Линда Берг-Кросс терапия супружеских пар



страница11/45
Дата27.04.2016
Размер7.39 Mb.
ТипКнига
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   45

делают важные выборы, основанные на самой незначительной инфор­мации. Решить, где жить, сколько тратить денег на ведение хозяйства, или выбрать область собственной профессиональной реализации - се­годня дать ответ на все эти вопросы стало еще труднее, чем когда-либо раньше. Вполне понятно и то, что мы начинаем испытывать тревогу, поскольку нам приходится принимать слишком много таких решений, и далее мы продолжаем тревожиться, сталкиваясь с последствиями сделанных выборов.

Кризисы середины жизни и тревога

Кризисы середины жизни служат причиной того, что многие браки распадаются. Стоматолог, решивший стать социальным работником, домохозяйка, которая хочет в дальнейшем попытать счастья в сфере продаж, и муж, который решает для себя, что он хочет встречаться с молодыми девушками и реализовать свой эротический потенциал, -все это классические примеры кризисов середины жизни. Эллен Гуд-ман в своей книге «Переломные моменты» {Turning Points, Ellen Goodman, 1979) говорит о том, что поиск смысла в середине жизни имеет место, когда человек чувствует, что песок в часах его жизни убывает. Человека охватывает чувство паники, когда он признается себе в том, что мечты его юности и молодости не были реализованы или оказались не такими, какими обещали быть.

В моменты кризиса середины жизни супружеская терапия требует объединения поиска экзистенциальных смыслов и супружеской гиб­кости. В экзистенциальной терапии делается фокус на главных вопро­сах, которые встают перед каждым человеком: что означает быть сво­бодным? Какие виды свободы важны для меня? Перед кем я несу от­ветственность и каковы границы моей ответственности? Как я могу принять факт своего конечного одиночества на этой земле? Как я могу философски рассматривать свою собственную мораль? (Yalom, 1980).

Ответы на эти вопросы, безусловно, не так важны, как то путеше­ствие, в которое человек отправляется, пытаясь найти на них ответ. В экзистенциальной психотерапии люди подвергают анализу свою жизнь как рецензенты, с позиций резкой критики. Они также получают воз­можность написать и последующие события или следующую главу. На самом деле их всячески поддерживают в этом. Вызов для всех людей, которые стремятся к реализации, состоит в том, что необходимо рабо­тать с рукой, которая сдает карты, а не просто сдаться и выйти из игры.

137


Принятие мысли о том, что можно написать новую главу, вместо того чтобы выбыть из игры и начать писать новую историю, является очень важным моментом для позитивного примирения супругов меж­ду собой во время таких кризисов середины жизни. Как только обуре­ваемый тревогой партнер будет готов принять то, что было переработа­но, наблюдающий партнер должен изъявить желание выступить в роли совместного продюсера. К сожалению, часто супруги начинают ис­пытывать кризис середины жизни одновременно и сталкиваются с тем, что никто из них не хочет осуществлять изменения, к которым так стре­мится другой. Это верное психологическое определение несовмести­мых различий.

ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ 1:

ТЕХНИКА «РАБОТА НАД РОМАНОМ»

ДЛЯ РАЗРЕШЕНИЯ КРИЗИСА СУПРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Техника сочинения историй получает все большую популярность как терапевтическая интервенция Когда в жизни пары наступает момент главного выбора, и они расходятся во взглядах относитель­но того, как им быть дальше, часто бывает полезно попросить их сочинить две истории о супружеской жизни (adapted from Bateson, 1993) В первом варианте пара пытается рассказать всю историю жизни, делая акцент на продолжительности их отношений - как одно событие естественно и предсказуемо привело к другому, и это было очевидно и неизбежно Обычно это не вызывает затруднений — такие истории пары обычно приводят, пытаясь придать смысл своему жизненному опыту Во втором варианте пара старается со­ставить рассказ о своем супружестве, следуя такому утверждению «После самых разных удивлений и выборов, с которыми нам при­шлось столкнуться, или препятствий и разочарований, мы пришли туда, где никто из нас и не предполагал оказаться» Иногда истории носят характер дихотомии в первом варианте подчеркиваются пред­сказуемость жизни, в то время как в другом варианте подчеркива­ется ее непредсказуемость, первый рассказ повествует о сделан­ных выборах, в то время как второй - о случайных возможностях, с которыми человек сталкивается, в первом присутствует тема опти­мизма, во втором - тема пессимизма Когда пара начинает пони­мать, что одна лишь правдоподобная история не может дать со­вершенное объяснение истории существования их брака, они могут творчески подойти к тому, чтобы пытаться «написать» сценарий кризиса середины жизни, выступая соавторами и объединяя раз­ные варианты

138


Например, женщине, которая хотела брать работу в выходные, чтобы приобрести новые навыки, приходилось вести борьбу со сво­им мужем Мужчина считал, что она отдалилась от него, когда в их отношениях произошел надлом, и им было крайне необходимо про­водить время вместе Можно было отметить различие в двух рас­сказах об этом браке В первом рассказе прослеживались все лич­ные жертвы, на которые пошли эти люди, чтобы продолжать оста­ваться вместе в течение такого длительного времени, а во втором рассказе они делали акцент на том, каким образом каждая личная победа усиливала их стремление к улучшению брака и более близ­ким отношениям Тогда на сессии они придумали новую главу к каж­дой истории Глава, добавленная к первой истории, была основана на том, что жена не взялась за работу (история жертвенности) Гла­ва, которая была добавлена ко второй истории, была основана на том, что жена поступила на работу (история переполненной чаши терпения) Они согласились с тем, что только от них зависело, про­должать ли какую-либо из этих глав или же сочинять другие

СЛУЧАИ 1: МОМЕНТЫ ВЫБОРА И УХОДЯЩИЙ ГАСТРОЭНТЕРОЛОГ

Кризисы середины жизни разрушили брак Джулии и Эвана Джулия была родом из Южной Африки, и ее семья была очень состоятельной Она ходила в самую лучшую школу, а впоследствии поступила в небольшой и престижный колледж в Соединенных Штатах, чтобы изучать там гуманитарные науки В колледже она встретила Эвана, подающего большие надежды студента-меди­ка, который был родом из Миссури и происходил из семьи средне­го класса

Они поженились через неделю после того, как завершили обу­чение в колледже, и отправились в путешествие по миру на шесть месяцев По возвращении Эван начал подготовку к занятиям в медицинской школе Отец Эвана был стоматологом, и Эван все­гда хотел быть врачом И теперь он имел блестящую возможность стать им Эван был единственным сыном, который должен был воплотить мечты отца Эван трепетал от одной мысли о медицин­ской школе и рассчитывал после окончания работать в системе здравоохранения Джулия была готова к тому, что, получив обра­зование, будет работать в области клинической психологии

Деньги родителей Джулии позволили им купить большую квар­тиру недалеко от университета Родители Джулии временно жили в том же городе, в котором учились Джулия и Эван, и обе пары часто вместе куда-нибудь отправлялись вечером или на выход-

139


ные. Все пять лет, которые Джулия провела в школе, она посвяти­ла занятиям и Эвану. Когда она закончила обучение, Эван все еще продолжал учиться. Она нашла работу, которая занимала непол­ный рабочий день, чтобы можно было проводить время с Эваном в те редкие часы, когда он был свободен. Тогда она забеременела в первый и последний раз. Ребенок оказался мертворожденным, и ей удалили матку.

В течение последующих семи лет они усыновили двоих детей. После завершения обучения Эван занимался научно-исследова­тельской работой, а затем около года работал над проектом в обла­сти здравоохранения. Он много трудился и подавал большие на­дежды. Джулия была идеальной матерью и женой, а своей карь­ере она отвела второе место, работая один раз в неделю в психи­атрической клинике этого района. Им помогали по дому, а к детям приходила няня на весь день. И именно в этот момент все счета родителей Джулии в Южной Африке были неожиданно заморо­жены, и они уже больше были не в состоянии материально под­держивать семью своей дочери. Джулия теперь не могла удержи­вать семью на том уровне, к которому они с Эваном успели при­выкнуть.

Эван был в панике. Он не мог представить себе, что каждый день он будет ходить на службу и заниматься гастроэнтерологией. Изме­нения их материального положения произошли как раз перед тем, как умер отец Эвана, у которого за шесть месяцев до смерти был обнаружен рак мозга. Когда отцу Эвана в первый раз поставили ди­агноз, между ним и сыном произошел очень эмоциональный разго­вор. Отец умолял Эвана не губить свою жизнь тем, чтобы зарабаты­вать деньги или быть связанным работой по рукам и ногам. Он рас­каивался в том, что подтолкнул Эвана к тому, чтобы тот стал вра­чом. Паника Эвана приняла хроническую форму. Он принял решение не заниматься групповой практикой. Он остался дома и был не в состоянии заниматься какими-либо делами. Джулия оказывала на него давление, чтобы он хоть что-то предпринял, так как они очень нуждались в деньгах. Она перешла на полную ставку и через год после «тщательного анализа своих возможностей» Эван решил от­правиться в путешествие на небольшом самолете. Он полагал, что это доставит ему радость.

Джулия настаивала на том, чтобы они обратились за терапевти­ческой помощью, так как она не могла смириться с подобным реше­нием. Они были только на трех сессиях. На второй сессии Эван со­общил, что хочет получить развод. Он не хотел, чтобы напряжение Джулии стало его напряжением, его поиски счастья отличались от исканий Джулии. Он понимал, что детям необходимо внимание родителей, к тому же финансовый вопрос требовал серьезного

140

рассмотрения. Джулия была сломлена. К третьей сессии Эван нанял адвоката и отказался впредь посещать терапевтические сессии. Джулия за время развода проходила терапию. Совсем недавно она прислала мне письмо, в котором сообщала, что сно­ва вышла замуж спустя три года после развода. Эван жил скром­но, он больше не женился, но продолжал оставаться прекрасным отцом. Они собирались вместе на семейные торжества и празд­ники. Сейчас Джулия была благодарна Эвану за то, что они так своевременно поняли, что им нужна разная жизнь, и за то, что для них обоих стало возможным достижение этих целей.



Заболевание

В литературе по проблемам психологического здоровья последо­вательно указывается, что болезнь является как причиной, так и след­ствием дисфункции в семье. С одной стороны, острое и хроническое заболевание вызывает стресс и является нагрузкой для всех членов семьи (Sperry and Carlson, 1992). Экономические неурядицы, как для боль­ного, так и для здорового супруга, соединяются с изменениями в соци­альных связях и ожиданиями близости (Burns-Teitelbaum, 1996). Тревога может распространяться на всю семью. С другой стороны, хронический стресс в семье, вызванный ребенком или супругом, может способство­вать возникновению компромиссной защитной функции, появлению со­матических реакций и ухудшению реакций в ответ на текущие медицинс­кие условия.

Паттерсон и МакКуббин (Patterson and McCubbin, 1983) приводят следующие подтверждения того, каким образом трудности оказывают влияние на супружеские отношения и на детей, когда один из супру­гов болен:

• Постоянно наблюдается рост напряжения в семейных отношени­ях, что характеризуется гиперпротекцией и беспокойством за больного супруга, когда отмечаются попеременные смены не­приятия, гнева и депрессии в отношении болезни и связанных с ней затрат. Часто отреагирование и депрессия совершенно оче­видно прослеживаются у детей. Повышенная уязвимость боль­ного супруга может сделать этого человека подходящим для роли козла отпущения, принимающего на себя вину за текущие проблемы, возникающие между другими членами семьи.

• Часто исчезают семейные ритуалы, так как больной член семьи уже не может принимать в них участия.

141


Изменяется структура семьи, одновременно увеличивается бре­мя задач и временных затрат. Режим лечения, посещения клини­ки и врачей и т. д. - все это сказывается на обоих супругах.

• Очень часто происходит усиление финансового бремени, по­скольку страхование здоровья в недостаточной мере покрывает расходы, а доходы больного супруга сокращаются или он вооб­ще лишается источника доходов.

• Иногда семья сталкивается с необходимостью переезда, для того чтобы больной супруг находился в лучшем климате, в благо­приятных медицинских условиях или в доме, который приспо­соблен к его беспомощности.

Усталость, снижение доходов, которые зависят от этого челове­ка, и его неспособность в дальнейшем следовать социальным ритуалам приводит к социальной изоляции.

• Перед супругами, которые сталкиваются с инвалидностью или периодически повторяющимися заболеваниями, естественно и неизбежно встают определенные трудности, и это приносит им страдания.

Безусловно, этот перечень затрагивает лишь те проблемы, которые лежат на поверхности. Демографические и культурные составляющие, такие как возраст, этническая или расовая принадлежность, личность и история, - все это влияет на тот смысл, который придается заболева­нию, и на воздействие, которое оказывает заболевание на межличнос­тные отношения в семье.

Тем не менее само заболевание вызывает у партнера по браку тре­вогу и стресс так же, как и у самого больного партнера. Результаты исследования того, как супруги адаптируются к факту, что их супруг болен раком, подтверждают, что стресс наиболее высок тогда, когда прогнозы неутешительные, когда опухоль уже дала метастазы или парт­нер находится на последней стадии. Степень поддержки, которая тре­буется от здорового супруга, продолжительность заболевания и дист­ресс самого пациента также влияют на уровень стресса у супруга. Если человек, который остался в живых после перенесенного онко­логического заболевания, хорошо адаптируется к своему статусу че­ловека, прошедшего курс лечения, его супруг, скорее всего, также будет хорошо адаптировать. В общем, женщины испытывают большее беспокойство и оказываются более эмоционально истощены болезнью супруга, чем мужчины (Sales, Schulz, and Biegel, 1992).

142

Не стоит заблуждаться, полагая, что только условия, представляю­щие угрозу для жизни, оказывают серьезное влияние на отношения супругов. Например, Эндрюс, Эбби и Холман (Andrews, Abbey and Halman, 1991) пришли к выводу, что на отношения супругов очень серьезное влияние оказывал стресс, связанный с бесплодием. Уче­ные провели исследование 157 пар, проинтервьюировав их в домаш­них условиях (каждое интервью продолжалось более часа). Все эти пары на протяжении года или более безуспешно пытались зачать ре­бенка, но ни одна из пар так и не обратилась к самым современным методам лечения бесплодия, таким как искусственное оплодотворе­ние (in vitro fertilization) или перенос половых клеток в фаллопиевы трубы (gamete intrafallopian transfer). Эти люди и далее продолжали испытывать стресс. Пары, которые испытывали сильный стресс, сооб­щали, что им было крайне тяжело проходить все эти тесты и лечение, рекомендуемое врачами, пропускать работу из-за визитов к врачам. Их обременяло и то, что приходилось отслеживать момент наступле­ния овуляции, и они чувствовали, что проблемы, связанные с беспло­дием, изменили их жизнь. У пар, сообщавших об этих стрессовых факторах, негативные последствия для супружеских отношений про­являлись в четырех отдельных областях: для них была характерна бо­лее высокая супружеская конфликтность, эти люди ощущали сниже­ние своей сексуальной привлекательности, чувствовали себя сексу­ально несостоявшимися и реже вступали в сексуальный контакт. Пары с низким уровнем стресса не испытывали трудностей и тревоги в свя­зи с бесплодием, они также ничего не говорили о супружеских про­блемах, с которыми сталкиваются пары, испытывающие стресс.



Половые различия по частоте заболеваемости и по тому, как бо­лезнь выражается, также являются причиной резкого ухудшения отно­шений. Во-первых, для женщин характерно то, что они, в отличие от мужчин, чаще болеют, при наличии сходных симптомов чаще обра­щаются к врачу, чаще соблюдают постельный режим. Несмотря на то, что женщины, очевидно, гормонально защищены от заболеваний сер­дечно-сосудистой системы до наступления менопаузы, они больше подвержены риску появления проблем в сексуальной сфере, чем муж­чины. Мужчины, с другой стороны, имеют более серьезные проблемы со здоровьем самого разного характера и умирают в среднем на пять-семь лет раньше, чем женщины. Основное объяснение этого парадок­са находится в органической сфере. Здесь уместно употребить следу­ющую метафору: «Жены прогибаются, а мужья ломаются»

143


Более серьезные проблемы со здоровьем у женщин сопровожда­ются другими половыми различиями, природа которых больше отно­сится к области психологии. Женщины более чувствительны к теле­сным физическим недомоганиям, чем мужчины, они склонны расце­нивать симптомы как более серьезные, в отличие от мужчин, и более вероятно, что они определят симптомы как заболевания. Иными сло­вами, женщины демонстрируют большую тревожность по поводу здо­ровья, чем мужчины. Вопреки нашим ожиданиям у женщин, испол­нявших разные роли (мать, супруга, работник), отмечалась большая вероятность заболеть, нежели у женщин, исполнявших одну или две роли. В действительности риск возникновения проблем со здоровьем, казалось, был ниже среди тех мужчин и женщин, которые исполняли разные активные роли.

Несмотря на всю сложность этой темы, необходимо отметить два общих момента, касающихся связи между тревогой и болезнью суп­руга. Во-первых, тревога, сопровождающая физическую недееспособ­ность, недомогание или болезнь, очень затрудняет эффективную ком­муникацию. Первая реакция многих людей - отрицание и подавление негативной информации о состоянии их здоровья. Они рассчитывают на своих супругов, чтобы те подтвердили их удовлетворительное со­стояние, а не болезнь Если супруг проявляет излишнюю обеспокоен­ность, человек начинает чувствовать себя подавленным и полагает, что будущее не предвещает ничего хорошего. Если же супруг слишком легкомысленно относится к заболеванию и не придает ему значения, у человека, который болен, может возникнуть ощущение, что от него отказались и что он не получает необходимой ему поддержки, чтобы принять наиболее верное решение по поводу лечения. Поскольку тре­вога мешает восприятию большого объема новой информации, пары должны часто и неоднократно обсуждать новое заболевание

Самая важная помощь, которую может предложить хороший суп­руг, состоит в «нормализации» жизни больного супруга. Хороший супруг должен взять на себя большую часть рутинных дел и достав­лять своему партнеру радость. Чем больше пара как союз двух людей что-то делает вместе, тем меньше вероятность, что тревога достигнет опасного для здоровья уровня. Наиболее полезная «позиция» состоит в сохранении надежды, привязанности, оптимизма, веры и мужествен­ности. Как всегда, бывает полезно искать социальную поддержку и информацию о том, как справиться с этими проблемами вне семьи, например, учреждения, деятельность которых регулируется федераль-

144


ным законодательством, начинают оказывать помощь членам семьи. В соответствии с Законом о семье и нетрудоспособности по причине болезни от 1993 года (Family and Medical Leave Act - FMLA), компа­нии, которые принимают на работу по крайней мере пятьдесят человек в радиусе семидесяти пяти миль, должны предоставлять подходящим работникам (тем, кто отработал свыше 1250 часов за предыдущий год) до двенадцати недель неоплачиваемого отпуска по уходу за больным членом семьи. В идеальном варианте небольшие компании или ком­мерческие структуры должны предоставлять аналогичные возможно­сти на добровольной основе.

Когда один из супругов страдает хроническим заболеванием, кото­рое не позволяет ему работать, хорошему супругу необходимо окру­жить свои воспоминания крепостной стеной и глубоким рвом, чтобы защитить отношения, которые были до болезни, от трудной ситуации, сложившейся на настоящий момент. Сюда может быть включен и клас­сический защитный механизм «расщепления», когда романтизируют­ся хорошие аспекты отношений, а трудности сводятся к минимуму или отрицаются. Хороший супруг может продолжать оставаться предан­ным и любящим, когда в его сознании прочно застыли образы «пре­красного брака» и «замечательного супруга». Последние исследова­ния показали, что хорошие супруги, забыв отрицательный опыт, кото­рый они имели в браке, скорее всего «будут там», когда возникнут трудности на пути к цели, и маловероятно, что для них это будет непо­мерная ноша. Они будто бы говорят: «Жизнь была восхитительной до того, как это произошло. Этот человек подарил мне столько прекрас­ных лет. Мы были единым целым, и я не могу допустить, чтобы сейчас мы расстались».

Было проведено исследование супругов, страдающих болезнью Аль-цгеймера. Самый сильный стресс испытывали те из них, у кого были наименее позитивные воспоминания о браке и супруге Те, кто смог забыть столкновения и идеализировать супруга, были способны к отдаче, так как не чувствовали, что чаша терпения переполнена (O'Rourke and Wenaus, 1998). Непонятно, является ли прекрасный брак той единственной силой, которая может сплотить пару в трудные вре­мена, или же личная способность придать отношениям большую пыл­кость также является существенным фактором

Несмотря на то, что заболевание действительно вызывает тревогу у пациента, равно как и у здорового супруга, оно может оказывать и позитивное воздействие на брак. Когда человек заболевает и вынуж-

10 — 3948 145

ден находиться дома, у его партнера появляется больше времени для того, чтобы общаться с ним и помогать ему. В этой ситуации у супру­га появляется шанс стать опорой, а пациент получает возможность открыто выражать свою благодарность. Часто происходит совмест­ное решение проблем, поскольку члены семьи обсуждают значение симптомов, выбор лекарственных средств и перераспределение ре­сурсов во время болезни. Болезни, особенно временного характера, предоставляют уникальную возможность для укрепления семейных связей и единства.

Более серьезные заболевания также вынуждают многие пары уста­новить более тесные и прочные отношения. Картер и Картер (Carter and Carter, 1993) проводили исследование среди двадцати супружес­ких пар, в которых у женщин была удалена одна грудная железа на I/II стадии рака по меньшей мере за 2,5 года до проведения тестирова­ния. По отдельности ни муж, ни жена после проведенной 2,5 года на­зад мастэктомии уже не испытывали депрессии или тревоги, в отли­чие от контрольной группы. Однако супруги, пережившие мастэкто-мию вместе, были значительно ближе друг к другу и гораздо больше стремились адаптироваться к ситуационному давлению, нежели пред­ставители контрольной группы. Близость была настолько сильной, что ее можно было отнести к не очень здоровой категории, поскольку у них возникала опасность отказа от их индивидуальных отличительных черт ради «супружеской» идентичности. Кроме того, их высокая адап­тивность, которая очень подходила во время медицинского кризиса, сохранялась как реакция на то, чтобы справиться с тревогой, из-за страха, что любая рутина может иметь непредсказуемые и разруши­тельные последствия.

По-видимому, когда партнер сталкивается с серьезным заболева­нием или проблемой, брак не испытывает слишком сильного напря­жения, если оба партнера вместе дают своему опыту определение «наша проблема». Совместное разделение отрицательного опыта очень ук­репляет отношения. Если основной пациент говорит: «Нет, это мой крест и нести его мне», - его партнер может чувствовать себя изолирован­ным и ощущать свое бессилие. Если же партнер отвечает: «Я сочув­ствую тебе, но это твоя проблема и, в конечном счете, тебе самому нужно искать ответы», - то он отводит себе роль консультанта и таким образом исключает возможность установления более глубоких близ­ких отношений. Исследования показали, что проблемы, которые воз­никают в отношениях между супругами, когда женщине ставится ди-

146

агноз рака, наиболее успешно решают те супруги, которые считают рак «нашей проблемой» и действуют сообразно (Skerett, 1998).



Многие из этих моментов нашли яркое отражение в популярной телевизионной программе «Около тридцати». На протяжении года со­здатели этой программы следили за тем, как женщина, страдающая раком яичников, преодолевала испытания, которые выпали на ее долю. Шарф и Фреймут (Sharf and Freimuth, 1993) проанализировали двад­цать эпизодов этой программы. Главное резюме этого фильма заклю­чалось в том, что рак - это такое заболевание, которое оказывает вли­яние на всю семью. Необходимо снять клеймо с людей, которым по­ставили диагноз рака, и общение в семье является одной из наиболее эффективных стратегий, которая помогает справиться со стрессом, выз­ванным болезнью. Очень неплохой совет, для которого на телевидении было отведено лучшее время.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   45


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница