Личностная беспомощность подростков из семей с нарушениями взаимоотношений 19. 00. 13 психология развития, акмеология



Скачать 396.64 Kb.
страница1/2
Дата21.04.2016
Размер396.64 Kb.
  1   2



На правах рукописи

ПОНОМАРЕВА Ирина Владимировна

ЛИЧНОСТНАЯ БЕСПОМОЩНОСТЬ ПОДРОСТКОВ

ИЗ СЕМЕЙ С НАРУШЕНИЯМИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ
19.00.13 – психология развития, акмеология
Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Челябинск 2013

Работа выполнена на кафедре психологии Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Челябинский государственный университет»


Научный руководитель:

Циринг Диана Александровна – доктор психологических наук, доцент, заведующая кафедрой психологии ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет»

Официальные оппоненты:

Куфтяк Елена Владимировна – доктор психологических наук, доцент, заведующая кафедрой специальной педагогики и психологии ФГБОУ ВПО «Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова».

Нухова Марина Владимировна – кандидат психологических наук, доцент, заведующая кафедрой общей и социальной психологии ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы».

Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Пермский государственный национальный исследовательский университет»

Защита состоится 26 декабря 2013 года в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 002.016.03 на базе Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института психологии Российской академии наук (ИП РАН) по адресу: 129366, Москва, ул. Ярославская, д. 13, корп. 1.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИП РАН
Автореферат разослан ____________ года.
Ученый секретарь

диссертационного совета Д 002.016.03

кандидат психологических наук Никитина Е.А.

Общая характеристика работы
Актуальность исследования обусловлена тем, что на всем протяжении эволюции наук о человеке ученые задаются вопросом о факторах, определяющих его становление и развитие. Фундаментальная проблема, на решение которой направлено диссертационное исследование, заключается в детальном изучении средовых факторов формирования личностной беспомощности, определяющих особенности субъектогенеза, а именно различных нарушений семейных взаимоотношений. Личностная беспомощность рассматривается в связи с низким уровнем субъектности, и определяется как качество субъекта, включающее в себя единство специфических личностных особенностей, возникающих в результате взаимодействия внутренних условий с внешними, препятствующее становлению субъектности, определяющее низкую способность субъекта преобразовывать действительность, управлять событиями собственной жизни, ставить цели и достигать их, преодолевая различного рода трудности (Циринг, 2010).

Современная психологическая наука располагает теоретическими и эмпирическими знаниями о воздействии ранних межличностных отношений субъекта на его дальнейшее психическое развитие и социальную адаптацию. Важная роль ранних семейных отношений была продемонстрирована в работах Боулби Дж. (1958), Криттенден П. (2002), Варги А. Я. (2001), Эйдемиллера Э. Г. (2000), Юстицкиса В. В. (2000) и др.

Представленный в работе дизайн исследования задан генеральными тенденциями современной психологической науки, для которой характерно обращение к идее системности (П. К. Анохин (1975), В. А. Барабанщиков (2003), Э. В. Галажинский (2002), Б. Ф. Ломов (1984), Е. А. Сергиенко (2011) и др.).

Среди направлений изучения беспомощности в современной отечественной науке можно выделить исследование медицинских аспектов беспомощности (А. А. Уянаев (2004), О. Ю. Введенская(2003)), изучение психологии беспомощности как состояния человека (Н. А. Батурин (2000), И. О. Девятовская (2005), В. В. Шиповская (2009) и др.). Исследование психологии беспомощности как устойчивого личностного свойства отражено в современных исследованиях Е. В. Веденеевой (2009), Е. А. Евстафеевой (2011), Е. В. Забелиной (2009), Ю. К. Мухаметовой (2003), С. А. Сальевой (2007), Д. А. Циринг (2010), Ю. В. Яковлевой (2011). Исследования данных авторов интерпретируют личностную беспомощность как устойчивую характеристику субъекта, изучая её психологическое содержание, структуру, факторы формирования, соотношение с противоположным феноменом – самостоятельностью. Многоаспектность исследований беспомощности как устойчивой характеристики субъекта оформилась в новую концепцию – концепцию личностной беспомощности.

В психологической науке существуют теоретические основания для интерпретации функционального значения личностной беспомощности в жизнедеятельности субъекта (М. Селигман (1997), Дж. Брунер (1977), П. К. Анохин(1975)). Однако в современной психологии недостаточно представлена интерпретация личностной беспомощности как феномена условно выгодного для субъекта, не описаны психологические функции и типология личностной беспомощности, их связь с нарушениями семейных взаимоотношений в процессе становления субъектности человека.

Можно предположить, что личностная беспомощность, сформировавшаяся при различных дисгармоничных семейных взаимоотношениях, выполняет различные функции, которые обеспечивают достижение более целостных отношений индивида со средой. Первоначально функции личностной беспомощности, зародившиеся в семье, будут реализовываться именно там, для поддержания нормальной жизнедеятельности, для компенсации собственной неспособности влиять на действительность, но вероятно, в процессе онтогенеза, генерализируются на другие сферы его жизнедеятельности.



Цель исследования – выявить психологические функции и типы личностной беспомощности у подростков, формирующиеся при различных нарушениях семейных взаимоотношений.

Объект исследования – личностная беспомощность как системное качество субъекта

Предмет исследования – психологические функции и типы личностной беспомощности подростков при нарушении семейных взаимоотношений,

В ходе исследования решались следующие задачи:



  1. Проанализировать теоретические подходы к изучению беспомощности в отечественной и зарубежной психологии.

  2. Дать характеристику личностной беспомощности в рамках концепции личностной беспомощности, её природы.

  3. Изучить дисгармоничные семейные взаимоотношения как средовой фактор формирования личностной беспомощности подростков.

  4. Теоретически обосновать и эмпирически верифицировать гипотетически выделенные психологические функции личностной беспомощности.

  5. Выявить типологию личностной беспомощности.

  6. Исследовать связь различных типов личностной беспомощности подростков с дисгармоничными типами семейных взаимоотношений.

Гипотеза исследования заключается в предположении о том, что личностная беспомощность как качество субъекта определяется дисгармоничными семейными взаимоотношениями, имеет функциональную значимость для субъекта, а также дифференцируется на типы в зависимости от различных нарушений семейных взаимоотношений. 

Эта общая гипотеза исследования конкретизирована в ряде частных эмпирических гипотез:

  1. Существует связь личностной беспомощности подростков с нарушениями семейных взаимоотношений.

2. Особенности нарушений семейных взаимоотношений сопряжены с разными психологическими функциями личностной беспомощности.

3. Типология личностной беспомощности подростков определяется ее психологическими функциями (защитной, адаптивной и манипулятивной) и формируется в соответствии с особенностями нарушений семейных взаимоотношений.

Теоретико-методологической основой исследования выступают базовые принципы психологии – принцип развития (С. Л. Рубинштейн, Л. С. Выготский, Л. И. Анцыферова), принцип детерминизма (С. Л. Рубинштейн), принцип системности (Б. Ф. Ломов, П. К. Анохин, В. А. Барабанщиков, М. Боуэн, Э. В. Галажинский, Е. А. Сергиенко и др.); субъектный подход (К. А. Абульханова, А. В. Брушлинский, В. В. Знаков, С. Л. Рубинштейн, Е. А.  Сергиенко и др.); положения теории выученной беспомощности (М. Селигман); концепция личностной беспомощности (Д. А. Циринг); теория семейных систем (М. Боуэн); типологический принцип (К. А. Абульханова).

Методы исследования:

В эмпирической части исследования были использованы следующие психодиагностические методики: опросник стиля атрибуции подростков (М. Селигман, адаптация Д. А. Циринг), шкала депрессии (Т. И. Балашова), личностная шкала проявлений тревоги (Т. А. Немчинов, В. Г. Норакидзе), методика определения самооценки (С. А. Будасси), «Методика исследования макиавеллизма личности» (В. В. Знаков), опросник «Шкала семейной адаптации и сплоченности» (FACES-3), методика «Индекс жизненного стиля» (Life Style Index), методика «Анализ семейных взаимоотношений» (Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис).

Методы обработки эмпирических данных: описательная статистика, статистические критерии, метод распределения частот, корреляционный, кластерный, дискриминантный, множественный регрессионный, многомерный дисперсионный анализ. При обработке данных использовался пакет математической статистики SPSS 20.0.

Эмпирическая база исследования: муниципальные образовательные учреждения средние общеобразовательные школы №6 и №123 г. Челябинска. Выборку составили подростки в возрасте от 13 до 16 лет в количестве 533 человек, а также 557 человек их родителей (из них 182 отца, 375 матерей).

Достоверность результатов исследования обеспечивается теоретико-методологической обоснованностью исследовательской программы; использованием совокупности методов, адекватных предмету, цели и задачам исследования; репрезентативностью и объемом выборки; валидностью и надежностью психодиагностического инструментария, а также использованием методов статистической обработки эмпирических данных.

Научная новизна исследования:

1) Впервые исследована функциональная значимость личностной беспомощности. Выявлены психологические функции личностной беспомощности: адаптивная, защитная и манипулятивная.

2) Предложена и эмпирически верифицирована типология личностной беспомощности: исследованы адаптивный, защитный и манипулятивный типы личностной беспомощности, отражающие особенности субъектности.

3) Исследована роль дисгармоничных семейных взаимоотношений, выражающаяся в формировании различных типов личностной беспомощности подростков.

4) Определена связь типов дисгармоничных семейных взаимоотношений и типов личностной беспомощности у подростков.

Теоретическая значимость исследования. В диссертационном исследовании в рамках субъектного подхода, а также с позиций теории функциональных систем разработано представление о функциональном значении личностной беспомощности для субъекта. Изучены нарушения семейных взаимоотношений как средовые факторы, затрудняющие становление субъектности на определенных этапах субъектогенеза. Описаны основные психологические функции личностной беспомощности. Исследование вносит вклад в развитие концепции личностной беспомощности, разрабатывая типологию личностной беспомощности и устанавливая соотношение типов личностной беспомощности с типами негармоничных семейных взаимоотношений.

Практическая значимость исследования.

Результаты диссертационного исследования могут послужить основой для разработки программ коррекции личностной беспомощности в детском и подростковом возрасте, для разработки рекомендаций родителям и педагогам по профилактике личностной беспомощности у детей и подростков. Установленные связи между типами негармоничных семейных взаимоотношений и типами личностной беспомощности могут быть использованы при семейном консультировании по вопросам детско-родительских отношений, психокоррекции семейного воспитания.

В работе обосновывается правомерность использования психодиагностических критериев для выявления типов личностной беспомощности, что позволяет применять соответствующий психодиагностический инструментарий для проведения различных эмпирических исследований и для индивидуальной диагностики личностной беспомощности в подростковом возрасте практическими психологами. Психодиагностические критерии типов личностной беспомощности дают возможность более точно диагностировать особенности личности подростков с личностной беспомощностью, что позволяет более качественно и целенаправленно оказывать им психологическую помощь.

Материалы диссертации могут быть включены в лекционные курсы «Психология личности», «Психология семьи», «Консультативная психология», «Психология развития и возрастная психология», «Психология беспомощности».



Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Личностная беспомощность подростков в значительной степени связана с негармоничными типами семейных взаимоотношений: доминирующая гиперпротекция, повышенная моральная ответственность, жестокое обращение, противоречивое воспитание.

  2. Личностная беспомощность выполняет следующие психологические функции: адаптивную, защитную, манипулятивную.

  3. В зависимости от выполняемой психологической функции личностная беспомощность дифференцируется на типы: адаптивный, защитный, манипулятивный, отражающие особенности субъектности.

  4. Тип личностной беспомощности подростков взаимосвязан с определенным типом негармоничных семейных взаимоотношений: при доминирующей гиперпротекции с большей вероятностью формируется манипулятивный тип личностной беспомощности, при повышенной моральной ответственности и жестоком обращении – адаптивный тип личностной беспомощности, противоречивый тип семейных взаимоотношений с большей вероятностью связан с защитным типом личностной беспомощности.

Апробация результатов исследования. Основные положения по теме диссертационного исследования докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры психологии факультета психологии и педагогики Челябинского государственного университета, на конференциях международного (г. Стокгольм (Швеция), 2013, г. Санкт-Петербург, 2011, г. Челябинск, 2010) и всероссийского уровня (г. Челябинск, 2010, 2011, г. Томск, 2012, г. Махачкала, 2010). По материалам исследования опубликовано 12 печатных работ, 3 из которых в изданиях, включенных в список ВАК. Данное исследование получило поддержку в виде грантов «Фонда поддержки молодых ученых» ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет» (2013 г.), а также Благотворительного фонда культурных инициатив (2013 г.).

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав, выводов, списка литературы и приложений. Работа изложена на 164 страницах текста. Список литературы насчитывает 225 наименований, из них 23 на иностранном языке, также в диссертации содержится 11 рисунков и 14 таблиц.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются цель, объект и предмет исследования, формулируются задачи, гипотеза исследования, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, положения, выносимые на защиту, обосновывается достоверность полученных результатов, представляются данные об апробации результатов исследования и его структуре.

В первой главе «Теоретические подходы к исследованию типов личностной беспомощности и факторов её формирования» раскрываются теоретические основы исследования.

В параграфе 1.1. «Теоретические подходы к изучению психологической беспомощности в отечественной и зарубежной психологии» анализируются как классические теории психологии, лежащие в основе изучения проблем психологической беспомощности, её возникновения, проявления в поведении, а также значение для индивида. Упоминания о состоянии, которое было названо выученной беспомощностью, встречаются уже при описании формирования экспериментальных неврозов у собак, проводимых П. И. Павловым. Системное описание беспомощности берет свое начало в лаборатории Ричарда Л. Соломона Пенсильванского университета, в исследованиях М. Селигмана, Дж. Овермайера, С. Майера, проводимых с 1964 года. Проблема психологической беспомощности интерпретируется: как следствие детского психотравматического опыта в психоанализе (А. Адлер, З. Фрейд, С. Фрайберг, Ш. Ференци), как результат недостаточного развития социального интереса, в качестве средства манипуляции (А. Адлер), как результат нарушения семейных взаимоотношений (Д. Боулби, Д. Винникот, М. Малер, Дж. Кристал, Р. Шпиц и другие). Анализ феномена беспомощности в свете экзистенциального подхода дает основание считать его блокирующим удовлетворение основной человеческой потребности – поиска смысла жизни (Л. Бисвангер, Н. Абаньяно, Р. Мэй, В. Франкл, С. Л. Рубинштейн и другие). Гуманистическая психология рассматривает психологическую беспомощность в контексте философско-антропологической концепции человеческого существования (Э. Фромм, К. Роджерс, А. Маслоу) и отождествляет беспомощность с покорностью, нежеланием индивида двигаться за пределы безопасного мира.

Теория выученной беспомощности рассматривает ее как состояние, возникающее в качестве реакции на неподконтрольные для человека события, имеющее тенденцию к генерализации (М. Селигман, Д. Хирото, С. Майер, Дж. Тисдейл, Л. Абрамсон, А. Семмел, Г. Металски, К. Вон Бэйер, Х. Хекхаузен и другие). Существуют исследования, описывающие схожие с беспомощностью феномены или включающие её изучение (В. С. Ротенберг, И. С. Коростелева, В. Г. Ромек, Т. О. Гордеева, М. М. Далгатов, Н. Т. Магомедова и др.), свидетельствующие лишь о локальном исследовании данного феномена.

Исследование психологической беспомощности как устойчивого личностного свойства отражено в современных исследованиях Д. А. Циринг, Е. В. Забелиной, Е. В. Веденеевой, Ю. К. Мухаметовой, С. А. Сальевой, Ю. В. Яковлевой, Е. А. Евстафеевой. Данные исследования интерпретируют личностную беспомощность как устойчивую характеристику субъекта, изучая её психологическое содержание, структуру, факторы формирования, взаимосвязь с противоположным феноменом – самостоятельностью.

В параграфе 1.2. «Концепция личностной беспомощности в современной отечественной психологии» приводится анализ феномена личностной беспомощности в рамках концепции личностной беспомощности Д. А. Циринг (2010).

Указанная концепция, являясь новым уровнем осмысления феномена беспомощности в целом, не противоречит традиционным представлениям о выученной беспомощности, а рассматривает её как возможное проявление личностной беспомощности.

Исследование личностной беспомощности в рамках субъектного подхода позволяет обнаружить непосредственную связь личностной беспомощности и самостоятельности с субъектностью. Личностная беспомощность сопряжена с низким уровнем субъектности, а самостоятельность – с её высоким уровнем. Концепция личностной беспомощности описывает беспомощность как комплексную характеристику личности, раскрывает её специфические особенности, факторы формирования, структурные компоненты, индивидуальные особенности личностной беспомощности, проявление личностной беспомощности в деятельности и поведении субъекта, а также раскрывает противоположную личностной беспомощности характеристику личности – самостоятельность. Субъектно-деятельностный подход, являясь теоретико-методологической основой изучения личностной беспомощности, предопределяет содержание этого понятия. Так, личностная беспомощность – это характеристика личности, ограничивающая способности субъекта преобразовывать действительность. Она выражается в пассивности субъекта, неспособности справляться со сложностями, препятствиями, зависимости от окружающих, обуславливает трудности целеполагания в силу пессимистических ожиданий, затрудненность достижения целей. Структура личностной беспомощности включает в себя эмоциональные, мотивационные, когнитивные и волевые особенности личности. Внешними условиями выступают неподконтрольные для субъекта события, а также нарушения в системе семейных взаимоотношений, причем последние являются решающими для возникновения личностной беспомощности. В концепции личностной беспомощности особое внимание уделяется средовым факторам ее формирования. Помимо личностной беспомощности автором концепции выделено образование личностного уровня, противоположное по своему психологическому содержанию и названное самостоятельностью. Самостоятельность и личностная беспомощность располагаются на одном континууме, являясь его полюсами. Степень выраженности личностной беспомощности / самостоятельности определяется нахождением человека на той или иной точке континуума, что, в свою очередь, является индикатором его уровня субъектности, то есть способности преобразовывать действительность, а также собственную жизнедеятельность, управлять своей деятельностью. Личностная беспомощность как устойчивое качество субъекта диагностируется при наличии таких показателей, как пессимистический атрибутивный стиль, депрессивность, тревожность, пониженная самооценка. Данная совокупность диагностических показателей определена в соответствии с результатами теоретического и эмпирического исследования личностной беспомощности Д. А. Циринг, Е. В. Веденеевой, Ю. В. Яковлевой, Е. А. Евстафеевой. Структура личностной беспомощности представлена четырьмя компонентами: мотивационным, когнитивным, эмоциональным и волевым, имеет специфические особенности на каждом возрастном этапе.

В концепции личностной беспомощности представлено, как личностная беспомощность, отражая особенности низкого уровня субъектности, проявляется в деятельности снижением ее успешности, а также в поведении субъекта, обусловливая ограничения в выборе совладающих стратегий поведения и склонность к психологическим защитам, а также сопровождается пониженным уровнем жизнестойкости у субъекта.

В настоящее время проведены исследования, которые расширяют концепцию личностной беспомощности: исследования социально-психологических особенностей личностной беспомощности и самостоятельности (Д. А. Циринг, Е. В. Забелина, Е.В. Веденеева), изучена взаимосвязь личностной беспомощности и правосознания (Е. А. Евстафеева, В. С. Красник), связь личностной беспомощности и самостоятельности с профессиональной деятельностью субъекта (В. Л. Бозаджиев, Е. В. Забелина, А. С. Змеева, Е. А. Евстафеева, В. С. Красник, М. О. Крылова, Ю. В. Яковлева), исследована структура и психологическое содержание феномена самостоятельности (Д. А. Циринг, Ю. В. Яковлева).

Таким образом, концепция личностной беспомощности вводит психологический конструкт, изучение которого связано с различными аспектами деятельности и поведения человека. Концепция личностной беспомощности открывает новые исследовательские перспективы, становясь теоретической основой целого ряда исследований, развивающих ее положения.

Параграф 1.3. «Природа личностной беспомощности» посвящен ретроспективному анализу понимания факторов формирования личностной беспомощности в отечественной науке.

Ученые, целенаправленно исследовавшие феномен выученной беспомощности, в качестве причин возникновения такого состояния называли опыт неконтролируемого результата (С. Майер, М. Селигман, Д. Хирото), двигательные реакции, возникающие в экспериментах (И. Б. Бой и Р. М. Чёч), истощение нейрохимического потенциала, необходимого для совершения движения (Дж. Вейс, Х. Глазер).

В дальнейшем своем развитии теория выученной беспомощности претерпела изменения в плане объяснения причин возникновения состояния выученной беспомощности. Л. Абрамсон, М. Селигманом, Г. Металски, и Дж. Тисдейлом в качестве факторов формирования выученной беспомощности были включены индивидуальные причинные атрибуции, способствующие обобщению реальных негативных событий. Резюмируя представления о природе выученной беспомощности сторонников данной теории, можно отметить, что прямыми предпосылками возникновения состояния выученной беспомощности являются неподконтрольные негативные события и пессимистический атрибутивный стиль.

В соответствии с концепцией, личностная беспомощность обусловлена рядом врожденных, средовых и социальных факторов. Особую роль в формировании личностной беспомощности играют травмирующие события. Основным фактором являются нарушения семейных взаимоотношений. Природа беспомощности – центральная, но в тоже время нерешенная до настоящего времени проблема. Понимание природы феномена беспомощности, определение факторов, детерминирующих его становление, позволит оказать помощь в профилактике людям, склонным к проявлению беспомощности.

В параграфе 1.4. «Нарушения семейных взаимоотношений как фактор формирования личностной беспомощности» приводится детальный анализ нарушений межличностных семейных взаимоотношений как предиктора формирования личностной беспомощности с позиций системного подхода (Б. Г. Ананьев, В. М. Бехтерев, Л. С. Выготский, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн, Б. М. Теплов, П. К. Анохин, А. Н. Леонтьев, Б. Ф. Ломов Н. А. Бернштейн и др.), а также теории семейных систем (М. Сельвини-Палаццоли, Л. Босколо, Д. Чеккин, Д. Прата, М. Боуэн, В. Сатир, С. Минухин, Г. Бейтсон, Д. Хейли, Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис и другие).

Исследования подтверждают, что семьи с низкой дифференцированностью, где высока зависимость членов семьи друг от друга, поощряют недифференцированность детей, другими словами, не позволяя приобрести независимость, усиливая симбиоз детей и родителей, последние формируют стилем взаимоотношений личностную беспомощность как устойчивую характеристику личности, сопряжённую с низким уровнем субъектности (Д. А. Циринг, С. А. Сальева).

Многочисленные исследования подтверждают тот факт, что семья представляет собой важнейший фактор повседневного существования и развития личности, именно особенности семейных взаимоотношений выступают опосредующим звеном связи ребёнка с внешним миром, оставляя след в способности ребенка успешно с ним взаимодействовать (В. И. Гарбузов, А. И. Захаров, А. Е. Личко, В. Л. Мясищев, Т. В. Соколова, И. И. Чеснокова и др.).

Семейная система, отличающаяся низкой степенью дифференцированности, детерминирует личностную беспомощность ребенка посредством определенных нарушений в семейных коммуникациях: гиперпротекция, повышенная моральная ответственность, жестокое обращение, противоречивость стиля воспитания. Родительский тип взаимоотношений с ребенком играет решающую роль как в становлении субъектности в целом, так и в формировании характеристик субъекта, в том числе личностной беспомощности.

Параграф 1.5. «Психологические функции личностной беспомощности» раскрывает теоретические предпосылки функциональной природы личностной беспомощности с позиций теории функциональных систем П. К. Анохина, где основным признаком функциональной системы является то, что её существование непременно связано с получением какого-либо четко очерченного приспособительного эффекта (П. К. Анохин, 1973).

Понимание субъекта как функциональной системы, а личностной беспомощности как характеристики, задающей особенности этой системы, существование которой подчинено получению определенного полезного результата (П. К. Анохин, 1970, К. В. Судаков, 2011), значительно расширяет поле исследования данного феномена, позволяя описать его функциональное значение для индивида.

В концепции личностной беспомощности ясно демонстрируется, что феномен личностной беспомощности, по сути, является системной характеристикой субъекта, выступает фактором, определяющим центральную качественную характеристику субъекта как системы – уровень субъектности. Теоретический анализ позволил выделить три функции личностной беспомощности, продуктом которых являются полезные результаты для индивида: защитная, адаптивная и манипулятивная функции. В основу дифференциации функций личностной беспомощности легли социально-психологические факторы её формирования, а именно нарушения семейных взаимоотношений: доминирующая гиперпротекция, повышенная моральная ответственность, жестокость родителей и непоследовательность в воспитании. Личностная беспомощность, сформировавшаяся при различных дисгармоничных семейных взаимоотношениях, выполняет различные психологические функции, определяющие становление субъектности. Различие психологических функций личностной беспомощности состоит в специфических особенностях личности субъекта. Эти личностные особенности интегрируются с личностной беспомощностью как системной характеристикой субъекта и задают такую линию поведения, которая бы обеспечивала субъекту нормальную жизнедеятельность при низком уровне субъектности. Данные функции были названы манипулятивной, адаптивной и защитной функциями личностной беспомощности.

Теоретический анализ особенностей нарушений семейных взаимоотношений и специфики реализации того или иного стиля воспитания, позволил обозначить следующие гипотетические предположения. Семейные взаимоотношения, характеризующиеся доминирующей гиперпротекцией, проявляющиеся в постоянном стремлении родителей к максимальному и некритичному удовлетворению любых потребностей ребенка, формирует личностную беспомощность с манипулятивной функцией. Манипулятивное поведение субъекта с личностной беспомощностью обусловлено неспособностью такого субъекта самостоятельно удовлетворять потребности, демонстрируя личностную беспомощность, субъект удовлетворяет их за счет окружающих посредством манипулирования. Повышенная моральная ответственность и жестокость родителей актуализирует адаптивную функцию личностной беспомощности. Это обусловлено возникновением ситуации, представляющей собой серьезные испытания и требующей восстановления адаптации (Т. Я. Сафонова и Е. И. Цымбал). Адаптивная функция личностной беспомощности в ситуации психологического напряжения работает по принципу быстрого уменьшения напряжения, посредством убеждения личности в неспособности повлиять на ситуацию, снижения мотивации, и соответственно уменьшением попыток активного вмешательства в ситуацию с целью изменить положение вещей к лучшему, что обеспечивает условную психологическую безопасность, приводит к устранению психологического дискомфорта. Критерием адаптированности индивида с личностной беспомощностью может выступать субъективный критерий – удовлетворенность личности. Удовлетворенность семейными взаимоотношениями свидетельствует об адаптированности субъекта с личностной беспомощностью к семейной системе (Н. Г. Травникова).

Коммуникативные процессы в семье, отличающиеся противоречивостью, формируют у ребенка личностную беспомощность с функцией защиты. Для противоречивых взаимоотношений характерна непоследовательность в наказаниях и поощрениях, создающая ситуации, угрожающие гомеостазу ребенка и его психической стабильности. Будучи неспособным проявлять активность с целью совладания с ситуацией, он вынужден прибегать к защитным механизмам как форме пассивного поведения, несмотря на то, что психологические защиты являются неконструктивными стратегиями поведения, однако они дают возможность переживать травматические события. Диагностическим показателем защитной функции личностной беспомощности у субъекта является ярко выраженный по сравнению с другими тот или иной психологический защитный механизм. Таким образом, личностная беспомощность, определяя низкий уровень субъектности, выполняет различные психологические функции в зависимости от нарушений семейных взаимоотношений.

В параграфе 1.6. «Типология личностной беспомощности» описана типология личностной беспомощности в соответствии с типологическим принципом К. А. Абульхановой. Типологический принцип позволяет выявить не только различия каждого типа, но и его функциональные возможности.

Психологические функции личностной беспомощности – манипулятивная, защитная и адаптивная, выступают необходимым и достаточным критерием для дифференциации типов личностной беспомощности. В связи с этим определены манипулятивный, защитный и адаптивный тип личностной беспомощности.

Субъекту с личностной беспомощностью манипулятивного типа присуще манипулятивное поведение. Такая личность характеризуется холодностью, отсутствием эмпатии, неспособностью выстраивать доверительные отношения, эмоциональной отчужденностью, ориентированностью на себя или на задачи, но не на партнера, отрицательной самооценкой нравственных качеств, негативизмом, подозрительностью, недоверием (В. В. Знаков, Р. Кристи, Ф. Гейс), также неудовлетворенностью собственной жизнью, неверием в собственные возможности контролировать жизненные ситуации (О. В. Каракулова), категоричностью в оценке окружающих, игнорированием внутреннего мира собеседника (Л. И. Рюмшина).

Для субъекта с защитным типом личностной беспомощности характерно сохранение стабильности самооценки посредством избегания ситуации принятия решений, снятие с себя ответственности за происходящее за счет убеждения в неподконтрольности событий, все это сохраняет самооценку, образ Я и целостность личности.

Адаптивный тип личностной беспомощности характеризуется совокупностью таких личностных характеристик индивида, которые основаны на принятии невозможности контролировать события, вследствие их субъективно оцениваемой высокой интенсивности, и выражающиеся в пассивности, безразличии, приспособлении к ситуации.

Теоретическая типология является предпосылкой сравнительного изучения типов личностной беспомощности в эмпирическом плане, позволяет более детально изучить проявления личностной беспомощности как характеристики субъекта в его поведении и деятельности. Изучение особенностей конкретных типов личностной беспомощности, факторов их формирования дает возможность построения адекватных каждому типу методов диагностики, профилактики и психологической коррекции, способствовать становлению более высокого уровня субъектности.

Вторая глава «Организация и методы исследования психологических функций, факторов формирования и типологии личностной беспомощности» состоит из пяти параграфов и отражает дизайн исследования. Параграф 2.1. посвящен организации исследования и характеристике испытуемых. Этапы исследования были реализованы на протяжении 2010-2012 гг. и подчинены цели и задачам диссертационной работы. Эмпирическое исследование проводилось на базе муниципальных образовательных учреждений средних общеобразовательных школ №6 и №123 г. Челябинска, в нем приняло участие 533 учащихся 7 – 10 классов (13-16 лет), а также 557 их родителей (из них 182 отца, 375 матерей).

В параграфе 2.2. описываются используемые психодиагностические методы исследования личностной беспомощности, раскрывается их содержание. Параграф 2.3 посвящен методам исследования психологических функций и типов личностной беспомощности, в частности описываются «Методика исследования макиавеллизма личности» (В. В. Знаков), шкала семейной адаптации и сплоченности (FACES-3, Д. Х. Олсон, Дж. Портнер, И. Лави), методика «Индекс жизненного стиля» (Life Style Index, Р. Плутчик, Х. Келлерман). Методы исследования нарушений семейных взаимоотношений раскрываются в параграфе 2.4, а именно методика «Анализ семейных взаимоотношений» (Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис). В параграфе 2.5 приведены математические методы обработки эмпирических данных, раскрыто их назначение. Блок математических методов включает в себя методы дескриптивной статистики, кластерный анализ, корреляционный анализ, однофакторный и многомерный дисперсионный анализ, непараметрический U-критерий Манна-Уитни, метод распределения частот, дискриминантный и множественный регрессионный анализ.

В третьей главе диссертационного исследования «Результаты эмпирического исследования различных типов личностной беспомощности, их психологических функций и факторов формирования» представлено описание полученных при верификации гипотетических предположений данных, их анализ и интерпретация.

Параграф 3.1 «Результаты формирования и описание выборки испытуемых с личностной беспомощностью и самостоятельностью» описывает процедуру и результаты кластеризации выборки исследования по диагностическим показателям личностной беспомощности. Результат кластеризации представлен 3 группами, две из которых характеризуются полярными значениями диагностических показателей личностной беспомощности. Подростки, вошедшие в первый кластер, названный «Беспомощные» (N=119), отличаются пессимистическим атрибутивным стилем, относительно высоким уровнем депрессивности и тревожности, заниженным уровнем самооценки, что свидетельствует о наличии у данных испытуемых признаков личностной беспомощности. Во второй кластер, названный «Самостоятельные» (N=114), вошли испытуемые, для которых свойственны противоположные личностной беспомощности характеристики: оптимистический атрибутивный стиль, низкий уровень депрессивности и тревожности, адекватная самооценка, что соответствует описанию такой системной характеристики субъекта, как самостоятельность. Третий кластер является промежуточным по своим психологическим характеристикам между двумя первыми (N=300).

С целью проверки достоверности различий полученных кластеров по диагностируемым критериям было проведено сравнение средних значений посредством однофакторного дисперсионного анализа, в результате которого были получены значимые различия по всем критериям: депрессивность (F=324,663, p=0,000), тревожность (F=143,141, p=0,000), самооценка (F=4,686, p=0,010), показатель надежды (F=20, 379, p=0,000), атрибутивный стиль (F=27,401, p=0,000).



В параграфе 3.2. «Анализ результатов исследования особенностей семейных взаимоотношений подростков с личностной беспомощностью и самостоятельностью» представлены результаты сравнительного анализа нарушений взаимоотношений в семьях подростков с личностной беспомощностью и самостоятельностью. В исследовании приняли участие родители подростков с беспомощностью (Nотцы=42; Nматери=119) и самостоятельностью (Nотцы=53; Nматери=114).

Сравнительный анализ средних значений по всем показателям методики «Анализ семейных взаимоотношений» показал, что существуют достоверные различия в нарушениях семейных взаимоотношений подростков с личностной беспомощностью и самостоятельностью. Семейные взаимоотношения беспомощных подростков отличаются большим количеством нарушений, препятствующих становлению субъектности и способствующих формирование личностной беспомощности, чем семейные взаимоотношения самостоятельных подростков. Данные нарушения семейных взаимоотношений были обнаружены в системе взаимного влияния членов семьи, в структурно-ролевом аспекте жизнедеятельности семьи и в механизмах ее интеграции. В частности, гиперпротекция матери (U=4595, p=0,000), потворствование матери (U=4782, p=0,000) и отца (U=87, p=0,000), игнорирование потребностей ребенка со стороны матери (U=5024, p=0,000), чрезмерное количество требований-обязанностей матери (U=5185, p=0,001), чрезмерность требований-запретов к ребенку со стороны матери (U=3838, p=0,000), недостаточность требований-обязанностей отцов (U=586, p=0,000) и матерей (U=5795, p=0,05), недостаточность требований-запретов со стороны отца (U=695, p=0,000), строгость санкций за нарушение требований ребенком, как со стороны отца (U=660, p=0,000), так и матери (U=5638, p=0,02), высокая степень непоследовательности и неустойчивости поведения отцов (U=352, p=0,000), и матерей (U=3809, p=0,000), предпочтение в подростке детских качеств отцом (U=771, p=0,006), проекция на ребенка собственных нежелательных качеств отцом (U=679, p=0,000), матерью (U=3088,p=0,000), вынесение отцом конфликта между супругами в сферу воспитания (U=310, p=0,000), воспитательная неуверенность обоих родителей беспомощных подростков (U=582, p=0,000 (отцы), U=3981, p=0,000 (матери)), неразвитость родительских чувств (U=437, p=0,000(отцы), U=4697, p=0,000 (матери)). Обобщая рассмотренные особенности семейных взаимоотношений беспомощных подростков, можно сделать вывод, что родители беспомощных подростков по сравнению с родителями самостоятельных чаще демонстрируют такие типы негармоничного семейного воспитания, как доминирующая гиперпротекция, повышенная моральная ответственность, жестокое обращение, противоречивый стиль воспитания, а также следующие нарушения семейных взаимоотношений: нарушения структурно-ролевого аспекта жизнедеятельности семьи (предпочтение в ребенке детских качеств, вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания), нарушения механизмов интеграции семьи (неразвитость родительских чувств), нарушения системы взаимного влияния членов семьи (воспитательная неуверенность родителя). Проявление таких типов дисгармоничного воспитания родителей беспомощных подростков, как эмоциональное отвержение и потворствующая гиперпротекция выявлены на уровне статистической тенденции. Таким образом, для семей беспомощных подростков характерны нарушения межличностных семейных взаимоотношений, поддерживающие низкую степень дифференцированности в семье, обуславливающие отсутствие у ребенка собственных внутренних ресурсов для решения сложностей различного характера, чрезмерную зависимость от окружающих, затрудняющих становление субъектности в целом, что приводит к формированию личностной беспомощности.

В параграфе 3.3 «Анализ результатов исследования психологических функций личностной беспомощности» представлены результаты изучения психологических функций личностной беспомощности у подростков с различными нарушениями семейных взаимоотношений.

Результаты сравнительного анализа показателей функций личностной беспомощности у подростков с личностной беспомощностью при различных нарушениях семейных взаимоотношений со стороны отца показали достоверные различия следующего характера: регрессия (F=5,877, p=0,002); замещение (F=8,676, p<0,001); удовлетворенность семейными взаимоотношениями (F=5,818, p=0,002); макиавеллизм (F=5,375, p=0,003). В свою очередь, показатели функций личностной беспомощности у подростков с личностной беспомощностью при различных нарушениях семейных взаимоотношений со стороны матери достоверно различаются между собой по частоте использования таких защитных механизмов, как регрессия (F=10,399 при р<0,001) и замещение (F=5,487 при р=0,001), удовлетворенности семейными взаимоотношениями (F=16,526 при р<0,001); склонности к манипулятивному поведению (F=7,214 при р<0,001).

Полученные результаты свидетельствуют о том, что личностная беспомощность подростков, связанная с различными нарушениями семейных взаимоотношений, различается по своим психологическим функциям. Противоречивый стиль актуализирует личностную беспомощность с защитной функцией, в то время как повышенная моральная ответственность и жестокое обращение – адаптивную функцию личностной беспомощности, а доминирующая гиперпротекция – манипулятивную функцию личностной беспомощности.

В таблице 1 представлены результаты систематизации полученных данных о психологических функциях личностной беспомощности, механизмах функционирования и их адаптивный результат.

Таблица 1

Психологические функции личностной беспомощности, факторы формирования, механизм функционирования и адаптивный результат

  1   2


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница