Линда Берг-Кросс терапия супружеских пар



страница15/45
Дата27.04.2016
Размер7.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   45

10. Вы понимаете, что у вас недостаточно денег, чтобы оплатить счета за месяц.

11. Вам предстоит два вечера в неделю работать сверхурочно.

12. Вы теряете работу.

13. Вы разочаровали супруга/супругу, потому что не получили ожи­даемого повышения по службе.

14. Вы разочаровали супругу/супруга, потому что теща/свекровь сердится на вас.

15. Вы разочаровали супруга/супругу, потому что не в состоянии приобрести то, что он/она действительно хочет.

16. Ваш супруг заболел.

17. Вы заболели.

18. У вашего супруга обнаружено хроническое заболевание.

19. У вас обнаружено хроническое заболевание.

20. Заболел один из ваших детей.

21. Вы чувствуете, что загнаны в угол своим ближайшим окруже­нием.

22. Вы чувствуете, что загнаны в угол своими друзьями.

23. Вы чувствуете, что загнаны в угол своей работой.

24. Вы чувствуете, что загнаны в угол семейными обязательствами.

25. Вы чувствуете, что загнаны в угол обязательствами перед ро­дителями.

26. Вы чувствуете себя одиноким.

Супруги должны сравнить свои индивидуальные реакции по каждому пункту, а также общие показатели. Подобный тест может служить для них стимулом для обсуждения того, как чувство тревоги может повлиять на их брак. Здесь не существует каких-либо норм, равно как подобный ана­лиз не направлен на дифференцирование клинического и неклинического уровней тревоги.

178

План групповой сессии для четырех-пяти супружеских пар, работающих с тревогой



I. Психологические и образовательные стратегии.

A. Симптомы тревоги.

B. Тревога как реакция на угрозу - экзистенциальное определение.

C. Метафора Медузы.

D. Шесть факторов, провоцирующих тревогу в браке.

1. Экзистенциальные решения и отсутствие смысла.

2. Заболевание.

3. Одиночество.

4. Чрезмерное планирование дел.

5. Экономические трудности.

6. Социальное унижение и несоответствие ожиданий.

E. Характеристика поддерживающего супруга.

П. Тесты (выполняются самостоятельно супружескими парами, результаты обсуждаются до того, как пары начнут принимать участие в групповом обсуждении). А. Шкала тревоги.

III. Терапевтический диалог (происходит обсуждение в парах, затем групповое обсуждение).

(Супружеские пары последовательно, пункт за пунктом

обсуждают каждый вопрос.)

Во время группового обсуждения терапевт вместе с парами

анализирует, каким образом можно достичь желаемых целей во

взаимоотношениях путем изменения сверхамбициозных,

заоблачных ожиданий.

Зная ситуацию в своей семье, в семьях друзей и родственников,

супруги меняют свои ожидания на более реалистичные, и у них

повышается мотивация для осуществления изменений.

IV. Терапевтические интервенции.

Проведение одной или нескольких интервенций на примере супружеской пары. Шеринг. После демонстрации следует групповое обсуждение дополнительных интервенций.

A. Техника «Работа над романом» для разрешения кризиса супружеских отношений.

B. Интервью по поводу денег - оценивание ответственности/ безответственности и внимательности/невнимательности.

179


C. Прорыв через отрицание у супруга, имеющего проблемы с алкоголем.

D. Оценивание проблем с алкоголем, когда оба партнера исходно отрицают проблему.

E. Интервенции «Партнер как ко-терапевт».

1. Противостояние страху.

2. Уменьшение стресса партнера.

3. Создание спокойствия и умиротворенности.

4. Обсуждение будущего.

5. Изменение направления беседы.

6. Избирательное поощрение поддержки системы.

7. Обращение за консультациями к медикам.

8. Планирование приятных событий.

9. Структурирование семейного времени.

V Мотивация и время на осуществление изменений. Групповое обсуждение.

Библиотерапия

Andrews, G. (1994). Treatment of anxiety disorders' Clinician's guide

and treatment manuals. New York: Cambridge University Press.

(Professional book). Berent, J. (1994). Beyond shyness: How to conquer social anxieties. New

York: Fireside. Felder, L. (1993). When a loved one is ill: How to take better care of your

loved one, your family, and yourself. New York: Plume. James, L.R. and James, J. (1994). So you 're injured, what next? Wilmington,

DE: Zenobia James. (Tells couples how to deal constructively with

illness and disability). Peurifoy, R. (1995). Anxiety, phobias, and panic: Taking charge and

conquering fear. New York: Warner. Ross, J. (1994). Triumph over fear. New York: Bantam

Видеотерапия

Мужья и жены {Husbands and Wives, 1992). Режиссер Вуди Ален. Еще одна великолепная работа Вуди Алена, в которой показывается то напряжение, которое испытывают супруги по прошествии какого-то времени.

180

Женщина под влиянием (Woman Under the Influence, 1974). Ре­жиссер Джон Кассаветс. Картина немного старомодная, но в ней по­казаны все аспекты эмоционального срыва замужней женщины.



Цепиг (Zelig, 1983). Режиссер Вуди Ален. Рассказ о человеке-ха­мелеоне, который изо всех сил стремится приспосабливаться.

Вопросы для профессионального роста (Тревога)

1. В этой главе обсуждаются шесть факторов, провоцирующих воз­никновение тревоги в браке. Как можно быстро определить, какие из этих факторов вызывают беспокойство в данной конкретной се­мье? Можете ли вы отметить какие-либо другие факторы, провоци­рующие возникновение тревоги?

2. Как можно в доступной форме объяснить супругам, каким образом тревога влияет на их отношения? Как вы объясните, что такое тревога, что провоцирует ее возникновение и как партнеры могут помочь друг другу справиться с ней?

3. Какой совет вы бы дали холистически ориентированному терапевту или онкологу в том, как уменьшить влияние болезни на супругов и как прибегнуть к помощи другого супруга, чтобы способствовать выздоровлению?

4. Каким образом экономические трудности, связанные с безработи­цей, могут провоцировать возникновение тревоги в других облас­тях? Какого рода превентивная программа могла бы помочь супру­гам лучше справиться с разрушительной тревогой, связанной с безработицей?

ЧАСТЬ II

ОСНОВНОЙ ПРИНЦИП СОЦИАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ:

РОЛЕВОЕ ПОВЕДЕНИЕ В СЕМЬЕ

И ОБЩЕСТВЕ, УКРЕПЛЯЮЩЕЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ПАРТНЕРАМИ

Принцип 2:

Составные концепции:

Блоки конструкции:

\|

СОЦИАЛЬНАЯ ПОДДЕРЖКА



Создание семейных ролей, а также ролей

в обществе, которые улучшают отношения между

партнерами, изменение структур от угроз стресса

до генераторов стресса

т

СОЦИО-КОГНИТИВНАЯ ТЕОРИЯ



г i \

Воспитание

Работа

Родственники



Ключевая идея: СВЯЗЬ
ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ: СОЦИО-КОГНИТИВНЫЙ ПОДХОД

Социальные принципы поддержки основываются на позитивном, синергетическом эффекте, который наши взаимоотношения могут ока­зывать на отношения в паре. Поскольку ни один человек или его стрем­ление не могут удовлетворить всех наших потребностей, важно иметь разнообразные интересы, приверженности и обязательства. В нашей культуре основу отношений между людьми, помимо отношений с суп­ругом, составляют работа, дети, родственники, интересы и увлечения, общественная жизнь. Несмотря на то, что эти роли могут и должны улучшать отношения, в сегодняшнем мире они часто являются источ­ником очень сильного стресса. Идет ли речь о родителях, которые чув­ствуют, что недостаточно времени уделяют своим детям, о выросших детях, которые подавлены обязанностями по отношению к стареющим родителям, или о служащих, которые находятся под бременем невоз­можных требований на работе, - этот принцип часто является источни­ком различных стрессовых факторов для пары.

Психология как наука существует немногим более ста лет. Еще не­сколько лет назад проводилось различие между психологией и социо­логией. Исторически сложилось, что психология изучала то, как вза­имосвязаны психика и тело, а также контролируемые чувства, когни­тивные способности и межличностные связи, в то время как социоло­гия изучала то, как культура и окружающая среда контролировали чувства, когнитивные установки и межличностные связи. В настоя­щее время эти области тесно взаимосвязаны. Объединение социоло­гической и психологической теорий, возможно, являет собой один из лучших примеров того, как кросс-дисциплинарные исследования за­ново создали сферы для изучения, удовлетворяющие потребностям обеих дисциплин.

Настоящее обсуждение ограничивается тем, как новая социо-психо-логическая теория объясняет супружеские конфликты, паттерны роста и потенциал для осуществления изменений. В данном подходе предприни-

184

маются попытки придать смысл личностным и межличностным про­блемам, которые возникают в браке в контексте ограничений и про­блем более широкого общества. Концептуальная теоретическая систе­ма взглядов, на которую мы будем ссылаться, в значительной степени основана на работе Натана Харвитца и того направления, которое на­зывают социо-когнитивным подходом (Нигукг апс! 8(:гаи5, 1991).



В социо-когнитивных теориях супружеских нарушений утверждается, что экономические и социальные1 проблемы общества оказывают влия­ние на супружеские и семейные конфликты, на уровень дистресса и воз­можные реакции, помогающие справиться с этими проблемами. Напри­мер, депрессия и раздражение женщины, муж которой страдает алкого­лизмом, отчасти вызваны социальным поощрением и терпимостью к ал­коголизму. Экономические барьеры для финансовой независимости жен­щин и неспособность общества предоставить женщинам и их детям та­кую гавань, где они были бы в безопасности, являются дополнительными факторами, оказывающими влияние на супружеские нарушения. Фокуси­рование на распределении полномочий или депрессии в семье способно помочь паре, но проблему, вне всякого сомнения, необходимо понимать и рассматривать в более широком социальном контексте.

Тенденции культуры оказывают очень сильное влияние на профессио­нальную жизнь, воспитание детей и отношения с расширенной семьей. Все эти роли и отношения переплетаются с отношениями супругов.

ВЛИЯНИЕ РАБОТЫ НА СУПРУЖЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ И КУЛЬТУРА

Социо-когнитивный подход делает акцент на том, как устойчивые со­циальные механизмы общества оказывают влияние на пары. Ни один со­циальный механизм не оказывает более сильного воздействия на браки, чем то, как нация распределяет рабочие места, товары и услуги. Тот факт, что многие люди вынуждены два раза в день тратить свыше тридцати ми­нут на то, чтобы на машине или общественным транспортом добраться к месту своей работы, не может не оказывать серьезного влияния на ритмы жизни современных браков и переживаемый ими стресс. В последнее время мы как общество стали осознавать этот создающий стресс фактор окру­жающего нас мира. Многие люди пробуют работать дома или стараются найти такое место работы, которое будет менее привлекательно с точки зрения дохода, но ближе к дому. Происходит сдвиг от материального воз­награждения, которое дает «хорошая работа», к эмоциональному вознаг­раждению, которое дает «хорошая семейная жизнь».

185

Пары вынуждены ежедневно иметь дело с подобными ролевыми конфликтами, особенно между тем, чтобы быть хорошим добытчиком и работником, и тем, чтобы быть хорошим супругом и родителем. Все мы попадаем в такую ситуацию, когда нужно выбирать из двух зол. Одна роль мешает исполнению другой роли, неспособность добивать­ся успеха в одной роли делает успех в другой роли ограниченным.



Люди, работающие в обстановке высокого стресса, больше, чем другие, переносят в свою семейную жизнь вопросы, имеющие отно­шение к работе. Если же пара уже находится в конфликте в связи с каким-то вопросом (социальное обеспечение детей, финансы или что-либо еще), то особенно легко привнести ситуацию на работе в отноше­ния и сосредоточить внимание на том, что требования, выдвигаемые на работе, мешают нормальной семейной жизни. Когда один супруг оказывается чрезмерно вовлеченным в работу и в этой связи пребы­вает в состоянии очень сильного стресса, другой супруг начинает ис­пытывать ревность. Как же так? Работе отдается так много энергии, а браку не остается ничего? Это чувство обиды еще больше отдаляет партнеров, поскольку они рассматривают враждебность как угрозу своей карьере или эмоциональной поддержке, в которой они нужда­ются (Вогшп апй РЫ1рог1, 1993).

Таким образом, среди людей, имевших подобный опыт переноса, наи­более распространено явление, когда негативные чувства, связанные с ра­ботой, оказывают влияние на членов семьи. Люди приходят с работы и продолжают испытывать напряжение, гнев, вину, беспокойство и разоча­рование. Едва ли не каждый американец знает, что час «суеты» — время, которое отводится детям (обычно с 15.00 19.00) - сегодня распростра­няется на всех членов семьи, особенно на уставших от работы взрослых.

ИЗМЕНЕНИЯ В ВОСПИТАНИИ ДЕТЕЙ

ПОД ВОЗДЕЙСТВИЕМ КУЛЬТУРЫ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА СЕМЕЙНУЮ ЖИЗНЬ

Другим важным аспектом в социо-когнитивной теории является со­циальная стратификация. Это имеет отношение к социальной системе, в которой семьи и отдельные лица иерархически объединены таким образом, что сила, богатство, престиж и привилегии четко распреде­ляются в соответствии с хорошо понимаемыми и приемлемыми соци­альными ролями. Например, до недавнего времени считалось, что ро­дители имели власть над своими детьми, даже над взрослыми, до тех пор, пока в силу своего преклонного возраста не становились психи-

186


чески и физически неспособны на это. Родители заслуживали уваже­ния и имели определенные привилегии, так как они были родителями. Это ожидание со стороны культуры оказало очень сильное влияние на супружеские отношения, поскольку взрослые дети должны находить способы возвратить эмоциональный долг своим родителям, сохраняя вместе с этим чувство собственной автономии.

В наши дни социальная стратификация между родителем и ребен­ком разрушается. На одном конце экономической лестницы находятся дети, которых воспитывают бабушка и дедушка, а на другом - их вос­питывают няни. Взрослые дети в наше время требуют от своих родите­лей уважения к себе в той же степени, в которой они сами уважают родителей. Они часто не чувствуют огромного эмоционального долга, равно как и не считают, что родители должны находиться в привилеги­рованном положении. Добавьте к этому всевозможные отношения с неродными родителями (отчимы/мачехи), и отношения между родите­лями и детьми приведут вас в еще большее замешательство.

Трезвый критический анализ этого социального сдвига в воспита­нии детей представил Дэвид Элкинд (Оаугс! Е1кнк1,1994), который при­шел к выводу, что когда склонные к самолюбованию взрослые стано­вились родителями, они использовали своих детей для того, чтобы поддерживать свои собственные недетские стремления и цели. Несмот­ря на возросшую необходимость в том, чтобы дети получали навыки использования своего времени и всестороннюю эмоциональную под­держку, если они должны успешно конкурировать в трудном мире, происходит процесс неуклонного снижения уровня руководства и за­щиты, которые родители готовы предложить своим детям. В этом но­вом нарушении семейного баланса Элкинд усматривает то, что дети становятся эксплуатируемыми и уязвимыми. В известном смысле, говорит он, мы становимся обществом родителей, которые центриро­ваны на взрослости и непостоянно контролируют своих детей.

В своей книге «Узы, которые вызывают стресс» (Лез 1ка181ге58, Е1кшс1, 1994) Элкинд прослеживает, как чувства в семье сместились от сильного фокуса, в центре которого был ребенок, к сфокусиро­ванности взрослых на самих себе. Это можно увидеть во многих социальных сдвигах, которые произошли за последние двадцать лет. Прежде всего отмечалось усиление социального давления на жен­щин, которые занимаются самореализацией (не связанной с мате­ринством) в том объеме, в котором им позволяют их способности и наклонности. В сущности, женщины были вынуждены искать соци-

187

ального одобрения и укреплять чувство собственного достоинства в той области, которая связана с оплатой. Во-вторых, было отмечен сдвиг в сторону «всеобщей» любви, что являлось основным крите­рием супружеских обязательств. Многие мужчины и женщины ве­рят в то, что они получат такую же интенсивную любовь и такие же ее проявления, которые дают своим супругам. Всеобщая любовь не оставляет места супружескому представлению о «жертвенности» -на такого человека навешивается ярлык, что его «используют». Ца­рит равенство, а альтруистов поносят и попирают как «дающих воз­можность». Этот сдвиг приводит к тому, что сохранение семьи воз­можно только в тех случаях, когда родители по-прежнему пребыва­ют в состоянии «романтической» влюбленности друг в друга, что сочетается с представлением о том, что развод - это «право» несча­стливых взрослых.



Наряду со сдвигом в восприятии брака произошло смещение и в тех моделях поведения, которые определяют семейную жизнь. Отме­чается весьма незначительное семейное единение, по крайней мере, в известном смысле, что много значит для детей. Многие дети питаются отдельно от своих родителей или не видят их большую часть времени в течение дня. Все чаще отмечаются случаи, когда родители одновре­менно уходят в отпуск, для того чтобы можно было взять с собой на отдых детей, но при этом им не приходится общаться с ними или они видят детей очень недолго. В средствах массовой информации, как в зеркале общества, отражается стиль жизни семьи, когда «каждый сам за себя». Весь ужас состоит в том, что люди интуитивно понимают, что они больше походят на семьи из фильмов «Женаты и с детьми» (Магггей \мкИ СЫШгеп) и «Симпсоны» (ТЫ ЗШрзот), чем на семью из фильма «Дом в прерии» (Ноше оп (Не Ргате).

Элкинд (1994) предполагает, что это основное изменение фокуса лишило детей беззаботного периода невинности. Напротив, от детей в наше время ожидается осведомленность и умудренность. Уже в тре­тьем классе дети «начинают встречаться с представителями противо­положного пола», а в 7 - 9-м классах уже ведут активную сексуаль­ную жизнь. От них ожидается ответственное отношение к контролю над рождаемостью и эмоционально окрашенным вопросам, таким как смерть, неверность и финансовые проблемы. От многих детей ожида­ют того, что те будут самостоятельно обеспечивать себя материально (в том смысле, что на них не придется тратить деньги), когда достигнут возраста 8-10 лет.

188

Современные молодые люди испытывают на себе все эти стрес­совые факторы. Они напуганы, реагируют и проявляют псевдозре­лость не по годам. Своими несчастьями и паникой, пытаясь восста­новить баланс, они подрывают семейную и супружескую систему еще больше.



Некоторые современные семейные терапевты полагают, что жизне­способные отношения между супругами приобретаются ценой здоро­вого баланса в семье. Реалии современного мира таковы, что люди просто не располагают достаточным временем для того, чтобы быть хорошими родителями и хорошими супругами. Родители одни уезжа­ют в отпуск не столько для того, чтобы оставить детей, сколько для того, чтобы воссоединиться как пара. Однако крепкие родительские отношения могут послужить лучшей основой для важных супружес­ких отношений, которые способны выдержать испытание временем. Для того чтобы было именно так, философию «сначала я» необходимо заменить философией «сначала мы» или, по крайней мере, сохранять равновесие, взяв за ориентир «сначала они».

РАЗЛИЧИЯ В КУЛЬТУРЕ И РЕЛИГИИ ГЛ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ОТНОШЕНИЯ

\ I С РОДСТВЕННИКАМИ СУПРУГА

Поскольку изменения в обществе оказали влияние на наше представ­ление о правах и обязанностях в отношении детей, эти изменения также повлияли и на наши отношения с родственниками. Смысл одного выска­зывания Альберта Эллиса состоял в том, что не многим из нас выпало счастье жениться на сироте. Действительно, многие самые острые суп­ружеские проблемы непосредственно связаны с конфликтами и ожидани­ями в отношении взаимодействий с родственниками. Отношения с род­ственниками, которые очень сильно заметны в том, «на ком» или «каком типе» человек женится (выйдет замуж), по-прежнему оказывают изначаль­ное давление на супружескую пару. Несмотря на то, что американский дух диктует невмешательство в жизнь детей, которые создали свои семьи, взаимная зависимость между человеком и исходной семьей поощряется культурой, является психочогически неизбежной и важной для духовного и экзистенциального развития. Тем не менее, с усилением культурной, ре­лигиозной и этнической разнородности среди супружеских пар вопрос о том, как жить счастливо с родственниками, имеющими чуждую соци­альную биографию, приобретает все большую значимость.

189

СТОЛКНОВЕНИЯ КУЛЬТУР И ЦЕРЕМОНИЯ БРАКОСОЧЕТАНИЯ



Вопрос религиозной, этнической или культурной групповой лояль­ности наиболее часто возникает на ранних этапах отношений между представителями разных культур или вероисповеданий. Дети осведом­лены о том «типе» человека, который, как предполагается, будет их половиной. Когда дети очень сильно отклоняются от семейных ожида­ний, зачастую это представляет собой попытку индивидуализировать­ся от своих родителей. Вступая в брак с кем-то, кого не одобряют родители, ребенок заявляет о своей обособленности и независимости от родителей (ОауМзоп, 1992; 8ип§, 1990).

У пар, живущих в любви и согласии, часто возникает ощущение, что узы, связавшие их друг с другом, заменят им любые культурные или религиозные связи, которые они могут получить. Если культур­ная/этническая/религиозная идентичность выражена у них слабо, они могут действительно ощущать себя в «экзистенциальном смысле» бо­лее комфортно со своими любимыми, чем с другими людьми, имею­щими такое же происхождение, как и они сами. Если же культурная/ этническая/религиозная идентичность проявляется сильно, то у этих людей часто возникает ощущение, что их родители естественно будут симпатизировать предмету их любви, что позволяет оценить прекрас­ное и щедрое наследие, которое им досталось в жизни.

Сама церемония бракосочетания наиболее часто является первым травматическим и конфликтным событием в отношениях с родствен­никами. Несопоставимые исходные данные, как на барельефе, начина­ют безжалостно проступать. Несмотря на сильные разногласия, возни­кающие в процессе подготовки ритуала бракосочетания (так, чтобы все обстояло должным образом и соответствовало межкультурным ценностям), слишком многие пары дают этому рациональное объясне­ние. Молодожены убеждают себя в том, что эти различия ограничатся обрядом бракосочетания и не предвещают разногласий, с которыми придется столкнуться в повседневной жизни в будущем.

Психологически зрелые пары могут использовать ритуал бракосо­четания для того, чтобы внушить себе любовь к родственникам, вос­пользовавшись уникальным «критическим периодом» трансформации структуры семьи. В эти периоды захватывающих изменений многие семьи готовы адаптироваться к тому, чему в других случаях они будут оказывать очень сильное сопротивление. Фридман (Рпейтап, 1985) сравнивает ритуал бракосочетания с «поворотными моментами». В та-

190

кой момент бракосочетание может открыть семьям возможность про­вести реструктуризацию своих отношений и залечить старые раны. Поворотный момент может также обнажить внутрисемейные противо­речия, нанося раны, на заживление которых потребуются годы. Брако­сочетание - важное время, когда можно задать тон тому, как будут урегулироваться культурные различия в новой семье. Многим парам приходится дожидаться рождения ребенка, чтобы возник другой такой поворотный момент для адаптации.



В своей книге «Брак между людьми разных национальностей» Петсонк и Ремсен (ТИе 1п(егтагпа§е Воок, Ре1зопк апс! Кетзеп, 1994) выдвигают ряд общих предложений о том, как «соединить» людей, являющихся представителями разных национальностей, во время бра­косочетания, как помочь двум семьям начать взаимодействовать. Сре­ди многих предложений хотелось бы выделить следующие: во время церемонии пара распивает бокал вина с родителями той и другой сто­роны, что символизирует объединение двух семей; лицо, руководя­щее церемонией, может специально благословить людей на то, чтобы они смогли преодолеть свои культурные различия и полюбить того един­ственного человека, на которого пал их выбор; женщина может пода­рить цветы свекрови и свекру; мужчина может преподнести цветы теще и тестю; после того, как невеста и жених скрепили свой союз поцелу­ем, начинаются аплодисменты; от каждой семьи делегируется специ­альный представитель, который должен поприветствовать членов дру­гой семьи. Такие рекомендации могут оказаться очень ценными, но они должны применяться в более широком контексте, в котором род­ственники работают над основными областями совместимости/несов­местимости.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   45


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница