Личность Фридриха Ницше


Концепция «сверхчеловека»: содержание, сущность



страница4/6
Дата07.01.2021
Размер97 Kb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6
2. 2. Концепция «сверхчеловека»: содержание, сущность

С давних времен многие философы с особой осторожностью рассматривали пути самосовершенствования личности, кроме того, были проведены сотни исследований, посвященные идее формирования «сверхчеловека». Под «сверхчеловеком» понимается и свобода, и независимый индивид. Также «сверхчеловек» – это господин самому себе. Начало современной дискуссии о праве человека на свободу воли и его ответственности за совершенные поступки, об относительности добра и зла, о путях гармонизации и совершенствования общества было положено шедеврами Ф.М. Достоевского (1821— 1881). Кому и почему "все дозволено", как изжить, существует ли нравственный кризис общества? Но первым, кто выдвинул идею «сверхчеловека» стал Фридрих Ницше (1844—1900). Он считал, что главное в жизни – воля к власти, подтвержденная силой и могуществом. А все зло – это от слабости, а добро – «все то, что укрепляет сознание власти, желание власти и саму власть человека». Но «Ницше никогда не приходило в голову, что стремление к власти, которым он одаряет своего сверхчеловека, само порождено страхом. Те, кто не боится своих соседей, не видят необходимости властвовать над ними.

В основе произведения "Так говорил Заратустра" лежат две основные идеи философии Ницше - идея сверхчеловека и идея вечного возвращения. Между ними трудно найти онтологические точки соприкосновения. Однако в аксиологическом смысле эти идеи представляют некое единство. Суть идеи вечного возвращения заключается в том, что время в своем бесконечном течении в определенные периоды должно повторять одинаковое положение вещей. Таким образом, всякая надежда на утешение в будущем должна быть отвергнута, и никакая небесная жизнь нас не встретит. Мы всего лишь тени слепой однообразно повторяющейся природы. Идея же сверхчеловека - это идея надежды победы над трагичностью бытия. Идея сверхчеловека дополняет и уравновешивает в ценностном смысле идею вечного возвращения. [6, с.90]

Образ сверхчеловека в произведении "Так говорил Заратустра" ярко выразил главный герой произведения - Заратустра. Очевидно, не случайно Ницше назвал своего героя в честь реформатора персидской религии - зороастризма, в основе которой лежит дуалистическое противопоставление вечного добра и зла. Наметившийся гностический дуализм в "Рождении трагедии из духа музыки" находит свое окончательное завершение у позднего Ницше, который выносит полное и окончательно осуждение миру традиционной культуры, морали, религии.

Идею сверхчеловека Ницше раскрывает как идею самоопределения человека. "Человек есть нечто, что должно превзойти". На этом пути Ницше выделяет в каждом человеке дух верблюда, дух льва и дух ребенка. Свою задачу Ницше видит в том, чтобы призвать человека преодолеть в себе повиновение духа верблюда, с которым ассоциирует Ницше христианство. По мнению Ницше, христианство превращает человека в больного, стадного домашнего и слабого.

Преодолеть это можно, по мнению Ницше лишь тогда, когда человек начнет осознавать, что все его формирование как человека протекало ранее без его понимания и участия.

С ранних лет обычный человек подчинен системе норм и ценностей, и лишь через осознание собственной несвободы он стремится пробудить в себе личную волю – волю к власти, волю к жизни, творческой и сознательной. Именно через это в человеке рождается дух и сила льва. [5, с.93]

Провозглашенный Заратустрой тип высшего человека можно охарактеризовать следующими чертами:

1. Этот тип человека принадлежит аристократии. Для Ницше человек толпы никогда не станет сверхчеловеком.

2. Его ценностями выступает то "благородное", которое оказывается по ту сторону добра и зла (а, следовательно, - морали).

3. Для такого человека жизнь есть постоянная борьба, ибо он в сущности своей человек войны.

4. В противовес любви к ближнему утверждается любовь к дальнему.

5. Смысл деятельности не в бесконечном и бесцельном труде, а в труде творческом - созидании. При этом созидание невозможно без разрушения старых ценностей и добродетелей. Чтобы стать созидающим придется подвергнуться страданиям и многим превращениям.

6. В противовес состраданию утверждение эгоизма. Необходимо прислушиваться к собственной самости, чтобы именно она реализовалась в созидании. Добродетели должны проистекать только из нее самой и ни в коей мере не могут быть внешними, заданными извне только тогда в них проявится подлинная воля человека, его желания и инстинкты. Этика сострадания как этика альтруизма есть отречение от своих интересов, от себя, недоверие себе.

7. Высший тип человека признает такие добродетели, которые несут страдания и смерть. "Ты должен любить свои добродетели - ибо от них ты погибнешь". "Умри вовремя". "Глупец тот, кто остается жить. Необходимо постараться, чтобы жизнь закончилась быстрей". Стремящийся к сверхчеловеку не должен иметь удлиненную жизнь, не должен бесцельно волочить ее.

В идее вечного возвращения Ницше видит силу, отсеивающую слабых и усиливающую жизнеспособных. "Что падает, то следует подтолкнуть". Колесо вечного возвращения отнимает у слабого человека надежду на то, что он может измениться, преодолеть себя. Если человек позволит себе один раз слабость, то эти состояния слабости будут бесконечно повторяться в колесе вечного возвращения пока человек окончательно не падет.

Для сильного человека идея вечного возвращения благотворна: преодолевая себя, человек все ближе и ближе будет приближаться к сверхчеловеку. [9, с.33]

Ницше иллюстрирует фазы возвышения к сверхчеловеку образом взбирания на гору. Заратустра живет на горе, которая символизирует тем самым пик наивысшего накопления сил человека. Но дух тяжести давит на плечи всякого человека, кто желает взойти на этот пик, стремясь увлечь его вниз. Под духом тяжести Ницше понимает традиционную мораль, которая своим "долженствованием" сковывает человека, обращая его волю к власти обратно, внутрь его самого. Ницше изображает этот дух тяжести в образе карлика - маленького злобного, уродливого человечка. Такой вид принимает человек под давлением традиционной морали. Такой карлик скрывается в каждом из нас, сковывая наши движения, когда мы идем наверх.

Вершиной самоопределения человека является фаза ребенка. Ребенок есть символ игры, новых начинаний и иллюзии. Ведь когда ребенок играет, он пользуется в игре самообманом и тем самым свободно создает иллюзии, в которых отражает подлинную действительность, а не подражает ей. Ребенок есть свободное сознание действительности, и то, во что играет ребенок, есть сама действительность.

Заратустра представляет собой сверхчеловека, преодолевшего все эти три стадии, и сталкивается с пониманием того, что человека и сверхчеловека разделает такая же пропасть, какая разделяет животного и человека. "Человек - это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком", - говорит Заратустра.

"Мы уже теперь должны отметить, что во всех своих сочинениях, вплоть до самых последних, в которых он берет своим девизом страшные слова, служившие в средние века таинственным паролем одной из магометанских сект, столкнувшихся в Св. Земле с крестоносцами: "Нет ничего истинного, все дозволено", - во всех своих сочинениях, все время и неизменно Ницше апеллирует какой-то высшей инстанции, называемой им то просто жизнью, то "совокупностью жизни", и не смеет говорить от своего собственного имени".

Проанализировав идею сверхчеловека, мы обнаруживаем, что она воплощает все те черты, которое несет в себе абсурд бытия.

Сверхчеловек, лишен сострадания, неумолим и презирает маленьких людей. К сверхчеловеку, неприменимы нормы морали, добро и зло.

Абсурд бытия обрекает на бесконечную борьбу, которая является подлинной природой сверхчеловека.

Абсурд, как и сверхчеловек, не признает никаких границ для своего произвола: нет ничего истинного и все дозволено.

Наконец, в качестве Первоединого абсурд понимается как источник всех сверх существования человека, в том числе и его мира иллюзий. Подобно этому и сверхчеловек уподобляется ребенку, забавляющемуся своими иллюзиями.

Трагический герой еще не представляет такой онтологизации, это есть первая устремленность к этому Первоначалу без слияния с ним, но вместе с тем, это оказалось и первым шагом к сверхчеловеку. [8, с.31]

На основании всего вышесказанного можно усмотреть логическое развитие уже заявленной ранее позиции. В "Рождении трагедии" Ницше уже сформулировал все основные ценностные ориентиры, такие как любовь к дальнему, эгоизм, творческое созидание и сделал первый шаг. Разочарование этим первым шагом означает не то, что Ницше повернул назад, но то, что он еще более решительно пошел вперед. Трагический герой только лишь обращается к источнику абсурда и ищет эстетическое утешение в этом обращении. Сверхчеловек не удовлетворен этим утешением. Он может довольствоваться не меньшим, нежели как осознанием себя как самого этого источника абсурдности бытия.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница