо­ватели пытались выяснить, какой процент времени каждый из супругов затрачивал на воспитание детей. Матери и отцы продемонстрировали согласие - хотя это может показаться странным - при распределении задач, несмотря на то, что, по мнению мужчин, они выполняли больше, чем их жены могли поверить. Не было выявлено занятий, которым «сред­ний» мужчина посвящал более 50% своего времени. Отцы, как прави­ло, наравне с матерями выполняли целый ряд обязанностей, связанных с воспитанием детей: «помогали делать уроки», «проводили с детьми время», «воспитывали», «контролировали», «заботились», «уделяли внимание» и «устанавливали границы». Крайне редко они занимались вопросами «покупки одежды» для ребенка, вопросами «социальной жизни» или «социального обеспечения» ребенка.



Вопреки сложившимся представлениям о конкретных задачах, жены считали, что их мужья больше времени уделяли воспитанию детей и уходу за ребенком в целом, чем полагали сами мужья. Иными слова­ми, жены демонстрировали свою либеральность в общем оценивании - общие показатели были выше, чем отдельно взятые составляющие.

С тех пор, как женщины стали работать наравне с мужчинами, уход за ребенком носит беспорядочный характер. То, что когда-то было един­ственной и бесспорной областью, в которой главенствовала женщина, стало предметом совместного внимания родителей, оплачиваемых по­мощников по уходу за детьми, нянь или иных лиц, занимающихся с ребенком в течение дня. Ведутся жаркие споры в прессе и приводятся исследования, в которых предпринимаются попытки доказать, являет­ся ли отсутствие материнской заботы пагубным для детей или, наобо­рот, стимулирует их развитие. Наибольший интерес представляют ис­следования, в которых вопрос ставится так: «Каково влияние занятос­ти матери, когда речь идет об этом конкретном родительском типе, об определенном типе ребенка, о выполнении определенного вида рабо­ты, о конкретной семье?» В некоторых случаях работа матери может приносить детям целый ряд положительных моментов. Ребенку могут быть созданы разнообразные условия: уход, безопасность или эмоци­ональная поддержка. В других семьях мать, очевидно, является тем лицом, представляющим для ребенка наиболее эмоционально поддер­живающее, интересное и безопасное окружение. Родителям помогают не только решить, какого рода уход за ребенком и в каком объеме

263

подходит в их ситуации, но и оценить то, что они сами могут дать своему ребенку и что могут предложить оплачиваемые или альтерна­тивные помощники.



Гринштейн (Сгееп51ет, 1993) провел ряд провокационных иссле­дований по данной теме, изучая родителей четырех- и пятилетних де­тей. Он пришел к выводу, что чем выше уровень доходов в семье, тем менее благотворно это влияло на детей. В группе с самыми высокими доходами родители, если они работали полный рабочий день с момен­та рождения ребенка, а не проводили все это время дома, имели детей с различными проблемами с поведением. В группе с самыми низкими доходами родители имели так же много проблем у детей, независимо от того, проводили они все это время дома или все время работали. Согласно Гринштейну, это открытие можно объяснить тем, что семьи с высоким уровнем доходов потенциально могли предложить больше эмоциональной поддержки и интеллектуального стимулирования сво­им детям. Забота, которая ими покупалась, была не настолько хороша, как та, которую они бы сами могли им предложить.

Олдз и коллеги (ОИз апё со11еа§иез, 1993) высказали предположе­ние, что, возможно, наиболее равномерное распределение обязаннос­тей по уходу за ребенком имеет место тогда, когда жена работает непол­ный рабочий день, а муж - целый день. В данной ситуации жена чув­ствует, что обращение за помощью оправдано. Кроме того, у нее дей­ствительно существуют обязанности по работе и, так или иначе, она выполняет львиную долю ухода за ребенком. Мать, работающая полный рабочий день, делегирует так много обязанностей по уходу за ребенком другим лицам, что обычно ощущает себя амбивалентно, когда прихо­дится передавать свои обязанности (время после работы) кому-то еще.

Олдз представил убедительные данные: мужчины, чьи супруги ра­ботают неполный рабочий день, затрачивают 5,8 часов, когда только они занимаются ребенком, и только 3 часа затрачивается исключитель­но на занятия с ребенком, когда оба супруга работают. (Супруги домо­хозяек тратят 1,5 часа исключительно на уход за ребенком). Согласно результатам обширных национальных исследований, проводимых в таких изданиях, как журнал «Родители» (СгоПег, 1990), 62% женщин утверждали, что они бы предпочли работать неполный рабочий день, 25% - совсем не работать и 8% хотели бы иметь полную занятость. Несмотря на то обстоятельство, что 39% сообщили о своей занятости полный рабочий день, работа на полставки, очевидно, является наибо­лее предпочтительной для женщин, имеющих семью.

264


Также отмечаются существенные тендерные различия в том, как матери и отцы действуют и взаимодействуют, когда они сами (без по­мощи супруга) берут на себя ответственность за ребенка. Исследова­тели подтверждают, что отцы больше времени играют с детьми, в то время как матери стремятся предоставить больше поддержки и внима­ния. Этим можно объяснить то, почему матери в отличие от отцов с большей вероятностью воспринимают деятельность, связанную с вы­полнением семейных обязательств (в присутствии супруга), как рабо­ту, и с меньшей вероятностью рассматривают время, которое они про­водят с детьми (в отсутствие супруга), как время отдыха (5На\у, 1992).

СЛУЧАЙ 1: РАБОТА ПО ДОМУ И СОПРЯЖЕННЫЕ С НЕЙ ТРУДНОСТИ

Марти и Сара, супруги афроамериканского происхождения, имели пятерых детей' мальчиков-близнецов в возрасте трех лет и трех девочек, семи, десяти и четырнадцати лет. Оба супруга были очень преданными родителями и много времени отдавали веде­нию домашнего хозяйства и уходу за детьми. Марти был инжене­ром-геологом и недавно перешел на другую работу, чтобы не про­водить так много времени в командировках. Сара работала учи­тельницей в средней школе Они обратились за терапевтической помощью, потому что хотели, чтобы им помогли изменить их при­оритеты Они хотели заботиться о детях и выполнять обязанности по дому, не вступая при этом в бесконечные ссоры.

Их жизнь была сущим адом День Марти начинался в 6 часов утра В течение двух часов он лихорадочно готовил завтрак, соби­рал детям еду, которую они брали с собой в школу, следил за тем, чтобы дети одевались.

Сара уходила в 6:15 и была избавлена от этих обязанностей Однако после школы на нее обрушивались бесконечные уроки танцев, футбольные секции, походы к друзьям, визиты к врачам, она закупала продукты, готовила обед и выполняла работу по дому Марти возвращался домой в 6:30, и в 700 они садились ужинать После того, как Марти завершал уборку на кухне, Сара продолжа­ла работу по дому. К 8:30 кухня обычно приводилась в порядок, но в доме все было вверх дном. А им еще нужно было кое-что сделать по работе, оплатить счета, позвонить родственникам и почитать детям на ночь И когда они, наконец, могли присесть и погово­рить, все те дела, которые еще не были выполнены или которые нужно было переделать, вызывали наибольшее раздражение

Мы заключили контракт на три месяца, в течение которых пред­полагалось провести три сессии, ориентированные на принятие

265

решения. На первой сессии каждый из них взял на себя обязан­ности наиболее обременительные, но наименее заметные с точ­ки зрения результата. Марти взял на себя закупку продуктов в вы­ходные, а Сара должна была развозить девочек в два разных круж­ка в один из дней на неделе. Затем Сара пошла на две важные уступки. Она согласилась с тем, что в пятницу в супермаркете бу­дет покупать все то, за чем Марти должен был отправиться на выходные. Во время второй сессии Сара чувствовала себя очень подавленной. Она хотела, чтобы Марти помог девочкам с домаш­ними заданиями и за выходные позанимался с близнецами, и тогда у нее осталось бы два часа свободного времени. Марти за­нимался со старшей дочерью, помогая ей выполнять домашнюю работу, и оказывал помощь младшей дочери всякий раз, когда в этом возникала необходимость. Тем не менее, у него было ощу­щение, что близнецы отнимают так много сил, что ему тоже необ­ходимо время на отдых. В субботу и воскресенье было принято решение распределить выходные на четыре периода отдыха. Стар­шие дети распределили утренние обязанности, когда они должны были присматривать за близнецами (самая старшая дочь остава­лась с ними в субботу утром, а две младшие дочери - в воскресе­нье утром), а Марти и Сара распределили между собой выполне­ние этих обязанностей во второй половине дня. В результате уро­вень стресса у каждого члена семьи, значительно сократился.



На третьей сессии Марти и Сара захотели сосредоточиться на том, чтобы увеличить количество проводимого вместе времени и выработать метод организации их семейного бюджета. Они ре­шили каждую среду (вечером) куда-нибудь выходить, чтобы за ча­шечкой кофе обсуждать финансовые моменты. Достигнув наме­ченной цели, они оставили эти вечера для небольших загородных поездок, где они смогут побеседовать в спокойной и непринуж­денной обстановке. Спустя пять месяцев после завершения тера­пии терапевт получил письмо от Марти, в котором тот сообщал, что их жизнь сейчас наполнена радостью и счастьем.

ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ 1:

ОЦЕНИВАНИЕ СТРЕССА,

ВЫЗВАННОГО НЕОБХОДИМОСТЬЮ

УХАЖИВАТЬ ЗА РЕБЕНКОМ

Чтобы понять, является ли ребенок причиной конфликта, по­пробуйте задать следующие вопросы (абар1еб (гот О1с1з е1 а1., 1993):




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   45


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница