Линда Берг-Кросс терапия супружеских пар



страница16/45
Дата27.04.2016
Размер7.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   45

Гринштейн, Карлсон и Хоуэлл (Сгеепзйт, СаНкоп апс! Но\уе11,1993) подчеркивают, что за время брака парам, в которых супруги придер­живаются разных вероисповеданий, необходимо находить решения, а не избегать проблем. Ригидные позиции обычно не приносят никакой пользы, но принципиальное обсуждение того, что отделяет человека от проблемы, может привести к взаимно удовлетворительным реше­ниям относительно духовной жизни семьи.

Когда вступают в брак представители разных культур, отношения

• Родственников отягощаются тем, что в связи с потребностью роста им

Необходимо делать выбор, осознанно или бессознательно, насколько

каждый человек собирается включать в свою культурную идентичность

культуру родственников. Терапевтам, работающим с вопросами, свя-

191


занными с семьями супругов, необходимо учитывать то, как культур­ные идентичности развиваются с течением времени, а также то, как их собственная культурная идентичность может влиять на их оценку и работу с отношениями в этих семьях. Направляющим в этом обсужде­нии будет ряд интервью, но только эмпирические исследования в буду­щем смогут подтвердить, насколько важными являются эти факторы в браках с представителями разных культур и вероисповеданий (Вег§-Сгозз ап(1 Сопеп, 1993).

ПОМОГАЮЩИЕ СТРАТЕГИИ

В ОТНОШЕНИЯХ С РОДИТЕЛЯМИ СУПРУГОВ

В МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ БРАКАХ

Всем людям, которые вступили в брак и столкнулись с культурны­ми различиями, необходимо решить для себя, в каком объеме они со­бираются ассимилировать иную культуру в свою собственную иден­тичность. Возможны четыре типа стратегий, чтобы понять культурную разнородность той или иной пары.

Их разделяют континенты

Люди могут делать выбор в пользу сохранения собственного куль­турного наследия и игнорировать культурное наследие своих супругов. Когда людей «разделяют континенты», у них отмечается тенденция к ди­хотомическому видению мира и значительному чувству гордости за собственное культурное наследие. Таким невесткам и зятьям очень трудно бывает эмоционально влиться в лоно родительской семьи их супруга, ибо они начинают активно сопротивляться попыткам подобной социали­зации и включения в образ жизни и устои этой семьи. Они могут испы­тывать или не испытывать желания позволить своим супругам сохра­нить собственные культурные особенности. Очевидно, что отношениям с родственниками причиняется больший вред, когда супруги хотят, что­бы их половина отказалась от своего культурного наследия.

Они наводят мосты

Вторая возможность для супругов заключается в том, чтобы осуще­ствить выбор в пользу того, чтобы частично отказаться от своего насле­дия и принять некоторые аспекты культуры своего партнера, пытаясь по­строить такой образ жизни, который включал бы в себя наследие той и другой стороны. На сегодняшний день это является типичным примером самых распространенных помогающих стратегий в межкультурных бра-

192


ках. Люди стараются принять ритуалы и ценности, которые являются наиболее важными для семьи супруга. В то же время они сопротивля­ются изменениям, задевающим важные стороны их собственной куль­туры. У родственников отмечается тенденция уважать тех, кто «наво­дит мосты», и рассматривать их как аутсайдеров, к которым они хоро­шо относятся.

Они готовы к слиянию

Супруг может также сделать выбор в пользу отречения от своих куль­турных основ и принять культуру супруга или максимально ассимили­роваться с ней. Стиль «слияния» приводит к принятию большинства родственников, так как невестка/зять подтвердил ценности и стиль жиз­ни родственников со стороны мужа/жены и сделал это в более вырази­тельной форме, чем когда-либо поступали их собственные дети. Если родственники со стороны мужа/жены, не ощущающие сильной связи со своей культурой, смогут принять новый стиль жизни своего ребенка, отношения могут только улучшаться для обеих исходных семей.

Сироты в культуре

Некоторые люди выбирают отчуждение от собственного культурно­го наследия, при этом они так же пренебрежительно относятся к куль­турному наследию супругов и отвергают его. Эти люди не хотят счи­тать стандартные символы своего культурного наследия частью своей жизни. Они не хотят проводить Рождество ни с той, ни с другой сторо­ной. Они предпочитают защищаться от своих родительских семей. И хотя это очень похоже на неадаптивный стиль, в действительности некоторые пары происходят из настолько дисфункциональных семей, где они чувствовали себя отвергнутыми, что стратегия сироты в куль­туре может оказаться наиболее здоровой для их адаптации.

Безусловно, принятый одним супругом стиль, который помогает справиться с различиями в культуре, взаимодействует с таким же сти­лем другого супруга. Одни супружеские комбинации являются более распространенными и более адаптивными, чем другие. К примеру, взрослые дети крайне редко вбирают в себя культуру родственников со стороны мужа/жены и отказываются от своих собственных куль­турных традиций. С другой стороны, очень распространенными и адап­тивными браками считаются те, в которых человек, готовый наводить мосты, связывает свою судьбу с тем, кто придерживается таких же взгля­дов или настроен на слияние. Даже когда один из супругов относится

13-3948 193

к первой из названных групп («их разделяют континенты»), он может быть счастлив в браке, если его партнер стремится дистанцироваться от своих родителей и относится к тем, кто «наводит мосты» или «готов к слиянию». На самом деле выросшие дети иногда берут себе в супру­ги представителей совершенно иных культур для того, чтобы освобо­диться от причиняющих им вред позиций, стилей жизни и ритуалов родительской семьи, от чего сами они не могут освободиться. Когда они вступают в брак с представителем совершенно другой культуры, отдаление от семьи можно списать на то, что общение с их родствен­никами причиняет неудобство супругу. Так можно избежать аутентич­ной конфронтации между взрослым ребенком и его родителями, а род­ственники со стороны мужа/жены будут постоянно и исправно испол­нять роль козлов отпущения.

Важно помнить следующее: несмотря на то, что различия в вероиспо­ведании и культурах могут представлять огромные проблемы для брака, это не является нормой. Исследования показали, что трудно строить про­гнозы о том, что супруги будут удовлетворены браком, зная степень ре­лигиозности каждого из партнеров, их этнические отличия или религиоз­ную приверженность.

КУЛЬТУРА И ФЕНОМЕН КРУШЕНИЯ ОЖИДАНИЙ

Иногда ни одна из вышеперечисленных стратегий не оказывается эффективной из-за того, что у родственников с одной стороны или с обеих сторон происходит крушение ожиданий и они игнорируют куль­турные нормы зятя или невестки. Нигде это не представлено так на­глядно, как в случае с гомосексуальными «браками».

Например, рассмотрим проблемы, которые возникают, когда моло­дая лесбийская пара приходит к своим родителям. После того как ро­дители примут нетрадиционную ориентацию своих дочерей, им все еще предстоит привыкнуть к мысли, что вместо зятя они имеют невестку. В ситуации с традиционной парой мать и дочь могут продолжать вме­сте проводить время, пока молодой муж занят какими-то другими де­лами. Молодая лесбийская пара приходит домой, и в этой паре обе женщины стремятся поговорить с матерью и обсудить с ней различные вопросы. В это время невестка зачастую не проявляет большого инте­реса к просмотру телевизионных программ или игре в теннис. Подоб­но своей половине она больше всего стремится к социальному принятию и взаимодействию со своей матерью (Вег§-Сгозз, 1988).

194

Существует много разных помогающих моделей поведения, когда теща приняла бы зятя, но оказывается в очень затруднительном поло­жении, так как ей нужно принять то, что роль зятя исполняет женщина. Среди позитивных моментов подобных союзов следует отметить, что возможность проведения совместных ритуалов, близости и принятия намного выше среди лесбийских пар, чем среди гомосексуальных пар.



Несмотря на то, что все эти взаимоотношения существуют вслед­ствие стереотипного обусловливания сексуальных и тендерных ролей, факт остается фактом: в наше время такие ролевые модели поведения по-прежнему лежат в основе наиболее распространенных стилей вза­имодействия. Однако в гомосексуальных парах самой серьезной пре­градой на пути установления хороших отношений с родителями явля­ется не распределение ролей по половому признаку, а гомофобия.

Серович, Прайс и Чепмен (8егоукп, Рпсе апс1 Спартап, 1991) выя­вили, что отношение родственников к гомосексуализму и их социаль­но-экономический статус лучше всего помогали в прогнозировании принятия гомосексуального зятя или невестки. Родители, которых не пугает мысль о гомосексуальных союзах, были более образованны­ми, лучше обеспечены материально и чаще принимали гомосексуаль­ного партнера своего ребенка, чем менее образованные и испытываю­щие больше материальных трудностей родители, которые проявляли амбивалентное отношение к гомосексуальным союзам или отвергали их. Возможно, более высокий социально-экономический статус слу­жит тем фактором, который ограждает людей от неожиданного пре­небрежения со стороны общества, причиной которому является стиль жизни их ребенка. Или же табу, которое накладывает культура на го­мосексуальные отношения, менее выражено среди образованных и материально обеспеченных лиц.

Плохие отношения с родственниками со стороны мужа/жены и на­пряженные родительско-детские отношения - очень распространенное явление среди гомосексуальных пар. Часто все, что требуется от ро­дителей и родственников со стороны мужа/жены, это принять партне­ра ребенка «как члена семьи». Но во многих случаях этого так никог­да и не происходит. Мужчины-гомосексуалисты и женщины-лесбиян­ки находят самые разные декорации для того, чтобы установить грани­цы, а также помогающие механизмы, которые защищают их отноше­ния от ядовитых стрел и антипатии поколения, к которому принадлежат их родители (Ьа8а1а, 1998). Это может означать, что когда поступает приглашение на Рождественский обед, мужчина-гомосексуалист мо-

>з* 195


жет сказать своей матери, что у него уже есть планы, вместо того чтобы вступать с ней в дискуссию о том, почему не приглашен его партнер или ему не будет оказан радушный прием. Это может озна­чать, что один или два раза в год каждый партнер наносит конфиден­циальные визиты своим родителям, принимая то, что его родители ни­когда не узнают своего сына или не примут его как взрослого. Одна из самых трудных эмоциональных задач, связанная с «обнаружени­ем», заключается в том, что необходимо «посмотреть в лицо» всей потенциальной жизни, полной отвержения и пренебрежения со сторо­ны родителей и родительской семьи. Мы можем только надеяться, что следующее поколение родителей будет принимать партнеров своих детей более тепло, как своих собственных, что даст возможность каждому испытать радость общения с принимающей поддерживающей семьей.

Хорошая новость состоит в том, что когда отношения с родствен­никами позитивные и крепкие, они могут выдержать самые большие несчастья - даже когда браку приходит конец! Дюран-Айдинтаг (Оигап-АусИта§, 1993) пришел к выводу, что женщины и мужчины, которые установили прочные независимые отношения с семьями своих роди­телей, были способны поддерживать эти отношения и после развода, хотя и с меньшей интенсивностью. В прочных отношениях с родствен­никами супруг после развода мог так же обращаться за поддержкой к бывшей теще/свекрови и получать ее. Серович, Прайс и Чепмэн (1991) сообщали об аналогичных открытиях, высказывая предположение, что, несмотря на сокращение частоты контактов с родственниками мужа/ жены после развода, эти отношения по-прежнему оставались для мно­гих источником поддержки, особенно для женщин с детьми.

В следующих трех главах с акцентом на клинических аспектах бу­дет представлен анализ того, как профессиональная занятость, воспи­тание детей, а также отношения с родственниками влияют на здоровье и благополучие брака.

ГЛАВА 4


ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ И СУПРУЖЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Ценность брака не в том, что взрослые произ­водят на свет детей, а в том, что дети создают взрослых.

Питер де Врис

ЗАДАЧА, СТОЯЩАЯ ПЕРЕД РОДИТЕЛЯМИ

На своем пути супруги сталкиваются с некоторыми расхождения­ми, но ни одно из них не имеет такого значения, как решение иметь детей. Это обусловлено тем, что с появлением детей в жизни супругов их собственные отношения изменяются раз и навсегда. С точки зрения здравого смысла появление детей является огромным стрессом для супружеских отношений. Кроме того, когда партнеры обнаруживают, что с появлением в семье детей разделение труда в семье становится более традиционным, а свободйое время и связанная с ним активность значительно сокращается, если вообще не исчезает, они бывают про­сто шокированы этим. За то время, когда супруги занимаются воспи­танием детей, возрастает число конфликтов и снижается уровень удов­летворенности супружескими отношениями (Ве1зку ала1 Кхтпе, 1990; Ьемпв, 1988а, 1988Ь).

В том сегменте популяции, в котором оба родителя работают вне дома, дети ежедневно создают хронические ролевые конфликты и кош­мар в материальном плане (С1агке ап<1 АПзоп, 1989). Такие родители уже больше не могут с уверенностью сказать, кто будет оставаться с их детьми, к какому врачу они будут обращаться в случае возникнове­ния различных заболеваний или что будет происходить с детьми в их отсутствие. Они чувствуют, что виноваты и загнаны в ловушку. Кро­ме того, все более частые поездки, связанные с трудовой деятельнос­тью, приводят к тому, что планирование свободного времени ведется

197

беспорядочно и вызывает стресс. Некоторые пары постоянно лавиру­ют между ситуацией, когда с детьми находится только один из супру­гов (а другой в это время находится в командировке) и когда они ис­полняют родительские роли вдвоем. Все возрастающую ответствен­ность на работе, которая некогда была причиной конфликтов только в семьях работников оборонной сферы, связывают с тем, что сегодня самым разным слоям американцев приходится совершать деловые поездки: от менеджера Макдональдса до системного аналитика, кото­рый хотел бы расширить свой небольшой бизнес.



Коуэн и Коуэн (Со\уап апс! Со\уап, 1992) провели исследование 100 партнеров, когда те переходили в категорию родителей. Из всех сделанных ими выводов наиболее важен следующий: партнеры, у ко­торых возникало наибольшее количество трудностей, связанных с адап­тацией к родительским функциям и необходимостью иметь дело с но­вой семейной конфигурацией, отличались самой сильной амбивалент­ностью и высоким уровнем конфликтов еще до появления у них детей. Это не является таким уж большим откровением. А утешает то, что такой вывод дает эмпирические подтверждения того обстоятельства, что крепкие супружеские отношения до появления детей представля­ют собой единственный фактор, руководствуясь которым можно про­гнозировать прочные супружеские отношения после рождения детей. Другое не вызывающее сомнений открытие состояло в том, что посе­щение групп для будущих родителей, которые проводились професси­оналами, существенно сокращало риск разводов после рождения де­тей. Таким образом, сильные стороны супружества можно стимули­ровать и обогащать до того, как возникнут главные стрессовые факто­ры, связанные с принятием на себя родительских ролей, что защитит пару и откроет больше возможностей для эффективной совместной работы. Это открытие также подчеркивает важную превентивную роль образования в области семейной жизни. Человек может научиться тому, как быть хорошим родителем и хорошим супругом. Такие навыки и инсайты, как те, что представлены в настоящей главе, действительно могут оказать важное позитивное влияние на детей и на отношения между супругами.

Дети влияют на супружеский союз тремя способами. Во-первых, родительская роль часто является источником конфликтов между суп­ругами. Мужья и жены часто имеют разные ценности и придержива­ются разных теорий о воспитании детей. Конфликты, связанные с ис­полнением родительских ролей, распространяются и на супружеские

198

отношения - так же, как и конфликты, связанные с исполнением суп­ружеской роли, переходят в область исполнения родительских ролей. Во-вторых, сами дети оказывают влияние на родителей. Новый под­ход, связанный с взаимодействием в семейной психологии, демонст­рирует то, что дети помогают оформить личностный и поведенческий стиль родителей в такой же степени, в какой сами родители влияют на детей. В-третьих, семейная система оказывает влияние на желание пар оставаться эмоционально открытыми и продолжать сотрудничать друг с другом. На каждом из этих трех факторов, мы остановимся более подробно, а начнем с наиболее известного явления - конфликта роди­телей по поводу стратегий воспитания детей.



Четыре классических стиля воспитания детей

Существует стереотипное представление о том, что огромные разли­чия в практике воспитания детей связаны с различными социально-эко­номическими статусами. Широко распространена и такая точка зрения: эти вариации обусловлены существенными культурными различиями между группами. Тем не менее, в ходе последних исследований, кото­рые проводились в рамках программы Национального обзора семей и членов семьи (Ыа1юпа1 8игуеу отТатШез ала1 НошеЬо^з), были выяв­лены различия в практике воспитания детей, обусловленные социально-экономическим статусом (8Е5). Кроме того, проводился анализ раз­личных подходов к воспитанию детей среди родителей - представителей европейской расы, афроамериканцев, латиноамериканцев и американ­цев азиатского происхождения. И хотя все родители, представлявшие свои этнические группы, делали больший акцент на том, чтобы их дети совершенствовали такие качества, как самообладание, и хорошо учи­лись в школе, ковариативные исследования указывали больше на сход­ства, чем на различия между этими четырьмя группами в стилях воспи­тания (.ГиНап, МсКепгу, апс! МсКе1уеу, 1994). Действительно, на долю групповой принадлежности к той или иной культуре для любых роди­тельских практик или родительских позиций приходится не более 4 про­центов общих различий. Создается впечатление, что различия в воспи­тании детей между мужьями и женами так же сильны, если не сильнее, чем другие культурные групповые различия.

Четыре основных стиля воспитания характерны для всех этничес­ких групп и социальных классов: (1) авторитетный, (2) авторитарный, (3) либеральный и (4) невовлеченный. Эти четыре группы отличаются

199


по уровню воспитания и любви, которую родители проявляют к своим детям (высокий или низкий), а также по уровню контроля над поведе­нием своих детей и их выбором (высокий или низкий). Пары нередко конфликтуют по поводу того, какой стиль воспитания применять в раз­личных ситуациях с разными детьми разного возраста, а также из-за особенностей применения каждого из этих стилей. Как муж, так и жена порой теряются, обнаружив несовпадения с ожиданиями супруга от­носительно их родительских ролей, противоречие собственных потреб­ностей как родителя потребностям супруга или неспособность быть гибкими при обсуждении ролей в воспитательном процессе. Мы пред­лагаем коротко рассмотреть каждый стиль воспитания, обозначив по­тенциальные области конфликтов для родителей, придерживающихся каждого из названных стилей.

Авторитетные родители очень большое внимание уделяют воспита­нию и контролю. Хотя они очень отзывчивы и сосредоточены на ре­бенке, на самом деле они предъявляют к детям очень высокие требо­вания и устанавливают стандарты, по которым те должны жить. При авторитетном стиле воспитания родители уважают индивидуальность детей и права даже самого маленького человека. В то же время они признают ограничения, связанные с развитием, а также подчеркивают свою родительскую роль как роль как защитника и учителя. При та­ком типе воспитания отмечается демократизм в ряде важных областей подхода к детям, но родители все же сохраняют за собой право давать указания или ограничивать действия ребенка, если они кажутся осо­бенно опасными или безрассудными.

В соответствии с этим Баумринд пришел к выводу, что дети, для которых родители являются авторитетными, добиваются самых боль­ших успехов. Иными словами, дети, родители которых применяют ав­торитетный стиль воспитания, дружелюбно настроены при общении со сверстниками, вступают в сотрудничество с взрослыми, независимы, энергичны и ориентированы на достижение цели. Такие дети демонст­рируют высокую степень самоконтроля и внутренней направленности (Вашпппс!, 1967,1968). Существуют даже доказательства, что автори­тетные родители с успехом защищают своих подростков от наркоти­ков и формируют их дееспособность (Вашпппд, 1991).

Становится все более очевидным и то, что люди, знающие особен­ности развития детей и ограничения, характерные для того или иного возраста, тяготеют к авторитетному стилю воспитания. Знание того, на что способен ребенок в разном возрасте, позволяет родителю с любо-

200

вью, но в то же время жестко вводить ограничения и стандарты надле­жащего поведения. Ребенок реагирует на подобную протекцию следу­ющим образом. Он закрепляет социальные знания, которые требуются на одном этапе, а только после этого переходит к следующему этапу и более сложным социальным задачам. Программы родительского вос­питания, в которых делается акцент на том, что дети на каждом этапе понимают, что им необходимо для позитивного развития, направлены на сокращение случаев жестокого обращения с детьми, а также на развитие у детей потенциала к обучению и повышение уровня соци­альной адаптации (Ого1Ьег§, 1992). Воспитание детей не относится к тем процессам, которые происходят у каждого естественным образом. К счастью, практически все мужчины и женщины могут обучиться навыкам, необходимым для того, чтобы стать «достаточно хорошей матерью» (\\%шсой, 1965).



Авторитарные родители являются сторонниками сильного контроля и меньше заботятся о самом воспитании. Они считают, что между ро­дителями и детьми должны существовать жесткие границы: они долж­ны видеть детей, но не слышать; задача родителя для них заключается в том, чтобы научить ребенка, что делать, а ребенок должен это выпол­нять. Большинство таких родителей руководствуются принципом «По­жалеешь розгу - испортишь дитя». Авторитарный родитель считает, что дети, в отличие от взрослых, имеют качественно иные права и обя­занности. Их стиль управления семьей является тоталитарным (Вашпппс!, 1968, 1971).

У детей авторитарных родителей воистину несчастливое детство. Мальчики могут отреагировать свои фрустрации, становясь агрессив­ными, девочки - становясь более зависимыми. И у тех, и у других в подростковом возрасте отмечаются заниженная самооценка, плохие отношения с ровесниками и снижение успеваемости в школе (Вашпппс!, 1968; Вип, 1988).

Либеральные родители проявляют умеренность в воспитании и не слишком контролируют. Они считают, что дети, в конечном счете, все сделают правильно, если представить им возможность действовать на свое усмотрение. Дети сами решают, когда им ложиться спать и при­нимать пищу, как обращаться к родителям и как реагировать на их просьбы. Родители предъявляют очень мало требований к своим де­тям и в известной степени предоставляют им безусловную любовь и позитивное отношение. Для либеральных родителей не существует «правильного» ответа. Они полагают, что дети лучше всего учатся тогда,

201


когда они это делают для себя. Их стиль управления очень демократи­чен и иногда граничит с анархией.

Дети, которых воспитывали либеральные родители, испытывают трудности с самоконтролем. Они подвержены вспышкам раздражения и порой склонны к агрессивному поведению. Несмотря на свою «сво­боду», они менее уверены в своих силах, чем дети, которых воспиты­вали авторитетные родители. На основании чего можно предположить, что для того чтобы вырасти уверенным в своих силах и автономным, ребенку требуется значительный контроль и защита бдительного роди­теля (Ваитппё, 1968).

Для невовлеченных родителей характерны как низкий уровень за­боты о воспитании, так и низкий уровень контроля. Такие родители не придерживаются каких-либо стандартов воспитания и не контролиру­ют своих детей. Они свободны от обязательств, связанных с исполне­нием родительской роли, и эмоционально отстранены от своих детей. Они редко беседуют с ними, а со многими их друзьями даже не знако­мы. Такая отчужденность оказывает очень сильное влияние на детей: они страдают от низкой самооценки и повышенной агрессии и плохо контролируют свои импульсы. Чем раньше родители перестают забо­титься о ребенке, тем больший ущерб ему наносится. Дети в возрасте одного года, о которых родители не заботились должным образом, скорее всего, будут отнесены к категории тревожных, в отличие от детей, с которыми плохо обращались (Е§е1апс1 апс! 8йт>и&, 1981).




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   45


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница